Барон Серж де Сангре.

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 714
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 917 раз

Барон Серж де Сангре.

Сообщение Rinat-106 »

Вот решил попробовать написать сказку, ну, типа фентази. основные атрибуты, вроде эльфов, гномов и прочей нечисти будут. а вот магических академий, супер-пупер способностей, нет так слегка, пока, а там посмотрим.


Барон Серж де Сангре.

Пролог.

На вершине одного из голых холмов, что плавно переходят в отроги Каргаломского Кряжа, надежно защищающего Срединную Империю от Проклятых Земель, расположилась дворянская усадьба – одна из тех, что местные дикие горцы высокопарно именуют Замками и в которых издревле находят себе пристанище в трудную годину.
Пять шестиугольных башен, увенчанные остроконечными крышами, соединенные между собой высокой каменной стеной, замыкали небольшое пространство, в центре которого расположилось просторное сооружение, состоящее из двух круглых башен с конусовидными крышами, с обоих концов замыкающих трехэтажное здание, над одной из труб которого, тонкой струйкой вьется жиденький дымок.
Редкий путник, издалека увидев Замок, поднимавший в небо над зарослями шиповника и вереска свои островерхие крыши, счел бы его непреступной твердыней и вполне достойным прибежищем для небогатого дворянского Рода. Но если бы он решил подойти поближе, то сразу же изменил бы свое мнение.
Когда-то могучие каменные стены уже порядком обветшали, и, хотя местами еще проглядывали недавние попытки их починить, особой крепости им это, явно, не придало. Черный мох и сорные травы покрыли стены толстым ковром, постепенно разрушая камень. Кованые ворота уже давно вросли в землю и лишь небольшая калитка чуть в стороне, указывала, что что замок не совсем заброшен и есть еще бедолаги, что в нем живут. Мощная колея, сейчас наполненная дождевой водой и заросшая травой, свидетельствует, что некогда здесь частенько проезжали экипажи, кареты и крестьянские телеги, однако, невозмутимость квакш, облюбовавших для своего жительства старую колею, показывает, что те времена уже давно прошли и они давно не видели помех для своей жизни. Склоны холма. Когда-то старательно очищенные от деревьев и кустарника, уже вновь начали покрываться хиленькими, перекрученными и изуродованными ростками, некоторые из которых уже насчитывали несколько лет.
Если бы, каким-то чудом, неведомый путник пренебрег витающей над Замком аурой безысходности, боли и нищеты, и прошел во внутренний двор, то его взору предстала бы еще более удручающая картина.
Почерневшая, изъеденная плесенью черепица на башнях уже давно расползлась в разные стороны, массивные стропила уже порядком прогнили, а старые флюгера заржавели и указывают кто-куда. Сквозь узкие амбразуры башен виднеются горы щебня. Широкие, фасадные окна третьего, хозяйского этажа здания забиты кривыми гниющими досками, а парочка, еще сохранивших свинцовый переплет со вставленными в него разноцветными стеклами, дребезжат под, даже самым слабым, порывом ветра. Промежутки между окнами уже давно лишились всей своей штукатурки, осыпавшейся мелкими чешуйками, чем-то напоминавших пораженную Проклятьем кожу. Оголившиеся кирпичи, разошлись, а ветра и дожди вымыли скрепляющий их раствор. Весь двор зарос сорной травой и только пара узеньких тропинок говорит о том, что кто-то живой в Замке все-таки есть. Единственная, более-менее целая деталь наружного интерьера, это входная дверь, обрамленная каменными наличниками с, пока еще, четко видимым орнаментом, и венчающий ее дворянский герб. Золотой Единорог, поражающий неведомого монстра, на фоне низкой, массивной, баронской Башни.
Чуть сбоку расположилась большая конюшня, когда-то могущая вместить пару десятков лошадей, а сейчас занятая всего одной полуживой клячей, меланхолично жующей жидкую охапку травы, кем-то брошенной в кормушку. Крыша, стоящего рядом, каретного сарая провалилась, а о назначении этого здания говорит только развалившийся остов кареты, да покоящийся на одном колесе легкий экипаж, на которых так любят кататься молоденькие девушки.
Двор, унылый, пустой и холодный, обнесенный высокими стенами, на которых дожди оставили длинные черные подтеки. В углах, среди щебня и грязи пробиваются кусты терновника, с длинными острыми шипами, с которых, кажется, капает яд. В глубине, небольшой террасой поднимается сад. Который мало-помалу, превращается в самую настоящую чащу. Давно не подстригаемые деревья, стоят раскинув перекручены ветви, подобно ожившим мертвецам, норовя ухватить зазевавшегося путника своими корягами. Когда-то поражающая своей красотой, живая изгородь превратилась в заросли колючего кустарника, способные остановить любого рыцаря. Колючие ветви терновника переплелись посреди дорожек, выложенных розовым мрамором, вцепляясь в любого проходящего и не пуская его дальше, преграждая ему путь в этот заповедник скорби и страдания. Но если бы нашелся отважный путешественник, не побоявшийся колючих кустов и деревьев, то в самом конце центральной аллеи, он уперся бы в небольшой искусственный грот, на входе в который стояла, некогда прекрасная статуя обнаженной эльфийки, державшей в руках букет чудесных цветов. Сейчас же, это произведение искусства, могло только напугать, лишившееся носа прекрасное лицо превратилось в маску Старухи Смерти, а сама статуя, кажется отравленной, ее тело, когда-то белое и прекрасное, покрылось язвами и приобрело синюшно-гнилостный цвет, а чудесный букет больше напоминает пучок ядовитых поганок.
Не без труда открывшаяся дверь, ужа давно не видевшая масла на своих петлях, открывает доступ в самую старую часть Замка. Когда-то величественный портал со стрельчатым сводом, разделенный на шесть частей голубоватого, с золотистыми прожилками гранита и ключевым камнем в точке их пересечения, на котором повторяется, сохранившийся, чуть лучше, чем над входной дверью герб, встречает гостя полумраком и всепроникающей сыростью. На верхний этаж Замка, ведет широкая каменная лестница с точеными деревянными перилами. По стенам вдоль нее еще видны останки родовых портретов владельца Замка. Некоторые из них уже давно лишились своих рам, другие пока еще висят в обрамлении почерневших, пропитанных плесенью конструкций. Из-за выцветших и пожухлых красок древние воины и рыцари, строгие матроны и прекрасные девушки, сейчас напоминают вампиров и ламий, пугая бледностью своей кожи и яркими сочными, красными губами, больше напоминающими оскалы вурдалаков, чем улыбки. Некоторые портреты из-за покрывавшей их плесени, приобрели окраску разлагающейся плоти, делая их еще более жуткими и зловещими на вид. На третьем этаже, парадная лестница плавно переходит в широкий коридор, посреди которого возвышаются высокие, перекошенные двери, ведущие в и большую залу, которая, вероятно, в стародавние времена выполняла роль столовой. Но было это так давно, что даже они сами не помнят, когда их открывали в последний раз. От столовой, в обе стороны, расходится ряд дверей поменьше, господские и гостевые комнаты. Так же уже давно не распахивающихся, чтобы принять гостей или дать отдых своим хозяевам. Только из-под самых дальних, скорее всего, когда-то ведущих в комнату прислуги, выбиваются неровные отблески горящего камина, неспособного обогреть даже эту небольшую комнату.
В углу комнаты, на широкой кровати, с колонками и парчовыми занавесками, застеленной старым и грязным постельным бельем, лежит худой и истощённый мальчик. Его застывшая под покрывалом фигура, заостренный нос, костлявые скулы, сложенные руки и вытянутые ноги, делали его похожим на скульптуру на крышках гробниц. Хотя, скорее, все же юноша, лет пятнадцати, может шестнадцати. Тонкий пушок уже покрыл его верхнюю губу и вьется на подбородке и впалых щеках. Дыхание юноши, редкое и какое-то поверхностное, под тонкими веками не заметно никакого движения глазных яблок. Тонкие руки и ноги, впалая грудь, могут служить подтверждением того, что юноша уже несколько лет не встает со своего скорбного одра. Тусклый свет, проникающий через одно из не заколоченных фасадных окон, превращал комнату в зловещую обитель, где вечным сном спит заколдованная принцесса, а в нашем случае, юный принц.
Рядом с кроватью, на стуле, опустив голову на когда-то могучие руки, пристроился крупный мужчина. Если бы не иногда мелькающие в его глазах искорки, можно было бы подумать, что он умалишённый, настолько грязным и опустившимся он кажется. Седые длинные лохмы, давно не стриженые усы и борода, почти полностью скрывают его лицо. Редкие отблески пламени изредка освещали его лицо, которое было выдублено временем, солнцем, ветром и непогодой, став грубее и темнее чем у Закатных орков. Мужчина изредка поправляет покрывало, заботливо подтыкая его под истощённое тело юноши и иногда прикладывается к большой глиняной кружке, над которой вьется парок, пытаясь согреться. На первый взгляд, мужчина стар, очень стар, лет семьдесят, а то и все восемьдесят, но если приглядеться, то становится видно, что вряд ли он перешагнул сорокалетний рубеж. А его морщины и выцветшие глаза свидетельствуют только о том, что этому человеку пришлось слишком много пережить, слишком много вынести на своих широких плечах и жить дальше у него просто не осталось никаких сил, а держит его на этом Свете только Долг и… и жажда мщенья. Страх и ненависть поселились в его душе, они и не дают ему покинуть этот Мир, хотя сил жить уже и не осталось.
Чахлый огонь камина, желтыми языками лизал немногочисленные поленья, время от времени доставая бока небольшого чугунного котелка, нацепленного на крюк. Свет вечернего зарева, проникающий через широкую трубу, заставлял языки пламени светиться мрачным кровавым светом, заставляя его, как будто, коченеть в этом холодном камине. Постепенно нагреваясь, варево в котелке наконец забурлила и котелок закашлял, захрипел, как человек страдающий одышкой. Мужчина, сидевший на стуле, тяжело и грузно поднялся. Подбросил в камин несколько корявых поленьев, от чего огонь весело взвился вверх под красочную перестрелку искр, мужчина снял котелок с крюка и с кряхтением начал наполнять отваром, сначала высокий чеканный кубок, вылив, затем, остатки в свою кружку. Приподняв голову юноши, мужчина начал буквально по капле вливать ему в рот отвар из кубка, от чего лицо молодого человека на короткий срок приобретало слегка розоватый оттенок, но эффект от зелья был очень кратковременным и особого результата не приносил. Мужчина обреченно вздохнул и занял свой пост на стуле, опустив голову на скрещенные руки и казалось, забылся беспокойным сном.
Тем временем ночь уже надвинулась на Ойкумену и густые тени скопились в углах комнаты. Последние искры из камина, раздувал шквалистый ветер, бросая мрачные блики на обитателей комнаты. От семьи, некогда могущественной и богатой остались только эти два ее представителя, молодой старик и юный труп. На какое-то время мужчина встрепенулся, разжег масляный светильник и опять погрузился в свое обычное состояние угрюмой меланхолии.
От царившей в Замке сырости, огонек светильника потрескивал, то вспыхивая, то почти затухая. За стенами Замка начала разыгрываться непогода, ветер гудел в пустых коридорах как орган, наполняя пустые комнаты жуткими шорохами и скрипами. Погода совсем испортилась. Дождевые капли барабанили по окнам, а от шквалистого ветра те дребезжали и казалось вот-вот вылетят. Но старый владелец этого Замка, привыкший за долгие годы к подобной музыке, не обращал на нее никакого внимания, а молодой наследник, давно уже ни на что не обращал внимания.
Неожиданно, несколько сильных ударов с промежутками сотрясли входную дверь и стоном отозвались в пустом Замке. Мужчина вскинулся, удивленно прислушиваясь. Кто мог в столь поздний час нарушить одиночество обитателей Замка? Какой незадачливый путник мог постучать в двери, давно уже не открывающиеся навстречу посетителям? Кто еще мог искать приюта в этой цитадели страха и горя, кто еще мог покуситься на это убежище боли и скорби? Разве что отмороженный искатель, или контрабандист, но и они уже давно знают, что лучше умереть, чем переночевать в Замке Сангре.
Прикрывая одной рукой лампадку от ветра, мужчина спустился вниз. Вытянул толстый болт, удерживающий дверь и приоткрыв ее, мужчина оказался лицом к лицу с каким-то незнакомцем. Приподняв лампадку, он осветил нежданного посетителя. Из темноты выступила довольно странная физиономия. Костистый череп обтягивала абсолютно лысая кожа, в неверном свете лампадки отсвечивающая жирным масляным цветом, дождевые капли, сбиваясь в ручейки текли по голове, но казалось не оставляют на ней не малейшего следа. Густая, окладистая борода была абсолютно суха. Между слегка раскосыми, разноцветными глазками пристроился сизый нос, больше всего напоминающий своим видом перезревшую сливу. Тонкий, почти безгубый рот, выглядевший бездонным провалом, с трудом проскрежетал:
- Мессир, не откажите одинокому страннику в приюте и ночлеге, в эту безрадостную ночь.
- Приятель, это Замок Сангре. Ты и на самом деле хочешь остаться здесь на ночь?
- Проклятый Замок Сангре?! Значит я добрался! А вы, значит, барон Харви де Сангре?
- Да, но я тебя не знаю. – в голосе мужчины послышались стальные нотки. – Кто ты и что тебе нужно?!
- Я всего лишь скромный маг-целитель, иду в Проклятые Земли, в надежде обрести богатство, свободу, знания и уважение. В благодарность за тепло и приют, я мог бы осмотреть вашего сына. Может быть, мне удастся ему помочь…
Смех, больше похожий на скрежет мельничных жерновов, был ему ответом.
- Маг, лучшие лекари Империи не смогли помочь моему сыну! Что можешь сделать ты?
- Мессир, я не лекарь, я целитель, я врачую души, а не тела. – смех моментально смолк.
- Менталист, значит. Маг – изгой, маг – преступник, маг – объявленный вне закона! Ну что же, проходи, маг-целитель, пусть на эту ночь, мой дом станет твоим домом. – барон де Сангре посторонился, давая пройти незнакомцу. – Вот только кроме крыши над головой, мне предложить тебе нечего.
- Поверьте, барон, в такую ночь как сегодня, и это очень немало. Да, немало.
Через некоторое дело двое мужчин сидели возле горящего камина и тихо разговаривали. Казалось, что барон даже помолодел, так задорно блестели его глаза, пропала старческая сгорбленость и въедливость, вот что делает с человеком самое обычное общение с себе подобным. В какой-то момент, гость вдруг задал, казалось бы. Самый простой вопрос.
- Барон, а почему вы на меня так смотрите?
- Хм, тебе как, правду сказать или сам что-нибудь придумаешь?
- Давайте уж правду.
- Первый раз вижу такого уродливого мага.
- А, это. А вы думаете, барон, что сорок лет в подвалах гильдии магов похожи на необременительный отдых в Эльфийском Лесу?
- Сорок лет?!
- Да, сорок лет… ну чуть больше, но это уже не имеет никакого значения. Теперь я свободен.
- Свободен? Маги выпустили из своих цепких лапок мага-менталиста?! Может быть я и живу на самом краю Света, может быть я и выгляжу ничуть не лучше, чем столичные побирушки, но я все же барон и не идиот! Ты беглец, маг! Ты сбежал из подвалов Гильдии, и поэтому идешь в Проклятые земли!
- Ну и что? Это что-то меняет? Для вас, барон, это так важно? Да, я один из немногих, кто сумел вырваться из жадных лап магов, да я сбежал, да мой путь к Свободе оказался усеян трупами магов и не магов, но не я в этом виноват! Я всего лишь хотел жить, дышать чистым воздухом, а не миазмами подземелий, хотел есть свежий хлеб и пить молодое вино, по ночам любоваться на Звезды, встречать Рассвет и провожать Закат, наслаждаться любовью женщин и детским смехом! Хотел жить в своем доме, может быть помогать людям, а может быть я бы даже стал жрецом Единого! А меня схватили, надели ошейник, заковали в кандалы и бросили в самую дальнюю и глубокую темницу, настолько глубокую, что даже стражники туда ленились спускаться, а поэтому очень часто «забывали» даже покормить и напоить своего пленника! Так что, какая мне разница где жить? Проклятые Земли, не Проклятые, что есть большие различия? Там монстры и мутанты, здесь люди и маги. Там могут схарчить в любой момент, а здесь могут схватить и продержать в темноте, на хлебе и воде полжизни. Там, кто сильнее, тот и прав, так и тут то же самое. А иногда и монстры, и нелюди, могут быть честнее, добрее и благороднее многих людей. Вам ли не знать, барон.
- Да… может быть ты и прав. Маг, ты обещал посмотреть моего сына?
- Обещал и сдержал свое обещание. Разве на кровати не ваш сын? Не злитесь, барон, я и на самом деле уже все что надо было, увидал. Вы лучше расскажите мне о вашем Замке.
- А что тут рассказывать, Замок как Замок тут в округе таких много, разве что этот один из первых, так не велика честь. Вы же не хуже меня знаете, кто первым приходит на пустые земли, кто первым строит там Замки и кто начинает называть себя Лордом, графом, маркизом или даже герцогом. Мои предки были намного скромнее, поэтому и стали баронами, поэтому и существует до сих пор баронство Сангре и бароны де Сангре. А где все эти графы и герцоги, маркизы и конунги?
- Да нет, я не об этом! Неужели с вашим Замком не связано никакой легенды?
- Не знаю, не слышал, хотя… говорят, что Замок стоит на месте старых развалин, вроде как когда-то, задолго до того, как сюда пришли люди, здесь уже была то ли башня какого-то мага, то ли Замок, то ли целый город. Некоторые даже утверждают, что этот мифический город располагался на всех окрестных холмах. Раньше крестьяне и на самом деле иногда откапывали что-то такое, то кувшин, то горсть монет, то посох архимага, то еще какой артефакт. Что можно было, то пристраивали в хозяйстве, а что нельзя было, то продавали в городе, или заезжим магам, а то и в Академию, как тот же посох. А почему ты об этом спрашиваешь?
- Да потому, барон, что я привык держать свое слово. И скажу тебе сразу, помочь твоему сыну можно, это невероятно сложно, но возможно. И помочь в этом может твой Замок. Дело в том, барон, что твой Замок… живой. У него есть душа, очень слабая, но она есть и именно она не дает твоему сыну умереть. Прежде чем взяться помогать твоему сыну, я должен знать, что с ним произошло. Знать правду, а не то, что знают все. Расскажите мне все, барон. В любом случае, утром я уйду, не завтра утром, так послезавтра, уйду в Проклятые земли. Вместе со мной уйдет и ваша тайна.
- Да нет тут никакой тайны! Только страх и стыд. Маг, мне сорок восемь лет, моему сыну, сейчас уже должно быть семнадцать. Жене, когда она его родила было двадцать восемь, а женился я в шестнадцать. Я привез Алику из Проклятых Земель, в нашем роду, все мальчики и мужчины, достигнув четырнадцати лет, начинают ходить в Проклятые Земли, сначала в сопровождении отца и старших братьев, потом с друзьями и надежными воинами, а потом и в одиночку. Я начал туда ходить в одиночестве, когда мне только-только исполнилось пятнадцать, так что, к шестнадцати годам я уже был довольно опытным искателем. Алике было тринадцать, когда я ее встретил. Она ничего не знала и не помнила, я подобрал ее на останках растерзанного монстрами каравана. Она лежала там, вся израненная, в крови, но живая. Я привез ее в Замок, матери она сразу понравилась, да и отцу. Через год она стала моей женой. Почти пятнадцать лет мы пытались зачать ребенка, мне нужен был сын, наследник, следующий барон де Сангре. Мы перепробовали все, маги, лекари, все побывали в этом Замке и все безрезультатно, все они только разводили руками. Когда мы уже устали надеяться, а я начал серьезно задумываться, не завести ли мне бастарда, в Замок пришла ОНА. Простая селянка. Она сказала, что может помочь нашему горю. Я не знаю, что она сделала с Аликой, но она изменилась, перестала смеяться, даже улыбка пропала с ее лица. Она потребовала, чтобы я выделил ей отдельную комнату и комнату для той селянки. Не велика задача, хотя мы всегда до этого, спали вместе. А через три месяца Алика понесла. Моему счастью не было предела, я готов был носить свою жену на руках, а селянку осыпал золотом, она стала почти что членом нашей семьи. В положенный срок родился Сергар. Роды были очень тяжелыми, ребенок шел вперед ногами, но Малария, так звали ту селянку, справилась, приняла ребенка и стала его нянькой. Мальчик рос очень слабеньким, пугливым, только титул баронета защищал его от обид и побоев сверстников. Вокруг нас же одни крестьяне, да семьи резких искателей и воинов, что ходят в Проклятые Земли. Когда Сергару исполнилось девять, Алика как будто сошла с ума, она знала, что через пять лет сын вместе со мной пойдет в Проклятые Земли и этого никто не может изменить или отменить. Алика превратилась в одержимую, она задалась целью дать нашему сыну великую силу. В ход пошло все и магия, и нечестивая волшба. И вот, в день десятилетия, Алика решилась провести какой-то ритуал, как она говорила, «наделить нашего сына Ангелом-Хранителем». Я пытался ее отговорить, но куда там. Я виноват в том что случилось, я слишком сильно любил свою жену. Вдвоем с Маларией, Алика провела ритуал, но что-то пошло не так. Не появился у Сергара никакой Ангел-Хранитель, а сам он впал в странный сон. Не живой и не мертвый. Не ест, не пьет, а растет. Вот только все вокруг начало умирать, первыми были псы, коты сбежали из Замка. Потом начали умирать слуги, пришлось отпустить их всех по домам, но это не помогло, прошло всего пару месяцев и люди начали умирать уже и там. Через полгода баронство полностью опустело. Остались только я, Алика и Малария. Однажды, в такую же, как и сегодняшняя ночь, мне не спалось, Алика ушла в свою комнату, и я решил ее навестить. Пройти в комнату жены, можно было только через комнату ее служанки – Маларии. Чтобы не разбудить женщину, я практически крался по Замку, даже светильника с собой не взял. В комнате служанки никого не оказалась, я тихо приоткрыл дверь в комнату жены… над телом моего сына стояли два монстра, две ламии. Я убил их обеих.
- Куда вы дели тела?!
- Тело Маларии я сжег, а тело Алики… там, за этим гобеленом, когда-то была дверь в спальню моей жены. Она там. Я собственными руками замуровал изрубленное на куски тело. Я надеялся, что все изменится, что со смертью монстров все пройдет, все наладится, но ничего не изменилось, только я… перестал стареть. Сегодня ночью, Сергару исполнилось бы семнадцать лет.
- Ламии осознают себя только после двадцати одного года, а в полную силу входят к тридцати.
- Я этого не знал. Маг, ты знаешь, как помочь моему сыну?!
- Да, я знаю как можно было бы помочь вашему сыну, барон. А теперь… боюсь, что теперь уже поздно. Скажите, барон, вы знаете, что такое «Ангел-Хранитель»? Нет? Я вам попробую объяснить. Достаточно сильный маг, может захватить неприкаянную Душу и заставить ее себе служить. Но эти души слабы и практически ничего не могут. Ламии… они могут «слепить» из сотен Душ, одну. Именно такую Душу, ваша жена и называла «Ангелом-Хранителем» для вашего сына. Насколько я понимаю, эта Малария, смогла обмануть вашу жену и каким-то образом умудрилась выгнать из тела вашего сына его Душу, а вот посадить в него другую, у нее сил уже не хватило. Ни вы, ни ваша жена, ни тем более ваш сын к смертям окружающих вас людей не имеют никакого отношения. Душа вашего сына, где-то тут рядом, но она не может вернуться в тело самостоятельно, для этого ей нужен «проводник», другая Душа. Ваша жена ждет, что кто-нибудь это сделает, это она поддерживает жизнь в теле вашего сына, постепенно вытягивая энергию из Души из вашего Замка. Не удивляйтесь, в Империи несколько десятков живых Замков и даже есть парочка живых Крепостей. Души у этих Замков и Крепостей неразумны, они как маленькие щенки, зато энергия у них просто огромна, по сравнению с человеческими.
- Маг, ты можешь спасти моего сына?
- Я могу только попробовать. Три года, это слишком большой срок. Душа проводник может оказаться слишком сильной, она может оказаться, даже просто сильной и Душа вашего сыне не сможет с ней справиться, ведь она уже заметно ослабла. Есть еще одна опасность. Сейчас Душа вашего сына привязана к телу, а с появлением Души-проводника, эта связь разорвется и тогда она может просто не захотеть возвращаться, ведь все это время Душа мучается и страдает, она может захотеть покоя.
- И что тогда?
- Тогда ее место займет Душа-проводник, а от вашего сына останется только тело, его знания и опыт, которые сольются со знаниями и опытом Души-проводника.
- А если ничего не делать, что тогда?
- Душа вашего Замка погибнет полностью, ваша жена больше не сможет подпитывать энергией тело и Душу вашего сына, и их связь прервется уже навсегда. Ваш сын окончательно умрет, если конечно не погибнет раньше под рухнувшими сводами Замка.
- Значит выбор у меня не велик, или окончательная смерть сына, или жить будет только его маленькая частичка и тело, или мой сын будет жив и здоров?
- Вы все правильно поняли.
- Что тебе потребуется?
- Помощь вашей жены.
- Она мертва, мертва уже три года как!
- Мессир, вы забываете, что я маг-Менталист, мне потребуется помощь души вашей жены, а она все еще там, ведь вы не уничтожили ее тело, а у ламий связь души и тела очень и очень сильная. Так что, здесь она, здесь и ее помощь в этом деле будет неоценимой.
- Делай, маг, делай. Хуже уже не будет. Пусть все это закончится как можно скорее.
- Придется разобрать вашу кладку. А вам, мессир, лучше будет покинуть на время замок.
- Нет, я останусь!
- Это опасно, барон. Для вас опасно в первую очередь. Три года, три года Душа вашей жены была заточена в темнице, она зла, голодна и жаждет мести. Когда все закончится, я освобожу Душу вашей жены, отправлю ее на покой.
- Нет! Маг, ты не понимаешь. Я устал от всей этой неопределенности, я устал от жизни. Меня мучает совесть, чтобы ты не говорил, но во всех этих смертях виноват я и никто больше. Ты говоришь, что душе моего сына нужен будет Проводник, так чем я не подхожу на эту роль? Если моя смерть поможет прекратить весь этот кошмар, то пусть будет так.
- Это ваш выбор, барон. Если вы твердо решили остаться, то будете мне помогать, это немного повысит наши шансы на успех.
- Как я смогу вам помочь? Я не владею ментальной магией, я и обычной-то не владею, я самый заурядный человек, у меня в роду не было ни одного одаренного.
- Барон, а почему вы столько лет сидите возле постели полумертвого-полуживого сына? Ведь вы богаты, очень богаты, в Империи ходят легенды о вашей сокровищнице. Вы вполне могли бы жить и в Столице. Почему вы не прервали жизнь своего сына, вы еще достаточно крепкий мужчина, да и на вид вам не больше тридцати пяти-сорока лет, вполне могли бы найти себе новую жену, молодую, красивую, которая принесла бы вам нового сына и наследника. Поверьте, стоило бы вам только появиться в «обществе» и желающих прыгнуть в вашу постель было бы хоть отбавляй.
- Я знаю. В первое время я выслушивал такие советы по пять раз в седмицу. Даже были прямые предложения, в том числе и «помочь» мне с сыном, раз я по каким-то причинам не могу этого сделать сам.
- И что, почему вы остались?
- Я… я не знаю!
- Вот то-то и оно. Люди считают, что они властны над собой, а на самом деле всеми их поступками управляет их Душа. Души ведь тоже бывают разные, у одного она просто огромная и сияет как Солнце, а у другого мелкая и невзрачная и ее света не видно даже в пламени свечи. Ваша Душа, барон, относится к первым, поэтому вы и изводите себя, вы приняли состояние своего сына как некую кару, лично вам. Вот и тянете этот воз. Так что, вы, точнее ваша Душа, может мне очень сильно помочь, помочь удержать Душу вашего сын в этом Мире, не дать ей скользнуть «за грань», когда ее связь с телом прервется. Жаль, что не получится использовать вашу Душу как Проводника, зато она может стать Посредником между Душой вашего сына и Проводником, может стать Стражем, при Душе вашего сына, ее Защитником и Помощником.
- Маг, а зачем тебе тогда нужна Душа Алики?
- Чтобы не допустить в тело вашего сына то, что создала Малария. Я даже боюсь себе представить, что приготовила ламия для тела вашего сына. Так что, Душа вашей жены станет Щитом для вашего сына на пути этого создания.
- Я понял тебя, маг. Что мне делать?
- Для начала помогите мне все приготовить, и, если не вас это не затруднит, надо получше осветить эту комнату, а потом вскрыть комнату, что стала гробницей для тела и Души вашей Алики.
Барон соглашаясь кивнул и вышел из комнаты, делая вид, что полностью принял все слова этого залетного мага за истину. Не первую сотню лет по всей Империи ходят слухи о магах-менталистах, об их способностях и их возможностях, а тут беглец из гильдейской тюрьмы, целенаправленно идущий именно к нему, точнее к телу его сына. Только глупец может принять на веру, что Душа ламии станет кого-то защищать, скорее уж совсем наоборот, она станет не Щитом, а Копьем. Да и оговорка мага, о сокровищнице рода де Сангре, его богатстве и былом влиянии, тоже чего-то стоит. Но как же хочется поверить, что его сын откроет наконец-то глаза, что весь этот кошмар прекратится, что родовое гнездо прекратит разрушаться, что снова зазвенит в старом Замке веселый смех и наполнится он людьми, исчезнет наконец-то эта аура смерти, боли, страданий и безысходности.
Поход барона выдался совсем недолгим, в конюшне он нашел заржавевшую мотыгу, а в полуразвалившейся кузне старое и такое же ржавое зубило, по пути наверх, он еще заглянул в свою старую комнату и прихватил там свою шпагу, свою гордость, гномий клинок, выкованный подгорными мастерами и прошедший обработку в мастерских Светлого Леса, у лучших мастеров-оружейников, после чего клинок обзавелся тонким слоем серебра и стал смертельно опасен для любой нечисти. Скорее всего, если бы с бароном, в этот момент кто-нибудь оказался бы рядом и поинтересовался бы, зачем ему шпага, то ответить он бы не смог, какое-то иррациональное чувство подспудной опасности заставило его проделать немаленький крюк по Замку и вооружиться столь экзотическим и смертоносным оружием.
В бывшей комнате служанки жены маг тоже не сидел без дела. Вернувшись барон обнаружил довольно странные приготовления. Маг разместил по всей комнате несколько десятков факелов и собрал из соседних комнат все подсвечники, а еще он вытащил из комнаты практически все, даже кровать, на которой столько лет пролежал сын барона, сам юноша находился на полу, полностью обнаженный, а вокруг его тела маг собственной кровью наносил, прямо на плиты пола, какие-то знаки. Мешать барон не стал, он все ещё продолжал надеяться на лучшее, но шпагу разместил поудобнее, теперь уже мысль вооружиться, не казалась ему такой уж глупой, а странный маг-менталист начал пробуждать не надежду, а тревогу. Все эти годы барон не прекращал попыток излечения сына, поэтому в родовом Замке за это время побывало огромное количество всевозможных лекарей и магов, от Магистров Магии Жизни из Светлого Леса, до магов Смерти из Валузии. Барон ничуть не сомневается, что все они вполне искренне пытались ему помочь, но первоочередной их целью была сокровищница Замка, о которой, тут приблудившийся изгой, абсолютно прав, еще недавно слагали легенды. Но сейчас сокровищница пуста, хотя «на черный день», барон кое-что и припрятал, совсем немного, но это может помочь восстановить Замок, или начать новую жизнь его сыну. Сам барон уже давно для себя все решил, когда сын встанет на ноги, он уйдет в Проклятые Земли, он должен, нет, обязан, найти родственников своей жены и отдаться на их Суд.
Именно это и стало причиной настороженности барона, в некоторых пиктограммах он без труда разобрал некромантические знаки, а чуть погодя и пиктограммы магов Крови, что не очень-то сочетается с магией ментальной. А маг между тем продолжал свою работу, вычерчивая какие-то знаки и пятная комнату своей кровью. Как последний штрих, маг установил в изголовье юноши огромный багровый кристалл и довольно улыбнулся.
- Ну что, господин барон, начнем?
- А комнату вскрывать не будем?
- Нет, я смогу защитить Душу вашего сына сам. Все же, Душа ламии, это Душа ламии и не стоит рисковать. Ну так что, приступим?
- Да, маг, начинай.
Казалось бы, маг только этого и дожидался, от небрежного взмаха руки вспыхнули факелы, а пламя свечей засветилось каким-то гнилостно-зеленым светом. Маг положил свои руки на лоб и сердце юноши и затянул какую-то выворачивающую душу мелодию. У барона по спине побежали струйки пота, а во рту заныли зубы. Сначала барон не понял, показалось ему или нет, но из-за заложенной двери послышался какой-то звук, как будто чье-то тяжелое тело со всего размаха врезалось в стену. Но когда этот звук повторился, барон уже не сомневался, его давно убитая им же жена рвется на свободу, тем более, что теперь звуку удара вторил длинный заунывный вой. Маг победно улыбался, а барон покрепче стиснул эфес шпаги. Теперь уже обреченный вой, казалось бы шел со всех сторон. Громкий звук треснувшего стропила на ненадолго привел барона в чувства. Тело его сына тряслось мелкой дрожью, руки и ноги начали изгибаться под невозможным углом. В комнате стало чуть темнее, стало заметно, что некоторые свечи, до этого горевшие зеленым пламенем погасли. Вот погасла еще одна, а от нее отделилось какое-то едва заметное облачко и направилось к соседней, но замерло на полпути, подчиняясь повелительному взмаху руки мага. Облачко забилось, как будто попало в сети, но маг держал его крепко. Будь барон чуть послабее духом, от того что произошло сразу за этим, он мог бы и сойти с ума. Из стен комнаты начали выходить странные существа, одни были едва заметны и были больше похожи на струйку тумана, вторые были намного массивнее и уже имели определенные очертания, чем-то напоминающие человеческие. Последней каплей стало появление давно почившего отца барона и его матери. Всю свою жизнь барон знал, что духи и приведения умерших людей не несут живым ничего хорошего, но ведь это был его отец, человек воспитавший, научивший его всему что он знал и его мать, женщина, давшая ему жизнь, не спавшая ночами возле его колыбели, его опора и защита в далеком детстве. Барон сам не заметил, как фамильный клинок оказался в его руке, лезвия светилось ярким белым светом, сигнализируя о присутствии вблизи нечисти. Такой родной и близкий голос неожиданно рявкнул:
- Руби! Руби его!
Барон перевел взгляд на мага. Того всего трясло, тонкие пальцы превратились в длинные паучьи лапы с огромными черными когтями на концах, неопрятная борода шевелилась сотнями тонких белесых щупалец, тонкие губы исчезли, желтые кривые зубы превратились в длинные острые иглы.
- Руби его!
Подчиняясь привычному голосу и команде, барон рванулся вперед, шаг, второй, и буквально в паре шагов от мага, или от того что магом прикидывалось, барон понял, что больше не может сделать ни шагу. Торжествующая ухмылка на лице существа предала ему немного сил, и барон как копьем ударил шпагой прямо в сердце неведомой твари. На несколько мгновений сила, остановившая барона, пропала, клинок в руке вспыхнул белым пламенем, освещая самые дальние углы комнаты, маленькое облачко, бившееся в сетях мага, рванулось к барону, и казалось, окутало его руку, подчиняя ее себе. Шпага взлетела ввысь и с размаху опустилась на тонкую шею существа, перерубая ее. Какой-то миг, голова еще держалась на месте, барону даже показалось, что она сейчас прирастет обратно и он рубанул второй раз, на этот раз не по шее, а по этой омерзительной личине. Со стуком на пол упали две половинки головы, рассечённой почти на равные части. Еще какое-то время шевелились щупальца на одной из них, клацали зубы-иглы, сверкали глаза, как бы обещая и грозя барону всеми карами.
- Немедленно сожги ЭТО! – опять раздался голос отца.
Барон непослушными руками собрал, так заботливо подготовленные тварью, факелы и свалил их кучей на останки. Несколько секунд ничего не происходило, а потом факелы ярко вспыхнули и через пару секунд только пепел и противный запах напоминал о том, что здесь произошло. Барон перевел взгляд на Дух своего отца. Он уже успел взять себя в руки и прекрасно осознавал, что если бы он хотел, то уже давно причинил бы ему вред. А значит можно и немного поговорить.
- Отец?
- Что не узнал?
- Тебя тяжело не узнать. Спасибо за помощь.
- У нас мало времени. Душа Алики отдала нам всю свою силу, чтобы мы спасли тебя и нашего внука. Так что, благодари не нас, а ее, она пошла на полное развоплощение ради твоей жизни.
- Что будет с Сергаром?
- Возьми кристалл твари, положи его на лоб сына и молись.
- Что это такое было?
- Сагди, пожиратель Душ, самое мерзкое порождение Ада. Они не имеют своих тел, поэтому используют чужие, перед этим пожирая Душу. Человеческие тела не могут долго выносить в себе присутствие Души Сагди и начинают трансформироваться. Если до момента окончания трансформации Сагди не находит себе нового тела, то его Душа возвращается в Ад на перерождение и служение более высшим существам, только в качестве вознаграждения Сагди сможет опять вернуться в Мир живых. Все, наше время вышло. Позаботься о нашем внуке и Замке, их Души сильно изранены. Я не знаю, что успела сделать эта Тварь, поэтому будь снисходителен к сыну. – в этот момент от распростертого на полу тела раздался тихий стон, а за ним вопль полный боли. Тело выгнулось дугой, да так, что барон с огромным трудом смог удержать кристалл на лбу сына. Прошло всего одно мгновение, тело юноши расслабилось, а веки дрогнули и начали приподниматься. Из-под них появился ослепительный свет, казалось, что на месте глаз горят два Солнца. Но длилось это совсем не долго, пять-шесть ударов сердца и свет исчез. – Ладно, пусть будет так. – расслышал барон тихий шепот Духа. – Береги сына и прощай.

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

Убрала свои восторженные комменты. Вдруг они мешают.
Последний раз редактировалось Оливия 29 апр 2017, 15:51, всего редактировалось 1 раз.
Эй, небо! Сними шляпу.

Dr_SERGY1987
Сообщения: 282
Зарегистрирован: 08 ноя 2013, 15:22
Благодарил (а): 33 раза
Поблагодарили: 42 раза

Сообщение Dr_SERGY1987 »

Удачи с новым жанром.

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

Dr_SERGY1987 писал(а):Удачи с новым жанром.
Я тоже так подумала, но автор не отреагировал на сообщения.
Эй, небо! Сними шляпу.

YUGOROSS
Сообщения: 1252
Зарегистрирован: 29 ноя 2013, 16:00

Сообщение YUGOROSS »

И неужто никаких попаданцев с нашего гнилого шарика? Ну хотя бы душа - проводник или посредник какой нить завалящий. Мимо там пролетала, на ходу примус починяла, никто никому и она ничего, а ея, хоп, и приклеили. Чтобы часть пендалей, испытаний и пусть немногочисленных и хиленьких плюшек от проснувшегося пацаня и его папашки и на нас как то капала... А то чё нам совсем уж чужие радости и страдания, так, ... онанизм души. :) Ринат, не жмотничай для землян хотя бы зыбкого отражения ручейка мелких радостей ... и пакостей. А мы уже дальше сами создадим в воображении симулякр частичной и очень удалённой, но всё же сопричастности к происходящему с твоими героями, в меру индивидуальной силы того самого воображения...

Дед Юг гундит и капризничает. :biggrin:

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

YUGOROSS писал(а): Дед Юг гундит и капризничает.

Да, да, это просто дед Юг капризничает :yes: :weirdface: :silenced: там наверное сегодня шел дождь))) :biggrin:
Ринат, ну пожалуйста, ну пусть хоть в этой проде не будет всяких таких попаданцев :fie: :nervious: :silenced: ведь это сказка, очень хотца именно сказку, именно теплую и нежную, ну по-жа-луй-ста!!! :nervious: :biggrin:
Эй, небо! Сними шляпу.

Аватара пользователя
letifer7
Сообщения: 20
Зарегистрирован: 14 авг 2015, 21:22
Откуда: Москва
Благодарил (а): 8 раз
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение letifer7 »

Вступление, как лучшие романы начала века о приключениях. :ce2: Автор достоин премий и наград. :mad:
Потом, прокручиваю вниз и вижу стоны и возгласы Деда Юга, и понимаю что хоть и люблю чистое фэнтези, но последнее время для переживания за ГГ нужен свой, родной, наш! :beer:
Просто фэнтези про заграничных хмырей, уже не то, нет сочувствия к ГГ, а если наш то и жизнь ярче. :dance: (Суббота) :drunk:

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 714
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 917 раз

Сообщение Rinat-106 »

Оливия, не расстраивайтесь, но попаданец будет. Куда же от него денешься-то. а ваши комментарии, как бальзам на мою душу.
Последний раз редактировалось Rinat-106 30 апр 2017, 08:28, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 714
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 917 раз

Сообщение Rinat-106 »

1 Глава.

Кто сказал, что утро может быть добрым? Не верьте, утро добрым не бывает, особенно если перед этим не спал почти сутки, а с утра пораньше тебя будит настойчивый, нет не стук, долбеж в дверь. В принципе, не надо быть гением сыска, чтобы понять, кто посмел так бесцеремонно поднять меня с кровати, Андрюха, больше некому. Опять с какой-нибудь сумасшедшей идеей приперся, вечно у него все ни как у людей, то он Могилу Чингисхана ищет, то Янтарную Комнату, а за пару месяцев до моей очередной вахты, появилась у него навязчивая идея, мол есть где-то на Памире пещера, даже можно сказать целый пещерный комплекс, который ведет прямиков в Китай и Индию. Где уж он подобную глупость подхватил, я сказать не могу, но с тех пор Андрюха этой пещерой буквально бредит. Так что, особо гадать не приходится, будет меня сейчас соблазнять отправиться с ним на Памир. Ну оно-то и понятно, последние лет пять, я у него за штатного спонсора. Нет, я совсем даже не миллиардер, и даже не миллионер. Нефтяник я, работаю по полгода вахтовым способом, помбура, так что, зарплата у меня очень даже не плохая, со всеми накрутками под полторы сотни в месяц выходит, так что к очередному и более чем заслуженному трехмесячному отпуску, скапливается вполне приличная сумма, дающая почувствовать себя пару недель настоящим миллионером, ну а потом как «масть пойдет». Но в этот раз Андрюха опоздал, я уже больше месяца как вернулся, первые денечки, когда «гуляй рванина, от рубля и выше» уже закончились, а через пару недель, я уже и сам на подсосе окажусь, только-только до отъезда хватит. Хотя чувствую, придется мне проставляться, ладно, пару суток в сауне с коньячком и девочками мой бюджет еще выдержит, а дальше… а дальше уже Андрюха не выдержит. Слаб он на это дело, как впрочем и на «то». Но тут уже он сам виноват, как говорится, «кто на что учился». Я-то всю жизнь раздолбаем был, и учился через пень колоду, и в Армию потом, почитай, единственный из нашего класса загремел, хотя, если сказать честно, то ни капельки не жалею. Можно сказать, без лишней скромности, что Армия сделала из меня мужчину, хотя все остальные для этих целей, предпочли женскую общагу. Ну и флаг им в руки, и барабан на шею. Ладно, делать нечего, то что я дома Андрюха прекрасно знает, так что не успокоится и не угомонится, будет стоять и долбиться до посинения.
Через секунду ко мне в квартиру ворвался торнадо средней мощности.
- Серега, ты чего еще спишь!? Там уже все собрались, только тебя ждем!
- Кто собрался? Зачем ждут? – сказать, что я был растерян, это значит ничего не сказать, я был в шоке.
- Ну как же, мы же еще пять дней назад договорились, что едим на Памир! – возмущению Андрюхи нет предела, а я постепенно начинаю соображать, что же произошло. Магические слова «пять дней назад» прозвучали и сорвали пелену с моей памяти. Пять дней назад я был в Питере, на Васильевском Острове, там, как всегда в это время, устроили свои игрища толкиенисты, к которым и я присоседился, по старой памяти, тем более, что подросло уже новое поколение «эльфиек», с которыми я не был знаком, но был совсем не против «навести мосты». Вот как раз в этот самый момент перехода знакомства, из вертикального положения в горизонтальное, с очередной «маэлью» Андрюха и позвонил. Отвлекаться мне не хотелось, как, впрочем, и обижать друга, поэтому я просто отложил трубу чуть в сторону, все равно, если Андрей начал вещать, то полчаса у меня точно есть, должен успеть. Ну а потом, когда я наконец-то взял мобилу в руки. То единственное что смог сказать: «нет проблем, брателло»! За что теперь и приходится отдуваться. Тем более, что на мои робкие попытки отмазаться, этот торнадо абсолютно не отреагировал, особенно после того, как его взгляд уткнулся в необъятный рюкзак, который я по многолетней привычке подготовил уже для следующей вахты. Лучше это делать заранее, пока деньги есть и еще в силах.
- Что, прощался с очередной пассией и почти не спал? – участливо поинтересовался друг, - Ладно, хватай вещи, в самолете доспишь, лететь нам долго. – подхватив мой рюкзак, это недоразумения скрылось из квартиры, а я в панике заметался по ней же. А потом просто махнул рукой. Андрей что-то сказал насчет самолета, значит он еще и вояк умудрился к этой авантюре подписать, да и говорил он что меня «все ждут», значит в этот раз не я один окажусь в идиотах, поведшихся на красноречие Андрюхи. Быстро и привычно переодевшись в «энцефалитку», затянув шнурки на берцах, я мячиком скатился по лестнице на улицу и слегка завис. Возле стоящего во дворе микроавтобуса «Мерседес», расположились четверо серьёзных мужиков, которым мой дружок что-то втирал. Мать моя женщина, это с кем же Андрюха на этот раз связался, хотя мужики именно серьезные, а не отмороженные, но нехорошие предчувствия, от них никуда не денешься.
До аэропорта ехать около часа. Все это время я старательно делал вид, что дремлю, а сам прислушивался к разговорам и медленно выпадал в осадок. Мало того, что эта дружная компашка уже один раз успела смотаться на Памир, так они оказывается там что-то реально нашли, но как они все согласны, ненадлежащая подготовка и начавшаяся зима, заставила их сворачивать, в первый раз, удочки. Да и парни оказались совсем не страшными, все из нашего городского «Клуба экстремальных видов спорта», скалолазы и альпинисты, короче. Как уж на них вышел Андрюха, о том история умалчивает, но по их к нему отношению, он у них что-то вроде «гуру» и непререкаемого авторитета. Ладно, в самолете мне этот «Индиана Джонс» доморощенный все расскажет, или отправится домой с парочкой переломов, будет ему и «поиск», и «экспедиция», и «открытие века».
Микроавтобус доставил нас прямо к аппарели транспортного ИЛ-76, у меня даже мелькнула было мысль, что мы так вот, вместе с мерседесом и отправимся за границу, но оказалось, что нет, путешествие автомобиля не предусмотрено, зато предусмотрено использование не выспавшегося и потому злого помбура в качестве грузчика. Ладно, хрен с тобой «золотая рыбка», для себя в конце концов стараюсь, но еще один «плюсик» напротив строчки «Андрей», появился. Перегрузка многочисленных баулов, мешков и узлов закончилась довольно быстро, особенно если учитывать посильную помощь, как минимум, отделения солдатиков.
Я немного опасался, что в самолете мне не удастся поговорить с Андрюхой, помешают его новые друзья, но они оказывается исповедуют старый армейский принцип, «солдат спит, служба идет», поэтому сразу после взлета все завалились баиньки, а я наехал на Андрея. Сопротивлялся тот совсем недолго, но свой рассказ, как обычно, начал издалека, чуть-ли не со времен Потопа.
- Серый, вот скажи мне, где искать клад? Наверно там, где его можно спрятать. Где же прятали клады? Ну, с морем всё ясно. Пираты, затонувшие корабли. А вот, если на суше? Карты сокровищ. Легенды о сокровищах. Хоть раз в жизни надо попытаться их найти. Да, возможно, деньги и драгоценности были когда-то нажиты нечестным путем. Но сегодня они просто сокровища, хотя нет, это - настоящие сокровища, и поиск их - благородное и экзотическое занятие. Ты же знаешь, легенды о несметных сокровищах мрачных подземелий всегда будили моё воображение, будоражили и звали в дорогу, к новым приключениям и открытиям. Последней каплей послужили рассказы знакомых альпинистов о труднодоступной и легендарной пещере Мататаш, что в Восточном Памире. Несмотря на скромные размеры, Мататаш является одной из самых известных пещер Средней Азии. Редко, какой рассказ или книга о Памире обходится без упоминания о легендарной пещере возле озера Ранг-куль. Одна легенда о расположенной в середине отвесной скалы, высотой около пятисот метров и находящейся на высоте свыше четырех с половиной тысяч метров, пещере, насчитывает уже несколько столетий. В этой легенде говорится, что лет триста тому назад, зимой, в Рангкульской котловине на высоте свыше четырех тысяч, метров китайские войска, совершившие удачный набег на богатые города Бухару и Самарканд и захватившие богатую добычу, спрятали огромные сокровища. Слушай, я расскажу тебе эту легенду. «Найдя хорошие пастбища по берегу озера Ранг-куль, китайцы решили здесь и зазимовать, разбив лагерь возле скалы с пещерой. Но вскоре выпал такой глубокий снег, что лошади не смогли добывать из-под него корм и начали погибать. Постепенно кончилось и продовольствие. Начался бунт. Самые отчаянные из солдат ночью взяли лошадей, часть награбленных драгоценностей и бежали из лагеря. Для того, чтобы за ними не было погони, они перерезали жилы на ногах всем оставшимся лошадям. К утру лошади погибли, а китайские войска оказались в беспомощном положении, занесенные снегом, без лошадей и продуктов. Чувствуя неминуемую гибель, китайские солдаты решили спасти хотя бы своё богатство. Выбирая место для тайника, они обратили внимание на пещеру, видневшуюся высоко в скале. Оставалось только найти способ добраться до неё. Солдаты разрезали трупы лошадей на куски и прикладывали их к отвесной скалы. Куски крепко примерзали к скале, - таким образом, получилась длинная вертикальная лестница. Сложив в пещеру все награбленные сокровища, китайцы поселились в другой пещере, поблизости. Но вскоре все погибли от холода и голода. С наступлением весны куски мяса оттаяли и упали, пещера снова стала неприступной». На этом легенда, а может быть и самая настоящая история не заканчивается. «Много с тех пор было смельчаков, пытавшихся добраться до сокровищ легендарной пещеры, но безуспешно. И тогда люди решили, что сокровища охраняет нечистая сила. Лет сто пятьдесят тому назад один из местных жителей воспользовался суровой зимой и, перерезав весь свой скот, решил повторить описываемую в легенде историю, сделав такую же кровавую лестницу, какую сделали китайцы. Он добрался до пещеры, но, лишь только заглянул в нее, как услышал страшные звуки, он так испугался, что упал вниз с двухсотметровой высоты и разбился. Потом, через много лет появился в тех местах человек, который отважился подняться по отвесной скале, цепляясь за ее выступы и неровности. Считается, что, добравшись до пещеры, он увидел сложенные в ней ятаганы, сундуки и разные тюки, но между ними сидел страшный черный зверь. Таджик его испугался и тоже упал со скалы, разбившись насмерть. После этого уже никто из местных жителей не отваживался влезть в пещеру. Тем временем сокровища время от времени напоминали о себе. То парчовый халат из пещеры выдует ветром, то выпадет оттуда серебряное ведерко... Рассказывают, что последний раз выпадали разные вещи из пещеры лет 40 тому назад. И все, кто слышал эту легенду, проезжая по дороге возле скалы, с завистью посматривают на пещеру сокровищ. До легендарной пещеры на протяжении последних пятидесяти лет неоднократно пытались добраться и альпинисты, и спелеологи из Ташкента, Питера, Красноярска, Москвы, Одессы. Но, подобравшись по отвесной стене почти к самой пещере, альпинисты каждый раз были вынуждены отступать из-за нависающих перед входом плохо скрепленных между собой каменных плит. Все попытки проникнуть в пещеру сверху также оказались тщетными. Над пещерой нависал мощный скальный карниз, который не позволял спускавшемуся на тросе альпинисту закачнуться в пещеру.
Визуальный осмотр с расстояния в несколько метров видимой части пещеры тоже ничего не дает. Никаких тюков или сундуков с сокровищами не видно – лишь нагромождение камней, да уходящий вглубь скалы ход… Снизу хорошо видны какие -то похожие на тюки белые предметы, в то время, как породы, слагающие скалу – серого цвета. А в пещере, как и гласит легенда, действительно живут несколько громадных белоголовых сипов. Название пещеры, по всей вероятности также связано с якобы спрятанными в ней сокровищами. Слово «Мата» означает - тонкая белая материя местного производства, а «Таш» - камень». Именно упоминание о видимом длинном проходе, уходящем в глубину пещеры эта история меня и заинтересовала. Ведь есть еще одна легенда и я тебе ее уже рассказывал, легенда о пещере Сыйкырдуу-ункюр. Она гласит, что в пещере есть подземный ход, который ведет в Китай, Афганистан и Индию, причём такой большой, что по нему можно даже провести караван. Если первой легенде всего чуть больше трехсот лет, то второй намного больше, в разы, больше. Вот я и подумал, а что если в этих двух легендах идет речь об одной и той же пещере, тем более, что обе названные пещеры находятся совсем недалеко друг от друга. Могла же более поздняя легенда затмить блеском золота и драгоценных камней более раннюю, с ее длинным проходом. Три месяца назад я и несколько моих единомышленников из Клуба, организовали первую экспедицию. У подножья огромной скальной стены хребта Чаракташ, возвышающейся над долиной и озером на добрых полкилометра, примерно посередине совершенно отвесной скалы виднеется темное, продолговатое отверстие входа в таинственную пещеру Мататаш. Но перед нами стояла совсем иная первоочередная задача - отыскать пещеру, где погибли китайцы. По описаниям, она расположена в ущелье на склоне Чаракташа с противоположной от Мататаша стороны. Лагерь мы поставили на высоте четыре тысячи метров у подножья очень крутой каменистой осыпи. Почти в самой верхней её части, под самым гребнем, на высоте почти пяти тысяч метров, виднеется вход в нужную нам пещеру. Добирались до неё - не меньше часа, осыпь очень крута, а снаряжения слишком много. Неизвестно, что нас ожидало внутри, поэтому решили сделать первый выход в пещеру разведочным. Подъём, даже налегке, занял почти сорок минут – слишком крута осыпь, и камни приходят в движение от каждого неосторожного шага, вызывая настоящий камнепад. Поэтому шли кучно, серпантином, стараясь не находиться друг под другом. После небольшого отдыха у входа, мы с замирающим сердцем вступаем под своды таинственной пещеры. Ведь с этой пещерой тоже связана очень любопытная, и даже трагическая легенда. Однажды, как гласит легенда, несколько местных жителей полезли к пещере в надежде найти проход, соединяющий пещеры и попытаться добраться до сокровищ. Войдя в пещеру, они нашли много золы от костра и груду человеческих костей. Потом пошли по длинному и узкому коридору, где было много громадных летучих мышей, часто задувавших светильники. Шли они этим коридором около трёх дней и, наконец, наткнулись на громадный человеческий череп. Люди испугались и вернулись обратно. Были и другие попытки пройти этим коридором, но все, кто пытался это сделать, всё равно возвращались. Одни видели какого-то сидящего человека, другие страшного черного зверя. И всё это, как гласит легенда, убедило суеверных искателей кладов, что сокровища в пещере действительно есть, но крепко охраняется шайтаном. Пещеру назвали "Сыйкырдуу-ункюр", что в переводе значит "Заколдованная пещера". Было и еще несколько попыток пройти к сокровищам Мататаша подземными коридорами этой пещеры, но все они кончались неудачно. Рассказывают, что когда-то давно один местный, знал дорогу к спрятанным под землей сокровищам и даже выносил оттуда золото, но тайну этого пути хранил до самой смерти и не открыл её никому. Незадолго до нашей экспедиции в этой пещере побывали спелеологи из Москвы. Они нашли несколько новых узких тупиковых ходов и сделали заключение, что пещера небольшая и никаких галерей в сторону Мататаша здесь нет. А вот мы не поверили и решили попробовать. Попытка - не пытка. И, тщательно обследовав всю пещеру, наткнулись в одном из ее дальних уголков на мощный завал из больших каменных глыб. Из промежутков между камнями чувствовалась сильная тяга воздуха! Воодушевленные этим обстоятельством, мы начали яростно разбирать завал. Как только образовалось отверстие, куда можно было протиснуться, сразу стало понятно, что продолжение пещеры найдено! Через несколько метров узкий коридор расширялся и круто обрывается пятиметровым колодцем. Здесь мы и поставили первый подземный лагерь. Для этой цели нам почти идеально подошел зал у входа, в котором жили погибшие впоследствии китайцы, – их кости находили здесь те, кто приходил в пещеру до нас. Такое решение приняли не случайно. Много времени займет непосредственное прохождение, и обследование неизвестной части пещеры, составление ее подробного топографического плана. Кроме того, при исследовании пещер на большой высоте, с длительными подходами и сложной подземной конфигурацией и лабиринтом ходов, спелеологи, как правило, по несколько суток находятся под землей, не выходя на поверхность. Нормальный жизненный ритм нарушается, так как под землей нет ощущения времени и смены суток. Как выяснилось впоследствии, исследование пещеры было очень тяжелым не только потому, что она трудно проходима, но и из-за очень низкой температуры внутри, и низкой влажности воздуха, что при длительном нахождении под землей переносилось крайне тяжело. Ведь, чтобы спуститься до самой дальней точки, необходимо было затратить больше суток, и столько же, чтобы выйти обратно. Поэтому во время исследования пещеры приходится устанавливать несколько подземных лагерей. Новая часть пещеры преподнесла нам свои сюрпризы, один за другим. Узкие лазы чередуются с такими же узкими вертикальными или наклонными колодцами. И, в конце концов, обрываются десятиметровым уступом в громадный зал, он наклонно уходит куда-то в кромешную тьму… Луч фонаря теряется в ней, так и не достигнув конца пещеры. Но самая удивительная находка ждала нас именно во время спуска в этот зал. За выступ стены, на глубине примерно в полторы сотни метров, была закреплена, и спускалась с уступа, самодельная, очень старая веревка, сплетенная из шерсти яка! Это подтверждает то, что в пещеру очень давно спускались люди. Значит рассказы о том, что кто-то ходил этим подземным лабиринтом - не вымысел! Сообщение в лагерь, о находке веревки вызвало всеобщее ликование и новый прилов энтузиазма. Не зря приехали, не зря поверили в легенду! Одна штурмовая группа за другой, меняя друг друга, с новыми силами, мы продолжили спуск и обследование ходов пещеры, которая уступами уходила все глубже и глубже. Во все стороны уходят большие и маленькие ходы, но все они - тупиковые, а на их обследование уходило много времени. Удивительно, - в пещере совсем нет никаких натечных образований - ни сталактитов, ни сталагмитов. Зато постоянно происходят обвалы потолка. На полу - толстый слой очень мелкой пыли. Очень холодно. Стоит только присесть отдохнуть, как моментально начинаем замерзать, даже, не смотря на теплые свитера и комбинезоны! Вот уже триста метров от поверхности, четыреста… Скоро пещера опустилась на уровень дна ущелья, где стоит наш лагерь. С одной стороны, это может подтвердить легенду о том, что подземный лабиринт ведет в Китай, и по нему действительно ходили контрабандисты! А с другой стороны - до сих пор не найдены подземные галереи, ведущие в сторону пещеры Мататаш…
Правда, при обследовании одного из залов, были обнаружены многочисленные следы обвалов и крупных свежих трещин в стенах и на потолке, а также явные следы смещения породы. Все это свидетельствовало о явных следах мощных землетрясений, которые довольно часты в этих местах. А это значит, что, если ход в сторону Мататаша и существовал когда-либо, то он мог быть и завален во время очередного землетрясения. И все же пройти до конца пещеру нам в первый раз, так и не удалось. На глубине почти пятьсот метров пришлось остановиться перед очередным колодцем примерно тридцатиметровой глубины. Дальше спускаться не хватило ни снаряжения, ни сил, ни времени. Добраться до пещеры Мататаш не удалось, а вот найти тот «длинный коридор» в пещере Сыйкырдуу-ункюр, о котором рассказывала легенда, и в которую мы все поверили, мы смогли. В этот раз мы подготовились намного лучше, да и спонсор у нас появился, реальный спонсор и самый настоящий энтузиаст. Так что, в этот раз мы планируем дойти до конца. Не в Китай, конечно, и не в Афганистан или Индию, но легенду мы или подтвердим, или опровергнем окончательно.
Честно говоря, от всего услышанного я был в шоке и с завистью глядел на моего старого друга. Живут же люди, что-то ищут, исследуют, совершают открытия! А я? А я, как в кино, «украл, выпил, в тюрьму», а точнее, полгода провкалывал, как Папа Карло, пропился, накувыркался с податливыми, на деньги, девочками, протрезвел и опять на полгода в тайгу, вкалывать. Еще лет десять в таком режиме и что имеем в итоге, ни семьи, ни детей и в сорок уже не мужик, а развалина, зато буду всем говорить: «зато я пожил, а вы все только существовали». Так кто, на самом деле, живет, а кто существует?!
На какое-то время я выпал из реальности, а когда очнулся, самолет уже заходил на посадку. Мы прибыли. Потом был длинный путь на старом, дребезжащем ЗИЛке, по горным дорогам, когда даже выглянуть из кузова было страшно, казалось, что машина едет буквально по самому краю пропасти.
На место прошлого лагеря мы прибыли когда уже смеркалось. Водитель с нами ночевать отказался, поэтому нам пришлось в темпе разгружать все свои пожитки и отпускать его с миром. Но на прощанье он поведал нам еще одну легенду, связанную с этими местами.
В незапамятные времена хитрый и жадный бай спрятал в одной из пещер свои сокровища. А охранять их приставил огромную змею. У бая была дочь-красавица. Когда к ней приходили свататься, бай требовал сначала богатых подарков, а потом, чтобы проверить храбрость женихов, отправлял их в пещеру принести драгоценный меч. Даже те, кому удавалось добраться до пещеры, при виде змеи падали замертво. Немало смельчаков сложили здесь головы, увеличивая состояние бая. Со временем пещеру забыли, но змея, мол, продолжает там жить, сторожа богатство. И по-прежнему, здесь без следа пропадают люди, молва приписывает это гигантскому пещерному змею. Он, дескать, столь огромен, что одним своим появлением заставляет светиться само небо.
Но легенды легендами, а мы готовились к главному делу - спуску в пещеру. Тем более, что нам всем смертельно хотелось спать. После целого дня езды над самой пропастью меж каменных каньонов, глаза слипались сами собой. Но едва веки смыкались, могучая сила подбрасывала нас на ноги. Этой силой был страх. Да-да, самый настоящий, проникающий во все клеточки тела страх.
Разбив лагерь, приступили к тренировкам. Даже хорошо подготовленному спортсмену непросто по нескольку раз в день подниматься на почти отвесную полукилометровую скалу. Еще сложнее совершить многокилометровые марш-броски с тяжелеными рюкзаками под раскаленным солнцем. Но все стоически переносили трудности. Впереди была главная цель - пещера. Я смотрел на моих новых товарищей и никак не мог понять, что заставляет их, коммерсанта, преподавателя ВУЗа, лаборанта и инструктора по фитнесу, после одиннадцати месяцев напряженного труда пренебрегать морем, солнцем, пляжем и уезжать за тысячи километров в каменную пустыню, чтобы потратить отпуск и отпускные на рискованные спуски в мрачные подземелья? Тому, кто привык при знакомстве спрашивать: "Кем работаете? Сколько получаете?" - не понять этих людей. У них разные характеры и привычки, возраст и образование, но объединяет их одно - высокая спортивная подготовка, страстная любовь к природе, и прежде всего к пещерам. Меня опять кольнуло острое чувство зависти.
Первый спуск был, пожалуй, самым ответственным. Задача на него была поставлена так: "Прочистить колодцы, ведущие на нижний этаж, навесить снаряжение, оборудовать систему связи. Совершить пробный спуск, оценить состояние пещеры, ее размеры и дать приблизительную оценку ее содержимому". Базовый лагерь покинули с рассветом. Совершили затяжной полукилометровый подъем по каменной стене и через час с небольшим были на месте. Нашему взору предстала удивительно красивая и уютная пещерка. Площадка перед входом, как навесом, прикрывалась большой треугольной плитой. Чуть выше ее виднелось небольшое отверстие, самой природой предназначенное для дымохода. А в дальнем конце зала зияло широкое отверстие высотой чуть больше метра. Сгибаясь пополам, ударяясь касками о камень, мы втиснулись в него, поднимая с пола тучи мельчайшей пыли. Через несколько метров потолок резко поднялся, можно было встать в рост. Осторожно, чтобы не пылить, мы двинулись по просторному коридору, заворачивающему влево.
Мы оживленно обсуждали последовательность работ, пытались представить, что нас ждет на нижнем этаже, как вдруг со свечами случилось нечто странное. Обыкновенные, парафиновые, они затрещали пулеметными очередями, пламя запрыгало, а одна свеча и вовсе погасла. Мы бросились к ним и увидели неприятное зрелище. Серая, грязная пыль волнами ползла к свечам, обтекала каждую со всех сторон и поднималась к пламени. Плотными рядами на огонь ползли бесчисленные полчища полупрозрачных, грязно-серых клопов-клещей! Я в горах совсем не новичок, да и в армии дали неплохую подготовку, хотя и до нее не раз и не два выезжал с друзьями и на Кавказ, и на Урал, но о подобном только слышал от более опытных товарищей.
Итак, первый наш спуск. На нижний этаж пещеры ведут два колодца. Первый - ближе ко входу - более прямой и широкий. Но он забит пылью и "живыми", то есть едва держащимися, камнями. При глубине метров семьдесят-восемьдесят, даже маленький камешек, сорвавшийся сверху, вызовет настоящий камнепад. Второй колодец намного чище, но одновременно и намного уже. Он напоминает гирлянду бутылок - широкий проход, потом узкое горлышко, опять проход и так далее. Решили, что первый будет использован для подъема находок, заинтересовавших нас, а второй - для спуска и подъема людей.
Навешены веревки, страховка, гибкая металлическая лестница. Первым опускается Алексей Изотов, самый опытный из нас. Он пройдет по большому колодцу, очистит его и опустит вниз оборудование связи. Под каской Алексея - радио гарнитура: он будет рассказывать обо всем, что увидит по дороге. Лицо прикрывает респиратор, на лбу горит специальный фонарь. Блестящий комбинезон, со множеством различных приспособлений, связывает с поверхностью страховка. На ногах – специальные горные ботинки, моя давнишняя мечта. Фантастическая картина, вызывающая улыбку, Алексей напоминает одновременно и водолаза, и космонавта. Но, пора, я иду вторым. За мной Андрюха, а потом Макс, еще один Сергей и Руслан. Через минуту, под визг верхонок, я уже был внизу, где удостоился осуждающего взгляда Алексея. Есть за что, спорить не буду, я ведь, как в цирке, зажав в брезентухах основной линь, буквально за секунды, спустился с высоты девятиэтажного дома, блеснул мастерством, что называется, а точнее мальчишеством.
Пока Алексей готовил «плацдарм» для остальных, принимал вещи и оборудование, я решил немного прогуляться по пещере и определиться с ее размерами.
Впереди на толстом слое пыли показалось вдруг огромное черное пятно шириной почти во весь коридор. Через несколько шагов стало ясно - передо мной провал. Захотелось подойти поближе, чтобы разглядеть ею получше. Шаг, другой...
- Стоп! – слышу истошный крик Алексея, но уже поздно. Всего один лишний шаг и, казалось бы, такой прочный каменный пол, уходит у меня из-под ног. Единственной мысль, мелькнувшей у меня в голове, было: «Как глупо! В самом начале пути и так подставиться!». А ведь я прекрасно знаю о таких вот ловушках, за долгие века, а может быть и тысячелетия, мельчайшая пыль, как самый высококачественный цемент спекается и образует над провалами и колодцами карниз. На вид он прочный и неопасный, но стоит даже самому мелкому камешку попасть на него, как все эти тонны пыли обрушиваются вниз, увлекая все за собой. Если камешек не большой, то он может просто пробить «карниз», лишь немного увеличив видимый провал, а если на него встанет человек… Одно только не понятно, почему, если мужики уже здесь были, то не обнесли провал леерами, не обозначили опасность. А может они его в первый свой спуск просто не заметили, или просто, уходя сняли ограждения? Но нет, так ни у спелеологов, ни у альпинистов не принято. Нашел ловушку, обезопась ее, дай тем, кто придет после тебя, лишний шанс выжить.
Не скажу точно, сколько я так летел, в клубах пыли, считая телом все неровности, сознание я потерял уже, наверное, на втором ударе. Очнулся я под толстым слоем пыли и мелких камешков, на какой-то мягкой, ну после камня мягкой, поверхности. Налобный фонарь, как не странно, еще продолжал светить, из этого я смог сделать вывод, что без сознания я провалялся не так уж и долго. Попробовал связаться с парнями по радиостанции, и о Чудо! Пусть очень плохо, с шумами и постоянными прерываниями, но я услышал своих, а они меня. Оказывается, мне в очередной раз дико повезло, провал этот не был вертикальным, а походил на спиралевидный спуск, как в аквапарках, только намного длиннее. Уяснив, что я жив и относительно здоров, мне настоятельно посоветовали больше никуда не лезть, и оставаться на месте. Операция по моему спасению уже началась, но скоро мне спасателей ждать не следует. Во-первых, спуск предстоит долгий, а во-вторых, эта «спираль» оказывается не единственная и имеет множество ответвлений, и в какое из них меня затянуло, сейчас никто не знает. Заверив, что никуда я не уйду, я принялся ждать. Конечно я еще выслушал о себе массу «ласковых» слов, но и получил благодарность за новое открытие. Договорились, что будем связываться через каждый час, в целях экономии заряда батарей раций.
Лежать на куче пыли мне совсем не улыбалось, поэтому я с кряхтением начал спускаться на относительно ровный пол пещеры. Судя по боля в боку, пара ребер у меня точно сломана, да и левая рука что-то слишком уж болит, похоже и там без перелома, в лучшем случае, трещины не обошлось. В общем, закончилась наша экспедиция. И все из-за меня, из-за моей неосторожности и невнимательности. Ладно, хоть жив остался.
От нечего делать, я начал осматриваться, пытаясь понять, куда же меня занесло.
Прямо надо мной огромный купол. Высота - метров двадцать. На темно-красном, пожалуй, даже темно-пурпурном фоне я отчетливо увидел цветной рисунок, очень похожий на фреску.
Перед раскрытой книгой по-восточному опустился на колени старик с длинной бородой. Он приподнял перед собой руки – в странном жесте, как будто что-то рисует руками в воздухе. Старик сидит на каком-то возвышении, а ниже - длинный узорчатый ряд витого кабалистического орнамента. Впечатление захватывающее! Свет налобного фонаря только-только достает до купола, некоторые детали неясны. Но когда поворачиваешь голову, изображение "играет", кажется, что старик движется! Но вот что странно: я совершенно не вижу следов копоти. Если тут раньше жгли факелы, костры, или еще какие светильники, то они должны быть. Да и само изображение стрика чем-то мне не нравится, есть что-то в нем неправильное. Внимательное изучение фрески не дало мне ответа на сигналы подсознания. Я раз за разом возвращался к изображению, но никак не мог понять, что же с ним «не так». В конце концов, когда у меня даже голова разболелась, от плохого освещения и постоянного вглядывания в выцветшие краски, мне в глаза бросились, сначала уши, а потом глаза, изображенного на потолке старика. Мало того, что уши этого индивидуума оказались намного больше чем обычные человеческие, больше напоминая заячьи, так у него еще и имеют радужку светло голубого цвета, хотя на картине это и может быть следствием изменения красок. А потом несоответствия полились рекой. Это и слишком длинные и тонкие кисти рук, больше подходящие молодой девушке, и слишком маленькие ступни, для мужчины, и какая-то несуразность в одежде и еще целая куча мелочей. Которые, в принципе, можно списать на некую упрощенность при рисовании и ошибки самого художника. И самое главное. Эта фреска находится в мусульманской стране, а Кораном запрещено изображать «божьих тварей», то есть, или эта фреска появилась здесь много раньше, чем в эти земли пришел Ислам, или здесь обитали какие-то сектанты от Ислама. О том, что каким-то образом в эти горы пробрались христиане и изобразили какого-то старого «эльфа» в труднодоступной пещере, я не верю.
Вдоволь налюбовавшись на фреску, я занялся осмотром остальной части пещерного зала. Кое-как, с кряхтением и частыми перерывами, я обошел всю пещеру, обнаружил несколько галерей, уходящих довольно далеко, но до конца пока не пошел. В одной нашел засохшую змею. Довольно большая, свернулась, как канат на палубе. Определить породу не смог, что-то совсем экзотическое и незнакомое. Кстати, в той стене пещеры, что рядом с пылевым курганом, на который я и приземлился, нашел еще одну змею. Половина ее вросла в сталактит, половина - снаружи. Видно, когда-то капала вода, вот она и загипсовалась. Микроклимат пещеры превратил ее в мумию, кожа при этом прекрасно сохранилась, черная, с какими-то молнееподобными росчерками, то ли белого, то ли серого цвета. Ни о чем подобном я тоже никогда не слыхал.
Уставший я вернулся поближе к пылевой куче, надеясь заметить отблески фонарей, если мои товарищи выбрали правильный путь. Для этой цели, я даже отключил свой фонарь, оставшись в полной темноте. Усталость и отсутствие света быстро погрузили меня в беспокойный сон, вывела меня из которого надрывающаяся криками рация. Оказывается, что проспал я не так уж и много, но сеанс связи пропустил, чем не на шутку встревожил всех остальных. Кое-как оправдавшись, я заверил товарищей, что никуда уходить не собираюсь, а просто немного задремал. На что получил очередной втык от Изотова и полную свою характеристику, заключающуюся в том, что только полный идиот будет спать в холоде, да еще и с травмами, неизвестной тяжести. На что я резонно заметил, что в пещере, где я оказался, довольно тепло, по крайней мере, точно выше плюс десяти, чем немало удивил профессионалов. После чего получил от них краткий отчет, что ими уже обследованы три ответвления, одно закончилось подземным озером, а два оказались короткими и тупиковыми, если не считать наличия в них очередных колодцев, куда они не стали спускаться, оставив на потом. В общем наиболее крупные «склизы» уже исследованы и проверены, теперь они принимаются за те, что поменьше, но в которые, пусть и с трудом, мог бы протиснуться человек моей комплекции. А я поведал о своей находке, что вызвало ажиотаж и еще одно, очередное, требование никуда не соваться и ждать спасателей на месте.
Время ожидания я отмерял по сеансам радиосвязи. Примерно через сутки батарея рации приказала долго жить и села. За это время я успел отдохнуть, подъесть свои невеликие запасы, что обнаружились в комбинезоне и допить последние капли воды из фляги. Передо мной замаячил призрак голода и жажды. Суток трое я еще выдержу, а потом все, амба. Да и из последнего разговора я понял, что мое спасение очень сильно затягивается. Мужики напоролись на какое-то невообразимое переплетение туннелей и исследовать их все, в какие-то приемлемые временные рамки не представляется возможным. Андрюха уже умотал за помощью, но, когда ее ждать и в каком количестве, никто сказать не может. Так что, на мое заявление, что я пойду самостоятельно искать выход, отреагировали, хоть и бурно, но с пониманием. Сидеть и загибаться от голода и жажды я не собираюсь. Правда пообещал оставлять метки на перекрестках, чтобы, если повезет, меня могли быстро найти.
Откладывать свой поход «на потом», я не стал, поэтому уже через час ковылял по одному из отнорков. И скажу честно, с каждым шагом надежда моя крепла, а настроение повышалось. Да и было от чего. Во-первых, на стенах начали появляться влажные пятна, что свидетельствует о том, что где-то рядом есть вода. По крайней мере теперь смерть от жажды мне не грозит. Пить захочешь, так и камни лизать начнешь. А, во-вторых, с каждым шагом становится светлее. И пусть свет этот, какой-то красноватый, как будто пропущенный через светофильтр, но он есть.
Не смотря на уже накопившуюся усталость, я продолжал идти на свет и почему-то мне становилось все легче, под ногами перестали попадаться мелкие камни, пол стал заметно ровнее и обзавелся небольшим наклоном, свод прохода тоже заметно поднялся и не знаю, кажется мне или нет, но стены явно носят следы выравнивания, как будто по ним кто-то прошелся огромной «шарошкой», даже начали попадаться небольшие ниши, примерно пятьдесят на пятьдесят сантиметров и в глубину сантиметров двадцать. Когда-то давно я читал, что древнеегипетские храмы освещались с помощью зеркал, так вот, эти ниши были бы идеальны для этого, расположены не низко и не высоко и почти через равные промежутки. Когда я это осознал, то в искусственности этого прохода уже не сомневался, поэтому после очередного поворота, оказавшись на узкой лестнице, уже ничему не удивлялся и принял это, как само-собой разумеющееся.
Спустившись на десяток ступеней, я оказался перед искусно обработанным арочным проходом, метров пяти длинной, в конце которого просматривалось помещение, залитое багровым светом. Я еще уговаривал сам себя, что это просто так причудливо преломляется солнечный свет, проходя через что-то мне неизвестное, но в душе понимал, что свет этот абсолютно искусственный и к солнечному не имеет никакого отношения. Глядя на этот пятиметровый проход, у меня возникло двоякое чувство, что-то толкало меня вперед, и в то же самое время, что-то вопило: «остановись, вернись назад, тут тебе нечего делать!». Как несложно догадаться, назад я не пошел, а сделал шаг вперед. Мне показалось, что даже воздух уплотнился, не желая меня пропускать, но я, сам не знаю почему, наверное, из врожденного упрямства и глупости, продолжал ломиться через эту преграду, пока не вывалился с той стороны прохода.
Когда перестали мелькать звездочки в глазах и я, утерев пот, огляделся, то буквально обомлел. Я оказался на небольшой площадке, по обе стороны которой расположились лестницы, настолько широкие, что парочка КАМАЗов вполне свободно на них разъехались бы, ведущие куда-то вниз, где все было заполнено багрово-красным сиянием. Сквозь сияние просматривались огромные стрельчатые ворота, которыми заканчивались лестницы. Где-то высоко-высоко над моей головой простирался куполообразный свод, а, внизу, возвышался… Храм, никак иначе это сооружение я назвать не могу. Не могу сказать откуда, но я почему-то знаю, что нельзя просто так взять и спуститься, надо выбрать лестницу, именно ту, которая мне нужна, хотя и ведут они обе, казалось бы, в одно и то же место. Выбор лестницы, это выбор своей Судьбы.
Размышлял я не долго, уверенно повернув на лево, я начал спуск. Чтобы добраться до ворот, мне потребовалось больше трех часов, но я совершенно не устал. Было такое ощущение, что с каждым шагом в меня вливается все больше и больше сил, даже ребра и рука перестали болеть. Воздух тут был свеж и находился в постоянном движении, с каждым шагом принося все новые и новые ощущения. То это был запах морского побережья, то аромат цветущей степи, то прохлада горных вершин, то зной раскаленной пустыни. У ворот я немного задержался, а потом наклонив голову, как бы принимая уготованное мне, шагнул под стрельчатый свод ворот. В голове раздался звон серебряных колокольчиков, по всему телу пробежала какая-то волна, вдохнувшая в меня еще больше сил. Три шага, и я окунулся в багровое сияние.
Можно ли назвать залом, то помещение куда я попал? Слова, обозначающие творения рук человеческих, кажутся здесь пустыми и никчемными, жалкими и бессильными. Нигде, не в храмах Ватикана, ни в мечетях Стамбула, ни в египетских пирамидах, нигде не ощущается такого простора и величия, такой титанической мощи и сладостного покоя. Это был Храм Истинного Бога, или всех Богов сразу. Святилище – единственное и неповторимое! И зал, лежащий сейчас передо мной служит вместилищем Мира. Нет, многих Миров, верхнего и нижнего, подземного и астрального, пределы его охватывают всю Вселенную, в которой обитают и люди, и Боги, и еще сотни и тысячи разумных рас.
В какой-то момент, почувствовав, что у меня начинает кружиться голова, я отвел свой взгляд от леса стройных колонн, за которым скрывается источник сияния. Теперь я старался смотреть только вперед, сосредоточившись на источнике Света и незнакомой мне Силы, что овевала мое тело.
С каждым шагом источник Сияния приближался все ближе и ближе, постепенно обретая видимые черты. Огромный многогранный кристалл, парил в воздухе над какой-то металлической плитой, покрытой непонятными знаками, которые были в постоянном движении, переплетаясь между собой, наплывая друг на друга, проходя друг через друга, но в тоже время и создающими стройную картину. Кристалл парил в воздухе, словно восходящее Солнце, его окутывала радужная дымка, струящаяся по всему залу, проникающая за колоннаду, нитями разноцветных лучей, стремясь к выходу. Цвета переливались, переходили друг в друга, при этом не смешиваясь и не теряя свою чистоту. Пурпурный, плавно переходил в золотисто-оранжевый, тот в свою очередь в цвет раскаленного Солнца, плавно меняющийся на нежно зеленый, цвет молодой травы, а потом в небесно-голубой, сменяющийся темно-синим цветом морских глубин и заканчивалась эта игра света, насыщенным фиолетовым – цветом заката. Позади кристалла, багрово-красном фоном, колыхалась и подрагивала туманная завеса, от которой и исходило всепроникающее багровое сияние, приведшее меня сюда.
- Ну вот, я пришёл. И что дальше? – сами собой вырвались у меня слова. А в ответ тишина, только за моей спиной маячат чудовищные колонны, белоснежные столпы, подпирающие далекий купол свода, парящий в вышине, скрытый пурпурной дымкой. Багровая завеса слегка трепыхается, будто потревоженная дыханием исполина. Безмолвие и блеск, лишь воздух начал наполняться запахом прелой листвы, вкусом перегретого ковыля, запахом моря и цветущих полей., свежестью горных снегов, ледяных вершин и грозового леса.
С чего я решил, что меня сюда что-то вело? Не знаю, но таких совпадений не бывает. Я уже начал разворачиваться, чтобы идти назад, когда в глубинах кристалла начала зарождаться яркая точка. Потом она вспыхнула ослепительным светом, заставив меня на мгновение зажмуриться. Я еще успел заметить беззвучную синеватую молнию, метнувшуюся прямо к моей голове и подумать:
- Все, конец. Сейчас это огненное копье пронзит мою голову, испепелит мой мозг. Сам виноват, никто меня сюда не звал.
А через ничтожный миг я понял, что все еще жив и приоткрыл глаза. Все вокруг разительно изменилось. Исчез гигантский кристалл, исчезло багровое сияние и игра света, пропали колонны, пропало чувство умиротворения и насыщенности силой. Вместо этого в ноздри ударил запах горелой плоти, тело отказывалось подчиняться и ощущалось как нечто донельзя слабое, истощенное и беспомощное. Под лопатками чувствуются каменные плиты, сияние сменилось тусклым светом свечей, а вокруг меня просматриваются какие-то туманные силуэты, на смену которым приходит какой-то бомж, он что-то мне говорит, и безбожно трясет, а из его глаз капают слезы. Но я его не понимаю и не могу разобрать что он от меня хочет. И в этот миг дикая боль пронзила голову, затопив все в каком-то жемчужном сиянии, после чего наступило благодатное умиротворение, от которого я потерял сознание.
Очнулся я от слабого ветерка, щебетания птиц и пристального взгляда. Открыв глаза, я увидал молоденького паренька, лет пятнадцати, в странной одежде, чем-то похожей на камзолы из исторических фильмов о временах мушкетеров. А потом мой взгляд зацепился за шпагу, висящую у него на перевези и мне стало смешно.
- Эй, малец, здесь что, кино снимают?
- Кино? А что такое «кино»? – говорил пацан на каком-то странном, совершенно мне незнакомом языке, но я его прекрасно понимал, как и он меня, хотя я говорил на чистом русском.
- Пацан, а где мы вообще-то? И как я сюда попал? Где мои товарищи?
- Твоим товарищам еще рано, поэтому их здесь и нет. А находимся мы… ну чтобы ты понял, то ты называешь это место «Чистилищем». Здесь нет ни времени, ни расстояния. Здесь Души отдыхают и решают куда им дальше идти.
- Чистилище? Души? Пацан, а с тобой все нормально? Где твои родители?
- Отец в Замке, а мама давно умерла. – с какой-то грустью сказал юноша. – Ты сейчас многого не понимаешь, но скоро разберешься. Я здесь уже давно и всегда один. Вот теперь ты пришёл и у меня к тебе просьба… я не знаю, какая магия выдернула твою Душу из твоего тела и как она забросила ее в мое тело… но это только к лучшему. Я устал, я очень сильно устал и не хочу возвращаться. А ты сильный, наверное, в своем Мире ты был рыцарем? Помоги мне, я же вижу, что ты не хочешь покидать Мир живых, а я не хочу в него возвращаться… раз уж ты каким-то образом попал в мое тело, так может останешься?
- А в свое я никак вернуться не могу? – все еще не веря пацану со смехом сказал я.
- Можешь… если найдешь его. Ты знаешь в каком из миллионов Миров оно осталось? Ты мне не веришь! Хорошо смотри! – и с этими словами пацан выхватил шпагу и по самый эфес вонзил мне ее в грудь. Я дернулся в сторону и… клинок прошел сквозь меня, чтобы уже через мгновение оказаться в ножнах. Я с недоверием ощупывал себя, но мои пальцы проходили сквозь мое тело, при этом вызывая его некоторое дрожание и как бы смазывались.
- Так я что, приведение? Я реально умер?!
- А я о чем тебе толкую.
- Нет, я не хочу!
- Ну и славно! Прощай и запомни, теперь ты сын барона да Сангре, Сергар де Сангре. – и парень начал истаивать, только изумрудно-зеленые глаза еще долго смотрели на меня с какой-то благодарностью. А потом неведомая сила скрутила меня и потащила куда-то вниз, а может быть вверх. Я уже ничего не соображал, дикая боль заполнила мое сознание, накрыв его алой волной.

YUGOROSS
Сообщения: 1252
Зарегистрирован: 29 ноя 2013, 16:00

Сообщение YUGOROSS »

Оливия писал(а):Да, да, это просто дед Юг капризничает там наверное сегодня шел дождь)))
Ринат, ну пожалуйста, ну пусть хоть в этой проде не будет всяких таких попаданцев
Rinat-106 писал(а):Оливия, не расстраивайтесь, но попаданец будет.
:boxing: :ood: :dance: :dance: :beer: :clap:

8022
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 27 окт 2013, 12:55
Благодарил (а): 2 раза

Сообщение 8022 »

Ну пока для затравки приемственно, напрягает и заинтересовывает!!!
Далее немного не по автору. На Либрусеке и Фензине выложена дилогия ПотомуЧтоЛень, автор Башун, платно выкладывается на Либстатион. Полусказка, полуирония, полуфэнтези, но интересно - рекомендую всем.

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

Rinat-106 писал(а):Оливия, не расстраивайтесь, но попаданец будет. Куда же от него денешься-то.

Ринат, в принципе, не удивили, мужчины как всегда, сначала сказки наобещают, а потом... Изображение Изображение :biggrin:



п.с. а если серьезно, то глава очень понравилась :angel: в стиле приключения, и особенно ( мне как девушке впечатлительной и любящей все красивое) очень понравились два абзаца, где идет описание источника Сияния и его исчезновение.
В первом, где про Сияние, там столько показано красок, столько цветовых оттенков, и главное, они так красиво сплетаются между собой, соединяются, что я при чтениии просто растворилась в них, получила огромное наслаждение! :angel: А в другом абзаце, тоже краски, но теперь совсем другие, совсем противоположные красоте, и их тоже реально чувствуешь, будто бы сам все это видишь и ощущаешь.
Я эти два абзаца соединила для себя вместе, так их и перечитываю, спасибо за эту главу! Здорово! :angel:
Эй, небо! Сними шляпу.

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 714
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 917 раз

Сообщение Rinat-106 »

Спасибо вам, что читаете.













С

Аватара пользователя
namin78
Сообщения: 320
Зарегистрирован: 13 янв 2016, 21:33

Сообщение namin78 »

Rinat-106 писал(а):Спасибо вам, что читаете.
Читаем, читаем. А молчим, как в том анекдоте...
В одной семье мальчик не разговаривал до семнадцати лет. И вдруг за завтраком говорит: - А почему мне в чай сахар не положили? Обрадовавшиеся родители : - А что ж ты раньше-то молчал? - Да раньше все нормально было.

Аватара пользователя
Slider
Сообщения: 934
Зарегистрирован: 02 ноя 2014, 20:45
Откуда: Санкт-Петербург
Контактная информация:

Сообщение Slider »

Rinat-106, спасибо вам за ваше творчество. В очередной раз начиная читать ваше произведение я понимаю, что в воображении герои оживают и начинают жить каждый своей судьбой. Как же не хочется отпускать их в конце выложенного кусочка, а потом ждать и надеяться что история скоро продолжиться.
Музу вам в гости почаще...
Начал выкладывать на http://samlib.ru/w/wadim_matjushin/

veter
Сообщения: 122
Зарегистрирован: 05 сен 2015, 23:36
Благодарил (а): 9 раз
Поблагодарили: 3 раза

Сообщение veter »

Вступление классное!
Вступление из обоих миров обстоятельное и вдумчивое.
То что попаданец не случайно попавший а сам дошедший
до жизни такой импонирует.
(простите за неорфографию "я под пивом" вот)
Ринат ожидаем великолепных заморочек на очередном варианте вдохновения.
Я оценивать даже не буду
Пока не заразишься синдромом "побить по клавишам на массу"
Р.С.
простите за резкое слово но кто-то сказать надо было

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 714
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 917 раз

Сообщение Rinat-106 »

2 глава.

Удар, удар, еще удар, он на полу и ему не хорошо! Именно так начался мой «выпускной экзамен» из Школы настоящего аристократа имени бароне де Сангре. Год, уже целый год, как я обитаю в теле сына барона. Иногда мне кажется, что он все прекрасно знает, или, по крайней мере, догадывается, что тело его сына ныне принадлежит уже не ему. Знает, но молчит, не заостряет на этом внимания, а может быть просто боится услышать правду. Не знаю, но иногда я ловлю на себе его задумчивый взгляд, проникающий, кажется, в самую Душу. Что он хочет увидеть? Может быть, пытается понять кто я такой и откуда взялся? Несколько раз я порывался рассказать ему все, но каждый раз меня что-то останавливало, хотя я прекрасно понимаю, что «разговора по душам», нам не избежать. Понимаю это я, понимает и барон. Слишком уж я отличаюсь от его сына, все же, вселив Душу взрослого мужика в тело подростка, скрыть это практически невозможно. И пусть в моем распоряжении вся память Сергара, его навыки и умения, но и мои знания никуда не делись, а они так и прут из меня, так и прут. Нет, искричества я тут не изобрел, новых способов выплавки стали тоже, даже радио повсеместно внедрять не стал, просто занялся своим новым телом, а через полгода вполне уверенно навалял какому-то наемнику, качественно так навалял, с парой переломов и долгим лечением, да и в работе с ножом, или другим коротким клинком, я тут пока себе особых соперников не вижу. Вот с мечом или шпагой, тут да, тут проблемы, но и они вполне легко устранимы и исправимы, просто надо больше заниматься. Да и мой цинизм никуда не делся, а уж про «бородатые» земные анекдоты я вообще молчу, они тут рассматриваются как откровения свыше и собирают огромную, по здешним меркам аудиторию. Если кто-то думает, что этот год прошел для меня «» с шутками да прибаутками, то глубоко заблуждается. Мне было тяжело, очень тяжело. Для начала надо отметить, что тело мне досталось откровенно слабое и болезненное, да и несколько лет лежания на кровати, пользы ему не принесло. А я как-то не привык быть мальчиком для битья, поэтому изнуряющие тренировки утром, днем и вечером, стали неотъемлемой частью моего дневного распорядка на долгие месяцы. Постепенно к ним начали добавляться занятия по бою с оружием и без оного, езда верхом и не только на лошадях, геральдика и этикет, танцы и стихосложения, игра на музыкальных инструментах, чтение и письмо, основы математики и зазубривание глоссария по местной нечистой силе, которая оказалась весьма реальной и многочисленной и еще многое, многое другое. В общем, скучать мне не приходилось. И вот сегодня «отец» решил проверить чему я обучился за прошедший год, ведь мне недавно стукнуло восемнадцать и пришла пора выводить меня «в свет».
Мой «экзамен» начался еще до восхода солнца. Задание в принципе было простое, выследить и завалить горного волка, животину, надо прямо сказать, мелкую, противную и чем-то напоминающую нашу гиену. Поначалу никаких проблем я не видел, в окрестных горах этого добра больше чем камней. Но барон тоже многому у меня научился, поэтому и каверз приготовил достаточно, вот именно с одной из них я только что и справился, уложив дюжего наемника на полянке, «нюхать цветы», а за мной по пятам идет еще как минимум десяток таких же как он. Делать нечего, придется отрываться, вспомнив все чему меня учили на срочной и чему я успел научиться уже здесь. Благо, что за этот год я успел подтянуть кондиции своего нового тела до вполне приемлемого уровня и уже не вишу «протухшей сосиской» на турнике и не падаю в изнеможении после пары километров марш-броска. Тело мое заметно вытянулось, и я уже на пяток сантиметров выше барона, да и на костях наросли мышцы, подкову пока еще не сломаю, но сантиметрового диаметра железяку, в узел завяжу и даже не вспотею. В общем, барон моими успехами вполне доволен, ну а про меня и говорить нечего, я теперь совсем даже не «немощь бледная», а «хлопец удалой». Ладно, хватит растекаться мысль по древу. Ноги мои ноги, уносите мою ж…, так, стоп, пора становиться истинным аристократом, так что, уносите вы ноги мою голову и побыстрее.
К вечеру у меня появилось чувство неправильности всего происходящего. Во-первых, количество наемников, задействованных для противодействия, оказалось значительно больше чем я изначально предполагал. Во-вторых, сдерживать себя, в коротких схватках со мной, они и не собираются и «работают» на поражение. Ну и в-третьих, меня планомерно и вполне грамотно отжимают на Проклятые Земли. Ладно, с первым пунктом я вполне могу согласиться, со вторым, ну тут с натяжкой, вполне вероятно, что у «бравых ребят», просто «снесло крышу» и они превратили игру в настоящую войну. Но вот третий пункт, уже ни в какие ворота не лезет. Не мог барон дать такое распоряжение! Пусть он подозревает, что я не совсем его сын, хотя и относится ко мне как к родному, хотя о чем это я, тело-то родное. Но и в этом случае, загонять меня в чертовски опасные места он бы не стал, просто прирезал бы ночью, сонного и «дело в шляпе» и на недешевых наемников тратиться не надо, тем более, что с и финансами у нас не очень, даже несмотря на то, что и Замок постепенно оживает, и жители в баронские деревни вернулись, да и искатели и исследователи Проклятых Земель, вернулись на привычные тропы и стали частыми гостями в Замке. Нет, я уже не раз побывал в тех Землях, и с отцом, и с искателями, даже пару раз сам водил группы в «поиск» и даже кое-что притаскивал, но в одиночку, да еще с «хвостом», в те края и самоубийца не полезет, лучше уж с сотней наемников схлестнуться, чем соваться туда в гордом одиночестве. Одиночке в Проклятых Землях и пары часов не выжить. Так что, что-то тут не так, и мне, тупо не хватает информации. А где ее добыть? Правильно, нужно брать «языка» и хорошенько его разговорить. Не хочется конечно, но придется немного вернуться назад, пока окончательно стемнеет, ждать нельзя, я не сова, в темноте не вижу, да и сейчас еще можно выследить одиночку, а ночью это уже будет не реально, все возможные тропы мне перекроют, тем более, что загнали меня достаточно далеко от земель де Сангре и эту местность наемники знают получше меня, да и умыкнуть человека из охраняемого лагеря вблизи Проклятых Земель… это даже не смешно, тут сначала стрелой или арбалетным болтом приголубят, а потом уже будут смотреть, кого пристрелили, да и то, только утром, когда расцветет. И пусть здесь нет ПНВ и электронных систем контроля периметра, но и я здесь совсем не сержант ДРГ, да и верховые животные наемников обязательно поднимут тревогу, зачуяв чужого. Так что, иного выбора у меня нет и работать я буду пока еще светло.
Даже и не знаю, повезло мне или нет, но до темноты я не успел. Сначала путал следы, потом возвращался, а тут и стемнело. Как я и предполагал, все возможные тропы оказались перекрыты, оставляя мне только одно направление – в Проклятые Земли. Я обползал все посты, нигде меньше чем втроем наемники не дежурили и наплевательски относиться к рутинной процедуре не собирались, сразу видно, тертые волчары, такие если вцепятся, то уже не отстанут. Зато я нашел их лагерь и посмотрел на их командира, вот после этого большая часть головоломки и сложилась.
В лагере наемников, возле которого я обосновался, меня привлек какой-то визгливый голосок, сыпавший оскорблениями, угрозами и требованиями. Прервался он после звучной оплеухи и сменился тихим скулежом. Как бы не было это опасно, но любопытство взяло свое и я в лучших традициях диверсантов, прижимаясь пузом к земле, в течении часа подползал к бивуаку наемников. Там мне предстала занятная картина. Пятерка стражников пыталась успокоить какого-то юнца, вытирая ему слезы и сопли, а заодно и размазывая кровавую юшку по лицу. Причем к наемникам они не имели никакого отношения. Я было подумал, что к ним попали какие-то «левые» путешественники, но последующий разговор родовые цвета, все расставили на свои места. Юнец оказался сынком одного из наших соседей, который уже давненько зарится на Замок и земли де Сангре, более того, он что-то вроде нашего кровника, и уже не первое поколение. Стражники, хоть и приставлены папашей этого придурка для его защиты и охраны, но связываться с наемниками, категорически не пожелали. И я их прекрасно понимаю, если учитывать, что большая часть из них носит герб клана Брэган де Эрт, клана наемников и наемных убийц. В Империи даже существует мнение, что если одному из аристократов, в ходе его разборок с соседом, удалось нанять этот клан, то второму остается только повеситься, шансов победить, даже если его тихо не прирежут ночью, у него нет. Говорят, даже Император боится связываться с этим кланом, ходят слухи, что все они поголовно продались местному аналогу Дьявола и все сплошь маги, и колдуны. Хотя барон отзывался о них не совсем лицеприятно, не отрицая при этом их высочайшую подготовку и навыки. Да, если на меня открыл охоту клан Брэган де Эрт, то тут по неволи задумаешься, может быть и на самом деле стоит попытать счастья в Проклятых Землях. Ну а сынок маркиза… я думаю его песенка спета, раз уж получил по морде, то после завершения контракта весь клан начнёт на него охоту, тут уже никакие папашкины связи и деньги не помогут. Нет, говорят, что пару раз кому-то удалось избежать мести клана, но после этого эти аристократические семейства исчезли. Все знают, где «штаб-квартира» клана и если хочешь вымолить прощение, то должен приползти к ним на коленях, причем в буквальном смысле этого слова, да и заодно, со своей казной распрощайся. У соседа таких «сыночков», четверо, так что, из-за одного он так поступать не станет. Раз уж Бог не дал ума, то это лечится только гильотиной, правда я не знаю, додумались ли здесь до такого изобретения, или по старинке, рубят головы топором. Но мне от этого ничуть не легче, в любом случае, сначала клан расправится со мной, а потом уже будет мстить маркизу и его сыну.
Ну что же, то что мне надо было, я узнал. Теперь остается только правильно распорядиться своими знаниями. Хотя, если честно, то выбор у меня совсем не большой и, к сожалению, перекупить наемников не получится. И денег у барона маловато, да и добраться до него еще надо. Так что, если не считать абсолютно фантастические варианты, что я весь такой из себя замечательный нападу на полсотни профессиональных бойцов и выйду победителем, или что мне удастся обмануть, все те же полсотни человек, и каким-то образом ускользнуть от них назад, в Замок, то остается у меня только один выход, Проклятые Земли, и одна надежда, что туда они за мной не пойдут. Хотя даже это не факт, наемники маркиза могут и не пойти, да что там могу, не пойдут, а вот убийцы из клана Брэган де Эрт еще как пойдут, деваться им просто некуда. Да и насчитал я их почти два десятка, по крайней мере, именно столько из них носят Герб клана, так что, все шансы, если не лезть далеко, то у них, пусть и не у всех, есть все шансы выполнить свой контракт и вернуться. А у меня, у меня эти шансы есть? Как говорил мой ротный старшина, из любого положения есть два выхода, даже если тебя съели, можно встать «костью в горле» и тебя выплюнут, или выйти, как и положено, со «стулом». Жаль, конечно, что на второе у меня шансы просто ограмадные, но и быть зарезанным как овца, мне тоже очень не хочется. А значит буду трепыхаться, а по сему, путь мой лежит в Проклятые Земли, посмотрим, кто из нас более «проклят».
Второй день как я перешел границу Проклятых Земель и второй день, как за мной, уже в открытую, идут наёмники из клана Брэган де Эрт. У нас уже было несколько стычек с их авангардом, и я могу, без ложной скромности, сказать, что «не так уж страшен черт, как его малюют», за моей спиной осталось пять трупов, пять трупов после четырех схваток, и еще, как минимум, двое раненых. Это хорошо, раненые замедляют погоню, отвлекают и заставляют ДУМАТЬ, думать, что лучше мне под шпагу не подставляться. Эх, было бы их хотя бы на десяток поменьше, то у меня были бы все шансы, если не перебить поодиночке, то хотя бы оторваться, но, видать не судьба. Там, в лагере я просчитался, наемников оказалось не восемнадцать, а двадцать один, семь полноценных троек. Они гонят меня как бешеного зверя, не давая ни минуты передохнуть, постоянно сменяясь, не останавливаясь не днем, не ночью. Вот и сейчас, в вечерних сумерках, я вижу их, три тройки идут по моему следу. Я вижу их размытые тени, снующие меж черными стволами, вставшими как солдаты какой-то заколдованной армии, тысяч мохнатых елей. В сгущающемся мраке беззвучно накрапывает мелкий, противный дождь, оставляя на земле серебристые лужи, которые в сгущающейся тьме превращаются в черные провалы. Это и раньше-то, был темный, молчаливый и мрачный мир даже в разгаре лета и солнечным днем, а сейчас, по мере того, как тусклый свет исчезал с наступлением сумерек, этот мир казался еще более жутким, чем обычно.
Первый раз наемники меня нагнали, когда я решил, что достаточно уже оторвался и решил немного передохнуть и вздремнуть пару часиков. Спасло меня только чудо и неумение одного из убийц ходить по лесу. Мертвую тишину леса, тогда нарушил звук сломавшегося под ногой сучка. Для меня он прозвучал подобно выстрелу и разбудил. Результатом той схватки стал образовавшийся среди наемников труп и один легкораненый, а я обзавелся небольшим порезом на ребрах. Тогда мне удалось улизнуть, но уже через пару часов я наткнулся на очередную убийцу, который решил чуток отойти в сторонку. Не думаю, что он успел понять, что умирает. Следующая стычка была самой трудной, не знаю, каким Макаром наемникам удалось меня обогнать, но вывалился я прямо на них. И опять мне повезло. Моего появления они не ждали и развалившись отдыхали под деревом, передавая друг другу флягу с кислым вином. Не скажу, что я был готов к этой встрече, но среагировал быстрее. Доставать шпагу, времени уже не было, поэтому пришлось работать кинжалом. Результат, еще один труп и подранок. Третий предпочел не связываться с озверевшим юнцом и слинял за подмогой. А я лишился кинжала и обзавелся колотой раной в левом предплечье. Последний раз меня догнали сегодня в полдень, на перекатах ледяной речки, бегущей с гор. Я сражался с двумя наемниками на скользких камнях как сумасшедший размахивая шпагой. Наверное, там бы я и остался, если бы нога у меня не подвернулась и поток ледяной воды не смыл бы меня с камней.
Стуча зубами от холода, я выполз на берег, но уже на другой стороне реки. Оставив беснующихся наемников позади, а шпагу в водах реки, весь день я бежал на юг, через холмы, поросшие кривыми, чахлыми деревьями, полуголые, полумертвые. И сейчас убийцы настигли меня снова.
Холодный лесной воздух горит в моих напряженных легких, каждый вдох как порыв ветра из какой-то адовой печи. Ничего не чувствующие ноги, словно налитые свинцом, двигаются, как у автомата. С каждым шагом мои сапоги погружаются в напитанную водой землю и вырываются оттуда с чавкающими звуками. Я знаю, что с голыми руками у меня мало шансов выстоять против
дюжины убийц. Поэтому я бегу, не останавливаясь.
Опять пошел дождь. Частые капли падают со слабым, но отчетливо слышным стуком, покрывая влажную черную землю и возвышающиеся ели мириадами сияющих капель. Там и тут огромные валуны высовываются из земли, покрытой ковром игл, местность становится все более гористой, похоже, что в своем двухсуточном марафоне, я сделал огромную дугу и теперь вновь приближаюсь к скалам и границе Проклятых Земель. Здесь появляется мой единственный шанс выжить. Я могу попробовать затеряться в этом нагромождении камней, в крайнем случае, встать спиной к скале и драться с наемниками, как только они будут подходить ко мне. Конечно же это всего лишь жест отчаянья, я прекрасно знаю уровень их подготовки, но лучше все равно ничего нет.
По мере того, как склон становился круче, лес редел, и я побежал к массивной скале, которая выступала вперед как парадные ворота в похороненный временем Замок. Как только я это сделал, убийцы выскочили из-за границы толстых деревьев и помчались за мной, завывая как Души Проклятых, когда демоны тащат их в Ад. Между нами было метров пятьсот, когда я нырнул в нагромождение камней в надежде затеряться и хоть чуть-чуть передохнуть.
Блуждая меж камней, сквозь потоки льющейся с небес воды, неожиданно для себя, я вдруг разглядел чернеющий провал в теле скалы. Практически не раздумывая я бросился к нему, в надежде найти укрытие. Наемники бегут практически по пятам и мне кажется, что я слышу их дыхание. Я как раз успел протиснуться в узкую щель, когда из-за ближайшего валуна появился первый убийца. Меня он не заметил и промчался куда-то дальше, а я облегченно вздохнул, теперь можно перевести дух и заняться своими ранами, но для начала надо осмотреться.
В свете неясных сумерек, пробивающихся через узкий вход в пещеру, пригибаясь и стараясь не издавать ни звука, ощупывая шершавый камень перед собой, я начал исследования места куда попал. На полу пещеры были навалены горы мусора, занесенного сюда ветром и животными. Сухие листья, еловые иголки, какие-то мелкие косточки, камешки и веточки. Остановившись, я принюхался, животным, по крайней мере крупным, не пахнет. Уже более спокойно я продолжил свои изыскания. Я еще надеялся найти хоть что-то способное сойти за оружие, толстый сук, или массивную кость, но в том хламе, что скопился в пещерке, ничего подходящего так и не нашел. Прекратив бесполезные поиски на полу, я принялся за стены, рассчитывая, если мне очень сильно повезет, то обнаружить проход в следующую пещеру. Начал я с противоположной от входа, который выделялся неровной серой кляксой на фоне черных скал, стены. И уже через несколько секунд поиска обнаружил искомое. Узкая щель, в которую я едва смог протиснуться дала мне надежду. Молясь все известным мне Богам, я начал протискиваться в нее и уже через пару метров облегченно выдохнул. Стены лаза раздались в стороны, да так, что я уже мог почти свободно идти вперед.
Сложно сказать, сколько именно я так прошел. Согласитесь, в полной темноте время идет как-то не так. Оно то замедляется, то начинает бежать со скоростью гоночного болида. Да и ощупывание стен, рола и потолка перед каждым шагом, совсем не добавляют резвости передвижения. А разжигать огонь я пока опасаюсь, его свет может привлечь нежелательных «гостей», а оно мне не нужно, поэтому и приходится продвигаться в полной темноте и буквально наощупь. Сначала я еще пытался считать шаги, но уже на втором десятке сбился и бросил это дело. В какой-то момент, даже полностью раскинув руки, я перестал касаться обеих стен одновременно, да и потолок ушел заметно вверх, а пол под ногами стал почти ровным, как будто его кто-то долго и старательно стесывал. Боясь потерять направление, я уже практически ни на миг не терял контакта со стеной и продвигался вперед, плотно прижавшись к ней правым боком, наверное, поэтому я и не обратил внимания на явные следы долота, пока моя рука, вытянутая вперед и шарившая там, не наткнулась на камень.
Короткое обследование, неожиданно возникшей преграды, меня и напугало, и дало надежду. Передо мной явно искусственная кладка, причем камни не такие уж и большие, максимум в два наших кирпича. На каждом камне вырезаны какие-то знаки, но определить, что они значат, на еще и ощупь, я не могу, да и не интересно мне это. После трех или четырех осторожных шагов вдоль преградившей мне путь стены, мои руки провалились в пустоту. Передо мной самый обычный дверной проем, разве что чуть шире, да немного ниже чем я привык дома, хотя для моего сегодняшнего роста вполне, даже особо пригибаться не придется.
Набрав воздуха, как будто собрался нырять, я сделал шаг вперед и сразу же остановился, настороженно прислушиваясь. Хотя тишина, царившая в подземелье и абсолютной, какое-то чувство предупреждает что в этой комнате я не один. Я ничего не вижу, не слышу, не чувствую никакого запаха, но есть чувство присутствия, не похожее ни на что другое. Мой слух, слышащий эхо, подсказывает мне, что внутренняя комната намного больше, чем внешняя. Место пахнет древней пылью и летучими мышами. Мои шаркающие по полу ноги обнаружили какие-то предметы, разбросанные на полу. Я не могу видеть, что это за предметы, но они не кажутся мне лесной подстилкой, укрывшей ковром самую первую пещерку. Это вещи, сделаны руками человека.
Быстрыми шагами я прошел вдоль стены и наткнулся на один из таких предметов. Я почувствовал, как под моим весом эта вещь с треском раскололась. Сучок поломанного дерева оцарапал кожу, добавив еще один порез к тем, которые остались от иголок елей и клинков наемников. Ругаясь, я в темноте нащупал вещь, которую сломал. Это оказался стул, дерево, из которого он был сделан, сгнило, и поэтому он легко поломался под моим весом. Я продолжил более внимательно свои исследования. Мои ощупывающие руки наткнулись на другой, больший предмет, который я, с трудом, но определил, как телегу, или что-то подобное ей. Колеса были разрушены, спицы сгнили, так что сама телега и ее груз, лежали на полу среди кусков спиц и обода. Эта находка подала мне хорошую, хотя и рискованную, мысль. Собрав небольшую кучку древесной трухи, какие-то тряпки и мелкие щепочки, я достал огниво.
А через несколько минут у меня уже появился маленький, дымящий и шипящий огонек, в который я начал подбрасывать сломанные перекладины стула и куски колес колесницы. Теперь я мог расслабиться, отдохнуть от ужасного бега через дождливый лес и согреть окоченевшее тело. От огня шло тепло, желтый свет танцевал на стенах из грубого камня. Я начал осматриваться. Комната была квадратной и даже большей, чем она мне показалась в начале. Высокий потолок терялся в густых тенях и был покрыт паутиной. Еще несколько стульев были расставлены вперемешку вдоль стены, вместе с какими-то развалившимися ящиками, полутораметровыми, пузатыми кувшинами и изящными амфорами. Рядом со мной покоится остов боевой колесницы, странно-черные, металлические, длинной около метра серпы, валяются рядом. На колеснице тоже покоятся ящики, или правильно будет сказать «сундуки», из темного, от времени, дерева, густо окованные металлическими полосами. Все это живо мне напомнило когда-то виденные кадры погребальных камер египетских фараонов. Так что, скорее всего, где-то здесь есть хорошо замаскированная дверь и в саму усыпальницу. Но прежде чем начать поиски, я все же решил хоть чем-то вооружиться. Выбор мой пал на серпы от колесницы, длинна вполне подходящая, да и, прикинув один из них в руке, я удивился его легкости, как будто сделан серп, из алюминия. Вот только, бритвенно-острая двухсторонняя заточка, намекает, что к «летающему металлу», материал, из которого он изготовлен, не имеет никакого отношения.
Вооружившись, я почувствовал себя намного увереннее. Настолько, что даже возникло желание пошариться по сундукам и кувшинам. С трудом преодолев зародившееся желание немедленно заняться мародерством, я начал внимательно осматривать стены помещения, в надежде обнаружить потайную дверь и через собственно «погребальную камеру», выбраться наружу. При свете кое-как изготовленного факела, я пошел вдоль стен. Полный обход, занял у меня минут двадцать, но оказался абсолютно безрезультативным. Чтобы не дать отчаянию завладеть собой, я принялся изучать пол помещения и уже через несколько минут наткнулся на искомое. Почти в самом центре обнаружилась большая квадратная плита, с ребром почти в два метра, что в четверо превышает размеры всех остальных плит. Все мои попытки как-то ее поднять, сдвинуть или провернуть, не увенчались успехом. Пришлось включать мозги. Еще минут через пять я обратил внимание на три совсем небольших плитки, каждая сантиметров в двадцать. Вот только располагаются они точно посредине трех сторон входной плиты. Попробовал на них нажимать и хоть с трудом, но мне это удалось. Вот только что-то мне подсказывает, что нажимать их надо все вместе. Плохо будет если еще и одновременно. Притащив от колесницы пару подходящих по размеру сундучков, которые оказались неожиданно тяжелыми, я умастил их на двух противоположных плитках, а сам встал на третью. С отчетливо слышимым скрежетом и скрипом, плита сначала опустилась метра на полтора, а потом скользнула куда-то в сторону, а моему взору открылась лестница, ведущая вниз. Соорудив еще один факел, я начал спуск. Уже на третьей ступеньке я заметил, что параллельно лестнице, по обеим стенам идет какая-то канавка, в точности повторяющая рельеф самой лестницы, наполовину наполненная каким-то то ли лишайником, то ли мхом. Одно неосторожное движение и с шипящего факела на этот «мох» прилетело несколько искр, а через секунду на лестнице стало светло как днем. Нет, сам «мох» не загорелся, горел, кажется, воздух над ним. Причем горел как-то неправильно, ровным синим огнем, при этом ни тепла, ни дыма не было. Я проводил взглядом светящуюся полосу, которая рекой уходит вниз, теряясь где-то там, в глубине. Зря я поджог «мох» и со второй стороны. Потому что всякое желание спускаться дальше у меня тут же пропало, потому как две огненные реки, где-то там внизу слились в одну, показывая, что спускаться мне придется долго, очень долго, и шансы на то, что там будет выход, минимальны. Строить вторую такую же лестницу никто не станет, да и просто прорубить в скале шахту такой длинны, занятие очень нелегкое. Я с тоской посмотрел на открытый выход, вздохнул и… и начал спускаться. Не знаю, что уж так тянет меня туда, то ли любопытство, то ли желание разобраться, кому и зачем понадобилось все это строить, то ли простое нежелание выходить наружу, под проливной дождь и клинки убийц и я просто таким образом оттягиваю неизбежное.
Ступени были широкими и удобными, поэтому особого труда идти по ним нет и никакого чувства опасности они у меня не вызывают. Вот это-то мнимое чувство безопасности и сыграло со мной злую шутку. Я уже прошел, примерно, половину пути, когда очередная ступенька плавно опустилась под моим весом, а наг головой раздался знакомые скрип и скрежет. Не надо быть «семи пядей во лбу», чтобы сообразить, что входная плита встала на место. Напрасно я минут пять скакал и прыгал на подлой ступени, выход наружу так и не открылся. Матеря и себя, и свой авантюризм, я поплелся дальше, надеясь, что это не примитивная ловушка для грабителей гробниц и там, в конце пути будет или выход, или механизм, который позволит мне открыть люк снова. Я даже пожертвовал полусгоревшим факелом, отметив, так легко подловившую меня ступеньку.
В конце лестницы мне пришлось согнуться почти вдвое и развернуться боком, чтобы пробраться в небольшой дверной проем, больше подходящий для крупной собаки, а не для человека, но за ним я смог снова распрямиться в полный рост и непроизвольно ахнул. Огромное помещение, размером с пару футбольных полей, по всему периметру освещённое синеватым огнем, открылось передо мной. Идеально гладкий пол, сильно контрастировал с практически необработанными стенами и потолком, на которых лишь кое-где были заметны грубые следы долота и кувалды, которыми посбивали наиболее крупные камни. Свод пещеры оказался сравнительно низким, метра три, максимум, поэтому сразу же возникло ощущение давящей тяжести. Было и еще кое-что, огромная пещера пахла смертью. Смертью десятков, если не сотен человек. И наглядное тому подтверждение валялось у меня буквально под ногами. Почти весь пол, что я видел от входа, был усеян человеческими костями, переломанными, раздавленными, порубленными костями, меж которых валялись мечи, булавы, шестоперы и еще кучи самого разнообразного оружия. На некоторых костяках еще сохранились доспехи, причем изрядно порубленные, а на некоторых абсолютно целые, вот только рядом с такими «счастливчиками» не наблюдается черепов. К сожалению, я не знаток местной истории и определить, как давно произошла здесь трагедия не могу, хотя, если судить по некоторым образцам оружия, особенно мечей, то не так уж и давно, потому что мечи эти больше похожи на тяжелые шпаги, острые и заточенные, а не на те «колуны», что предназначены проламывать тяжелую броню. Да и доспехи выглядят вполне по-современному, кольчуги тонкого плетения, лишь кое-где усиленные пластинами. От нехороших предчувствий у меня даже ладони вспотели, ведь сколько я не приглядывался, так и не обнаружил следов, что все эти люди сражались между собой, так что, на посмертную тризну это побоище мало походит. А значит, всех их кто-то убил и бросил. Даже не ограбив и не собрав трофеи, на пальцах скелетов видны дорогие перстни, на руках болтаются браслеты, то там, то там, сверкают золотые монеты, цепочки и бляхи. Да и само, валяющееся здесь оружие, стоит совсем немало, как, впрочем, и сохранившиеся доспехи, и кольчуги.
Чем дальше я шел по пещере, тем больше становилось останков и тем более древними они выглядели. На некоторых костях я с ужасом заметил следы зубов, а некоторые кости были размозжены и разгрызены, как будто кто-то пытался добраться до сладкого костного мозга.
Скажу честно, будь у меня надежда вернуться тем же путем, что я сюда попал, то бежал бы я отсюда, быстрее собственного визга. Но так уж получилось, что я сам себя загнал в ловушку и кроме как идти вперед, другого выбора у меня нет. Постепенно обходя гигантскую пещеру, я оказался в противоположной от входа стороне, где обнаружил, как бы глупо это не звучало, очередной дверной проем. С первой пещере к моим услугам были огромные сокровища, я не сомневаюсь, что большая часть сундуков и ящиков была заполнена золотом и драгоценными камнями, во второй пещере мне наглядно показали, что меня ждет в дальнейшем, если я не одумаюсь и продолжу свой путь. По идее, в третьей пещере меня должно поджидать нечто, что прервет мой жизненный путь, или… или нечто намного более ценное, чем все, что собрано в предыдущих двух пещерах. Согласен, мои выводы во многом притянуты за уши, возможно все те, кто нашел свой конец в этой пещере, думали точно так же, но какой у меня выбор…
Этот вход был высокий, почти под самый потолок, и достаточно широкий, чтобы я смог легко в него пройти. Сразу за входом я увидал уже знакомый мне «мох» все в той же канавке. Пара секунд и очередная пещера осветилась мертвенно-бледным синим светом. Большая комната была круглой. В одном ее конце находились большие бронзовые створки гигантской двери. Перед ними, на возвышении у стены к которому вели широкие закругленные, похожие на стеклянные, ступени, стоял трон из меди, и когда я смог разглядеть, что сидит на нем, волосы на моей голове встали дыбом, и меня начала бить крупная дрожь. Это была гигантская змея, очевидно, высеченная из какого-то желто-зеленого материала. Каждая чешуйка на ней была словно настоящая, переливающие всеми цветами радуги в бледно-синем свете. Большая клинообразная голова была наполовину скрыта в кольцах ее туловища; ни челюстей, ни глаз не видно. Смущает только одно, пара тонких, изящных мечей, что спокойно лежат на небольшом постаменте перед самой мордой статуей. Я совсем не чужд чувству прекрасного, меня восхитило мастерство, с которым неизвестный мастер изваял этого чешуйчатого монстра. Я потянулся к нему и дотронулся любопытной рукой до твари. Когда я сделал это, мое сердце чуть не остановилось. Ледяной холод остановил кровь в венах и поднял волосы дыбом на голове. Под моей рукой была не гладкая хрупкая поверхность из стекла, камня или метала, а пружинистая жилистая масса живого существа. Я почувствовал, как холодная вялая жизнь течет под моими пальцами. Моя рука инстинктивно отдернулась назад. Зажатый в руке серп от колесницы серп затрясся, ужас, отвращение и страх почти задушили меня и я бросился назад, вниз по стеклянным ступенькам с болезненным беспокойством, наблюдая, с благоговейным трепетом, за созданием, спящим на медном троне. Оно не шевелилось. Хотя кровь застыла у меня в жилах и волосы на макушке стояли торчком, я яростно затряс головой. И проклиная кошмары, о шагнул, на негнущихся ногах через склеп, чтобы ближе рассмотреть спящее существо.
Но в этот момент мой взгляд упал на парные клинки, спокойно лежащие перед Змеем. О, Боже, что за мечи! С ними я стану непобедим! Что мне пара дюжин, или пара сотен наемников, я пройду сквозь них как горячий нож сквозь масло. Мои руки, сами, потянулись к рукоятям мечей. Я даже не обратил внимания на приподнявшуюся голову твари и на злобное шипение, вырвавшееся из ее пасти. Повисший, на самодельном, темляке серп, зазвенел по постаменту, вернув меня в реальность. Как будто какой-то морок спал с моих глаз и в тот же миг удар чудовищного хвоста отбросил меня в сторону. Не знаю, от боли ли, или еще от чего, но наваждение окончательно покинуло меня и я смог разглядеть проснувшееся существо во всей его омерзительной сущности. Змей?! Нет, это не змей, это чудовищная помесь человека и змеи! Из-под колец змеиного тела появилась пара рук, вполне человеческих, да и голова теперь мало чем напоминает змеиную, хотя она и осталась клиновидной, но вполне человеческие глаза, разве что, с вертикальными зрачками, пародия на нос и пасть, полная акульих зубов. Стоило мне только встретиться взглядом с этим существом, как меня начала охватывать странная вялость, захотелось прилечь, расслабиться. В чувство меня опять привел серп, который начал мелко вибрировать, издавая едва слышный звон. Человеко-змей издал страшное шипение и попытался опять ударить меня своим хвостом. Серп сам-собой прыгнул мне в руку и встретил эту атаку монстра. В самый последний момент существо дико изогнулось, подтверждая, что все же с рептилиями у него намного больше общего чем с гуманоидами, и отпрянуло, одновременно с этим схватив мечи с постамента.
Дальнейшее могло повергнуть в ужас любого, и я не исключение. В свете синего, неясного света, я увидел голову и гигантские плечи, вырастающие из сумеречного облака, накрывшего монстра. Не было слышно никаких звуков, но большая расплывчатая форма становилась все более отчетливой, пока я не признал в ней фигуру мужчины. Он был одет в странные сапоги, постепенно переходящие в штаны, те, в свою очередь, превращались в рубашку и широкий кожаный пояс. Его ровно подстриженные волосы были перетянуты золотой полоской. Я смотрел на размах плеч, на ширину вздымающейся груди, на бугры мышц на торсе, на руках, на ногах. На его лице не было ни слабости, ни милосердия. Глаза были шарами темного огня. Я, откуда-то, знал, что это древнейшее создание вышло из первобытного хаоса.
Ни одного слова не было сказано. Слова были не нужны. Существо протянул свои огромные руки. Я проскользнул под ними, ударив в гигантский живот. Затем гигант отскочил назад с глазами, горящими от удивления. Острый край зазвенел о могучее тело, как об наковальню, и отскочил, но перед этим оставил глубокий порез. Существо впало в ярость и стало нависать надо мной непреодолимой волной, но старательно избегая клинка из черного металла. Затем был сокрушительный толчок, напряжение тел и переплетение конечностей. Я отпрыгнул, дрожа каждым мускулом от неистовых усилий; кровь текла там, где пальцы монстра разорвали мою кожу. В это мгновение контакта я осознал, что ушибся не о живую плоть, а об движущийся и чувствующий метал; мне противостоит тело из живого железа.
Существо нависает надо мной в полумраке пещеры. Если позволить этим огромным пальцам однажды сомкнуться, они не отпустят, пока человеческое тело не повиснет безжизненно в их объятиях. В этой тускло освещенной комнате у меня создавалось впечатление, что я дерусь с монстром из ночного кошмара.
Монстр возвышался надо мной, его руки поднялись словно кувалды, но когда лезвие серпа сверкнуло в тусклом свете, гигант неожиданно отпрянул, чтобы уже через мгновение ринуться на меня в смертоносной атаке. Мой клинок опять сам, без моего участия метнулся на встречу парным мечам гиганта и с легкостью парировал их выпад. Мне показалось, что монстр в ужасе бросился бежать, выронив свои мечи. Но кровь уже заиграла в моих жилах, я понял, что могу выйти победителем из этой схватки и бросился за ним, размахивая лезвием. И оно не меня не подвело. Мой клинок вошёл в тусклый метал тела существа, как входит обыкновенная сталь в человеческую плоть. Из глубокой раны потекла странная сукровица и монстр закричал, его крик звенел словно погребальный колокол. Его ужасные руки рухнули вниз, но я оказался чуточку быстрее и уклонился, нанеся еще один удар, а потом еще один. Существо закружилось на месте и пошатнулось, его крики страшно стало слушать, словно метал заговорил от боли, словно железо закричало и заревело под пыткой.
Затем, развернувшись, он шатаясь побежал в соседнюю пещеру, в ту, что стала местом упокоения сотен людей. Он шел неверной походкой, словно продираясь сквозь неведомую преграду. С трудом протиснувшись через проем, монстр развернулся, и рассекая воздух отчаянными ударами, пошел в очередную атаку. Ног в меня уже как будто вселился какой-то берсерк и на этот раз не стал уклоняться от них. Как пантера атакует затравленного лося, так и я бросился под сокрушающие руки и всадил длинное лезвие по рукоятку в то место, где у человека было бы сердце.
Существо крутанулось на месте и упало. Когда он крутился, то имел еще форму человека, но на землю уже упало нечто, на человека совсем непохожее. Там, где должно было быть подобие человеческого лица, лица не было вообще, какой-то непонятный кисель, постоянно меняющий форму, то появлялись человеческие черты, то место занимала змеиная морда. Его конечности размягчились и утратили свою форму, на месте ног начал отрастать чешуйчатый хвост. Торс начал удлиняться и покрываться изумрудной чешуёй. Не вынеся подобного зрелища, я почти не глядя, отвернув свои глаза при виде этого ужасного превращения, нанес еще один завершающий удар, отделив уже почти полностью сформировавшуюся змеиную голову от остального тела. Тело рептилии забилось в агонии, в ней монстр снова стал той субстанцией, которой являлся изначально. Зажав от отвращения рот, я отвернулся от этого омерзительного зрелища.
Какое-то время я еще приходил в себя. Невыносимо болели все мышцы, тело казалось избитым и переломанным, но как известно, «на победителях раны заживают быстро». Поэтому, более-менее придя в себя и вновь обретя способность мыслить логически, я понял, что своей победой так ничего и не добился. Ну, завалил я непонятного монстра, неизвестно сколько времени, собирающего свою кровавую жатву в этих пещерах. А что дальше? После этой схватки, меня и «куры лапами загребут», что уж говорить об оставшихся наверху наемниках. Переждать? Чего и сколько? Пищи у меня нет, воды тоже, а пить уже хочется так, что хоть вешайся. Появившаяся мысль поискать продукты и воду у тех, кто сейчас покоится под моими ногами, вызвала только снисходительную улыбку. Остались еще конечно те, огромные бронзовые двери, перед которыми сидел монстр, но что-то мне совсем не хочется заглядывать за них, еще одной встречи с чем-то подобным я не переживу.
Подобрав с пола небольшой голубой камешек, чем-то похожий на топаз, почему именно на топаз я и сам не знаю, никогда раньше, ничего кроме жемчуга и янтаря, я не видел, механически закинул его в рот. Я еще с армии знаю, что если очень сильно хочется пить, то надо пососать камешек, или пуговицу, станет полегче. Каково же было мое удивление, когда через пару минут этой процедуры, жажда отступила и возникло чувство, что я только что выпил пару стаканов чистейшей ключевой воды. Выплюнув камешек на ладонь, я с интересом его начал разглядывать. Небольшой, с пол фаланги мизинца, голубого цвета с четкой серебристой паутинкой, обволакивающей его и какой-то едва заметной искоркой внутри. Пораженный странным эффектом от, казалось бы, самого простого камня, я уже с куда большим интересом осмотрелся вокруг, заметив еще парочку подобных камней и несколько десятков других, не менее интересных, хотя и бесполезных, по крайней мере пока, пока я не смогу выяснить х свойства, если они конечно у них есть. Были тут и зеленые камешки и желтые, были черные и прозрачные как слеза, были розовые и кроваво-красные, даже парочка тигровых попалась. На какое-то время я отвлекся от невеселых дум, бродя по огромной пещере и разыскивая среди костей такие интересные безделушки. Постепенно горка камней росла и они уже перестали помещаться у меня в кармане, только после этого я смог остановиться, с тоской глядя на девять десятых пещеры, которые так и не осмотрел. А про себя решил, что не стоит кому бы то ни было рассказывать об этих пещерах, оставлю этот Клондайк для своего единоличного использования, если конечно мои находки имеют хоть какую-то ценность, ну и, если все же смогу отсюда выбраться.
Постепенно мои мысли опять обратились к пещере монстра, а точнее к бронзовым дверям, которые, я в этом не сомневаюсь, он охранял, не допуская туда посторонних. Наконец, набравшись смелости, я посильнее сжал рукоятку своего импровизированного меча и шагнул в дверной проем. Мой взгляд сразу упал на бронзовый трон, в тайне я боялся, что монстр опять окажется там, целый и невредимый. Но трон оказался пуст, если не считать пластинчатого пояса, на котором болтаются пара ножен. Только сейчас я вспомнил, о брошенных существом клинках. Найти их не составило особого труда, в неярком свете, они отчетливо выделялись на темном полу пещеры, привлекая своим льдистым сиянием. Забрав с трона пояс с ножнами я направился к мечам. Я конечно же опасался, что опять попаду под их воздействие, но нет, ничего подобного не произошло. Мечи как мечи, конечно красивые, даже можно сказать прекрасные, но для моей руки несколько великоваты, раза этак в два, а ведь изначально я этого не заметил, да и ножны вполне нормального размера. Странно. Но все же я не утерпел и поднял один из клинков, а потом и второй. Сначала ничего необычного я не заметил и уже хотел было положить их обратно на постамент, великоваты, да и тяжеловаты для меня, как мечи, словно услышав мои мысли, начали стремительно меняться. Прошла всего пара секунд, а я уже держу в руках прекрасную шпагу, разве что чуть шире обычной и дагу, всего на пяток сантиметров длиннее мне привычной. Не знаю, сколько я простоял с открытым ртом, но когда мой взгляд упал на ножны, я имел честь убедиться, что трансформация и их не обошла стороной, теперь они в точности соответствовали оружию, для которого и были предназначены. Вот в этот-то момент я и понял, что отныни клинки мои и только мои и я их уже никому и никогда не отдам и в тот же миг я ощутил чью-то радость и обожание и почувствовал уверенность, что отныне никакой соперник мне не страшен. Клинки не предадут меня, не сломаются и не затупятся, предупредят в случае опасности, защитят и помогут. А через минуту удивил меня и пояс, который превратился в одно целое, едва я накинул его, при этом, мне так кажется, постарался подстроиться под меня, так, чтобы мне было удобно выхватить любой из клинков, или оба сразу. А стоило мне с сожалением подумать о серпе, из черного металла, и пожалеть, что для него у меня нет ножен, как под правой рукой выросли идеально подходящие для него ножны, внешней отделкой почти ничем не отличающиеся от уже имеющихся. Нет, я конечно же понимаю, что неведомые Силы забросили мое Сознание и мою Душу в магический Мир, но не до такой же степени. Да и не магия это уже, это высочайшие технологии с функцией мысленного управления, или ментального, как любят писать и говорить наши земные авторы.
Вот с такими мыслями я и подошел к дверям, отделявшим очередную пещеру. Наличие столь необычного оружия вызвало у меня определенный оптимизм и уверенность в своих силах, поэтому я не сомневаясь, толкнул двери. Створки с легким сопротивление открылись и я шагнул вперед. В этом помещении уже не было привычного мха, зато в полутьме отчетливо проглядывали массивные подсвечники, развешанные по стенам. Первое впечатление было, что я попал в какой-то будуар. Задрапированные стены, толстые, пушистые ковры на полу, тяжелые бронзовые подсвечники и огромная кровать прямо по центру помещения. Можно было бы подумать, что хозяин, или хозяйка недавно вышла и вот-вот вернется, но время и тлен уже оставили здесь свои следы. Гобелены на стенах покрыты пятнами плесени, в складках скопилась многолетняя пыль. Бронза подсвечников потемнела и покралась патиной. Ворс ковров приобрел грязно-серый оттенок, свалялся и вызывает легкое чувство брезгливости. Когда-то изящная мебель сгнила и превратилась в труху, и только огромная кровать под балдахином все еще сопротивляется времени, как бы бросая вызов Вечности, но и она уже начинает сдавать свои позиции. Позолота начала трескаться и осыпается, балдахин зияет дырами, ножки, выполненные в форме львиных лап, тоже покрылись паутиной трещин. В общем, все помещение вызывает острое чувство заброшенности и безысходности. Но не это меня привлекло. В дальнем углу помещения я разглядел винтовую лестницу, уходящую куда-то вверх и дарящую мне надежду на освобождение из пещерного плена.
Не знаю почему, но я не посчитал в этой комнате ничего для себя интересным и сразу направился к лестнице, прихватив по пути один из подсвечников, на котором громоздятся толстые длинные свечи. Не успел я поставить ногу на первую ступеньку, как от кровати раздался какой-то шорох, как будто легкий ветерок поколебал ткань балдахина. Шум скорее угадывался, нежели реально существовал, но я остановился и замер, боясь даже вздохнуть. Несколько минут я простоял, почти не шевелясь и не дыша и уже совсем было решил, что мне показалось, когда шорох повторился и ткань балдахина слегка пошевелилась. У меня возникло чувство, что я безнадежно опаздываю. Рывком преодолев разделяющее меня и кровать расстояние, я откинул балдахин. Откинул только лишь для того, чтобы замереть в восхищении и ужасе. На когда-то белоснежной, а сейчас на грязно-серой постели лежит женщина. Даже толстый слой грязи и пергаментная кожа, обтягивающая череп не могут скрыть былой красоты. Сто удивительно, мумия выглядит как живая, как будто женщина только-только прилегла отдохнуть. Шикарное платье уже давно превратилось в труху и осыпалось мелкой пылью, открыв моему нескромному взгляду совершенные формы, когда-то, прекрасного тела. Многочисленные кольца и браслеты, изящное ожерелье на длинной шее и замысловатая диадема в густых черных волосах, только усиливают это ощущение.
Внезапно ноздри тонкого носа дрогнули, словно принюхиваясь. Тонкие пальцы на руке заскребли по постели, а черные ногти легко прорезали ветхую ткань. Веки на лице женщины дрогнули и начали приоткрываться, высвобождая два иссиня-черных омута, в которых клубится самая натуральная Тьма. Тонкие иссохшиеся губы приоткрылись, демонстрируя ослепительно белые зубы с длинными клыками. Еще одна земная сказка обрела право на жизнь. Я стою и смотрю в глаза Ночному Кошмару, в глаза вампира. Мои руки сами упали на рукояти клинков. И в ту же секунду полупрозрачное покрывало, укутывающее женщину, превратилось в огромные крылья, взметнувшие ее под самый потолок. Все очарование погибшей красоты моментально улетучилось. Передо мной очередной монстр, намного сильнее и опаснее чем предыдущий. Опаснее своим разумом и своими инстинктами. Откуда я это знаю? Не спрашивайте, я все равно не смогу ответить, просто знаю и все тут. Я даже откуда-то знаю, что черный серп не в силах причинить ей вред, зато клинки убитого мною монстра прямо-таки поют в моих руках от предвкушения. Подчиняясь моему мысленному приказу, дага уже давно превратилась в точную копию своей напарницы, когда-то у меня очень неплохо получалось работать с двумя клинками, вот и посмотрим, не растерял-ли я свои умения. Замерев в стойке, я не отрываясь наблюдал за вампиршей, ожидая атаки. Но стоило мне только моргнуть, как она превратившись в черную молнию, метнулась куда-то мне за спину. Только опадающие на пол останки гобелена указали мне куда именно. У меня за спиной, скрытая до времени, оказалась небольшая дверка, за которой вампирша и скрылась. Скрылась, чтобы уже через несколько минут появиться вновь. Но в каком виде! От былой мумии не осталось и следа, куда делась пергаментная кожа, иссохшиеся руки и ноги, пустой, полный голода и ярости взгляд! Передо мной предстала истинная королева и шикарная женщина. Длинные стройные ноги, плоский живот, вызывающе торчащие груди, гладкая упругая кожа, чувственные губы, тонкий прямой нос и огромные миндалевидные глаза. Белое обтягивающее фигуру, как резиновая перчатка, платье выгодно подчеркивает слегка смуглую кожу и черные волосы, а глаза, глаза манят и зовут. Весь вид портит только тоненькая струйка чего-то, подозрительно напоминающего кровь, стекающая по подбородку.
- Смертный, ты или до неприличия смел, или до безобразия глуп. Как ты прошел моего стража?! Сотни моих подданных не смогли преодолеть это демоническое порождение! А ты прошел, прошел и разбудил меня от тысячелетнего сна. У тебя в руках Клинки Убийцы, они принадлежат Стражу… ты смог с ним справиться? Он мертв?! Какую награду ты хочешь получить? Вечную жизнь? Неограниченную власть? Сокровища Королей Древности? А может быть ты ищешь абсолютного Знания? Или… или ты хочешь обладать моим телом? Занять место рядом со мной на троне? Хочешь стать Повелителем Мира? Я могу все это предложить тебе!
- Нет. Все что мне нужно, я беру сам.
- А ты самонадеян и глуп. Хотя… да, кровь Королей! Странная смесь, ламии и люди… но ты еще слишком молод и не вошел в полную Силу, хотя и есть в тебе что-то необычное. Что же, тем лучше. – и опять сверкнула черная молния, а я ощутил неимоверную силу, сжавшую меня в своих объятьях и острые клыки на своей шее. Всего пару мгновений длилось это ощущение, а потом что-то тяжелое начало клонить мои руки к земле. Я опустил взгляд вниз и увидал, что вампирша как бабочка напоролась на мои клинки. И кажется, что мечи вытягивают из нее ее жизнь… ну или ее подобие. Прямо на моих глазах совершенная женщина опять превращалась, хоть и в прекрасную, но мумию. Но и на этом метаморфозы не прекратились. С тихим шорохом плоть женщины начала превращаться в песок, который, не долетая до пола, развеивается тончайшей пылью. Вот передо мной уже лежит только лишь скелет, но и кости осыпаются, превращаются в ничто, только меж остатков ребер горит багровым пламенем огромный рубин, да сияют осыпавшиеся украшения. Наконец мечи перестали дрожать, мне даже показалось, что они удовлетворенно и сыто урчат, как пара маленьких котят, а меня обдало волной благодарности и обожания.
Чисто механически я вложил клинки в ножны, подобрал Рубин и направился к потайной дверце. Интересно же посмотреть, что там хранила вампирша. Скажу честно, «кладовочка» меня разочаровала. Малюсенькое помещение три на три метра, низкие потолки, я даже непроизвольно пригибаюсь, чтобы не упираться в потолок, хотя до него еще сантиметров двадцать. Пара старых сундуков, небольшой шкаф, с десятком ветхих книг, и пара десятков странных сосудов, вроде как из хрусталя, в серебряной оплетке. Содержимое этих «фляжек» я определил сразу и безошибочно - кровь. Вот только я не представляю, как она могла столько времени сохраниться, может все дело в этих странных бутылках, а может быть и в самом помещении. Кто их разберет, этих магов и сказочных монстров. В одном из сундуков я нашел какую-то сумку, похожую на те, что носят почтальоны, а под ней золотые монеты, кольца цепи и прочую бижутерию. Во втором сундуке оказалось оружие. Пара мечей и кинжалов из черного металла, как и мой серп, несколько метательных звездочек, по типу сюрикенов и удивительно легкая кольчуга, все из того же металла.
Вспомнив о набитых камнями карманах, я прихватил сумку, переложив в нее их содержимое, туда же пошли и кинжалы, и звездочки, Рубин и драгоценности с вампирши, и еще пара горстей всяких безделушек из первого сундука. Когда по моим подсчетам сумка уже должна была быть полна, я с удивлением заметил, что она практически не изменилась, оставаясь все такой же тощей и легкой. Ради интереса я попытался засунуть туда и мечи, которые раза в три больше ее и к моему немалому удивлению и восторгу мне это без труда удалось. Кажется, что сумка поистине безразмерная и туда можно запихать все что угодно. Сами собой на ум пришли слова, «сумка путешественника». Что же, не самый плохой трофей. После этого в нее пошли и книги, и кольчуга и еще все что оставалось в первом сундуке, а также пара «фляжек» с кровью. Кровь конечно можно было бы и вылить, но я поостерегся это делать, кто знает, как это может отразиться на моем здоровье. Вдруг вампирша и из пыли может восстать, если на нее попадет хоть капля крови. Но самая интересная и многообещающая находка ждала меня в углу. Самый обыкновенный рычаг, за который я и потянул. Где-то вдалеке что-то заскрипело, застучало и загрохотало, а у меня вновь проснулась надежда, что я нашел «ключ», открывающий мне путь на верх и ломанулся к винтовой лестнице.
Почти час я поднимался по лестнице, а в конце пути меня ждало огромное разочарование. Лестница закончилась тупиком, точнее еще одной комнатой, заставленной всяким барахлом. Опять сундуки, шкафы, ящики. Я невесело усмехнулся. Похоже, что я уподоблюсь тому древнему греческому Царю, что своим прикосновением, все превращал в золото и умру от голода на груде золотых монет. Единственное, что я захватил из этой комнаты, это большую книгу, на удивление, прекрасно сохранившуюся. Пришло время пройти по своим следам и еще раз попытать счастья с закрывшимся люком, вдруг повезет, и тот рычаг открыл именно его.
Спускаться всегда легче чем подниматься, поэтому обратный путь по винтовой лестнице занял у меня намного меньше времени чем подъем, да и в комнате вампирши я задерживаться не стал, оставив ее доскональное изучение на потом. Что-то мне подсказывает, что если мне суждено отсюда выбраться, то в этом пещерном комплексе я стану частым гостем. Только в «зале костей», я немного задержался, да и то, только потому, что дал волю своему земноводному и не смог пройти мимо попадающихся камешков и наиболее интересных образцов оружия и пары, похожих на серебряные, кольчуг. Но и здесь я ничего не выискивал специально, собирал только то, что попалось под руку и бросилось в глаза. А вот подъем по длинной лестнице дался мне очень тяжело. К отмеченной мною ступеньке я уже практически выбился из сил и переставлял ноги чисто механически, постоянно опираясь на бортик светящейся канавки. Но едва она появилась на виду, в меня как будто влили водопад энергии и последние метры я буквально пролетел. И было почему, ступенька стала заметно выше, а это значит, что она вернулась на место. Проход открыт!
Боясь даже лишний раз вдохнуть, на цыпочках, преодолел я «подлую ступеньку» и что было сил рванул наверх, да так, что остановился только уже в «погребальной камере». Вопрос закрывать или не закрывать люк не стоит. Здесь кроме золота да прочей ерунды, ничего ценного нет, а вот внизу, что-то мне подсказывает, еще осталось очень много всего интересного. Поэтому провозился я здесь еще пару часов. Во-первых, собрал все серпы от колесницы, вместе с моим их получилось восемь. Затем освободил ключ-камни от сундучков, а их самих от их содержимого. Прошелся по всем сундукам и ящикам, выискивая наиболее ценные и красивые, на мой взгляд, предметы. Все это я упаковал в свою новую сумку, на которую все никак не могу нарадоваться. Не забыл я и о том, что на поверхности вполне вероятна встреча с наемниками, поэтому постарался по максимуму себя обезопасить, вытащил из сумки черную кольчугу и надел ее под свою куртку. Если встреча состоится, то для убийц она станет неприятным сюрпризом.
Ну вот вроде бы и все. Попрыгали. Вперед! Поверхность встретила меня ясным солнечным днем. Мелкие лужицы парили под жарким солнцем, не успевая впитываться в каменистую почву. Очень долго я наблюдал за округой, приглядываясь и прислушиваясь, но ничего, ни одного звука не привлекло моего внимания, ни одна «неправильность» не бросилась в глаза. Неужели наемники ушли? Нет, такое на клан Брэган де Эрт совсем не похоже. Значит что-то заставило их отсюда уйти. Теперь надо бы разобраться что именно. Крадучись, от одного укрытия к другому, я начал выбираться из завала камней, где пролежал столько времени. За спиной осталась скала, принесшая мне так много переживаний, я уже входил под сень леса, когда мое внимание привлекло ржание лошади. Ага, а вот и преследователи. Не спеша, я направился на призывный голос животного. Минут через пять я наткнулся на небольшую полянку, на которой расположились наемники. Они все были тут, все шестнадцать остававшихся в живых убийц, даже подранки и те были здесь, а с ними и сынок маркиза. Вот только ключевое слово здесь «были». Нет, они как и прежде все на поляне, вот только в каком виде. Разорванные, растерзанные тела, раздавленные и переломанные конечности, как будто люди попали под горную лавину или селевой поток. Сломанное оружие, разорванные доспехи и то, что большая часть наемников лежала кучей, может свидетельствовать о том, что неизвестную угрозу они не проспали и успели подготовиться, вот только немного переоценили свои силы и вместо того, чтобы бежать без оглядки приняли бой, в котором все и полегли. Выходить на поляну и обследовать место боя, я категорически не захотел, поэтому обойдя полянку по краю леса, так же тихо и незаметно скрылся в нем. Мне предстоит совсем не близкий путь домой, в Замок, а где-то чуть в стороне ржет лошадь. Согласитесь, даже плохо ехать, всегда намного лучше, чем хорошо идти. А ведь в переметных сумках может быть и что-нибудь съестное. Вот с этой мыслью и направился ловить себе «транспортное средство».

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

Супер увлекательно! :angel: Ловила себя на том, что читая, пропускала буквы или наоборот не дочитывала буквы :biggrin: а все оттого, что описание действий героя сильно захватывает и читается на большой скорости))) :ood:

Ринат, от меня огромный плюс и тыщу благодарностей) Желаю вам Изображение
Эй, небо! Сними шляпу.

aleks 643
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 30 авг 2015, 09:19
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1 раз

Сообщение aleks 643 »

:rin: :drunk: :drunk:

YUGOROSS
Сообщения: 1252
Зарегистрирован: 29 ноя 2013, 16:00

Сообщение YUGOROSS »

Спасибо, Ринат. :ood:

Ответить

Вернуться в «Там на неведомых дорожках»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость