Мистер Данбартоншир - начало книги

Ответить
OlegBorisov
Сообщения: 32
Зарегистрирован: 27 окт 2015, 16:54

Мистер Данбартоншир - начало книги

Сообщение OlegBorisov »

Олег Борисов
Мистер Данбартоншир


От автора:

Я не знаю, как именно появился в моей деревне этот взбалмошный старик. Когда я родился, он уже чудил. Когда окончил школу и поехал на учебу в город, он продолжал дегустировать любимую брагу и путать компоненты противопохмельных зелий. Думаю, что и мои праправнуки его застанут. Он наверняка постарается прожить в сибирской глуши еще пару-другую тысяч лет. Для себя ради развлечения и нам назло. Хитрый, мудрый и великий мистер Данбартоншир, потомственный шотландский колдун, волею судеб ставший моим соседом.

Глава 1, вступительная. Огородное недоразумение мистера Данбартоншира

Мистер Данбартоншир скучал (Mr. Dunbartonshire, 1302 года рождения от Р.Х., по ошибке причисленный к землям Шотландии). Нет, он не зевал, не стучал спросонья лбом о прутья решетки. И тем более не вставлял соломинки в глаза, чтобы поддержать отяжелевшие веки. Но происходящее на заляпанной грязью площади навевало на него безмерную скуку... Полсотни крестьян, перепуганный попик в замызганной рясе, судья в скособоченном парике и пара исполнителей по бокам. Все так знакомо и привычно, что поневоле сводит скулы...
Судья обличал. Спасая черный парадный плащ от разбросанного по улице навоза, он заправил его в штаны и окончательно превратился в раздутый дирижабль на ножках. И теперь воздушный ужас правосудия стучался криками в уши селян:
— Доколе! Доколе мы будем терпеть нечисть на нашей земле!
Крестьяне топтались и с уважением косились на дюжих исполнителей с аршинными дубинами на плечах.
— А чего, ваша честь?
— Как это, чего?! Он же колдун! Проходимец!
— Папрашу! — возмутился мистер Данбартоншир, оскорбленный до глубины души. — У меня и патент имеется! Лично Вельзевулом копыто приложено!
— О чем и говорю, колдун проклятый! — рубанул воздух судья.
Крестьяне пожали плечами. Ну, колдун. Ну, нехристь иноземная. Но в деревне живет уж лет сто пятьдесят, если не больше. И ничего, свыклись.
— Ну что вы молчите! — круглое лицо под париком взмокло и подбиралось по цветовой гамме ближе к томатному соку. — Вы что, не знаете, кто у него в огороде работает? А?!
— Дык, братья Махновские. Михалыч. И Степаныч до дождей работал, пока не раскис совсем, — отозвались крестьяне.
— Как раскис? — подавился воздухом судья.
— Ну, дождик пошел, и все, товой. Кончился Степаныч. А до этого совсем неплохо работал, да. И в рот ни капли не брал. Не то, что раньше, эхма...
— Вот! Вот о чем я и говорю! Зомби, зомби работают на огороде этого богомерзкого создания!
— Так ведь должны были, — удивились крестьяне. — А как иначе, заняли на бутылку, потом с белой горячки представились и три рубля не отдали. Непорядок, значит. Не родственникам же платить за усопших. У них и без того забот полон рот: хату поделить, участок перекроить и забор по новой поставить. Так что все честь по чести. А что в сарае живут, так не домой же мертвяков отправлять. Там родственники давно все свободные места заняли.
Стража осторожно отодвинулась от ржавой клетки на пару шагов. После вчерашней поимки недруга хорошо отмечали. С утра и не упомнишь, на свои гуляли, или в долг.
— Но как же можно! Мертвецов и работать заставлять! Это же вопреки церковных устоев, сограждане! — осип голосом судья, тщетно пытаясь достучаться до правосознания сельского населения.
Батюшка икнул и попытался сказать что-либо в свое оправдание:
— Да ведь мы каждый день, можно сказать, порицали. И на проповедях господин колдун на первом ряду сидел, в качестве живого примера, так сказать. И всегда подтверждал, что в аду совсем плохо, и лучше туда не попадаться. И вообще, как он к нам переехал, так покрестились все, и ни одного воскресенья не пропускают, церковь завсегда посещают. Вот...
Правосудие не выдержало и махнуло рукой на бессознательный электорат. Шагнув к задремавшему было колдуну, судья тихо спросил:
— Не научишь, как мертвяков поднимать? Сам понимаешь, не за себя прошу. Глава района очень за выборы беспокоится. А мы бы ему верных людей пригнали. Одеколоном побрызгали, чтобы не воняло. Ну, и крытый грузовик я бы выделил. А то, неровен час, дождик пройдет и, размокнув, галку поставить не смогут... Так как?
Мистер Данбартоншир расправил украшенный черепами балахон и покачал головой:
— Извините, ваша честь, не могу. Если только вам позволят патент подписать. Я уж просил за вас несколько раз. Но отказали. Сказали, что брезгуют. Так что не обессудьте.
— Ну, тогда извини. Сам напросился.
Зашелестела бумага, и над площадью сипло разнеслось:
— За невыплаченную работникам зарплату, за нарушение трудового законодательства и использование рабского труда...
Крестьяне с интересом вслушивались в мудреные слова. Ишь ты, "рабского". Как загибает, крючкотвор.
— ... А так же! — судья мстительно ткнул жаркое небо пальцем-сосиской и припечатал: - За неуплату налогов в особо крупных размерах!.. Батрачили на тебя? Батрачили. Значит, индивидуальное предприятие со штатом наемных работников. И где, спрашивается, уплаченные налоги?
Теперь колдун в свою очередь подавился воздухом и замер, пытаясь осознать тяжесть содеянного.
— По совокупности, суд приговаривает господина Данбартоншира к сожжению на костре. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!
Селяне зароптали. Самый смелый спрятался за спины и крикнул оттуда:
— Сколько можно! Дед мой рассказывал, что жгли его уже, так завонял всю деревню, пришлось из-за реки сюда переезжать! Не надо нам этого! Другой приговор давай!
— Другой! — дружно поддержали смельчака соседи.
Представитель власти задумался, поскреб парик пятерней и достал из кармана золотой паркер. Почеркав, огласил новый вердикт:
— Ну, тогда похороним. Осиновый кол в грудь и на два метра в землю... А кто кричал, тому могилу и копать! — мстительно добавил судья.

* * *

Через неделю староста деревни пришел на кладбище и сел на травку рядом со свежим могильным холмиком.
— Данбартоншир Карлович, а Карлович. Ты до каких пор прохлаждаться надумал?
— А что такое? — глухо донеслось из-под земли.
— Так покос на носу, а эти вредители из райцентра дожди обещают. Без тебя тучи не разогнать.
— Дожди через две недели, успеем еще.
— Ну, с сенокосом можно и не торопиться. А кто колорадского жука повыведет? И спину супруге моей кто вылечит? Она с твоих похорон разогнуться никак не может!
— Ничего. На коленках пускай грядки полет, — злопамятно съехидничал колдун.
— Ну, знаешь! — староста лишь всплеснул расстроено руками. — Не ожидал от тебя. От соседа, так сказать... И вообще, остатки твоей заговоренной браги как раз на поминках и закончили. Завтра у Семена сын из армии возвращается, а встретить нечем.
Помолчав, дипломированный представитель темных сил вздохнул и сменил гнев на милость:
— Ладно. Повод хороший. Значит, завтра с утра и вернусь. Посплю сегодня еще и вернусь. Брага, это дело такое, на самотек пускать нельзя.
— Вот и чудненько! — обрадовался староста. — И это, как вылезешь, полено осиновое не забудь. А то всю поленницу растаскали с этими городскими. Скоро без дров останусь...

* * *

Вернувшись домой, мистер Данбартоншир отпер сарай и выгнал застоявшихся зомби в огород, работать. Потом повесил обратно сорванную во время ареста калитку, переставил под навес железную клетку и прошел в избу. Для разгона облаков давно все было готово, а вот с брагой следовало поторопиться. Благоразумно спрятанной в погребе бочки могло и не хватить, надо было срочно готовить новую порцию. Нехорошо подводить соседей.
Праздник, все же. А на праздники так хочется делать подарки...

OlegBorisov
Сообщения: 32
Зарегистрирован: 27 окт 2015, 16:54

Сообщение OlegBorisov »

Глава 2, жаркая. Сенокос мистера Данбартоншира

Солнце беспощадно вгрызлось в дотошно прожаренную землю. Каждый кустик, каждая травинка были исследованы, попробованы на солнечный зуб и высушены до состояния хрустящего звона. Лишь у самого края березовой рощи царила прохлада: миниатюрное облачко висело рядом с деревьями, накрыв покрывалом милосердной тени мистера Данбартоншира. Дипломированный колдун (и головная боль для районных властей) соизволил отдыхать.
— Где этот ирод окаянный! — громко разнеслось в раскаленном мареве.
Старик почесал пятку и попытался задуматься о чем-нибудь приятном. Например, о трудовых подвигах зомби, которые в порыве энтузиазма вчера трижды выкопали и заново посадили картошку. Огород после этого больше подходил для съемок фильмов о лунных катастрофах, но настрой стахановцев хозяину понравился. Возникли мысли о строительстве личной пирамиды или карманного Стоунхенджа.
Картину персонального монумента имени Хеопса разогнал недовольный голос старосты деревни:
— Данбартоншир Карлович, мы как договаривались, а?
Колдун открыл один глаз и миролюбиво ответил:
— Так и договаривались. На сенокос без капли дождей. Чтобы селяне могли трудиться спокойно, без лишней спешки. Скосить, скирдовать и вывезти отличное сено домой.
— Так-то оно так, но все же немного перебор.
Колдун открыл второй глаз.
— А что такое? Тучка моя не нравится? Так ведь она только надо мной. Никого не мочит, не поливает, — истинный потомок шотландских джентльменов попытался аккуратно перевести разговор в безопасное русло.
— При чем тут тучка! — возмутился староста, обессилено падая в тень. — Я про солнце говорю, про солнце! Которое печет немилосердно, как в Африке. И не уходит с небосвода уже неделю! Бесконечный день, как же это можно!.. С такой жарой не только речка обмелеет, но и мы сами в вяленую воблу превратимся.
— В воблу не годится, — не одобрил колдун. — Вобла с брагой плохо сочетается.
— Значит, так! — авторитарно прекратил дискуссию глава деревни. — Не знаю, что ты там удумал, но возвращай все взад. Чтобы ночи, как положено. И чтобы дождик прошел, хотя бы раз. А потом тихохонько-тихохонько поколдуешь и хорошую погоду. На пару недель. И все...
Мистер Данбартоншир засопел. К сожалению, в нарушение данного в древности обещания, магистр черной и бурой магии наложил заклятье во время тяжелейшего похмелья. И если в Шотландии это закончилось разгромом английской армии под Бэннокберном и объявлением независимости, то в деревне пляски под луной и запуск чугунка с магическим зельем закончились рухнувшим за рекой спутником и установлением жаркой погоды. Даже слишком жаркой.
Откашлявшись, мистер Данбартоншир начал разговор издалека:
— Сейчас лето, однако. Я бы сказал, не сезон ягоды и корешки на болотах собирать.
— Это ты к чему? — не поддался староста.
— Я последние припасы на колдовство потратил. Если все вернуть обратно, на повторную хорошую погоду можно не рассчитывать.
— А по сусекам поскрести? — перешел в наступление похожий на вареного рака глава. Но, увидев, как собеседник печально разводит руками, нанес запретный удар: - Играть в подкидного перестану приглашать. Слышишь? Совсем перестану! Возвращай все взад! У нас в колодцах вместо воды одна грязь осталась, в баню даже сходить не можем! А мы не твои работяги, нам и помыться надо!
В сердцах разогнав облачко, колдун отряхнул балахон и отрезал:
— Не могу. Пока сенокос не закончим, заклинание не снять.

* * *

Через полчаса обладатель диплома с отличием сидел на березе, а внизу сгрудились добродушные соседи, живо обсуждающие вопрос: сгинет ли проклятое наваждение, если спалить нечестивца, или останется? Нечестивец тем временем с высоты пытался договориться по-хорошему:
— Ну что вы взбеленились? Ну, добуду я для вас воду, сходите в баню. И постираться сможете... Наверное... Чего зря глотки драть, лучше бы за дело взялись. Денек, другой и сенокос закончим. За вечер сено просохнет и можно копны класть. А там и конец всей работе...
— Да, умник, а ты знаешь, сколько Михайловне одной надо на зиму? Она, посчитай, семьдесят коров держит. Молокозавод на нее нарадоваться не может! А остальным? Да мы за год столько не накосим! Работников в поле два десятка и все...
— Так ведь в том году за неделю управились! — испуганно заголосил колдун.
— В том году в часть ездили, млеко, яйки, «бабки» полковнику возили. Он солдатиков построил, те все в момент и закончили. А весной часть распустили, студенты все по Турциям разбежались пузо греть... Некому твое проклятое сено собирать!
— Чтоб вас, саботажники от сохи, ничего спланировать не можете! — возмутился мистер Данбартоншир и задумался. Думать пришлось быстро, так как народ начал стаскивать под березу хворост.
— Эй, сельчане! Будут вам солдаты. Дождь не обещаю, а солдаты будут. И сенокос за два дня закончим.
— Для меня только, или для всех? — настороженно уточнила Михайловна.
— Для всех, зуб даю, — отчаянно пообещал колдун и стал спускаться.

* * *

Через три часа на дороге заклубилось облако пыли, и глазам изумленной деревни предстал важный господин верхом на лошади и грязный магических дел мастер верхом на осле. За всадниками ровными рядами выстроились шесть тысяч человек, одетые по форме: сверкающие золотом штандарты, красные квадратные щиты и остро наточенные гладиусы в ножнах.
— Батюшки, светы! И правда, солдаты! — радостно заволновались крестьяне.
Командир настороженно покосился на высыпавших навстречу мужиков с бабами и повернулся к колдуну:
— Готы?
— Не, селяне, — отмахнулся тот. — Но как обещал! Неделю отдыха. Никаких дождей. Никаких варваров из леса. Никто стрелять не будет. И кормежка от пуза. Отпуск, легат, все по честному. Ты же меня знаешь.
— Знаю, — согласился одетый в позолоченные доспехи командир. — Потому и предупреждаю сразу, что крест с собой принесли. Чтобы не как в прошлый раз...
Засуетившийся колдун тут же хлопнулся с осла и кривобоко засеменил к старосте, представительно выпятившему брюхо.
— Я договорился. Поэтому тащите млеко, яйки... Чтоб тебя! Значит, еду тащите, как в том году. И побыстрее. А ребята все сделают в лучшем виде. Они обещали...

* * *

Первые капли дождя упали на закаменевшую землю, как только солнце скрылось за лесом.
Уже давно исчезли в пыльном облаке последние шеренги Шестого легиона, вернувшиеся под хмельком домой, громить дерзких варваров [говорят, германцы были чрезвычайно недовольны укрепившимся воинским духом проклятых римлян]. Уже давно последняя телега с душистым сеном въехала в деревню. И уже давно безмерно довольный староста попрощался с задумчивым колдуном за ручку, напомнив о ближайших выходных и партии в подкидного дурака.
А мистер Данбартоншир все стоял, сосредоточенно разглядывая грубо сколоченный крест, оставленный в подарок легионерами. Наконец, решившись, заволок тяжелое бревно в избу, пристроил рядом с кроватью. Отдышавшись, оценил обновку и довольно хмыкнул:
— А что? И ничего. Готично. Куплю фотоаппарат с автоспуском, свечей побольше у батюшки займу. И первую же фотосессию в районный журнал отправлю. Не одной молодежи глупости с вечеринок печатать. Пусть подлинного самородка оценят.
Устроившись с кружкой горячего травяного настоя на крылечке под навесом, старик смотрел на ливень и мечтал. О славе, почете и уважении. И толпах поклонниц, стоящих за забором в ожидании автографа...

* * *

На утро из воды торчали только деревенские крыши. И с первыми лучами солнца в легком утреннем тумане громко разнеслось:
— Где этот ирод окаянный! Утоплю мерзавца!

Ответить

Вернуться в «Мистер Данбартоншир»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость