Барон Серж де Сангре.

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 729
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 1191 раз

Сообщение Rinat-106 »

Если честно, то кто такой Джаркласт я не знаю. И еще, Форгетон, это книга или игра?

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

Sidonai писал(а):Оливия, дык форготтен - этож тоже фентези) очень даже хорошее. А хороший кроссовер - это оооочень вкусно. Ринат из тех авторов, которые как мне кажется могут сварганить такую вкуснятину
Sidonai, в возможностях Рината, а также и в ваших, и других авторов на форуме, я нисколько не сомневаюсь, вы все пишите вкусняшку :ood: просто именно эта прода у Рината, она отличается от др. его произведений. Поэтому хочется, чтобы она оставалась в том жанре, с которого он начал и чтобы не смешивал уже ранее напечатанное. Мне кажется, всегда интересно что-то новое попробовать, тем более, что в другом жанре он как автор уже признан. И потом, мы же не знаем, почему Ринат захотел написать именно в таком ключе, а может что-то его сподвигло на это... и он посредством этой магической сказки получит та-ку-ю!!! силу :biggrin: что позволит ему написать еще не один роман по вашей любимой тематике))) вот. :shy: :biggrin:
Эй, небо! Сними шляпу.

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 729
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 1191 раз

Сообщение Rinat-106 »

5 глава.

В Замок я вернулся только через две недели, проведя все это время в пещерном комплексе под черной скалой. Я, можно сказать, вполне неплохо обжился в бывших апартаментах «Королевы Проклятых» и даже начал подумывать, о превращении этих пещер и помещений в своеобразный «личный схрон», кажется мне, что может он мне понадобиться и причем в самое ближайшее время.
За эти две недели я перетаскал все, представляющее хоть маломальскую ценность, из погребальной камеры в «зал костей», перед этим тщательно его очистив от древних останков, собрав все оружие, доспехи, регулярно попадающиеся камушки, деньги и драгоценности. Даже несколько комплектов одежды, на которой, как не странно, совершенно не отразилось время. Магия, что поделаешь. Для освещения я использовал магические светильники, которыми, так великодушно, обеспечил меня барон. В общем на эти пару недель я превратился из сына барона в носильщика и уборщика, но ничуть об этом не жалею. В итоге у меня получилась приличная такая куча ценностей, которую, в одиночку, мне нипочем не перетащить в Замок, даже используя мою почти безразмерную сумку, предел ее вместительности я уже выяснил.
Единственное место, куда я так и не осмелился войти вновь, это будуар вампирши, с ее потайной комнатой и комнатой-лабораторией, или чем она там была в свое время, в которую ведет винтовая лестница. Ну а все остальное было мной очень тщательно осмотрено, изучено и исследовано. И да, я нашел еще одно подтверждение сказке, рассказанной Веселым. Я нашел каменную плиту, перекрывающую проход, вот только открыть ее я пока не смог, а применять «разрыв-камень», слегка опасаюсь. В конце концов, ходила ведь как-то через нее вампирша, а значит нужно просто подумать и еще раз, два, ну или двадцать два раза все очень внимательно осмотреть. Я очень сомневаюсь, что проход открывается из «будуара», или тайной комнаты, тайный ключик должен быть где-то рядом с плитой и в следующий раз я его обязательно найду.
Замок встретил меня какой-то нездоровой суматохой и явным облегчением от моего возвращения. Причина «тихой паники» оказалась до невозможности простой и банальной – барон, а вместе с ним и я приглашены на какой-то там турнир в качестве личных гостей местного Герцога. Если честно, то для меня это ничего не значит, а вот для барона, очень значимое событие, это свидетельство моего признания высшей знатью Империи и возвращение самого барона к активной жизни. А я-то думал, что мой отец, этакий «сыч», безвылазно сидевший в своем Замке и выбирающийся из него только для того, чтобы прогуляться по краю Великой Пущи, завалить какого-нибудь монстра, да приволочь пару магических артефактов из Проклятых Земель. Оказывается, нет, раньше его жизнь была вполне обычной для местного аристократа, он с женой, моей матерью, регулярно посещал такие вот мероприятия, вроде турниров, балов и других «вечеринок». Короче, в самом ближайшем будущем мне предстоит окунуться в болото местного бомонда и довольно интересное путешествие в столицу герцогства, подготовка к которому длится уже не первый день. Эта «лихорадка» затронула даже замковых стражей и немногочисленных наемников, ведь кто-то из них обязательно поедет с нами, путешествовать в одиночку, барону и его сыну, просто невместно. Так что, мое возвращение оказалось, как никогда своевременным, а когда барон и его ближайшие сподвижники узнали, что я в этот раз явился не пустой, а опять нагруженный как мул, то их счастью не было предела. Меня сразу же утащили в библиотеку, как наиболее просторное помещение Замка, где я и начал выкладывать свои трофеи, попутно рассказывая о своих похождениях. Скрывать историю с башней, я не стал, тем более, что под нее идеально подходило наличие у меня новых, ценных трофеев и немаленького количества денег в виде золотых монет и драгоценных камней. Мой рассказ и изучение трофеев заняло время до самого вечера, правда, виноват в этом не я, а постоянные и настоятельные просьбы повторить тот или иной эпизод, рассказать о своих ощущениях, чувствах и прочем, а еще постоянные вызовы служанки с новой порцией вина и мяса. Ну а когда дошла очередь и до всего того, что я приволок, вот тут-то и началось самое интересное. Ахи, охи и вздохи, но относились они не к золоту или драгоценностям и даже не к десятку мифриловых кольчуг и мечей, а к двум комплектам одежды, что я прихватил с собой. Я так и не понял причин, по которым самые обыкновенные кожаные штаны и куртки вызвали такой ажиотаж, пока мне все не разъяснили. Сама одежка-то оказалась вполне обычной и привычной, вот только кожа, из которой она была изготовлена, оказывается принадлежала какому-то там мифическому существу – виверне. Что это такое и как оно выглядит, мне никто так толком объяснить и не смог, а в моей голове сложилась картинка странной помеси птицы, кошки и акулы, причем чего и от кого было в ней больше, я так и понял. Стало мне ясно только одно, что на обладателя такой одежды не действует магия. Но это не гарантирует его абсолютную безопасность, если на самого человека магия и не подействует, то вот на окружающих его людей, или предметы, вполне. Мои камешки, например, сработают идеально, ведь они не оказывают абсолютно никакого воздействия на объект, они влияют на окружающее его пространство. Так что, восторги по этому поводу мне не понятны, ну да и ладно, местным виднее.
В конце концов восторги немного улеглись и разговор перешел в конструктивное русло. Решали кто поедет, какие подарки герцогу, его жене и детям везти, сколько сопровождающих нам с отцом необходимо, стоит-ли этих сопровождающих экипировать по высшему классу, или и так сойдет. В итоге пришли к общему мнению, что таким бравым рубакам, как мы с бароном, большая толпа в сопровождение не нужна, поэтому ограничились минимумом, Лаэрт и трое наемников. А вот на подарках и экипировке решили не экономить. Как говорится, «жизнь – ничто, понты –все». Хотя надо было видеть, какими глазами смотрели на своего более удачливого, в их понимании, соратника Гарипол с Веселым…
Через два дня мы покинули Замок. Провожали нас всем «табором», а с какой гордостью, сопровождавшие нас наемники, сидели в седлах, поблескивая мифриловыми кольчугами и картинно хватаясь за рукояти таких же мечей. Хотя, в принципе, они во всем подражают барону, вот уж где истинный аристократ в надцатом поколении, я на его фоне, в длинном кожаном плаще, с капюшоном на голове, смотрюсь «бедным родственником». Точно такие же плащи есть у всех, но они посчитали кощунством прятать под ними мифриловое оружие и броню. Да и со мной тоже не все так просто, смотрюсь я конечно невзрачно, но это если конечно не знать, что на мне костюм из кожи виверны, а под ним кольчуга из «металла мертвых». Отец еще настаивал, чтобы я и меч взял такой же, пришлось его убеждать, что, хотя оружейники и поработали с серпом от колесницы, но все равно, если для боя он теперь вполне подходит, то вот для представления Герцогу… как-то не очень, да и незачем пробуждать во власть имущих зависть. Дескать мне и с моей шпагой совсем не плохо. Знал бы барон, что у меня за клинки, так, наверное, и с катушек бы слетел.
Когда Замок скрылся из глаз, наша кавалькада заметно снизила скорость. Понты – понтами, но и лошадок надо поберечь, путь нам предстоит совсем не близкий, барон говорит почти неделю будем добираться до столицы герцогства и большая часть нашего пути пролегает в предгорьях, на краю Великой Пущи. Можно было бы и сократить путь, но тогда придется пару дневных переходов совершить по Проклятым Землям, так что это предложение все отмели, дескать не стоит рисковать лишний раз и без особой на то причины. Я, если честно, был несколько иного мнения, но тут меня уже слушать не стали, только Гарипол, этак многозначительно проговорил, что дескать, «смелость и отвага дело хорошее, но иногда надо еще и мозги включать, конечно тем, у кого они есть». В общем я настроил себя на длинное, нудное и монотонное путешествие и оказался прав.
Едва заметная тропка, петляющая среди нагромождения камней, которую местные гордо именуют дорогой, казалось никогда не закончится. Давно уже были пересказаны все истории и анекдоты, давно перепеты все песни, получены от барона все наставления и указания, как себя вести при дворе герцога, с кем разговаривать, а кого по возможности сразу прирезать, шучу конечно, отец мне даже советовал, воздерживаться от дуэлей. В общем, скука. Наемники еще умудряются дремать прямо в седлах, а вот мне такая роскошь не доступна, боюсь, что навернусь с седла, а мне совсем не улыбается сломать себе шею из-за такой малости. Поэтому в нашем маленьком отряде, я, пожалуй, был единственный, кто постоянно бодрствует, ну, зато меня по ночам в караул не ставят, хотя даже барон этой участи не избег. Именно это мое постоянное «дневное дежурство» и стало причиной того, что открывшийся, за очередным поворотом, трактир, я заметил первым, о чем и поспешил сообщить своим спутником, выводя их из полудремы тихим свистом.
- Что-то я не помню, чтобы на этой дороге когда-нибудь было что-то подобное. Лаэрт, может быть я что пропустил за последние годы?
- Нет, ваша милость, вы правы. Я проезжал этой дорогой пару лет назад… если мне не изменяет память, то на том месте, где стоит трактир, раньше росла чахлая рощица и бил родник. Заедем?
- А почему бы и нет. Передай парням, пусть будут наготове, но сами, первыми, чтоб не задирались.
Чем ближе мы подъезжали к трактиру, тем мрачнее и мрачнее становились барон с Лаэртом, да и наемники, как-то излишне нервно теребят рукояти мечей. Что-то спрашивать я посчитал лишним, попробую сам во всем разобраться. Итак, что мы имеем? На малоезжей дороге стоит сараеобразное строение, бревна и доски потемнели от времени, а нижние венцы, кажется, успели врасти в землю и это при том, что Лаэрт утверждает, что всего пару лет назад никакого сарая тут не был, а росла роща. Но, похоже, данный факт моих спутников ничуть не смущает. А ну да, бревна в горах редкость, так что старый вид трактира еще ни о чем не говорит, могли купить где-то на равнине и сюда привезти в разобранном состоянии, тоже вариант. Так что же их так напрягает? И тут меня как обухом по голове! Забор! Трактир стоит совершенно открыто, нет ни забора, ни даже меленького рва! И это в полулиге от Проклятых Земель! Это может говорить только об одном, или хозяин трактира глуп как пробка, или он не боится возможных «гостей» из Пустоши, не боится нечисть и нежить, потому что… потому, что и сам таковой является. Я инстинктивно потянул шпагу из ножен. И в этот момент мне на руку, сжимающую эфес, опустилась тяжелая ладонь.
- Не надо, ваша милость. Нам здесь абсолютно ничего не угрожает. Если конечно мы будем вести себя подобающим образом. Посмотрите на вывеску.
Ну и что на нее смотреть? Вывеска как вывеска, вроде как, по зеленому полю скачет единорог, солнышко светит, вдали лес. Да, картинка конечно красивая и написана талантливо, но как это может нас обезопасить? Додумать я не успел. На крыльцо вышла… ну пусть будет женщина, хотя воображение моментально дорисовало ей кольчугу, рогатый шлем и боевой топор в руки. Видел я как-то где-то, то ли в кино, то ли в какой книге, этакий экземпляр викинга в юбке. Высокая, мощная, сразу видно и слона на скаку остановит и хобот ему узлом завяжет, длинная, толстая, русая коса перекинута на грудь. Смотрит спокойно, но нет-нет, а предостерегающий огонек в глазах мелькнет. Настоящая такая, русская баба… с милитаристским уклоном. Пока я с нескрываемым интересом разглядывал это «чудо природы», мы уже почти вплотную подъехали к трактиру. Барон молчал, молчат и наемники, только глупо пялятся на женщину, первым заговорил Лаэрт.
- Хозяйка, позволишь-ли усталым путникам покинуть седла и насладиться твоим гостеприимством?
- А с чего это вы усталые? Солнце вон, еще даже не в зените, да и кони сухие.
- Ну, так не даром же ты поставила свой трактир именно здесь.
- Догадливый. Ладно уж, милости прошу, лошадей сами к коновязи ведите, у меня тут слуг нету.
В ответ на это все облегченно выдохнули и начали спешиваться, хотя в трактир заходить и не спешат, все чего-то ждут. Даже Лаэрт с бароном, как-то по-детски переглядываются, не решаясь ступить на ступени крыльца. Ладно, раз уж все такие стеснительные, побуду немного и я «первопроходцем». Не раздумывая я начал подниматься на высокое крыльцо, потом спокойно открыл дверь и скрылся в трактире. За мной гурьбой ломанулись и все остальные.
Ха! Трактир! Зал, метров сорок квадратных, пара столов, с горками фруктов, да по кувшину воды на каждом. Вот тебе и весь трактир. С таким меню эта хозяйка быстро помиру пойдет.
- Хозяйка, а что, ни хлеба, ни мяса? Как-то нехлебосольно ты гостей встречаешь. Да и пары кувшинчиков вина, совсем бы не помешало.
- Глупый ты, твое величество. Радуйся, что сама пригласила, а потом, может быть, еще и отпущу.
- Ого, а ты я посмотрю, отважная дивчина, шести здоровым мужикам такое заявлять. А не боишься, что мы тебе тут «красного петуха» подпустим?
- Нет, не боюсь. У нас же с тобой договор. – вот после этого рот открылся не только у меня, но и у моих спутников.
- Какой-такой договор? Ни о чем я с тобой не договаривался… а если и было что, то я, наверное, сильно пьяный был. Так что, не с счет.
- Не помнишь значит, ну-ну, ничего время придет, вспомнишь. Ладно, садитесь за стол, подкрепитесь маленько, да и езжайте себе дальше. Вот только броньки, да мечи оставьте, да и денежки, если что есть с собой, тоже. Вам уже ни к чему, а мне глядишь и пригодятся.
Да что тут такое творится-то!? Одинокая баба угрожает шести мужикам! Да какая бы она не была нечистью, мы же ее в капусту порубим, она и ойкнуть не успеет. Я начал заводиться, а спутники мои побледнели, стали белее мела и даже, кажется, готовы послушно разоружиться. Я выхватил шпагу и тут же последовал сильный удар по руке. Клинок я не выронил, но на пару ближайших минут, полноценно работать правой рукой я не смогу. Я в ярости развернулся к ударившему. Это был Лаэрт. Уже готовые сорваться с моего языка проклятья так и повисли у меня на языке, стоило мне только увидеть суровый взгляд барона и то, как от отрицательно крутит головой.
- Хозяйка, может поведаешь, что нас ждет? Не за себя волнуюсь, за людей мне преданных, да за сына, глупого.
- Если дальше пойдете, то в лиге отсюда… пятерых из вас ждет смерть. Только Великий Король жив останется.
- Смерть? Что там? Нежить? Нечисть? Или враги?
- Нечисть, да еще какая. Людьми называется. Засада вас там ждет. Два десятка арбалетчиков и полсотни мечников с копейщиками.
- В Злом Ущелье? – влез в разговор барона с трактирщицей, Лаэрт.
- Там, воин, там.
- А если мы назад повернем?
- На входе в Каньон Погибшего Мага, там вас тоже встретят.
- Через Великую Пущу нам не пройти. – с какой-то тоской сказал барон.
- Ну почему не пройти, если тот кому суждено стать Великим Королем, все же вспомнит наш уговор, то пройдете. Возможно не все, но пройдете.
- Хозяйка, ты это видишь? Корону?
- Да. Как и то, что он сможет совершить то, что не смог Славосвет Завоеватель. Но мочь и сделать, две большие разницы. И это уже будет зависеть от твоего сына. – все взгляды скрестились на мне. А я стоял в некой прострации и пытался осмыслить происходящее. Странная трактирщица совсем недвусмысленно намекает, что когда-нибудь я стану Королем, ладно хоть не Императором, и на том спасибо. Причем все остальные ей безоговорочно верят и, похоже, считают это событие уже практически свершившимся. Следующее, ее странные обмолвки насчет какого-то там договора, которой я никогда и ни с кем не заключал. Стоп! Заключал, еще как заключал, и пусть я всего лишь шутил, но похоже, что Пуща приняла мои слова на веру и теперь выполняет его как может. Так кто же она, эта трактирщица, посланница Пущи, еще одна, кто когда-то заключил подобный договор? Ладно, со временем разберемся. А сейчас надо уточнить один вопрос.
- Женщина, а если мы никуда не пойдем, если останемся здесь. Что тогда будет?
- Через три дня засада уйдет и путь будет свободен.
- Три дня! Если мы задержимся на три дня, то опоздаем. А мы этого, ПОКА, позволить себе не можем! У нас в запасе максимум сутки, слишком долгими получились сборы, слишком неожиданным оказалось приглашение. – вскинулся барон.
- Нет, отец, мы не опоздаем. Мы с тобой не опоздаем.
- Нет! Я пойду с вами! – Лаэрт разобрался в моей задумке на удивление быстро.
- Нет. Мы пойдем вдвоем. Ты останешься за старшего. Когда засада уйдет, поскачете что есть сил в Гард, там нас и найдете. Мы как всегда остановимся у одноглазого Пита, если он конечно еще жив.
- Два года назад был жив-здоров и хорошо упитан. – мрачно сказал Лаэрт.
- Ну вот и хорошо. И запомните, вы все запомните, о том, что вы тут услыхали, о том, что тут произошло, никому и никогда ни слова. А если вдруг надумаете проболтаться, лучше заранее выройте себе могилу. Себе и всей своей родне. Я, барон де Сангре, сказал! – многоголосые заверения в преданности и честности барон слушать не стал. – Ну что, сын, по коням! Нас ждет Великая Пуща.
На крыльцо, провожать нас, вышли все, в том числе и трактирщица. Она как будто о чем-то размышляла, пока мы подтягивали ослабленные подпруги и перекладывали припасы и подарки герцогу. Наконец, видимо решилась.
- Сергей, на вот возьми. – женщина протянула мне грязно-серо-зеленую ленточку. – Может пригодится. Вдруг где встретишься с одной из моих сестер.
И тут на меня нашло просветление.
- Ты дриада, дриада из Великой Пущи! – ответом мне стал веселый смех и извиняющийся голос барона.
- Прости его, Хозяйка. Ты правильно сказала, он еще молод и глуп. Прости и прощай и спасибо за угощение. – наемники во главе с Лаэртом тоже скалятся, паразиты. Нет чтобы объяснить все по-человечески.
Мы с бароном успели отъехать всего на пару десятков, когда за нашими спинами раздался какой-то шум, звуки падения и многоголосый мат. Барон только усмехнулся, а я не удержался и оглянулся. Картина была достойная великих живописцев. На небольшой полянке посреди чахлой рощицы, вповалку валялись четыре взрослых мужика и матерились. Трактир исчез, кони наемников оказались привязаны к сухой ветке одного из окружающих поляну деревьев. Я тоже не сдержал улыбку. Но все же смог перебороть себя и спросил у барона.
- Отец, а кто это был и почему вы смеялись, когда я назвал ее «дриадой»?
- Дриады, это духи деревьев, очень старых деревьев. А это была Лесная Дева. Дух, Душа, если хочешь Великой Пустоши. И почему ты ничего не говорил, что заключил с ней какой-то договор?
- Да я… ляпнул и забыл. – немного смущаясь ответил я.
- «Забыл» он, а вот она не забыла и спасла наши жизни. Так что и тебе пришло время вспомнить, нам еще через Пущу пробираться. Пусть и не много, и не глубоко, глядишь к полуночи и выйдем, но о своем договоре вспоминай, иначе мы там и сгинем, этот участок Проклятых Земель, пожалуй, один из самых опасных в округе, поэтому дорога в обход его и идет. Если пройдем без задержки, то выиграем больше суток. – сказал и пришпорил коня, двигаясь дальше по тропинке.
Вот только зря он это сказал, про сутки форы. Я в отличии от барона на тропинку еще не выехал, поэтому прекрасно видел, как та на мгновение мигнула, после его слов, как будто в компьютерной программе прошел небольшой сбой, и немного, всего чуть-чуть, изменила свое направление. С тяжким вздохом я начал нагонять своего отца, понимая, что раз уж договор заключен, то надо его исполнять, а мне помнится, что я ставил условие, «невыполнимых задач не ставить», значит выйти из предстоящей передряги живыми, ну или живым, у меня, есть. Отговаривать барона бесполезно, так же, как и объяснять ему, куда нас может привести эта тропка. Так что, лучше подготовиться.
Пару часов мы скакали не снижая темпа, в барона как будто «бес вселился». Сначала я еле успевал уворачиваться от нависающих над тропой ветвей, но постепенно тропка начала все дальше углубляться в горы и у меня появилась новая проблема, смотреть, чтобы конь не переломал себе на камнях ноги. Внезапно барон резко осадил своего коня и дальше мы поехали шагом. Тропа привела нас в небольшую котловину, со всех сторон окружённую невысокими скалами и с маленьким, круглым озерцом почти в самом центре. У подножия одной из скал, недалеко от линии воды виднелось темное пятно пещеры с нависающим каменным монолитом, в темном зеве которой и терялась тропа. Берега озера были покрыты россыпями камней, поэтому ехать нам пришлось осторожно. Подъезжая к пещере, я вдруг понял, что как-то незаметно мы оказались в совершенно безмолвной зоне — ни птичий свист, ни шуршание ящериц в траве, ни шелест стрекозиных крыл не оживляли мрачную ауру этого места. Насторожившись, барон спешился, я последовал его примеру, мы привязали коней к стволу молодой сосны и бесшумно подошли к пещере.
- Сергар, какой договор ты заключил с Лесной Девой?
- Я помогаю ей, она помогает мне. Но невыполнимых заданий не дает. – поспешил я добавить. – Отец, тропа привела нас к этой пещере. Я думаю, что мне стоит пойти одному.
- Нет. Пойдем вместе. Благосклонность Души Великой Пущи мне еще пригодится.
Найдя подходящую сосенку, мы быстро изготовили несколько факелов и зашли под свод пещеры. По мере того, как мы уходил от выхода и слабел дневной свет, глаза постепенно привыкали к темноте, и небольшой толики света от сырого факела вполне хватало, чтобы ориентироваться в темноте. Пещера оказалось не очень разветвленной, я старался запоминать все развилки, а барон каждый раз выбирал левый коридор с тем, чтобы правая рука со шпагой не была стеснена в движениях. Пока пещера ничем не отличалась от многих других, где мне приходилось бывать, и на земле, и в этом Мире. Метров через пятьдесят коридор вдруг резко пошел под уклон, а вскоре оборвался вниз отвесной стеной, метров двух высотой, и мы оказались в довольно большом подземном зале, куда выходило десятка полтора тоннелей. Пытаясь запомнить вход в «свой» коридор, я обнаружил, что это совсем нетрудно — на каменных стенах были ясно видны нанесенные нашими предшественниками опознавательные знаки - следы копоти от факелов и глубокие выбоины, сделанные каким-то тяжелым инструментом. Подземный зал беспорядочно был перекрыт сталактитами и сталагмитами, часть которых была выломана и расколота. Что создает картину неумелых действий каких-то искателей сокровищ. И вдруг, обходящий зал сталактитов по периметру, барон, позвал меня. Я увидел странную картину - в провале каменной стены, как в нише, лежали десятки человеческих черепов, сложенных аккуратной пирамидой. Края ниши были образованы каменными монолитами, поверхность которых представляла собой наплывы расплавленной каменной массы.
Не знаю, что толкнуло барона, но он с каким-то остервенением начал выгребать из ниши черепа, ничуть не заботясь об их сохранности. Постепенно барон все больше и больше скрывался в толще скалы, до меня доносился только сухой звук бьющихся костей и невнятные бормотания барона, больше всего похожие на проклятья. Неожиданно раздался его голос.
- Сергар, лезь сюда.
Я заглянул в нишу. Черепов в ней уже не было, а свет факела барона отодвинулся метров на двадцать и продолжал неспешно отдаляться. Ниша оказалась низким и узким проходом, ведущим куда-то дальше. И похоже, что барон если и не знает куда именно, то догадывается. Что мне оставалось делать? Бросить, пусть и номинального, но отца здесь одного, а самому спасаться, даже не зная от чего. Перехватив шпагу поудобнее, я полез у проход. Барон пер как трактор, поэтому, когда внезапно исчез свет его факела, я слегка запаниковал. Благо, что через несколько секунд я вновь увидал его отблески. Оказывается, барон просто достиг конца прохода и вывалился на той стороне.
Выход оказался значительно выше входа, точнее пол следующего зала был ниже, чем в предыдущем, ненамного, метра на полтора, но ниже. В мерцающем свете факела я с трудом рассмотрел окружающую нас обстановку. Этот зал был заметно меньше предыдущего и здесь было ощутимо теплее, чем во всех остальных местах пещеры. Глухая стена делала зал тупиковым, другого выхода не было, но не это в первую очередь обратило на себя мое внимание.
Две мощные колонны, выступающие из стены, образовывают обрамление каменного арки, перед которой возвышается самый настоящий алтарь. Алтарь какого бога? Есть у меня предчувствие, что никто не смог бы дать ответ на этот вопрос. Но первое впечатление именно такое – алтарь. Гладкая каменная плита в основании имеет слишком правильную форму с вполне узнаваемым углублением по всей длине – чуть заглублённый контур человека, с несколькими кровотоками, сходящимися в одну большую каменную чашу у подножия алтаря.
- И что мы должны сделать? Разрушить алтарь? У меня есть «разрыв-камень», но что-то мне подсказывает, что это гиблая затея и из нее ничего не выйдет.
- Нет, Сергар, мы должны пройти туда и забрать Щит Агибала. – барон указал рукой на пространство за алтарем. Я только сейчас сообразил, что то, что я принял за тень между колоннами, на самом деле представляет собой клубящуюся Тьму. Я непроизвольно поежился.
- Отец, а ты уверен?
- Да. Об этом месте уже тысячи лет ходят легенды. Все сходится. И озеро в центре котловины, окруженное скалами и пещера, и горы черепов, которыми так любил украшать себя Тзота, и его алтарь, и портал, соединяющий сердце Великой Пущи с пещерой. Все сходится.
- Кто такой Тзота, кто такой Агибал, что это за Щит и что ждет нас по ту сторону портала?
- Тзота, это древний Бог аталов. Кое-кто считает, что Сагди его новое воплощение. Бог смерти, мучений и Зла. Агибал, это древний герой, один из первых настоящих людей, он осмелился бросить вызов Тзоте, а его Щит, это подарок ему от самого Творцом, он защитил Агибала от чар Тзоты и позволил ему победить. Правда сам Агибал был так сильно изранен, что не смог выбраться назад и умер на теле поверженного им Бога. Что нас может ждать по ту сторону портала, я не знаю. Ходят слухи, что в сердце Великой Пущи скрываются выродившиеся аталы, потомки жрецов Тзоты, те, кто бежал тысячи лет назад, из страха перед людьми, в непроходимую чащу, потомки тех, кто пережил час падения Империи Аталов, те, кто поклялись возродить своего темного Бога и отомстить всем людям.
- Если Щит находится в сердце Пущи, то почему Лесная Дева сама не заберет этот Щит? Зачем ей мы?
- Щит не в Пуще, Щит в Храме Тзоты, в его истинном Храме. Туда нет хода никому даже Деве. Есть мнение, что этот Храм, единственное место, где Тзота все еще силен и где он обретает плоть и кровь. Это настоящий Дом Бога. Ладно, хватит разговоров. Мы идем вперед, или отступим и нарушим твой договор с Лесной Девой?
- Боюсь, что особого выбора у нас нет. Дева ведь ясно сказала, если я вспомню о своем договоре, то мы выйдем, а если нет…
- Значит не отставай! – и барон шагнул в тьму портала. Досчитав до десяти, я шагнул за ним.
После темноты пещеры, резанувший по глазам дневной свет был неприятен. Мы оказались на пригорке и смогли оглядеться. Прямо под нашими ногами начинается болото и простирается оно на многие лиги во все стороны. Приглядевшись, я сообразил, что болото это необычное, вся его поверхность, практически лишенная иной растительности кроме мха, бугрится и топорщится, словно поле, облюбованное сотнями кротов. Вся местность изрезана складками, точно исполинское зеленое покрывало, откинутое великанской рукой, и на ней равномерно рассеянны камни, если бы не их правильный облик и четкие, хотя и полустертые временем грани, я решил бы, что раньше здесь была гора, разобранная неведомыми каменотесами на отдельные глыбы.
Однако я не сомневаюсь, что перед нами мертвый город. Руины, некогда огромного поселения дышат древней силой и тайной. Если честно, то я не чувствую в ней враждебности, но все же портал привел нас именно сюда и именно здесь Лесной Деве требуется наша, или моя, помощь. Мой взгляд поневоле все время возвращается к одному и тому же месту, где среди развалин и остатков фундаментов громоздится непонятное сооружение в виде огромного каменого кольца, опоясанного цепью каменных колонн, наполовину разрушенных и поваленных, но все еще сохраняющих былое величие циклопической колоннады. В самом ее центре находится небольшая четырехгранная пирамида, с крохотным глазком чернеющего входа в подземелье. Именно оттуда так и тянет угрозой и могильным холодом, чувствующимся даже на расстоянии.
Мы с бароном внимательно разглядывали развалины древнего города, но никакого движения в нем так и не заметили. Жди не жди, а идти надо. Где ползком, где короткими перебежками, мы постепенно приблизились к колоннаде и вступили под ее мрачные своды. А через полсотни шагов оказались возле убегающих куда-то вниз лестничных ступеней. К нашему удивлению, внутри подземелья оказалось просторно и сухо. Болотная грязь, еще покрывала верхнюю часть лестницы, но чем глубже она уходила под землю, тем становилась суше и чище. Высокие потолки, идеально ровные, гладкие стены и полы из плотно пригнанных друг к другу плит, между которыми почти не различаются швы кладки, строго выдержанные прямые линии и углы — творения рук неизвестных строителей, все это вызывает какие-то неопределенные ассоциации и ощущение нереальности происходящего. С каждым пройденным шагом, с каждой ступенькой, ведущей вниз, с каждым новым подземным залом, становится все холодней вокруг, и это вовсе не походит на зимнюю стужу. В морозном воздухе подземелья слились могильный холод и леденящее кровь чувство чего-то потустороннего, абсолютно враждебного всему живому, что давно покинуло этот мир, превратившись в частицу вечности. Каменный лабиринт дышит ужасом, заставляя учащенней стучать сердца и будоражит воображение немыслимыми кошмарами. Мрак клубится по углам величественных залов, на серых стенах танцуют замысловатые, зыбкие тени, словно ожившие чудовища подземных недр, как бы предупреждая: «Встреча с неведомым, притаившимся где-то там, в глубине, под сенью гнетущих сводов, не сулит для смертных ничего хорошего».
Наш путь по бесконечному лабиринту коридоров и переходов, чередовавшихся с залами и лестничными маршами, этого Храма, был долог. Нам встретилось огромное множество помещений, различных кладовых и складов, забитых припасами до потолка, совсем недавно и многие сотни лет назад, молелен со статуями звероподобных богов, давно исчезнувших из памяти людей, крохотных жреческих келий, где мы могли с трудом развернуться. Я видел, каким огнем горят глаза барона, когда мы проходили мимо золотых статуй какого-то многорукого Бога со связками черепов на шее, я видел, какими глазами смотрел барон на мифриловые подсвечники, украшенные огромными драгоценными камнями, но нигде и ни разу барон не замедлил шага, он продолжал все так же целеустремленно идти вперед, хотя и было заметно его сожаление, что он сейчас не может предаться грабежу. Так длилось до тех пор, пока мы не оказались в оружейной. По крайней мере я именно так оценил это помещение. Оказавшись в совсем немаленьком зале и только бросив взгляд по сторонам, барон застыл как вкопанный и уже никакая сила не смогла бы его сдвинуть с места. Стало ясно, что здесь мы задержимся и задержимся надолго. Барон с огромным изумлением рассматривал диковинное, искусно сделанное оружие неведомых мастеров. Он брал в руки то один меч, то другой, перебирал в руках почти невесомые кольчуги и примерял себе по руке шестоперы. Его не интересовали богато, даже чересчур богато отделанные ножны, или чьи-то парадные доспехи, целиком изготовленные из золота и усеянные огромными рубинами и сапфирами, его буквально заворожила смертоносная красота и совершенство боевых клинков. Беря в руки очередной меч или иное орудие смертоубийства, он баюкал его как ребенка, а потом со вздохом клал, или вешал на место, но только для того, чтобы взять соседний. Несколько раз мне казалось, что сейчас барон расплачется как дитя, или откажется идти дальше и если честно, то я его прекрасно понимаю, просто в отличии от него, я оказался несколько лучше подготовлен к чему-то подобному, ведь я уже столкнулся с подобным, пройдя пещеры вампирши. В конце концов, барон сумел взять себя в руки, но его взгляд красноречиво говорит, что он сюда еще вернется и вот тогда…
Последний наш факел уже почти догорел и светил едва ли на пару шагов, та что, если бы не какое-то звериное чувство направления барона, то бродить бы нам по подземелью до конца своих дней. Но ветерок удачи, а может быть помощь свыше, привел к огромной мифриловой двери, можно даже сказать, воротам, из-за которых доносится нестройное пение и тянет отвратительным запахом горелого мяса. Чуть приоткрыв двери, мы осторожно заглянули внутрь. В небольшом зале висел тяжелый смрад от тысячи сальных горелок, сквозь копоть с трудом угадывалась противоположная стена со множеством низеньких и узких проходов. В дальнем конце располагался невысокий помост с десятком каменных монолитов вокруг него, по форме и высоте, все это похоже на усыпальницу древних царей. Но, стоило приглядеться, стало ясно, что это впечатление обманчиво. На каменных глыбах распростерлись человеческие тела. Давно высохшие мумии и пара довольно «свежих» тел, ничем не отличаются друг от друга, не считая аккуратных шрамов на горле убитых и алых пятен крови, у еще недавно живых людей, залившей монолиты и тонкими струйками стекающей по желобкам. Зал был битком набит жрецами, но барон с бешеной ненавистью смотрел лишь на одного, того, что, скрестив на груди обнаженные руки, стоял позади алтаря и, казалось, не принимал никакого участия в кровавом обряде. Но именно он являлся вожаком всей этой своры. Да, он был самым обычным человеком, широкоплечим, мускулистым, ни тебе серого оттенка кожи, ни маленького роста, довольно высокий, с каким-то порочно-брезгливым выражением лица. Обнаженный до пояса, лишь в невесомом коротком плаще-накидке и со связкой человеческих черепов на шее, человек кажется живым воплощением бога, которому он и служит. Неподвижно застывший взгляд глубоких, неопределенного цвета глаз, устремленный поверх голов жрецов, кажется, пронзает немыслимые дали. Голову его венчает обруч с невероятных размеров рубином, пульсирующим на лбу человека, словно живое сердце.
- Так вот откуда у мерзавца столько сил! – барон пинком распахнул настежь дверь и ворвался в жертвенный зал. Рукоятью меча он свалил ближайшего жреца и остановился над поверженным телом, грозный и страшный, будто сам бог войны. Пение оборвалось на полуслове, глаза присутствующих с удивлением и ужасом уставились на нас. На лице человека мелькнула тень досады.
— Убейте их! Я должен закончить, или опять придется ждать четверть века…
В руках верховного жреца сверкнуло лезвие кривого кинжала, и тело, еще секунду назад, живой жертвы забилось в предсмертных судорогах. С яростным криком я ринулся в самую гущу врагов, хмелея в предвкушении битвы. Перекошенные злобой лица жрецов закружились перед моими глазами, клинки, разящие направо и налево, поют в экстазе, а я едва успеваю выхватывать из завывающей толпы испуганные и ненавидящие взгляды, чтобы тут же гасить в них всякий блеск сознания.
В себя я пришел только от дикого хохота, я даже не заметил, как рядом со мной остановился, тяжело дышащий, барон. Смеялся человек, выполняющий роль верховного жреца.
- Благодарю вас, глупцы, своей непомерной жестокостью вы помогли завершить мне Ритуал! Скоро, очень скоро мой господин и повелитель восстанет! Он займет подобающее ему место и достойно наградит своего верного слугу! Все вы, жалкие людишки, будете трепетать только от одного упоминания имени маркиза де Ванилио! Жалкие черви, я стану купаться в вашей крови! – мужик еще что-то там вещал, а я уже поставил ему свой диагноз – полный неадекват.
- А вот это вряд ли. – чуть слышно проговорил барон и в его руке мелькнул клинок.
Но и тут маркизу повезло. Как раз в этот момент он в очередной раз разразился своим припадочным смехом и дернул головой. Кинжал из черного метала только скользнул по золотому обручу, сбив его с головы маркиза и слегка поранил его голову. От этого движения, брызги крови попали на стену позади сумасшедшего и с ней стали происходить странные метаморфозы. Камень «потек», практически сразу испаряясь, а за ним начали проступать очертания еще одного помещения. Дикий крик маркиза разорвал повисшую тишину.
- Нееет! Глупцы, идиоты! Тзота еще не готов прийти в наш Мир! Он голоден, он жаждет крови!
Маркиз кинулся бежать, но для этого ему надо было пройти мимо нас. Ничего не соображающий «Повелитель Мира» ринулся прямо на барона. Который его и встретил со всем прилежанием, насадив на меч как на вертел. Стряхнув бездыханное тело с клинка, барон весело проговорил:
- Ну что, сын, похоже, что Лесная Дева немного ошиблась… ну, или мы перестарались. Как насчет сразиться с восставшим бессмертным Богом?
- Бессмертие - это сказка для детей. Все и всё в этом Мире смертно и нам предстоит это доказать, отец. Ты пока не вмешивайся, вот когда поймешь, что ВСЁ, тогда уже не будет никакой разницы. – ответил я и шагнул вперед, к почти полностью истаявшей стене.
В глубине открывшегося помещения стоял трон, на котором неподвижно сидел высокий человек в шитых золотом одеяниях, ниспадающих до самых стоп. Лицо скрывает искусно вырезанная золоченая маска в виде ужасного монстра, в глазницах которой полыхает багровое пламя, на шее вольготно разместилось ожерелье из человеческих черепов, обнаженные кисти, высохших мумифицировавшихся, ШЕСТИ рук, унизанные дорогими перстнями сжимают клинки из «металла мертвых». Можно ли убить Бога? Именно на этот вопрос мне сейчас и предстоит ответить. Уже ничуть не стесняясь и не опасаясь барона, я отдал своим клинкам команду на трансформацию. Практически моментально шпага и дага превратились в привычные мне две спаты, прямые и узкие мечи. Мои мечи дрожат и звенят, теперь я уже не сомневаюсь, что они наделены каким-то подобием разума, диким, нерациональным, но разумом. Как такое возможно, я не заморачиваюсь, знаю и все тут. Клинки ритмично пульсируют, и ярко светясь, мигают в такт бьющейся внутри них энергии. Заключенные в мече колдовские чары проявлялись теперь так отчетливо, что даже я, человек, совершенно не искушенный в волшебстве, ясно ощущаю присутствие потусторонних сил. Но это сейчас совсем неважно. Сейчас важно только одно, поднимающаяся со своего трона Тварь, которую я должен убить. И я сделаю это, в противном случае, она убьет меня. Меня, барона и всех людей кого я знаю, к кому успел привязаться за эти годы, потому как я отчетливо вижу в багровом пламене пустых глазниц маски, тысячелетний голод и это чудовище не утолит его, пока планета полностью не обезлюдит.
Из глубины помещения раздалось громкое утробное ворчание. Звук оборвался также неожиданно, как и возник, но эхо еще несколько минут перекатывалось под сводами зала. Зал жертвоприношений трясся теперь непрерывно, с потолка сыпались камни и пыль. Рев повторился вновь. Жутковатый звук превосходил по силе раскаты самого оглушительного грома. Мы с бароном взглянули сквозь едва заметную пелену, и вдруг, прямо от трона, вспыхнула полоса серебристого света. Она стрелой протянулась от одного гигантского зала до другого, на многие сотни метров, а мне почему-то кажется, что и на многие сотни километров, разрезая темноту надвое. А потом полоска начала медленно расширяться. Свечение становилось все ярче, и вот уже оба зала ярко осветились. В следующее мгновение, чудовищная маска резко приблизилась, посреди моря серебристого света стали отчетливо различимы два громадных, отсвечивающих багрянцем, круга. Огромные черные веки разошлись еще больше в стороны, и безбрежный кроваво-красный зрачок уставился на мою Душу с величественным презрением. Я попытался отвести взгляд, но не смог. Громадные глаза Бога, начали засасывать меня в себя, поглощая мою Душу и мою Сущность. Я тонул в них, тонул и даже не замечал этого. Моё Я постепенно разрушалось, превращаясь в ничто, а я переставал быть. По моим щекам заструились бессильные слезы, яркий серебристый свет резал глаза, но ни закрыть, ни отвести их в сторону я не мог. Я смотрел в глаза Богу, и окружающий мир постепенно расплывался, покрываясь дымкой тумана. Все, что прежде меня беспокоило, злило, раздражало и выводило из себя, уплыло куда-то в бесконечность. Теперь ничто не имеет значения. Ничто не имеет абсолютно никакого значения. Надо только слушать этот беззвучный, раздающийся прямо у тебя в голове голос и делать все, что он велит. Тут так уютно, так тепло и безопасно! Никакие тревоги больше не коснутся тебя. Надо лишь во всем исполнять волю Бога, и тогда ты освободишься от мирской суеты и будешь счастлив. А для этого и требуется-то всего лишь забыть о долге и каких-то там обязанностях, забыть о родных, близких и друзьях, забыть о своих желаниях и чаяньях.
Чистый, серебряный звон заставил меня очнуться. Клинки в моих безвольно опущенных руках вибрировали и именно они издавали этот звук, заставивший меня очнуться. Волна ярости, стыда и ненависти зародилась у меня где-то в груди и выплеснулась наружу, смывая последние следы наваждения. Мое горло издало рев, немногим уступающий тому утробному звуку, что огласил эти стены чуть раньше. Как два пса, мы смотрели в глаза друг другу, я и древний, давно умерший Бог, забытой всеми Богами Вселенной расы. Смотрели и рычали друг на друга, не решаясь напасть первым.
И все же, Тзота сделал свой первый шаг. С каким-то зеркальным звоном рухнула, отделяющая его Мир от нашего, последняя преграда и Забытый Бог шагнул в этот Мир.
Дикий вой откуда-то со стороны, всего на мгновение отвлек меня, и я не успел с реагировать. Существо, мало напоминающее в этот миг человека, вылетело у меня из-за спины и атаковало Тзоту. Его движения были настолько стремительны, что я видел только лишь одно смазанное движение. Барон, с пылающими ненавистью глазами и звериным оскалом атаковал Бога. Кажется, что он забыл обо всем, что я ему говорил. Мифриловый меч в его руках порхает как бабочка, завораживая и подавляя. Результат этой самоубийственной атаки навсегда запечатлелся в моей памяти. Два резких и неуловимых росчерка мечом, дикий рев и отлетающее изломанной куклой тело моего отца. А ревущий Бог лишается двух из своих шести рук. И в тот же миг десятки, нет, сотни толстых корней проломили каменный пол зал, оплели Тзоту, спеленав его как куколку. Лесная Дева не упустила представившегося ей момента и использовала его на все сто.
- Поторопись, я не смогу долго его удерживать! – прошелестело у меня в голове. И как будто в подтверждение этого несколько огромных корневищ, лопнули, подобно струнам. Оставшиеся попытались сжаться еще сильнее, но чудовищные силы бога оказались им неподвластны. Со звоном, один за другим, корни начали лопаться.
Медлить было больше нельзя. Одним движением я оказался возле Тзоты, и молясь всем Богам, чтобы мечи не застряли в переплетении корней, выбросил оба клинка вперед. Не знаю, показалось мне или нет, но в момент удара, корни разошлись, оголяя такую сладкую и нежную плоть восставшего Бога. Как горячий нож в масло клинки вонзились в тело, один туда, где должно быть сердце, а второй в район печени. Корни тут же сжались с такой силой, что из-под них брызнули кровавые струи.
Вы когда-нибудь убивали Бога? Видели, как гаснут его глаза, а плоть осыпается мелкой пылью? Нет? А мне вот довелось и скажу честно, испытать во второй раз нечто подобное, я бы очень не хотел. Пропустить через себя, через свое сознание такое количество энергии и остаться после этого в живых, уже это одно, можно считать чудом, поэтому совсем немудрено, что я отключился.
Пришел я в себя от тряски и каких-то заунывных причитаний. Огромного труда стоило сосредоточиться и вычленить из какофонии звуков, кто же и о чем там причитает.
- Сынок, очнись. Сергар, не оставляй меня, очнись. – и так без остановки. Причем слова сопровождаются энергичными встряхиваниями и болезненными оплеухами. Чтобы хоть как-то прекратить эти издевательства, я негромко застонал. А может быть именно мой стон и стал причиной этого тормашения, не знаю. Еще толком не придя в себя, я задался вопросом, а кто это меня там сыном-то называет, доселе, вроде как, таковых, кроме барона не было, а он, ну никак ничего говорить не может, ведь я прекрасно видел, как он отлетал от удара Бога. После таких ударов выжить невозможно, у него, наверное, ни одной целой косточки не осталось, а вот подиж ты, кто-то присвоил себе его право. С трудом разлепив веки, я разглядел склонившегося надо мной барона и какую-то мутную фигуру за его спиной, периодически исчезающая и появляющаяся чуть в стороне. Я даже подумал, что это какой-то глюк, но когда барон, обернувшись к этой «тени» радостно провозгласил:
- Он жив, он очнулся! – я осознал, что в подземелье мы не одни.
Размытая фигура склонилась надо мной, с ее рук слетели какие-то изумрудные капли и как из душа окатили меня. Через секунду мое зрение пришло в норму, резкая боль во всем теле сменилась слегка ноющей, и я наконец-то смог разглядеть и отца, и его спутника, точнее, спутницу – очень миловидную девушку, с роскошными и почему-то зелеными волосами и такими же глазами. Единственное, что выбивается из облика «молодой очаровашки», это несколько тяжеловатый «низ» и грубые, почти мужские руки. Да и с лицом, как оказалось, не все в порядке, слишком уж близко расположены ее глаза, губы постоянно складываются, хотя и видно, что она пытается улыбаться, в какую-то гримасу. А само лицо неестественно бледное и острое, как лезвие топора, да еще при всем при этом, постоянно меняющееся. В общем, очень неоднозначное впечатление производит эта девушка, и есть еще один вопрос, откуда она тут взялась. Барона я разглядывал с куда большим интересом, но намного меньше по времени. Заметно, что двигаться ему тяжело, он постоянно бережет свой правый бок, лицо и открытые участки тела покрыты кровавой коростой.
- Отец, ты жив? Как тебе это удалось? – не спросил, прокаркал я, ибо, горло мое сейчас больше напоминает пески Кара-Кумов, такое же сухое и шершавое.
- Как выжил, как выжил? Да я и не выжил… ну почти. Еще пара мгновений и меня можно было бы нести на погребальный костер. Спасибо твоей подружке, спасла, хотя и чую, далось ей это очень нелегко. На вот, лучше попей. – мне в губы уткнулось горлышко фляги.
Пил я жадно, взахлеб и с трудом смог оторваться от тонкого ручейка живительной влаги. Никогда я еще не пил ничего столь вкусного и освежающего. Только после того, как барон отнял флягу от моего рта, я смог проговорить.
- Отец, кто она? Я ее не знаю!
- Знаешь, знаешь! Просто ты ее не признал, она чуток изменилась, с момента нашей последней встречи. А с нашей помощью, надеюсь, скоро и совсем изменится. Это Лесная Дева, Дух Великой Пущи. Ведь Зло и Тьма оставляет свои следы не только на Пуще, но и на ее Душе. Мы помогли ей, немного почистили Великую Пущу, а значит и ее Дух. Так что, сын, у нас впереди много работы, а Дева нам поможет, в пределах своих сил, конечно. Так как помогла и в этот раз. И ты уж меня прости, но я полностью подтвердил твой с ней договор, заодно и на себя его распространил. Знаешь-ли, тяжело жить, когда не к чему стремиться, а теперь у меня есть Цель! Я даже помолодел немного… в душе. Ладно, хватит разговоров. Если можешь, то вставай, надеюсь, ты не забыл, что нас ждут в Гарде, на турнире?
С кряхтением, как столетний дед, я кое-как воздвиг себя на ноги.
- Отец, а может… ну его этот турнир? Здесь столько всего! Выносить и не переносить!
- дева обещала, что до нашего возвращения она все это сбережёт. Так что, не беспокойся, никуда твои трофеи не денутся, она мне уже рассказала, как трепетно ты к ним относишься. Кстати, на эту тему у нас еще будет разговор, очень серьёзный разговор. А теперь давай шевелись, нам еще на поверхность выбираться.
К счастью, проделывать весь обратный путь нам не пришлось. Дух Пущи, видя мое состояние, а может просто в благодарность за «ассенизаторскую работу», или считая себя нам обязанной, открыла портал прямо из зала к тому пригорку, посреди болота. А уже через час мы, нахлестывая лошадей мчались по Пуще к столице герцогства, а деревья словно убирались с нашего пути.

dobryiviewer
Сообщения: 521
Зарегистрирован: 08 окт 2013, 12:47
Благодарил (а): 550 раз
Поблагодарили: 219 раз

Сообщение dobryiviewer »

Супер!

Аватара пользователя
Sidonai
Сообщения: 824
Зарегистрирован: 12 ноя 2015, 14:37
Откуда: Дон, Россия
Благодарил (а): 85 раз
Поблагодарили: 167 раз
Контактная информация:

Сообщение Sidonai »

Здоровски!)
Смысл держать своих демонов взаперти, если их можно взнуздать и оседлать?

Георгий
Сообщения: 50
Зарегистрирован: 25 мар 2016, 15:14
Благодарил (а): 5 раз

Сообщение Георгий »

С днем пионерии

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 729
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 1191 раз

Сообщение Rinat-106 »

6 глава.

В столицу герцогства, в Гард, мы въехали на третий день бешеной скачки. Кони под нами шатались от усталости, да и мы выглядели ничуть не лучше. Куда так гнал барон, я так и не понял, по всем моим расчетам, мы прибыли даже на пару-тройку дней раньше, чем планировали. А ведь у нас и тогда, от назначенного срока, были сутки в запасе. Если он беспокоится за Лаэрта и оставшихся с ним людей, то они только-только должны были тронуться в путь, хотя и это не факт. Старый искатель человек опытный и наверняка, пока все не проверит и не перепроверит, пока не убедится, что засада ушла, с места не сдвинется, а это еще как минимум сутки. Барон же, на все мои претензии и вопросы всю дорогу отвечал одним и тем же образом, нахлестывал коня, выжимая из него все соки. Даже на редких и кратковременных остановках мы всего лишь ослабляли подпруги, не расседлывая своих скакунов. Но в отличии от людей, лошадям нужен был полноценный отдых, поэтому пару раз мы все же останавливали, часа на четыре, но и это время, в отличии от лошадей, мы не отдыхали. После короткого перекуса барон вынимал шпагу и вставал в позицию. Мое обучение не останавливается ни на минуту. К чему так торопится подготовить меня отец, я понимаю, но не понимаю смысла этого. Те движения, стойки, выпады и прочее, что он мне показывает последнее время, в реальном бою практически бесполезны и больше похожи на «танцы с саблями», со всеми этими расшаркиваниями, поклонами и полупоклонами. Неужели барон считает, что моих навыков бойца может оказаться для элементарной дуэли «до первой крови»? Как оказалось, да, считает. Сегодня утром он все же соизволил ответить мне на вопрос, к чему все эти «трулля-ля».
- Сергар, избежать дуэлей, тебе не удастся… А убивать на них нельзя ни в коем случае, иначе тебя ждет, в лучшем случае эшафот, а в худшем, каторга. Законы Империи на этот счет очень строги. Там, в Храме Тзоты, я вдруг понял, что ты не умеешь вовремя остановиться, для тебя не существует противников, для тебя они все – враги. Рано или поздно, но это выяснят и тогда тебя просто подставят, подставят под какого-нибудь графчика или маркизика, который никогда не был в бою, зато слывет «непобедимым бойцом». Ты его убьешь, тебя попытаются арестовать, ты опять убьешь, вмешаюсь я… и тогда на нашем Роде можно будет ставить крест. Даже если мы успеем добраться до Замка, собрать всех верных людей и подготовиться к осаде и штурму… есть конечно вариант уйти в Пущу, туда никто не сунется… Но это значит лишиться всего, перестать быть человеком в глазах всей Империи. На нас будут охотиться как на диких зверей, как на очередных монстров Проклятых Земель. Допустить этого я не могу. Лесная Дева предупредила меня о подобной возможности и посоветовала наложить на тебя, на время, магические кандалы. Они не дадут тебе никого убить. Так что, за выигранное нами время, я собираюсь найти в Гарде мага, который согласится провести ритуал. Ты будешь ждать меня у Одноглазого Пита. Я запрещаю тебе покидать нашу комнату, еду тебе будут носить. Надеюсь ты меня не подведешь, сын.
И вот теперь результат. Я уже второй день безвылазно сижу в убогой комнатенке. Еду и вино мне приносит мрачный мужик, лет сорока пяти. Не говоря ни слова ставит поднос на стол и уходит, забирая предыдущий. Скука, просто убивает. Хоть бы какую-нибудь молоденькую служаночку приставили, можно было бы немного пофлиртовать, или еще чего… так нет же. Барона я последний раз видел, когда мы заносили свои вещи в «номер». Потом он махнул мне на прощанье рукой и испарился, а я сиди тут и изнывай от тоски. Кроме как есть и спать, делать нечего. Второе в меня уже не лезет, такое ощущение, что я выспался на месяц вперед. Ладно хоть кормят хорошо и в вине не ограничивают, хотя, какое там вино, у меня бабушка компот крепче варила, а это так, слегка перебродивший сок. Зато в своей голове, я сделал еще одну зарубочку - осчастливить местных самогонным аппаратом. В общем, второй день я занимаюсь всякой ерундой, строю прожекты и тупо маюсь от безделья. Даже в окно не посмотреть, потому как здесь вместо оного, лишь небольшое вентиляционное отверстие, с два кулака размером. В общем, самая настоящая камера, а не комната. Не знаю, умышлено ли барон поселил меня именно здесь, или просто не объяснил толком своему приятелю кто я такой и что тут делаю. Знаю я только одно, после многословной и довольно эмоциональной встречи, барон буркнул Одноглазому: «мне надо отлучиться, присмотри тут за ним», и кивнул в мою сторону, «не надо, чтобы его кто-то видел и разговаривал с ним». Трактирщик сразу подобрался, неодобрительно покачал головой, заострив свое внимание на моих клинках и отвел меня в эту, с позволения будет сказать комнату. А барон исчез за дверью и вот уже второй день не дает о себе знать. В конце концов я решил, что если сегодня к вечеру барон не появится, то сидеть здесь и дальше я не будут, хватит. Я ведь первый раз в городе, тем более в столице герцогства, так что совсем не странно, что мне «вдруг» захотелось прогуляться. Своего, то ли телохранителя, то ли тюремщика, я ничуть не опасаюсь, не думаю, что он встанет грудью на моем пути к свободе, хотя задержать попытается, но только для проформы и очистки совести. Ну а пара золотых, сделают его еще более сговорчивым и менее решительным.
И вот, в тот самый момент, когда я принял это судьбоносное решение, в дверь кто-то постучал.
- Войдите, тут не заперто. – дверь моей камеры приоткрылась и в ней нарисовался мой тюремщик. Без смеха глядеть на этого, в принципе, неплохого человека, просто невозможно. Он стоит в дверях и мнется, как студентка-первокурсница на первом свидании. Наконец Пит смог разродиться.
- Ваша милость, господин барон, не держите зла, я ведь не знал, я не со зла. Я же думал, что как обычно, подержать пару-тройку дней да отпустить. Господин барон, конечно, в таких делах никогда не участвовал, но мало-ли, кровник какой, или совсем уж прижало… Я же не знал, что вы сын его кровный, наследник и продолжатель Рода. Не гневайтесь, ваша милость, на коленях прошу! – ага, на коленях, что-то я коленопреклонённой позы у этого старого разбойника не наблюдаю.
- Ладно, Пит, забыли. А что изменилось-то?
- Так ведь весточку от вашего батюшки принесли! А там, а там… вот.
Беру листок бумаги, читаю: «Пит, передай моему сыну, что все хорошо. Жду вас обоих сегодня, как зайдет солнце, у Ворот Предателей. Барон де Сангре». Да, вроде все правильно, все верно, вот только что-то мне не нравится. Решаюсь проверить свои впечатления.
- Ясно. Пит, ты же давно знаешь моего отца… как тебе все это? – трактирщик мнется, но в конце концов отвечает.
- Не чисто тут что-то. Я ведь грамоте не обучен, и господин барон это прекрасно знает, сам сколько раз пытался, когда я еще стражником в вашем Замке был… да все бес толку, не дается мне сия премудрость. Раньше, если ему что надо было, он мальчишку присылал, тот мне все и пересказывал. А тут записка. Я полдня по рынку бегал, чтобы мне ее прочли. И еще… по столице ходят слухи, что барон приехал к герцогу с богатыми подарками, дескать хочет обменять свое баронство на что-нибудь поспокойнее и побогаче, он, говорят, для этого всю свою казну выгреб. И еще, недалеко от Ворот Предателей находится здание Магической Гильдии, а у них старый зуб на барона. Вот я и думаю…
- Пит, у тебя же трактир, не очень-то спросом пользуется… за последние два дня чужих много появилось?
- Есть парочка… говорят искатели, мол пришли из Пограничья. Да только не похожи они, уж я-то насмотрелся на НАСТОЯЩИХ. Вот вы, ваша милость, из этой породы и батюшка ваш. А эти двое… скользкие они какие-то, глазки бегают, почти не пьют, только вид делают, к чужим разговорам прислушиваются, драк не затевают и не участвуют, даже в кости и то, не играют.
- Они сейчас внизу?
- Да, ваша милость.
- Ты вот что, Пит, найди пару пацанов, дай им по серебряной монете и накажи, чтобы за этими двумя проследили. А сам, сделай так, чтобы они чижики услыхали, что ты мол с гостем, после заката по делам уйдешь. Понял?
- А что же тут не понять! Дело знакомое. – сразу заулыбался Одноглазый, а уж когда получил от меня горсть серебра, так и вообще расплылся от удовольствия. – Все сделаю в лучшем виде, ваша милость, не извольте сомневаться.
Ну что же, «вечер перестает быть томным», если мои предчувствия и подозрения Пита оправдаются, если кто-то посмел причинить вред барону, или попытается надавить на него, используя меня, то очень скоро Гард содрогнется в ужасе.
Часа полтора я метался по комнате как раненый зверь, строил планы как буду разбираться с обидчиками, как пройдусь со своими клинками по городу, как буду резать и убивать. Ходивший до этого по комнате в простых штанах и рубахе, я начал лихорадочно одеваться и вооружаться. И стоило мне только застегнуть куртку, кровавые картинки начали блекнуть и развеиваться. А потом, в моей голове как будто что-то щелкнуло, и я моментально успокоился. И сразу же пришла первая здравая мысль: «А ведь это не мое! Ну не мои это мысли о резне. Чужие они!». Что там говорили в Замке о моем костюмчике? Ограждает от направленной на его владельца магии? И когда это со мной началось? Когда-когда, да когда записку прочитал. Так и где она? Ага, вон на столе валяется. Так, ну как, в огонь ее, посмотрим, что будет.
Интуиция меня не подвела и на этот раз. Сначала бумажка долго не хотела загораться, минуты две я держал ее в пламени свечи, а потом, чернила покраснели, и записка вспыхнула каким-то черным пламенем, моментально осыпавшись пеплом. Ну что же, все ясно. Тот, кто прислал эту записку прекрасно все продумал, вот только он никак не мог предположить наличие у меня костюма из кожи мифического животного, о котором только из сказок и известно. Интересно, и что же этому «доброжелателю» надо? Начинают сбываться пророчества барона? И где он сам, что с ним? Замешан ли во всем этом Одноглазый Пит? В общем вопросов море, а ответы на них я могу получить только в одном месте, там, куда меня так ловко пытаются заманить.
Примерно через час вернулся Пит, с детальным отчетом о парочке предполагаемых шпиков. Мальчишки проследили обоих до входа в Гильдию Магов. Ну вот, хоть что-то начало проясняться. Похоже, что за семейством де Сангре устроили охоту местные маги. Неприятно, конечно, но вполне терпимо, по крайней мере на этот раз обойдемся без монстров и прочей сверхъестественной нечисти. С людьми всегда проще договориться, только-ли добрым словом, то ли добрым словом и парой клинков, во всяком случае, я очень на это надеюсь.
В назначенное время явился Пит, вооружённый до зубов и с парой широких плащей с капюшонами. Я уже к этому времени был полностью готов, совершенно спокоен и перестал забивать себе голову вопросами, на которые пока нет ответов. Оценив плащ, который для меня принес трактирщик, я похвалил его за предусмотрительность, под этим «одеялом» и мой совсем немаленький арсенал стал незаметен. Ну а шпага… так какой же уважающий себя дворянин выйдет из дома без этого орудия смертоубийства.
Уже через десяток шагов Одноглазый начал нервничать, а потом чуть слышно проговорил:
- Ваша милость, следят за нами. Я уже троих заметил, но это простые наемники, а где-то еще и маги должны быть, да и парочку арбалетчиков, я бы, на их месте, на всякий случай послал.
- Следят? Так это же хорошо. Значит немедленного нападения не будет. Значит им что-то от нас нужно, а вот что именно, мы и должны выяснить. И еще, мой тебе совет. Когда придем на место и если тебя отпустят, не торопись уходить. Свидетелей в таких делах не оставляют. – в ответ трактирщик только хмыкнул, мол «не учи ученого, пацан». Ну и ладно, мое дело предупредить, я ему не нянька, мужик взрослый, тертый, сам все должен понимать.
С последним лучом солнца мы были у Ворот Предателей. Там нас уже ждали. Здоровенный детина, в таком же плаще как и на нас, презрительно сплюнул и сказал:
- Двигайте за мной. Мы прошли всего пару десятков шагов, как нас сопровождающий нырнул в подворотню, а потом зашел в какую-то полуразвалившуюся лачугу. Мы с Питом последовали за ним, причем трактирщик вполне профессионально прикрывал мне спину.
Пройдя через темную прихожую, мы вышли к обвалившейся лестнице, ведущей куда-то в подвал.
- Ну что, барончик, штанишки еще сухие?
- А у тебя, убогий? – злобный скрежет зубов был мне ответом.
Запалив факел, громила начал осторожно спускаться по остаткам лестницы. Со вздохом я последовал за ним. Опять подвалы, опять подземелья и опять кокая-то гадость. Спуск оказался недолгим, пара десятков обвалившихся ступеней и мы оказались перед массивной стальной дверью.
- Идите прямо по проходу, там вас встретят. – проговорил детина и уставился на нас.
- Чего вылупился?! Я что, сам двери открывать буду?! – начал я картинно заводиться, надо же проверить степень своей свободы. Если этот «сопровождающий» сейчас меня пошлет, то все плохо, а если все же откроет дверь, значит еще не все потеряно, и я им нужен более-менее лояльный и желательно целый, и невредимый. Опять знакомый зубовный скрежет, и навалившись на дверь громила начал ее с трудом открывать, процедив сквозь зубы:
- Ничего, блааагородный, мы с тобой еще встретимся, специально попрошу Мастера, чтобы он мне тебя отдал. До твоего папаши не добрался, так с тобой позабавлюсь. Не он, так ты, мне за все ответите.
- Ха, а я ведь тебя узнал! Как там тебя…Громила Фудс? Это не тебя-ли барон, в свое время, из Замка выгнал? За воровство, вроде как. – влез Пит.
- Заткнись, Одноглазый! А то, про тебя мне никаких инструкций не давали. Пришибу ненароком.
- Ты видать что-то попутал, родимый, я ведь не беззащитная селянка, кишки выпущу, и пикнуть не успеешь, холоп. – от слов трактирщика Громила как-то весь сжался и даже вроде стал меньше ростом, но все так же продолжал бросать на нас злобные взгляды. – вы, ваша милость, на него внимания не обращайте. Трус он, и подлец, каких мало. В честном бою полный ноль, правда вот, ночью, из-под тишка, воткнуть нож в спину, тут он мастер. Ну или бабу какую подкараулить, или у своих что украсть. Падаль, одним словом, а не человек. Как видите, его даже новые хозяева, дальше прихожей никуда не пускают. Пойдемте, господин барон, мне к рассвету еще вернуться в трактир надо, селяне продукты привезут, так что, принять, проверить, рассчитаться… сами понимаете. – и уже не обращая внимания на этого Фудса шагнул вперед. Я за ним, а за нашими спинами раздался звук закрывающейся двери и мерзкий смешок Громилы .
Редкие факелы освещают длиннющий коридор, сложенный из массивных каменных блоков и уходящий куда-то вперед, с заметным уклоном. Никаких опасений этот каменный спуск у меня не вызывает, а вот мой попутчик с каждым шагом все больше и больше бледнее и шепчет какие-то молитвы, хотя и продолжает упрямо идти вперед. Руки его, мне это прекрасно видно, мелко дрожат и постоянно хватаются за эфес кавалерийского палаша. По вискам текут крупные капли пота. Пит очень нервно реагирует на каждый едва заметный шорох. Через полчаса такого спуска, я не вытерпел и объявил привал. Пришло время расспросить трактирщика, чего же он так боится.
Когда до Пита дошло, что я ему говорю, то он с радостью остановился, и вроде как, даже слегка покрылся румянцем. Фляга слабенького вина, да кусок копченого мяса, что еще надо двум несильно голодным мужчинам, чтобы поговорить по душам. Когда мясо было съедено, а фляга в третий раз перешла из рук в руки, я наконец-то задал мучающий меня вопрос.
- Пит, ты храбрый и верный человек… но ты до одури боишься этого места. Может быть ты расскажешь мне о том, где мы оказались. Если тут есть какая-то опасность, то лучше встречать ее подготовленным.
- Да, ваша милость, тут вы правы. Вот только никто не знает, что нас может тут ждать. Все дело в сказках, легендах и старинных приданиях. В Гарде уже давно ходят слухи, что когда-то очень и очень давно, на месте нашего города стоял то ли город, то ли Храм. Не знаю за что, но Боги разгневались на его жителей, или жрецов и опустили его под землю, навечно скрыв от людей. Кто жил в том городе, или кто правил службы в Храме, никто не знает, но поговаривают, что это были не люди, ну, или не совсем люди. Есть предание, что под Гардом живут демоны, и то был их город, или Храм. И я очень боюсь, ваша милость, что именно туда мы сейчас и спускаемся.
- Ага, ясно. Значит, очередная легенда о нечисти. Пит, ты забыл, что нам сказал твой знакомец – нас там ждут. А это значит, что пока бояться абсолютно нечего. Я не думаю, что тот, кто нас сюда заманил станет обустраиваться в опасном месте. Так что, скорее всего этот проход абсолютно безопасен, поэтому перестань так бурно на него реагировать. А там посмотрим, «не так страшен Черт, как его малюют». Но оружие на всякий случай приготовь.
Несколько ободренный трактирщик уже более спокойно занял место у меня позади, и мы направились дальше.
Не знаю, сколько мы так шли, счет времени я уже давно потерял. Может час, а может и десять. Ноги уже давно переставляются чисто механически, голова пустая, как колокол и только время от времени появляющаяся в руках фляга с вином не дает забыть, что ты еще жив и куда-то идешь. Я настолько привык к пологому спуску, что далеко не сразу сообразил, что мы уже некоторое время идем по ровной поверхности и только слабый блеск металла где-то впереди вернул меня в чувства. Очередная стальная дверь, покрытая барельефами, изображающими какие-то зверские морды, встала у нас на пути. Не думая, я толкнул дверь и она легко подалась, а из-за нее послышался старческий недовольный голос.
- Ну наконец-то! Вы заставляете себя ждать, барон.
- Ничего, я не напрашивался. – ответил я входя в уютненькое помещение, с десятком человек внутри. Сразу видно, что обставлялась эта небольшая комнатка совсем недавно. Пара диванов, несколько кресел и столов, большой сундук, от них не веет древностью, да и выглядят они вполне обычно, я бы даже сказал, буднично.
- Молодой, а наглый. – с сарказмом заметил кто-то из присутствующих. – ладно, и не таких обламывали. Заходи барон, мы хотим задать тебе пару вопросов.
- Да мне, в принципе, плевать на ваши вопросы и ваши хотелки. Где мой отец?
- И об этом мы тоже поговорим, когда придет время. А сейчас ты должен нам ответить…
- Я никому и ничего не должен. Спрашиваю в последний раз, где, мой, отец!
- А если мы не станем отвечать?
- Тогда я начну вас убивать. Кто-нибудь да ответит. А кто это будет… мне без разницы.
- Сразу видна порода, весь в своего папашу, наглый, самоуверенный и глупый. Замри!
- Это еще вопрос, кто тут глупый и самоуверенный. – сказал я и потянул шпагу из ножен. – Так что. Мне начинать, или здесь появится «птица Говорун, отличающаяся умом и сообразительностью»?
Ответом мне была звенящая тишина, присутствующие глядели на меня и не могли поверить… Интересно во что? В то, что я не замер, так с какого перепугу? Десяток невзрачных мужичков, большей частью престарелого возраста, никакой опасности для меня не представляют. И тут я заметил, что Пит как-то странно стоит. Он явно собрался сделать очередной шаг, но так и замер с поднятой ногой.
- А, так вы, господа, маги! Спешу вас расстроить, на меня ваши штучки не действуют, вот такой вот я урод.
- Напрасно вы так, господин барон. Да, признаю, мой коллега несколько погорячился, но кто же мог предполагать, что в каком-то зачуханном баронстве, на самом краю цивилизованных земель, может оказаться два таких артефакта, как костюм из кожи виверны. Ладно, давайте к делу. Не так давно ваш отец обратился к нам с несколько необычной просьбой, ему потребовался специфический артефакт, в просторечье именуемый «магические оковы». Барон де Сангре далеко не первый из дворян Пограничья, кто обращается к нам с такой просьбой, поэтому особых проблем с этим нет. Проблема встала в оплате. Золото и драгоценные камни нас интересуют постольку-поскольку. Истинную ценность имеют только знания и артефакты Древних Магов. Из знаний вашему отцу оказалось нечего нам предложить, зато артефактами он оказался увешан с ног до головы, но почему-то категорически отказался ими с нами делиться. Тогда мы предложили ему отработать наши услуги и объяснили в чем суть дела. Он согласился. Мы обеспечили его всем необходимым, даже немного растрясли сокровищницу Гильдии. А потом что-то пошло не так. Ваш отец ушел в катакомбы и не вернулся, хотя мы знаем, что он жив и здоров. Мы даже можем сказать где он находится, но вот уже почти сутки, как он недвижим. Стоит на одном месте и никуда не идет. В силу некоторых обстоятельств, мы не можем сами узнать в чем дело. Вот нам и пришла в голову мысль, что любящий сын не оставит своего отца, а заодно и поможет ему выполнить работу, на которую он подрядился. Надеюсь вы, барон, нас не разочаруете.
- Может быть, может быть. Но для принятия решения мне нужна вся, повторяю, вся информация. Что, кто, где и когда.
- Я расскажу то, что мы знаем. Когда-то, многие тысячи лет назад, на месте столицы герцогства стоял прекрасный дворец, не город, или Храм, как утверждают глупцы, а дворец. Летняя резиденция тогдашних правителей. В те времена, править могли только маги и могущество их было поистине невообразимо. Это в полной мере относится и к правителю этих земель. Он был маг огромной силы и знаний. Все ближние и дальние владыки и маги трепетали перед его мощью. А черпал он свои знания из еще более древнего манускрипта. Многие века этот дворец внушал всем ужас и страх, а Род Правителя имел самую зловещую репутацию. Чем и пользовался, обложив всех огромной данью. Но на любую силу, всегда найдется еще большая сила. В гордыне своей, последний Правитель бросил вызов Богам. За что и был наказан. И он сам, и все его родственники, все слуги и стражники, в одно мгновение были погребены под землей вместе с дворцом. В древних свитках это описывается так: «Огромный купол звездного пламени накрыл дворец и всех его обитателей. Земля, камни и песок плавились и текли подобно рекам. За десять ударов сердца дворец погрузился в огромную яму, на глубину в тысячу локтей. А потом стены ямы рухнули, навеки скрыв Обитель Зла и Скорби от взора людского». На этом можно было бы этот вопрос и закрыть, если бы не так давно, в библиотеке Гильдии, случайно, не нашелся еще один свиток. В нем описывается продолжение этой истории. Оказывается, обитатели дворца не погибли, они остались живы и даже построили выход на поверхность и еще долго, очень долго ходили через него. Но жизнь под землей стала их судьбой, Боги позаботились об этом. Постепенно солнечный свет стал для обитателей дворца невыносим, он убивал их, и они навсегда ушли под землю, при этом перестав быть людьми, превратившись в неведомых монстров. Как вы понимаете, барон, нам удалось отыскать этот древний туннель, и вы по нему совсем недавно прошли. К сожалению древний летописец… или не знал, или не посчитал это существенным, но ни один маг не может проникнуть во дворец. За несколько секунд все маги или погибают, или превращаются в монстров и исчезают в катакомбах. Мы слишком поздно выяснили эту особенность и потеряли нескольких наших коллег. Оказывается, очень тяжело найти человека, без малейших признаков магических сил. В той или иной степени, ими обладают все. Но даже если в человеке едва теплится искорка магии, он обречен, хотя мы таких людей и считаем напрочь лишенными Силы. Именно поэтому встреча с бароном де Сангре, а теперь и с вами, его сыном, стала для нас очень приятной неожиданностью.
- Я так понимаю, что вы отправили моего отца за этим самым манускриптом?
- Да.
- Он ушел и не вернулся. И теперь вы хотите, чтобы туда же ушел и я? Помог отцу, а заодно и принес вам то, зачем ушел он?
- Да.
- А зачем это надо мне? Только не говорите мне о спасении жизни отца. Почему вы считаете, что я стану таскать для вас «каштаны из огня»? с отцом все ясно, он считает, что заботится обо мне и таким образом защищает и оберегает, хотя я и не вижу в этом никакой необходимости и считаю, что вполне могу контролировать свое поведение и свои поступки. Поэтому еще раз спрашиваю, зачем это надо мне? Зачем мне надо приносить вам этот манускрипт? – растерянные взгляды были мне ответом. Первым сориентировался все тот же старик.
- Что вы хотите, барон, за свою услугу?
- это зависит от того, что вы можете мне предложить. По большому счету, у меня все есть, по крайней мере то, что мне нужно. В деньгах я тоже не нуждаюсь, а если возникнет такая потребность, то всегда можно наведаться в Проклятые Земли и неплохо заработать. Так что вы можете мне предложить?
- Свободный доступ в библиотеку Гильдии и все, что вы найдете во дворце, кроме манускрипта, ваше. Даже то, что принадлежит Гильдии.
- Хорошо, принимается. Но добавьте к этому, магическую клятву не причинения зла Роду де Сангре. Скажем так, в любой ситуации, мы и вы находимся в состоянии нейтралитета.
- Мы не можем принять такое решение за всех магов Империи, но за магов герцогства, я ручаюсь. – на недоуменные взгляды своих товарищей, старик не обратил никакого внимания.
В принципе, мне эти клятвы до лампочки, но надо ведь хоть что-то с них стрясти, а за бароном я в любом случае пойду. Даже если эти, встанут стеной и попытаются меня не пустить. Вот только есть одна проблема, сумку свою я не взял, как трофеи-то выносить буду. Что я моментально и озвучил. Маги уже поняли, что мы договорились и в их глазах, я полный лох, а они отделались малой кровью, так что, нечто подобное моей сумке оказалось у меня уже через секунду. А старик торжественно мне вручил небольшую золотую пластинку, на которой явственно проступают какие-то линии, большая часть которых, идет в никуда. На мой недоуменный взгляд, маг пояснил.
- У вашего отца, барон, есть небольшой артефакт, который магическим образом связан с этой пластиной. Здесь вы сейчас видите весь путь, пройденный бароном де Сангре. А вот эта небольшая звездочка, обозначает его место пребывания. Вот вам такой же артефакт, не беспокойтесь, следящие артефакты дешевы. Видите, на пластине появилась еще одна звездочка? Это вы. – ну ни фига себе, до чего магическая наука дошла, магический GPS – навигатор! Хорошая штука, надо будет ее себе «заиграть» и выяснить как она работает. А заодно тщательно проверяться в будущем, чтобы и ко мне кто-нибудь ничего подобного не прицепил.
Когда все наставления были даны, все необходимое передано, маги наконец-то вспомнили и о Пите. Но я сразу отмел вариант брать его с собой, о чем и сообщил присутствующим. Пусть здесь нас с бароном дожидается. Маги всецело одобрили мое решение и пообещали, что как только я уйду, он «отомрет». Тот что помоложе, откинул в сторону гобелен и моему взору предстала еще одна дверь, теперь уже ведущая, как я понял, во дворец. Старик сделал какой-то пас руками и дверь медленно открылась и сразу же по глазам ударил яркий свет, но не дневной, не солнечный, а какой-то неправильный, как будто сразу за дверью бушует закат. Маги отпрянули от дверного проема подальше, а я переступил низкий порожек. Дверь сразу же закрылась, а я смог осмотреться.
Маги немного ошиблись. Я оказался не во дворце, а в лесу, хотя, скорее парке. Мертвом парке, окаменевшем. Вокруг меня возвышаются деревья и кусты, абсолютно целые, каждая веточка, каждый листочек, лепесточек и цветок. Вот только все это серое, окаменевшее. Для интереса я попытался сорвать листик, у меня в руке оказалось самое настоящее произведение искусства, каменный лист, почти прозрачный, с четко видимыми прожилками. А на соседнем листе сидит каменный муравей и кажется, что он вот-вот пошевелит своими стяжками и поползет по своим муравьиным делам. За стеной каменных изваяний просматривается и дворец. К нему-то я и направился.
Если бы я не знал, где именно нахожусь, и что все вокруг абсолютно реально, то подумал бы, что это мираж. Это были стены, окружающие дворец. Вот только их размер… высота их составляла метров пятнадцать — двадцать, по крайней мере, так показалось мне издали, а в каждую из сторон стены тянулись примерно на четверть километра. Башни тут тоже были, они поднимались высокими белыми колоннами от стен, точно иглы, вонзались в самое небо. Вообще дворец, поражает своим величием. Даже дворцовый парк стал меняться. По обе стороны высятся окаменевшие пальмы, виднеются останки какой-то другой растительности, также превращённой в камень. «Должно быть, некогда это был весьма впечатляющий подъезд к главным воротам, хотя он и сейчас смотрится не менее величественно», — подумал я.
Я подошел к воротам. Они оказались не менее десяти метров в высоту и заперты не были, хотя открыть их было непросто: масло в петлях давно окаменело. Однако мне все же не пришлось их открывать, одна из створок оказалась приоткрыта на несколько десятков сантиметров, вполне можно пройти. Ворота украшает искусный рисунок из кованого металла, который, судя по всему, кроме изображения растений содержит и какие-то знаки, надписи, что они означают и как переводятся я не знаю. Но чем-то недобрым от них веет, какой-то опасностью.
Я пошагал дальше, и сразу попал в тоннель, достаточно большой, чтобы по нему мог проехать грузовик. В конце тоннеля оказались еще одни железные ворота. Эти в нижней части заканчиваются грозными остриями, каждый с полметра длинной и все еще поблескивающими полированным металлом. Каждый мой шаг отдается звучным эхом.
Вскоре я вышел из тоннеля и оказался в огромном внутреннем дворе перед самим дворцом. Несколько акров земли, покрытой все тем же окаменевшим парком, только деревья здесь другие, кроны их зонтикообразные и похожи на сосны-бонсай. Впереди ряд широких ступеней, а за ними возвышается огромный дворец из бледно-желтого камня в несколько этажей, увенчанный наверху куполом. Купола такой формы обычно ассоциировались у меня с мечетью, это не шпили католических соборов и не маковки православных церквей, это почти идеальная полусфера. Я довольно быстро сориентировался и определил, что передо мной центральное здание дворцового комплекса. Были в этом комплексе и другие здания, дома для слуг и прочее, хозяйственные постройки, все они прячутся в тени этого здания с куполом. Глянув на пластину, переданную мне магом, я лишний раз убедился, что мне именно сюда.
Пройдя через роскошную колоннаду, я взлетел по ступенькам и на миг остановился перед массивными деревянными дверьми. Задержал дыхание, толкнул створки дверей, открывшихся неожиданно легко и совершенно бесшумно, шагнул внутрь.
Это помещение было круглым, в виде атриума. Лесенки и перила, когда-то выточенные из дерева, сейчас представляют собой удивительную по красоте каменную резьбу и тянулись вдоль стен. Здесь находятся десятки дверей, которые поднимаются по спирали, несколько раз опоясывая все помещение. В центре потолка находилось большое окно из цветного стекла. Просачивающийся сквозь него свет переливающегося купола, отбрасывает бледно-пурпурные отблески на все, что находится внизу.
Магический навигатор стабильно указывает направление, барон пересек это помещение по прямой и зашел в точно такие же двери что и на входе. Ну, значит и мне туда. Оказалось, что этот путь ведёт насквозь, через весь первый этаж дворца, я вновь оказался под «открытым», вечно пылающим небом. Пройдя под очередной колоннадой, тени которой образовывают на полу подобие зигзагообразного узора, я расправил внезапно пропотевший ворот рубашки, чтобы не прилегал так тесно к шее, и в этот момент мне показалось, что сзади ощущается чье-то дыхание, а потом послышался низкий хрипловатый звук. Я резко развернулся, сжимая в руках клинки, готовый нападать и защищаться, но не увидел позади ничего, кроме ровного строя колонн, озаренных золотисто-розовыми отблесками горящего купола. Рубашка под кольчугой и курткой моментально пропиталась от высыхающего пота. Я чувствую на себе чей-то взгляд. За мной следят. Взгляд абсолютно холодный, безэмоциональный, так, наверное, могла бы смотреть ожившая статуя или разумная гора. Так человек смотрит на проползающего муравья.
В этот момент на периферии зрения метнулась какая-то тень, огромное черное пятно вынырнуло из-за колонны и исчезло за другой, уже чуть ближе ко мне. Пятясь, я постепенно продвигаюсь к небольшому зданию, что виднеется за рядами окаменевших деревьев, чем-то похожих на эвкалипты, под окаменевшим плющом с такими же цветками прячется приземистое строение. Оно походит на большой мавзолей, сложенный из того же желтоватого камня, что и сам дворец. Тропка, протоптанная отцом, упрямо ведет меня прямо к нему.
Узкая, по сравнению с дверями дворца, дверь с грохотом захлопнулась за моей спиной. Я в изнеможении облокотился на нее спиной и облегченно выдохнул. Нет, я не боюсь, просто чертовски действует на нервы этот безразличный взгляд и неясная тень, преследовавшая меня от колонны к колонне. Здание, в котором я оказался, совершенно пустое, только в самом центре расположена широкая, я бы сказал, парадная, лестница, если бы она, плавно загибаясь, не вела куда-то вниз. Опять лезть под землю! Я как-то уже привык к сумраку вечного заката и мне очень не охота спускаться, но звездочка на пластине упорно показывает, что мне именно туда, вниз по этой лестнице.
Спустившись вниз на пару десятков метров и пройдя через очередные массивные двери, я просто остолбенел, от навалившихся на меня эмоций. А я ведь считал, что, то здание, на верху и есть дворец. Глупец! Вот они настоящие хоромы! Вот он подлинный дворец всемогущих Магов-Императоров. Что Версаль, что Лувр, Букингемский дворец или Московский Кремль по сравнению с этим чудом! Грязные лачуги! Белоснежный мрамор, позолота, серебро и изумруды, величественные колонны и изящные портики, многолетняя работа лучших резчиков по камню, ювелиров и строителей, талантливейших скульпторов и каменотесов подавляют и в то же время возносят на небывалую высоту красотой законченных линий, изяществом и совершенством. Все такое воздушное, полупрозрачное и в то же время несокрушимое и нетленное, что просто дух захватывает. Только одно портит все впечатление, абсолютная, полная тишина. Или это я просто оглох от восхищения. Теперь понятен становится такой непредсказуемый маршрут барона. Я как и он не смог удержаться, чтобы не заглянуть в каждые двери, в каждый альков, комнату, в каждое доступное помещение. Передо мной открывались то величественные залы, то королевские спальни, то Зимний Сад из окаменевших деревьев и чудесных цветов, то скромные будуары, то огромные библиотеки, то уютные кабинеты, анфилада комнат и залов кажется бесконечной и настолько же разнообразной. Сколько я так ходил, час, два, три, а может сутки… не знаю, но постепенно я приблизился к той комнате, которая была отмечена на пластине, как местонахождение барона. Я уже примерно представлял, что увижу, замершего в восхищении человека, потерявшего счет не только минутам и часам, но годам.
Дверь подалась легко и в тот же миг все очарование куда-то улетучилось. Тяжелый смрадный запах давно не мытого тела, сырости, разложения и каких-то выделений просто сносит с ног. Нет, стоять очарованным в такой вони просто невозможно. Моментально в моих руках появились два меча. Я тенью скользнул в дверь и притаился сразу на входе. В этом помещении, как и во всем подземном дворце светло, светятся кажется сами стены и потолки, но свет этот какой-то бледный, даже можно сказать, мертвенный, холодный. Внимательно осматриваюсь, пытаясь разглядеть фигуру барона, но его тут нет. Неужели он просто обронил часть артефакта и теперь безуспешно пытается найти выход из этого подземного великолепия?
Совершенно случайно мой взгляд поднялся к потолку… и я обомлел. На высоте десятка метров, плотно облепленный какой-то гадостью, распростершись лежал барон. Рядом с ним еще около десятка подобных ловушек, из одних уже торчат кости и не всегда человеческие, из других полуразложившиеся, обглоданные конечности. Похоже, что я забрел в «кладовочку» какого-то очередного монстра, а может быть и не одного, если верить словам мага. Обойдя все помещение по периметру, я искал что-нибудь, что позволит мне подняться к барону и освободить его. Но ничего так и не нашел, пустое помещение, если не считать кусков окаменевшего дерева и полуистлевших кусков ткани, когда-то возможно, бывших великолепными коврами и гобеленами. Ничего не найдя, я решил поискать в других комнатах. Открыв дверь, я тут же был отброшен назад тяжелой волной вони, вдруг окутавшей неведомую тварь, как облако чернил окутывает осьминога. За вонью последовал вполне физический удар в грудь, который я лишь с огромным трудом смог перевести в скользящий, но и этого мне хватило, чтобы отлететь на несколько метров.
Поднявшись на ноги, я смог разглядеть атаковавшего меня монстра. Существо было горбатым, пальцы соединялись перепонками, от локтя до бедра шла тонкая кожаная пленка, напоминавшая крыло летучей мыши. На спине у твари набухали и пульсировали две большие красные шишки размером с кулак взрослого мужчины. Существо издало звук, напомнивший полустон-полувсхлип, шишки на спине запульсировали. Хрустнули кости в конечностях, а сами конечности изогнулись и стали еще меньше похожи на человеческие. Тварь выплюнула молочно-белую жидкость, и она повисла нитями по краям кошмарного подобия рта, мраморный пол, куда она попала зашипел, как будто на него плеснули сильнейшей кислотой. С громким треском спина разошлась на две части, из образовавшейся щели брызнула кровь, и показались какие-то угловатые жерди. Тварь резко присела, изогнулась и превратилась в нечто паукообразное. Внезапно тварь повернула голову и уставилась на меня своими незрячими глазами. Лицевые мышцы напряглись, и зияющая щель на месте рта растянулась, в жалком подобии ухмылки, и из нее наружу вылезли щелкающие жвала.
Я медленно начал обходить тварь по кругу, когда она неожиданно прыгнула. Тварь прыгнула, и я юркнул в сторону. Чудовище с громким треском врезалось в стену. Удар оказался таким сильным, что в мраморе образовалась вмятина. Я остановился, после первого нападения монстра, болела, казалось, каждая косточка, но я все же успел переместиться на другую сторону комнаты.
Тварь была вдвое крупнее обычного человека. Передвигалась она, попеременно поднимая шипастые хитиновые передние и задние конечности, с невероятной скоростью. Вот она развернулась, сориентировалась и снова бросилась в атаку. Пол заходил ходуном.
Я выжидал до последнего мгновения, а потом опять отскочил в сторону, но теперь все же успел ударить обоими клинками по спине чудовища. Как бы в отместку кошмарный шип саданул меня по левой руке. Меч со звоном покатился по мрамору пола. Раздосадованное чудовище заревело от ярости и закрутилось на месте, пытаясь отыскать меня, а я превозмогая боль в руке и груди пытался не попасться ему на глаза. Когда твари все же это удалось, я уже стоял у противоположной стены, как можно дальше от нее.
Тварь снова напала, однако в этот раз, я, вместо того чтобы отпрыгнуть в сторону, нырнул под передние лапы и в одно мгновение оказался под мягким брюхом монстра. Клинок в правой руке что было сил полоснул тварь. И на удивление легко распорол ей брюхо. Меня обдало волной непонятной слизи и чем-то шевелящимся и кажется даже повизгивающим. В следующую секунду я уже выбрался из-под твари и, спотыкаясь, кинулся к дальней стенке. Но далеко я уйти не успел. Тварь ухватила меня за ногу, легко, как куклу, подняла в воздух и бросила. К счастью, до стены, я не долетел, иначе, после такого удара, я даже не сумел бы и шевельнуться. И все равно, я едва мог дышать – таким сильным оказался удар. Но это было еще не самое худшее, похоже, что своим клинком я вызвал «преждевременные роды». С десяток мелких подобий твари громко пища, атаковали меня, норовя оторвать от меня кусок плоти. Я предполагал, что чудовище снова атакует, но ошибся. Оно приближалось неторопливо и с любопытством разглядывало меня. За ним тянулся длинный шлейф крови, слизи и каких-то внутренностей. Я же, в свою очередь, с нарастающим ужасом ожидал новой атаки, пока, не обращая внимания на ее «выкидышей», с этой мелочью можно будет разобраться и потом и остается уповать только на то, что такая тварь здесь только одна.
Тварь опять нависла надо мной и замахнулась своей чудовищной лапой. Жестоко ударить у нее не получилось, внезапно передние ноги твари подкосились, и приготовленная для удара лапа-клешня врубилась в пол, раздробив мрамор. Мелкие твари как будто только этого и ждали. Они толпой набросили на тело монстра, пожирая его прямо на глазах. И все бы ничего, если бы при этом они стремительно не росли. Еще минуту назад они были не больше кошки, а уже размеров с мелкую собаку и не собираются на этом останавливаться. Еще совсем недавно мягкие и безопасные, они быстро обзавелись броней на спине и боках, все больше и больше превращаясь в, пока еще уменьшенные, копии своей родительницы. Медлить и дальше уже было нельзя, еще пара минут и я останусь один на один со стаей мерзких тварей. Я атаковал их пока еще было время. На бегу подхватив второй меч я с силой опустил его на первый подвернувшийся хребет. С громким треском хитиновая броня лопнула, а меч рассек тварь на две неравные половины. Та же участь постигла и второго монстра.
К счастью, ни одна из тварей никак не отреагировала на смерть своих товарок, только ближайшая к ним, бросив грызть панцирь старшей твари, набросилась на останки, стремясь как можно быстрее нажраться. Я воспользовался моментом на все сто. Мои руки с зажатыми в них клинками двигались со скоростью пропеллера, кровь, ошметки тел летели во все стороны, я превратился в мясника на бойне, и то, я едва успел. Последнюю тварь я уже рубил держа меч двумя руками и только с третьего или четвертого удара смог прорубить ее панцирь. Зарубил, и рухнул где стоял, прямо в эту мешанину крови, слизи, костей и внутренностей. Рухнул и кажется лишился чувств.
Придя в себя, я первым делом осмотрел клинки, напрасно выискивая на них щербатость и зазубрены. В этот раз клинки молчали и мне даже показалось, что как-то виновато. Потом я еще долго ходил по залам и комнатам, уже совершенно не обращая внимания на все красоты, настолько я оказался измотан и устал. Я искал лестницу, или что-то подходящее, что позволило бы мне добраться до барона. В итоге я занялся детской игрой под названием «построй лестницу». Для этого я притащил в комнату несколько столов и стульев, построил из них пирамиду и наконец добрался до тела барона. Осталось его только освободить и как-то спустить вниз, при этом не уронив. Ног тут мне уже помогла та гадость, которой барон был опутан. Широкие полосы, не понять чего, оказались очень прочными и гибкими. Кое как срезав несколько из них в тех местах где они крепились к потолку, на оставшихся я смог опустить тело практически до самого пола, где и перерезал остальные. Беглый осмотр завершился вполне обнадеживающе, по всему выходит, что барон просто спит, правда не понятно, когда он проснется, но это уже дело десятое. Я вытащил тело в соседнюю комнату, уложил его на низкую тахту, а сам отправился собирать трофеи. Уходить из этого дворца с пустыми руками я не собираюсь. Все это время мне не давали покоя слова старого мага, что некоторые из его коллег превратились в монстров, но за все то время, что я бродил по комнатам, я так никого и не встретил. Вероятно, не такими уж они оказались страшными монстрами, раз пошли на обед к тому чудовищу, что я смог убить.
Сумка, подаренная мне магом, даже если он об это и не подозревает, наполнилась быстро. Когда есть что брать, то процесс этот происходит практически моментально. В который уже раз я пожалел, что у меня нет никаких магических способностей. Если верить старым и опытным искателям, то магия видна, даже для тем, кто ей не обучен. Мне же остается только собирать драгметаллы и камни, хотя я прекрасно знаю, что некоторые артефакты, которые здесь наверняка есть, идут по десятикратному весу, относительно того же «презренного металла».
К моменту моего возвращения в комнату, где я оставил барона, его сон перешел в иную стадию, по крайней мере, положение тела он изменил, раскинувшись на тахте. Значит можно попробовать его разбудить. Чем я занялся. Испытанный трюк с ушами не подкачал и здесь, уже через минуту барон завошкался, лениво от меня отмахиваясь, а еще через одну раскрыл глаза.
Думаю, нет никакого смысла описывать нашу встречу. Слез не было, а вот соплей и слюней, предостаточно. В результате короткого обмена информацией, мы уже вдвоем занялись мародеркой, тем более, что и барон смог вытребовать у магов сумку, аналогичную моей, и уже успел заполнить ее почти на половину. То-то я смотрю, что кое-где драгоценные камни выковыряны. Да и до манускрипта он добраться уже успел. И нам не придется еще и его искать, ведь в отличии от меня, барону маги дали кое-какие наводки, что, где и как именно искать. Правда есть одна маленькая такая проблема. Барон нашел не один манускрипт, а три огромных фолианта и еще какой-то свиток. И теперь нам предстоит решить, что из этого отдавать магам, барон хотел было предложить им на выбор, но я сразу забраковал эту идею, вполне резонно полагая, что маги постараются наложить свои руки на все находки, а не ограничатся только чем-то одним. В итоге, пришли к соглашению, что отдавать будем только свиток, он больше всего подходит под определение «манускрипт», а книги, оставляем себе. К сожалению, ни то, что написано в книгах, ни то, что написано на свитке, мы разобрать не можем. Во-первых, язык нам совершенно не знакомый, а во-вторых, есть у меня подозрения, что и то и другое зашифровано. В общем, кому надо, тот пусть и разбирается. Мы свое дело сделали и на этом «умываем руки».
Обратный путь дался, что мне, что барону, намного тяжелее чем дорога во дворец. И то, что теперь нам пришлось не спускаться, а подниматься, играет в этом самую незначительную роль. Признаюсь, все дело в нашей, ладно, пусть будет, в моей жадности. Вокруг нас столько диковинок, столько всего ценного, раритетного и артефактного, что просто так пройти мимо очередной безделушки, или какого-нибудь меча, я не могу. Поэтому каждый раз, когда мне что-то попадалось на глаза, начинался разбор собранного ранее. Со спорами, увещеваниями и уговорами. В конце концов барон не выдержал и просто на просто запретил мне отклоняться с маршрута, уповая на то, что этот путь мы уже проделали, оба, а значит ничего особо ценного тут не осталось. Всего один раз я нарушил это его распоряжение, забежав в один из будуаров, ссылаясь на то, что мне показалось, будто бы туда только что что-то, или кто-то заскочил. Мою неуклюжую лож барон раскусил, когда я появился из дверей, таща в руках великолепный сундучок, инкрустированный драгоценными камнями и оббитый по углам золотом. Сундучок оказался совсем небольшим, правда довольно тяжелым, поэтому барон, как мне кажется со злорадством, разрешил его забрать. Уже через десять минут я об этом пожалел, но отступать мне некуда, поэтому продолжал тащить эту тяжесть в руках, сумки уже давно полные. Зато и я отыгрался на отце, и довольно скоро, он не смог пройти мимо изящного меча, почти полутораметровой длинны, но узкого и легкого, богатый эфес, и зеленоватый клинок, по которому струится «морозный» узор. Когда он взял его в руки и выполнил несколько выпадов, после чего посмотрел на меня обиженным и каким-то просящим взглядом, мы не утерпели оба и громко расхохотались. После этой находки мы уже никуда не сворачивая, целеустремленно понеслись к выходу из дворцового комплекса, где нас дожидаются маги.
Я не стану рассказывать сказки, о том, как тепло и ласково нас встретили маги. По той простой причине, что, по большому счету, мы с бароном их мало интересуем, для них главное, смогли-ли мы принести им их манускрипт. Обмен свитка на пару тоненьких золотых браслетов состоялся очень быстро и как-то буднично. Магам уже было не до нас, они с головой погрузились в изучение бумажки. Поэтому для меня стали сюрпризом слова старого мага:
- А вам, молодой человек, я бы больше не советовал лезть в подобные места. Это может закончиться для вас очень и очень неприятно. – интересно, что маг хотел этим сказать.

Аватара пользователя
Kr0nG
Сообщения: 942
Зарегистрирован: 27 июн 2015, 08:29
Благодарил (а): 192 раза
Поблагодарили: 269 раз

Сообщение Kr0nG »

Спасибо!

dobryiviewer
Сообщения: 521
Зарегистрирован: 08 окт 2013, 12:47
Благодарил (а): 550 раз
Поблагодарили: 219 раз

Сообщение dobryiviewer »

Отличная прода. Правда не понятно, что ГГ пошёл вперёд, позволив закрыть за собой дверь.

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

Rinat-106, класс!!! Магии все больше и больше :clap:
Эй, небо! Сними шляпу.

Аватара пользователя
Rinat-106
Сообщения: 729
Зарегистрирован: 03 ноя 2013, 18:12
Поблагодарили: 1191 раз

Сообщение Rinat-106 »

7 глава.

Ночные казни, происходившие за стенами дворца герцога, вовсе не были тайными. Самое большее, что можно сказать, – это то, что на них не допускалась широкая публика. За исключением нескольких несчастных, чьи имена ведомы только приближенным герцога, да ему самому, сложивших голову без суда и по секретному приказу самого герцога да с ведома Императора, все остальные преступники ложились на плаху по приговору суда и с соблюдением всех необходимых формальностей, Мэрия и Магистр сурово за этим следили, а сориться со всемогущей Гильдией Магов, не станет никто, даже герцог. Внутренний двор Басры, так называется дворец, был таким же признанным и законным местом казни, как и Лобное Место. Однако, привилегией приводить приговор в исполнение во дворце, обладает только Гильдия Магов, каждый раз назначая для этого нового исполнителя .
Высокие стены дворца Басра, стали объектом ненависти толпы – ненависти вполне, надо заметить, оправданной, но чернь ставит им в вину, прежде всего то, что стены ее мешают вдоволь полюбоваться зрелищем насильственной смерти, которое тем интереснее, что казнят там обычно людей благородного сословия. Сегодня вечером высоким стенам Басры предстояло укрыть от людских глаз агонию убийцы младшего сына графа де Полей, осужденного Багряной палатой. Но не все было потеряно, прошел слух, что «висельник» хочет покаяться, а публичное покаяние у могилы жертвы и отсеченная рука убийцы, тоже кое-чего стоят и, по крайней мере, это можно было увидеть. Чернь столицы, хоть и жаждала кровавых зрелищ, но в то же время и жалела молодого барона из Пограничья, который, как рассказывают очевидцы, зарезал графа, всем известного забияку и бретера, как каплуна, тот даже пикнуть не успел, да и ходят слухи, что убил он его не просто так, а из-за женщины.
Тягучий звук похоронных труб привел в необыкновенное волнение все простонародные кварталы города. Новости в городе, да и во всем герцогстве, передаются из уст в уста, но именно поэтому все устремились к месту событий, дабы судить о них по собственному разумению. В одно мгновение толпа запрудила все подступы ко дворцу. Когда зловещий кортеж, выйдя из ворот Басры, двинулся по улице Мертвых, по обеим сторонам ее уже расположилось не меньше десяти тысяч зевак. Никто из них не знал барона Сержа де Сангре, но это никому ничуть не мешало. Обычно среди любого сборища находятся люди, могущие назвать по имени осужденного, сегодня же все пребывали в полном неведении. Однако в подобных случаях неведение нисколько не мешает толкам, напротив, оно порождает множество самых разнообразных предположений. Вместо одного неизвестного имени возникает сотня имен. Всего за несколько минут на де Сангре взвалили самые известные политические, равно как и прочие, преступления последних лет, и толпа с жаром обвиняла во всех грехах этого красавца, который шел со связанными руками в окружении четырех гвардейцев герцога с обнаженными шпагами. Рядом с ним выступал маг, с бледным лицом и пылающим взором, он нес перед собой посох, размахивая им наподобие меча. Открывали и замыкали шествие конные арбалетчики.
Зрители не рисковали забегать далеко вперед, поскольку не знали, куда именно направляется кортеж. Арбалетчики и гвардейцы хранили на сей счет многозначительное молчание. Во все времена этим славным служителям закона доставляло несказанное наслаждение мучить толпу, изнывающую в неведении. Пока не миновали рыночную площадь с ее Лобным Местом, опытные люди утверждали, что осужденного поведут к Могиле Невинного Младенца, где был установлен позорный столб. Однако рыночная площадь вскоре осталась позади. Кортеж, проследовав по улице далее, свернул на широкую улицу Маг-Улар, упирающуюся в кладбище. Передние зрители увидели тогда два факела, зажженные у ворот кладбища и это обстоятельство вызвало множество новых догадок и предположений. Но даже знатоки умолкли, когда случилось неожиданное происшествие, Магистр Гильдии Магов приказал доставить осужденного в парадную залу здания Гильдии, расположенное по соседству с оградой кладбища. Конвой скрылся во внутреннем дворе, а толпа, заняв позиции на улице, приготовилась к ожиданию, непрерывно увеличиваясь, потому как народ все подходил и подходил, постепенно заполоняя все соседние улицы.
Прошло два часа с того момента, как процессия с осужденным скрылась во внутреннем дворе Гильдии. Непроглядная темень царила на улице, поэтому можно было прекрасно видеть, через ярко освещенные окна парадной залы, что там происходит. И толпа с каким-то ненормальным интересом наблюдала за этим и глухо при этом роптала.
Внезапно толпа сначала подалась вперёд, а потом отшатнулась в ужасе, оставив перед воротами Гильдии шестерых вооруженных людей, скрывающих свои лица, под низко опущенными капюшонами дорожных плащей.
Реакция толпы была вполне понятна и оправдана. Сначала она была привлечена невероятным событием, самый обычный барон с Пограничья наседал на Магистра Гильдии Мага, а тот пятился от него и что-то пытался лепетать. Слов конечно же слышно не было, но жесты, мимика, движения, все говорит именно за это. А потом произошло и вовсе невероятное. Какой-то маг принес в парадную залу сверток. Осужденный быстро его схватил и начал одеваться. Кожаный костюм, кольчуга, дорожный плащ и как завершение всего этого в руках его сверкнули два клинка. Только теперь толпа разглядела, что помимо магов в зале был и еще кое-кто, а именно сам герцог со своими телохранителями, и еще трое незнакомых мужчин, в цветах клана Брэган де Эрт. Само по себе присутствие этих людей в одном месте уже является нонсенсом, а уж то, что приговоренный к смертной казни, судя по всему, осмеливается ставить всем этим людям условия и, они их, что вообще невероятно, приняли. Ведь не даром же «смертнику» вернули его оружие. А через несколько секунд впереди послышались стремительные шаги и на крыльцо налетел вихрь.
Да это и был настоящий вихрь!
Ожидавшие барона шестеро мужчин кинулись было к нему, но застыли через пару шагов, уперевшись в два сверкающих в ночной темноте клинка.
- Сергар! Это мы! Не время объяснять, кони уже ждут! Быстрее! Аврору похитили! Они увозят ее в имение графа. Если мы их не нагоним, то потеряем навсегда!
Народ, толпившийся на пред зданием Гильдии и на всем протяжении смертного пути, понял, что жертвоприношения не будет, герцог и Магистр помиловали осужденного. Зрители разошлись по прилегающим улицам, и только несколько кумушек все еще продолжали судачить о небывалом событии и с завистью вздыхать, вспоминая, что речь все-таки шла о женщине и представляли себя на ее месте, при этом зачаровано наблюдая, как, уже, семеро мужчин скорым шагом зашли за угол и выметнулись оттуда на лошадях, держа путь к городским воротам.

* * * *


Сегодня двери трактира Одноглазого Пита практически не закрываются. И тому есть причина. Уже весь Гард знает, что в нем обосновался барон де Сангре и ему нужны люди на службы в Пограничье. Но всякое отребье его не интересует, хотя именно из подобных личностей предпочитают иные бароны Пограничья набирать себе поисковые отряды. И обходится подобный найм гораздо дешевле, да и не жалко их, в огромном городе таких полно, убьют одного, на его место уже десяток просится. Этот же барон берет людей только по рекомендациям, да еще и опытных искателей, следопытов, охотников и воинов. Первые пару дней во всех тавернах и забегаловках Гарда только и обсуждали эту новость, посмеиваясь, а иногда и в открытую издеваясь над зазнавшимся баронишкой. Даже герцогу обходится неимоверно дорого содержать отряд в полсотни опытных людей, так откуда же такие деньги у барона с окраины Империи!
Но ехидные замечания и подколки моментально стихли, когда от Одноглазого вернулись первые нанятые счастливчики. То, что они рассказывали, заставило многих призадуматься, а так-ли они хороши, как о себе думают, а не стоит-ли сменить место службы, а не попробовать-ли свою удачу не службе у этого барона. И хотя все прекрасно понимают, что эти счастливчики не кто иные, как «засланные казачки», но золото-то вот оно, звенит в карманах давно знакомых соратников, с кем не раз и не два хаживали в Проклятые Земли, с кем охраняли купеческие караваны, или несли службу на стенах дворянских Замков. И народ потянулся в трактир к Одноглазому. Кто-то испытать удачу, а кто-то просто посмотреть на барона и его сына, который сам проверяет боевые умения всех желающих. И длилось это паломничество еще целые сутки, пока барон не объявил через Пита, что полсотни людей он уже нанял и больше ему никто не нужен. Напрасно опоздавшие, или просто тугодумы стучались в закрытые двери, напрасно совали трактирщику монеты, только за то, чтобы он впустил их в трактир. Одноглазый был непреклонен и отказывался и от серебра и даже, о чудо, от золота. Правда разгадка этой тайны нашлась очень быстро, Одноглазый и сам подрядился к барону на службу, оказывается они уже давно знакомы и сегодня истекает крайний срок, который барон дал всем принятым на службу, чтобы утрясти свои дела. Рассчитаться с долгами, попрощаться с родными и близкими, теми, кто не захочет последовать за своим отцом, братом, мужем на границу Проклятых Земель, или собрать своих домочадцев в дальнюю дорогу, коли они не захотят расставаться со своим кормильцем. Так что, еще с раннего утра двор начал заполняться телегами, возками и кибитками, а по трактиру начали бегать дети, чего его стены никогда не видели, и хозяйничать разбитные молодухи, да степенные матроны, которых еще декаду назад увидеть в этих стенах было невозможно. А общий зал начал заполняться суровыми мужиками, которые не понаслышке знают с какой стороны браться за меч, шпагу, или рукоять булавы. Компанию им составляют ловкие и гибкие охотники, мастера обращаться с луком или арбалетом, попадающие белке в глаз, или способные прочитать следы, оставленные в голубом небе стрижом. На сегодня назначена «отвальная», так что повара сбились с ног, торговцы, подсчитывают свои барыши, потирая от радости руки, ведь надо не только снабдить почти три сотни человек всем необходимым для путешествия, но еще и барон закупает все подряд, начиная от женских прялок и заканчивая стальными кольчугами, винами и посевным зерном. А уж гуртовщики, те аж сияют от радости, барон закупил огромное количество скота, которое им предстоит перегнать и если возникнет желание, поселиться на землях барона, благо, что пустых деревень и пашен у него хватает. И барон только посмеивается, когда Пит ему сообщает, что во двор прибыла очередная крестьянская семья, решившая попытать счастья у барона, тем более, что земли он обещает столько, сколько смогут обработать и налоги пять лет не собирать. Но эти уже едут за свой счет, барон гарантирует только защиту в пути и обустройство на месте. Даже скотину обещает выделить, а в его слове никто не сомневается, всякий может увидеть стада и табуны, что, частью уже выдвинулись к его землям, а частью еще пасутся на пригородных лугах. В общем намечается если и не «переселение народов», то «орда при перекочевке», это точно. А уже под вечер, все присутствующие могли наблюдать еще одну занимательную картину. К трактиру подкатило с десяток добротных возков, из тех, что десятками и сотнями снуют по городу и из них вылезли Главы Ремесленных Гильдий. Этим уважаемым людям Пит уже отказать не смог и пошел к барону, который как раз в это время открывал первый кувшин с вином, предстояла грандиозная пьянка и никто этого не скрывал. На известие о прибывших, барон только отмахнулся, а вот его сын не на шутку заинтересовался и уединился с Главами в комнате самого Пита. Уже через час Главы чуть-ли не бегом разошлись по своим возкам и возчики, нахлестывая своих лошадок, погнали их в ремесленные кварталы, а юный барон подсел к отцу и протянул ему бумажку. Барон с удивление прочитал: «Оружейники – два мастера и пять подмастерьев. Кузнецы – три мастера и шесть подмастерьев. Бронники – два подмастерья. Кожевенники – мастер и три подмастерья. Ткачи, гончары – по пять мастеров со своими подмастерьями. Ювелир – один мастер. Все с семьями и скарбом», а молодой барон, полушёпотом добавил: «К утру все будут здесь. Многие с семьями, так что, еще на сотню человек наш караван увеличится». Барон прочитал, послушал и со вздохом ответил:
- Сергар, ты уверен, что у нас на все что ты задумал хватит денег?
- Мало будет, еще добудем. Отец, ты же сам все эти слухи слышал! Все в один голос твердят, что быть скорой войне. Империя трещит по швам, каждый удельный барон мнит себя чуть-ли не Императором, а уж про всех этих герцогов, князей и королей и говорить нечего. Быть скорой резне. В таких условиях наше баронство может стать «Землей Обетованной», новым центром, уж не знаю, новой-ли Империи, или независимого королевства. Я думаю, что завтра, край послезавтра в полдень, на открытии Турнира, герцог сам всем об этом объявит. Нам надо успеть собрать самые «сливки», вывести людей, скот, припасы. Золото – навоз! Сегодня нет – завтра воз. Не стоит его экономить.
- Ладно, ты все это затеял, тебе и разбираться.
А потом понеслась гулянка. Сначала все старались соблюдать меру и больше ели, чем пили. Но постепенно отменное вино сделало свое дело. Языки и пояса начали распускаться. Послышался смех, люди расслабились и вино потекло рекой. Общий зал трактира наполнился громкой речью, криками и здравницами, наверное, именно поэтому никто и не услыхал тихого и осторожного стука в двери. Да и не прислушивался уже никто, поэтому и последовавший за тем мощный удар в двери, вырвавший с корнем массивный запор, раздался как гром с ясного неба. Взоры всех присутствующих непроизвольно скрестились на четверых воинах, зашедших в зал. В трактире моментально повисла напряженно-изумленная тишина, прерываемая только завистливыми вздохами и тихими, восхищёнными ругательствами.
Если честно, то есть от чего впасть в прострацию. На пороге трактира стоят четверо воинов, на мифриловых кольчугах которых наблюдается замысловатая игра света от многочисленных ламп и лампадок. «Позеры», -подумал я, наблюдая с каким, ничем не прикрытым превосходством разглядывают Лаэрт и четверо стражников собравшихся, при этом еще и поигрывая мифриловыми клинками так, что отблески падают прямо в глаза присутствующим. В отличии от всех остальных, мы с бароном уже не один раз видели эту картину, поэтому на раздавшийся со двора сдавленный женский вскрик, отреагировали практически синхронно. И дело тут не в человеколюбии, там, во дворе трактира, собрались люди, которые доварились нам, а в здешнем Мире это не просто слова, эти люди вручили нам свою безопасность, которую мы и обязаны им обеспечить. И чего мы будем стоить как сюзерены, если не в состоянии защитить своих подданных даже в центре большого города. Поэтому я почти одновременно с бароном потянул клинки из ножен и кинулся к дверям.
Эту картину я не забуду никогда. Лаэрт с вытаращенными глазами отлетает с моего пути, ничего не понимая и, наверное, думая, что оба барона сошли с ума.
Пройдет еще очень немало времени, когда воины начнут ассоциировать себя с простым народом, с чернью, как тут говорят. Вот никогда не поверю, что, идя к воротам трактира, ни Лаэрт, ни стражники, не обратили внимания на творящиеся здесь безобразия. Просто для воинов, все эти крестьяне, бабы и мужи, всего лишь досадная необходимость, а значит с ними можно поступать так, как заблагорассудится, тем более благородным, а выбиться и получить звание «рыцаря», мечтает каждый из них, иначе не взяли бы в руки оружие.
Скажу честно, не знаю, что повлияло на меня сильнее. То ли нагло шарящие в телегах крестьян с десяток упитанных молодчиков, с шутками и прибаутками лапающих крестьянок и их дочерей, то ли отрешенные глаза мужиков, дескать «Христос терпел и нам велел», хотя об этой личности тут никто ни сном, ни духом, то ли широко раскрытые глаза молодой девушки и ее беззвучный крик, к которой один из этих молодчиков уже успел залезть в разрез платья и мерзко хохоча лапал. Скорее всего, любой другой дворянин на моем месте просто сплюнул бы от досады, ну подумаешь, какой-то аристократ с товарищами немного пощупают и поваляют крестьянских девок, порода только улучшится, но я-то вырос совсем в других условиях и мне с самого раннего детства вдалбливали, что есть хорошо и что есть плохо. Поэтому мои дальнейшие действия оказались совершенно неожиданными и для барона, и для ломанувшегося за нами Лаэрта со стражниками и для Пита и уж тем более для всей остальной толпы, высыпавшей из трактира. Нет, я не стал размахивать оружием, я просто хорошенько прицелился и саданул окованным носком сапога, точно по копчику любителя полапать женщин. Тот, кто хоть раз испытывал это ощущение, поймет, что испытал мой визави. Но и я на этом не остановился. Это ведь только глупец считает, что крестьяне тупые и ничего не испытывают, испытывают и еще как, просто не могут продемонстрировать свои чувство и желания, как говорится, «по рангу не положено». А если будет прямая команда сюзерена? Ведь его приказ, это, по сути, прямая индульгенция! Поэтому, мои слова:
- Схватить, связать и каждому по пятьдесят ударов кнутом. – были выполнены практически моментально. Что такое десяток расслабленных дворян, против полусотни рассвирепевших крестьян. Правда, уже на десятом ударе, экзекуцию пришлось прервать. Семеро успели к этому времени лишиться чувств, а еще трое были на самой грани. – Раздеть, извалять в дегте, обсыпать пухом и перьями, и выгнать за ворота. – вот в этой потехе приняли участие уже все. И крестьяне, и их семьи и даже набранные отцом люди. Только барон посмотрел на меня неодобрительно, ну оно и ясно, «классовая солидарность» и «честь мундира», вот только для меня, эти дворянчики потеряли свою честь в тот самый момент, когда решили поглумиться над беззащитными. С этого момента они стали для меня ниже чем самый опустившийся нищий, чем самый горький пропойца, чем вор, грабитель, детоубийца и даже казнокрад. Не знаю, существовал-ли здесь до этого такой способ выражения «общественного порицания», но мою идею приняли «на ура», правда за неимением под рукой дегтя, обмазали насильников маслом и воском, а в остальном выполнили все «точно и в срок». Избитых, измазанных и извалянных в перьях дворян, буквально выкинули за ворота трактира, а на меня уставились пара сот обожающих глаз. Похоже, что в глазах крестьян, я сравнялся с Творцом. Ну и хрен с ним!
Если честно, то я, наивный, считал, что на этом все и закончилось. Ну надо же быть реалистом, залез ты в чужой огород, огребся там по полной, отделался «малой кровью» и избитой задницей, так сиди на ней ровно и больше не шали. Так нет, не прошло и пары часов, как эта компания заявилась снова. Уже чистенькие, вылеченные и злые до невозможности. Хорошо хоть, что у них хватило ума не срывать свою злость на крестьянах, видать поняли, что в следующий раз так легко они уже не отделаются и решили начать с первоисточника всех их неприятностей, то есть с меня.
Видит Бог, я не хотел и не собирался убивать этого хлыща, тем более, помня предостережения барона. Когда этот недоумок, после того как я отверг все его требования о компенсации, извинениях и выдаче ему какой-то крестьянки, вызвал меня на дуэль, я собирался всего лишь проучить зарвавшегося юнца, но к сожалению, я забыл об одной маленькой особенности… нахожусь-то я в магическом Мире, и для меня, выросшего на книгах Дюма, Сабатини и Мериме, стало огромной неожиданностью, что понятие «честная дуэль», здесь несколько отличается от моих представлений. Графенок оказался магом, слабеньким, хиленьким, но магом, чем и попытался воспользоваться. К его сожалению, с закономерным концом. Мой костюмчик развеял все его заклинания, направленные на меня, а заодно и воздействие «магических оков», зато я, рассвирепевший и уже ничем не сдерживаемый, проявил себя во всей красе, буквально нашинковав графского сыночка на ломтики.
Когда кровавая пелена ярости отступила, и я немного пришел в себя, до меня дошло, что я сотворил, но было уже поздно. Был, конечно, вариант с поспешным бегством, но это значило подставить под удар всех остальных, поэтому я решил понадеяться на суд и на то, что мне удастся на нем оправдаться. В конце концов, бежать никогда не поздно, а барон, я в этом уверен, скорее объявит герцогу «рокош», чем позволит меня казнить, ну а каторга не так меня и страшит, с нее всегда можно сбежать, особенно, если есть верные люди, которые в этом помогут. Да и дальнейшие события полностью подтвердили мою правоту.
В гробовой тишине все присутствующие во дворе трактира начали опускаться на колени. Скажу честно, для меня это стало шоком, но я быстро разобрался в происходящем. Крестьяне прекрасно поняли, что я сделал и почему и никак иначе выразить мне свое уважение и преданность они не могли. Забитые и бесправные, они увидели во мне сеньора, который не остановится ни перед чем, чтобы их защитить. С одной стороны, они правы, а с другой… «мы в ответе за тех, кого приручили». Так мог ли я поступить иначе? Ведь оскорбление крестьянина, это оскорбление его сюзерена, то есть меня, так что, защищая их, я в первую очередь защищал себя. Хотя об этом я никому говорить не стал.
А потом из толпы вышла та женщина, или девушка, что и стала, в принципе, первопричиной всего произошедшего. Она долго и как-то оценивающе смотрела на меня, а потом, как и все, встала на колени и неожиданно произнесла:
- Барон Серж де Сангре, я, графиня Аврора де Невер, вручаю вам свою жизнь и свою честь. – при звуках этого имени Лаэрт как-то непроизвольно дернулся, а барон заинтересованно посмотрел на девушку и молнией метнулся к ней, пытаясь поднять ее с колен.
- Миледи, одно ваше присутствие уже честь для нас!
- Нет, барон, это для меня честь, познакомиться с вами. Но я жду решения вашего сына. – несмотря на все старания барона, девушка все еще продолжала стоять на коленях, с недоумением глядя на меня, а я как последний болван пялился на нее и не знал, что мне делать. К счастью, барон быстро сообразил в чем тут дело и поспешил мне на помощь.
- Миледи, мой сын… как бы это сказать, не большой знаток церемониалов и этикета. Он прекрасный воин, но в куртуазности ничего не понимает. Признаю, это моя вина, мое упущение в его образовании, но вы должны его простить, мы, бароны Пограничья, больше полагаемся на крепость своих рук и надежность стали, чем на законы и этикет. К тому же, ваша красота, она способна лишить дара речи, не только нас, провинциалов, но и особ королевской крови. Прошу вас, графиня, встаньте! Поверьте, жизнь и честь Рода де Сангре принадлежит вам!
То ли повинуясь какому-то внутреннему порыву, то ли под воздействием этих ярко-изумрудных глаз, а может по велению чего-то, или кого-то свыше, я неожиданно, даже для самого себя, рухнул перед девушкой на правое колено и чуть слышно прошептал:
- Аврора, я ваш слуга.
- Мне не нужны слуги, барон! Мне нужны друзья. – так же, почти неслышно ответила графиня. И в этот момент я понял, что ПОПАЛ, на этот раз я попал по-настоящему, а все, что было до этого, всего лишь небольшая разминка. Я тону в этих глазах и у меня нет никакого желания этому сопротивляться. Вы верите в любовь с первого взгляда? А вот я, теперь верю. И если бы это было в моей власти, если бы я мог оживить этого графского ублюдка, то я бы оживлял его и убивал сотню, тысячу, нет, миллион раз и плевать мне на всякие там законы Империи, плевать на возможную казнь или каторгу. Все это не стоит и одного-единственного взгляда этих божественно-прекрасных глаз! Я готов убить любого, за один только косой взгляд, да что там за взгляд, я готов убить только за то, что кто-то осмеливается смотреть на нее!
А на следующий день, в полдень, за мной пришли. Не было никаких стражников, не было озлобленной толпы или еще чего. Маленький, сморщенный дедок в синей хламиде мага, просто зашел в трактир и передал мне, что не позже чем через час, я должен явиться на суд, во дворец Басра, по обвинению в убийстве дворянина, сына графа де Полей. К этому времени огромный караван уже покинул не только двор трактира, но и город, со мной остались барон, Лаэрт, Пит и трое стражников, пришедших из Замка. Аврора тоже отказалась уехать вместе с караваном, сообщив нам, что отныне ее место рядом со мной и она примет свою судьбу, какой бы она не была. Напрасно барон уговаривал ее отправиться, в Замок. Девушка оказалась непреклонной в своем решении, просто заявила, что все будет хорошо.
В отличии от девушки, я не был столь в этом уверен. Ночью, мне хватило всего десяти минут, чтобы понять, что вляпались мы по моей вине, если не в политические разборки, то как минимум стали пешкой в какой-то игре. На мой вопрос, кто такая эта графиня де Невер, что и барон и Лаэрт, готовы, буквально, выполнить любое ее желание, последовал ответ:
- Сергар, как называется наша Империя?
- Империя она и есть Империя. А, вспомнил, «Срединная».
- Ну да, Срединная Империя. А официально, «Империя Невер», Аврора де Невер, племянница правящего Императора. Вот только не понятно, что она делает в герцогстве, почему пряталась среди крестьян, почему решилась раскрыться и случайно-ли граф со своими подельниками забрел именно сюда. Про папашу этого недоноска, уже давно бродят слухи, что он балуется Черной Магией и даже ходят слухи, что он был замешан в исчезновении пары молодых дворянок, но никто ничего доказать не смог, даже специальный дознаватель из Гильдии Магов, ничего не смог установить. Хотя слухи ходят и один страшнее другого, говорят, что граф даже человеческими жертвоприношениями не брезгует. Вот и поди, разберись тут, то ли все это случайность, то ли совсем даже наоборот.
- Принести племянницу Императора в жертву! А это не слишком?
- Чем благороднее и древнее кровь жертвы, тем больше Силы получает маг, принесший жертву. Это каждый мальчишка знает. Ты думаешь, что традиция всегда и везде появляться с охраной и сопровождением у дворян появилась просто так? В Старых Книгах написано, что были времена, когда дворяне были вынуждены прятаться от Охотников по лесам, их тогда резали на Алтарях все, кому не лень. Отсюда и укрепленные Замки, и стража, это уже потом, когда Рода окрепли, а ужасы первых лет забылись, все перевернулось. И совсем немаловажную роль во всем этом сыграл Первый Император. Он прижал всех этих «темных» к ногтю, не сам правда, а с помощью жрецов и магов, но объединил всех именно он. Да, в принципе, именно с графства Невер и пошла Империя. Правда до сих пор так никто и не смог определить, где же именно располагалось это графство и было-ли оно вообще. В общем, все это предания старины глубокой и к дню сегодняшнему имеют самое отдаленное отношение. Давай лучше вернемся к нашим проблемам. Надеюсь, ты помнишь, о чем я тебе говорил? Как видишь, все так и вышло. Сергар, тебе надо бежать!
- Нет, сбежать, значит подставить всех вас. Посмотрим, что будет, но бежать я не стану. – вот так вот я оказался в тюрьме дворца Басра, а потом и перед судом. Хотя назвать это судом было сложно. Пара «замученных службой» охранников привели меня в небольшую каморку, где мне пришлось оставить свое оружие, кольчугу и те немногие деньги, что я взял с собой. Алчные взгляды моих сопровождающих, бросаемых ими на кольчугу и мой кошелек, красноречиво свидетельствовали о том, что я уже навряд ли выйду отсюда, но я почему-то был абсолютно уверен в обратном. Невзрачный клерк зачитал поступивший на меня донос, спросил все-ли верно в нем написано, осведомился, желаю-ли я обратиться к герцогу с просьбой о помиловании и принести «всенародное покаяние». Барон достаточно подробно меня проинструктировал, что и как мне говорить. Поэтому я от всего отказался и заявил, что как дворянин требую «Суда Равных». Этот «Суд Равных», довольно занятная штука, я сначала подумал, что это что-то вроде нашего «Дворянского Собрания», но мне быстро разъяснили, что это всего лишь суд, в котором решение принимается… как бы это правильно сказать, двумя ветвями власти коллегиально. Короче, судить меня должны герцог и маги совместно, да еще при этом привлечь к разбирательству третью, полностью постороннюю сторону, а это или священнослужители, или представители Магистрата, или какой-нибудь имперский клан. Причем, решение, «за» или «против», принимается банальным голосованием. Дворяне обычно этим правом не пользуются, потому как герцог еще никогда не высказывался за сохранение жизни преступника, а на милость Магистрата, аристократам вообще уповать не стоит, да и маги, в основном придерживаются тех же взглядов. И есть еще один нюанс, после решения этого суда, нельзя воспользоваться правом на «всенародное покаяние», которое заключается в том, что подозреваемый прилюдно кается на могиле убитого, после чего ему отсекают руку. Согласитесь, что лучше остаться одноруким калекой, особенно если твой Род сильный и богатый, чем прогуляться на эшафот. Хотя, стоит признать, что настоящие аристократы, очень редко прибегают к подобному. Как говорится, «не комильфо».
В общем, мое заявление вызвало определенное оживление, а судебный клерк даже улыбнулся. После чего меня отвели в убогую комнатенку и там забыли почти до самой ночи. «Вспомнили» обо мне когда на небе уже появились первые звезды и «торжественным маршем» повели к зданию Гильдии Магов. Как оказалось, именно там и будет проходить «Суд Равных».
Если честно, то оказавшись в Парадном Зале Гильдии и увидав тех, кто будет принимать решение, я неслабо так струхнул. Ладно герцог, это как говорится «зло известное» и как с ним бороться, мы знаем, тем более, учитывая его всем известную, паталогическую жадность барон уже должен был наведаться к своему «сюзерену», с подобающими подарками, ну и заодно намекнуть, что «благодарность, за некое понимание, Роде де Сангре, может быть намного больше и ценнее». А вот присутствие здесь же Магистра Гильдии и трех представителей клана Брэган де Эрт… Со вторыми все ясно, я у них числюсь врагом, что бы там мой знакомец Анри не говорил, клан смерть своих людей не прощает. А вот с магами вообще одни сплошные непонятки, они вроде как обещались не вредить нашему Роду, но суд, это ведь не вредительство, это всего лишь справедливость, ну как они ее видят. Поэтому сначала я вел себя достаточно осторожно, отвечал на вопросы взвешено и по возможности правдиво, а потом опять сорвался и высказал всем что я о них думаю, и магам и представителям клана, разве что герцога сильно задевать не стал, хотя и прошелся насчет глупых и даже вредных законов. Как не странно, но на этот мой спич, первым отреагировал именно Глава Гильдии.
- Барон, а почему вы считаете, что запрет на смертоубийство на дуэлях, является вредным и даже глупым?
- Безнаказанность! Возьмем мой случай, предположим я не стал бы убивать этого графенка, хотя я и не собирался этого делать, сам виноват, нечего было магичить, коль ничего в этом толком не соображаешь. Предположим, я бы его просто слегка подрезал, что в результате? А в результате, час времени, энная сумма в золотых переходит Гильдии и этот ублюдок опять жив и здоров, но при этом озлоблен и жаждет мести. При этом он прекрасно понимает, что в честной дуэли у него шансов нет. Значит что? Значит кровная вражда! Результат? Результат вполне предсказуемый, Род графов де Полей перестает существовать! Причем весь, я обид не прощаю. Сколько при этом еще погибнет людей, никого уже не волнует. Получается что? Получается, что на дуэли убивать нельзя, а из засады, при штурме Замка, пожалуйста. Ладно, предположим граф не стал бы мстить и мы разошлись бы «краями». Эта детская дуэль его чему-нибудь научила бы? Нет, подумаешь десяток золотых за лечение, он уже через пару часов бы продолжил свои бесчинства. Этим своим законом, Император превратил дуэль, из средства наказать наглеца, в детскую забаву и повод для войны между Родами. Сохраняя одну никчемную жизнь, закон обрекает на смерть десятки людей, куда более достойных. Ну не глупо-ли?!
Герцог во время этого моего монолога молчал, лишь изредка морщился, клановые сидели и кажется ни на что не обращали внимания, как будто им все равно, только Магистр периодически кивал, в такт моим словам и ободряюще улыбался. Ага, также, как щука, улыбается карасю. А я даже и не заметил, как в какой-то момент перешёл от защиты к облечению и даже начал повышать голос, как бы требуя ответа на свои незаданные вопросы. В конце концов мне надоело «метать бисер перед свиньями», если эта компашка так и не поняла, что именно я хотел сказать, то это уже их проблемы, и замолчал. Как говорится, «на этом прения сторон закончились», пришло время выносить приговор. Вот тут-то и прилетело, «откуда не ждали». Герцог зло бросил:
- Виновен смерти!
- Мои помощники всесторонне изучили это дело и пришли к выводу, что во время дуэли граф применил запретную магию. Поэтому мое слово – невиновен! – Магистр меня приятно удивил. Все посмотрели на представителей клана.
- Клан Брэган де Эрт, ценит и уважает честных и смелых людей. Барон Серж де Сангре один из них и кроме того, по повелению Патриарха, является «другом клана». Невиновен!
- Герцог, распорядитесь, чтобы ваши люди немедленно вернули барону его имущество! – как-то даже хмуро сказал Магистр.
Герцог весело усмехнулся, а меня прошибла мысль: «Вот ведь гады, и на хрена я тут распинался, что-то говорил, они же все решили заранее. И герцог хитрец, вроде как и законы Империи не нарушил, не пощадил, но в то же время и против чести, а может быть против своей мошны, не пошел». Через несколько минут принесли мои вещи. Не все конечно, кошелек «загадочным образом» исчез, но это уже такие мелочи, что и обращать внимание не стоит. Уже в дверях меня настиг голос герцога:
- Барон, будьте осторожны, вполне возможно, что во дворе вас ждут. – а Магистр добавил:
- Снимите браслеты, они вам могут помешать. – именно поэтому на крыльцо я вышел с клинками наголо, а когда ко мне, сквозь толпу ломанулись сразу шестеро, то встретил я их, как полагается. И хвала всем святым и не очень, что вовремя услышал голос барона:
- Сергар! Это мы! Не время объяснять, кони уже ждут! Быстрее! Аврору похитили! Они увозят ее в имение графа. Если мы их не нагоним, то потеряем навсегда!

* * * * *
Мы гнали лошадей так, что наш с бароном забег от Великой Пущи до Гарда, показался мне лёгкой прогулкой. Все прекрасно понимали, что мы опаздываем, безнадежно отстаем, похитители опережают нас почти на десять часов, но все равно нахлестывали лошадей. В паре лиг от имения графа де Полей, нас перехватили друзья Пита, два опытных следопыта, по оставленными ими следам мы и шли. Оказывается, похитители не поехали в имение, а свернули к древним развалинам, что в десятке лиг отсюда. Что уж им там надо, никто не знает, но нехорошие предчувствия сдавили мне грудь. Барон пытался меня немного приободрить, говорил, что мы почти нагнали похитителей, нас разделяют всего два-три часа, но и он, и я, да и все остальные, прекрасно понимают, что в таком деле, даже полчаса опоздания непростительная роскошь. Тем более, что в самое ближайшее время этот разрыв еще больше увеличится, наши кони уже еле стоят на ногах и еще десять лиг они не осилят, а значит нам придется добираться до места пешком, а потом, я почему-то в этом абсолютно уверен, еще и искать вход в древние катакомбы.
Все вышло как я и предполагал, разве что лошади смогли пройти на пару лиг больше, наверное, сказался недолгий отдых, что мы им дали, пока беседовали со следопытами. Так что пешком мы прошли всего ничего, лиги полторы, но и это стоило нам еще почти часа отставания. А вот с поиском входа в катакомбы мы практически не возились, хорошо утоптанная дорожка показала нам нужное направление. Проблемы начались, когда мы уже спустились под землю. Если бы я не знал, что нахожусь в средневековом Мире, который никогда не поднимался в своем развитии выше чем шестнадцатый-семнадцатый век, если сравнивать его с земной цивилизацией, то решил бы, что мы попали в какую-то канализационную систему. Об этом явно свидетельствуют все эти коридоры, сточные канавы, вертикальные колодцы и огромные отстойники, которые выглядят сейчас как залы. Но в одном нам повезло, сотни, а может быть и тысячи лет бездействия всей этой системы уже давно выветрили все запахи, и если они здесь были, удалили все нечистоты. Идеально прямые, сухие коридоры разбегаются во все стороны и где здесь искать Аврору и ее похитителей мы не имеем ни малейшего понятия. Пришлось разделиться. Барон с одним из стражников пошел по центральному проходу, Пит и Лаэрт, со своими сопровождающими по идущим параллельно центральному, ну а я, в гордом одиночестве, спустился на следующий ярус. Только не спрашивайте меня почему именно так и именно сюда, сам не знаю, может интуиция, а может и просто от безысходности. По крайней мере, в правильности выбранного пути, я имел удовольствие убедиться уже минут через двадцать, мне попался еще тлеющий огарок факела.
Я уже несколько часов блуждал по подземельям, по крайней мере мне так кажется, которые постепенно начал считать проклятыми. Все началось примерно через полчаса, как я нашел прогоревший факел. В какой-то момент я заметил, что факел в моих руках начал давать неожиданно много света, а чуть погодя я понял, что это не факел светит ярче, а сам воздух катакомб начинает постепенно светиться, одновременно затрудняя дыхание. Прошло еще минут десять, я уже с трудом разбирал дорогу, глаза слезились, в горле першило, и я ежеминутно загибался в приступах кашля. Так же неожиданно как все и началось, так же внезапно все и закончилось. Свечение факела вернулось на прежний уровень, воздух вновь стал чист, я бы даже сказал, свеж. И я двинулся дальше, но уже не убирая рук с эфесов клинков. Это-тот и спасло мне жизнь. Неожиданно факел вспыхнул невероятно ярким светом, буквально ослепив меня на несколько мгновений, а через миг на меня, прямо из стен набросились с десяток тварей, которым впору было прислуживать самому Сатане. Каждая в полтора человеческих роста, покрытые по всему телу плотно состыкованными черными пластинами, с довольно длинными конечностями, заканчивающихся острейшими когтями. На невероятно подвижных головах горели ярко зеленые глаза. Мои клинки сами выпрыгнули из ножен, навстречу этим созданиям Ада. Это нападение было кратким, но от этого ничуть не менее напряженным. Исчезли твари столь же внезапно, как и появились. Несколько секунд я просто стоял, опустив мечи, обескураженный произошедшим и уже в какой раз возносил благодарности неведомым мастерам, изготовившим мою кольчугу и отковавшим мои клинки. Что интересно, я могу поручиться чем угодно, что три-четыре твари никак не смогли избежать разящих ударов, но пол и стены коридора остались так же девственно чисты, как и перед этим нападением, никаких следов стычки. Такое ощущение, что все это мне привиделось, что все это было миражом, мороком, какой-то голограммой.
С еще большей осторожностью, а значит и с заметно меньшей скоростью я продолжил свой путь. Минут через десять я наткнулся на еще один колодец, старые, проржавевшие скобы в его стенах ведут куда-то вниз, еще глубже. Присев на корточки, я начал внимательно изучать скобы, чтобы определить, как давно по ним кто-нибудь спускался. К сожалению, недостаток света и расположение самой верхней скобы, находящейся почти на метр ниже уровня пола, не позволили мне этого сделать. И тогда я попытался достать скобу острием клинка. Стоило только голубоватому металлу пересечь какую-то незримую черту, как колодец исчез, а на его месте расположилась ветхая каменная лестница, уходящая куда-то под землю. Вот только очертания лестницы не совсем обычные, как будто смотришь на что-то через толстый слой воды. По лестнице то и дело пробегает рябь, а если приглядеться, то можно заменить какую-то серебристую пленку на камнях, от чего их контуры постоянно меняются, «плывут», хотя общие очертания и сохраняются.
Удушливый смрад затхлости и тлена, заставил меня морщиться и поспешно обмотать лицо тряпкой, предварительно смочив ее водой из фляги, едва я сошел с «призрачной» лестницы. Впереди я смог разглядеть какой-то узкий проход, в конце которого играют сполохи огня и откуда доносится тихий, заунывный, на одной ноте, то ли вой, то ли гул. Протиснувшись через проход, я смог заглянуть за угол… и сразу же отпрянул назад, хотя заметить меня никто и не мог. Я оказался на небольшом балкончике, метрах в десяти над большим залом, прекрасно освещенным стеной огня справа от меня. Прямо передо мной расположилось человек двадцать, а ближе к исполинскому костру еще трое, стоящие за спиной какого-то мрачного типа в серой хламиде, стоящего перед большой чёрной плитой, на которой лежит тело связанного молодого мужчины. Вдруг жуткий крик разорвал тишину и тут же оборвался, острый нож рассек грудь мужчины. Человек в сером вырезал еще трепещущее сердце и отложил в сторону. Ловко орудуя ножом, он стал извлекать и другие внутренности.
- Торил, долг еще ждать?! – раздался откуда-то снизу истеричный мужской голос.
- Давайте следующего. Священное Пламя надо сначала накормить. – глухим голосом ответил человек в хламиде.
- Это уже пятый! Сколько можно! Раньше ты управлялся быстрее и обходился меньшим количеством жертв.
- Вы, ваше сиятельство, нашли никчемных рабов. Их Силы не хватает даже для того, чтобы послать весть моему Господину. Давайте следующего!
На моих глазах, с той же бесстрастностью жрец зарезал и вытащил внутренности еще у троих. После чего, как бы неуверенно, осмотрел образовавшуюся гору человеческих внутренних органов. Потом щелкнул пальцами. Стоявшие позади него люди, моментально подскочили к нему и споро рассортировали результаты кровавого труда по огромным каменным чашам перед огнем, и так же быстро вернулись на свое место. Серый начал что-то говорить, но я не понимаю ни слова. Неожиданно из его рук ударили струи огня, а органы в чашах вспыхнули. Языки пламени из пяти чаш потянулись вверх и через несколько секунд соединились в одной точке, образовав что-то вроде огненной арки. Сразу после этого, все та же троица, повинуясь команде мага, начала смещать две, стоящие ближе к центру чаши, к тем, что были по краям. Вместе с чашами начали смещаться и струи огня, как бы раздвигая огненный занавес. Через несколько минут в сплошной стене огня образовалась, разделенная пополам арка.
- Быстро! Ломайте стену! – отдал команду все тот же истеричный голосок. Толпа людей кинулась к открывшейся стене. По залу разнеслись звуки ударов метала о камень, а через пару минут самый настоящий грохот, как будто рухнула кирпичная стена. Я опять выглянул, чтобы посмотреть, что там происходит.
- Теперь все изменится. – вещал тот, кого называли «вашей светлостью», - Скоро все будут ползать в пыли и лизать мои сапоги! Торил, бери эту сучку и иди за мной.
- Да, ваша светлость. Все вон отсюда!
В поле моего зрения появился высокий мужчина в дворянской одежде, который почти бегом кинулся в пролом. А все остальные, кроме жреца в сером, тащившего за волосы Аврору, кинулись в противоположную сторону, где оказывается был еще один выход. Через минуту зал опустел, и я как полоумный начал спускаться со своего балкончика вниз. Не знаю, наверное, это было чудом, что я не сорвался с десятиметровой высоты, а смог спуститься почти до половины, когда мои пальцы все же сорвались и я рухнул вниз. В последний момент мне все же удалось слегка оттолкнуться ногами от стены и приземлился я уже вполне самостоятельно, даже смог неуклюжим перекатом погасить инерцию, ничего себе при этом не сломав. Подорвавшись на ноги, я бросился к медленно затухающей арке. Огненные жгуты истаивали прямо на глазах, н я успел. С легким хлопком, прямо за моей спиной, проход закрылся, и огненная стена опалила мне затылок.
В тот же миг я почувствовал сильный удар в грудь. В глазах все еще продолжают летать сполохи, а руки сами выхватили клинки. Вслед за первым ударом последовало еще несколько, но я уже успел проморгаться и пусть неуклюже, но смог их отбить. Прямо передо мной стоял тот самый дворянин, что командовал всем этим мерзким действом. Я оказался в небольшой комнатке, в центре которой возвышается самый настоящий алтарь, на котором лежит Аврора. Мужик в хламиде уже занес над ней нож, но продолжает что-то напевать, раскачиваясь из стороны в сторону как змея, нас разделяют какие-то метров пять, но между им и мною стоит человек со шпагой из черного металла, слегка растерянный, но судя по всему не собирается меня пропускать. Следует еще один выпад, который я пропускаю мимо себя, тороплюсь ударить в ответ, но проваливаюсь. Дворянин оказывается превосходным фехтовальщиком, а я допускаю детские ошибки, раз за разом, торопясь проложить себе путь к Авроре, к алтарю. Тороплюсь добраться до жреца, который уже не напевает, а выкрикивает какую-то белиберду, не раскачивается, а извивается под немыслимыми для нормального человека углами, кажется, что у него нет ног, вместо них толстый гибкий хвост, на котором он и стоит.
От отчаяния, что не успеваю, я практически забыл о защите, из-за чего получил еще два рубящих удара по ребрам, но кольчуга выдержала, зато мне удалось сократить расстояние до противника до минимума. Не задумываясь, бью эфесом в лицо. Такого «подлог» действия мой визави явно не ожидал, поэтому отшатывается, давая мне несколько мгновений. Чем я и воспользовался. Дага вылетает из моей руки, чтобы через мгновение погрузиться в затылок жреца. Еще какое-то время он продолжает раскачиваться, даже, вроде, что-то шептать. Рука с ножом идет вниз… но это уже не сознанное действие. Мертвое тело заваливается на алтарь, а дворянин, вдруг, бросает в меня свою шпагу и в ужасе замирает. Но мне на него уже плевать, я подлетаю к алтарю, одним движением скидываю, неожиданно тяжелое тело жреца, по пути выдергивая из раны свой клинок.
Аврора без сознания, но никаких видимых повреждений на ней нет. Начинаю, зачем-то, развязывать веревки, которыми она связана, но по какому-то наитию, вдруг резко смещаюсь вправо, одновременно сдергивая с алтаря тело девушки. Там, где я стоял еще мгновение назад, как будто падает огромный молот. А вместо бездыханного трупа жреца возвышается омерзительное существо. Обезьянья головка с огромными клыками покоится на огромном теле, перевитом гипертрофированными мышцами, маленькие злобные глазки горят красными огнями из-под выступающих надбровных дуг. Существо двигается медленно, но я знаю, что еще несколько минут, а может и секунд, и оно очнется, тогда за ним не успеет и пуля. Используя алтарь как своеобразный трамплин, боясь не успеть, взлетаю в верх. Шпага в моей руке превращается в секиру на короткой ручке, и я бью по этой отвратительной голове. Существо все же успело подставить лапу, которую секира с легкостью и перерубила, но силы удара уже не хватило, чтобы снести и голову. Существо успело отпрянуть, а я рухнул ему под ноги. Как при замедленной съемке вижу, как поднимается огромная лапа, чтобы размазать меня по каменному полу. Наши взгляды встретились. Руки вдруг налились тяжестью, но я все же еще успеваю слабенько отмахнуться секирой. Чудесный металл не подвел и на этот раз, легко смахнув чудовищную лапу почти по колено. Поток какой-то темной, почти черной крови обдал меня, приводя в чувства. Не давая чудовищу прийти в себя бью еще раз, на этот раз уже по второй ноге и с ужасом вижу, как на месте отрубленной лапы уже начинает вырастать новая, пока еще вполне человеческая рука, но стремительно меняющаяся, превращающаяся в чудовищную лапу, еще более могучую, чем совсем недавно отсеченная.
На меня вдруг накатил такой ужас, что следующие несколько минут полностью вылетели у меня из головы. Мне казалось, что некто, могучий и неудержимый овладел моим телом. Эти моменты всемогущества, странно чередовались с моментами полной беспомощности. Очнулся я так же внезапно, как и отключился. Первое, что я увидел, это полные ужаса глаза Авроры. А потом я вспомнил, что тот дворянин, что пытался перекрыть мне дорогу к алтарю все еще жив. Его скорченную фигуру я разглядел в самом дальнем углу. Совершенно потухший взгляд, тонкая ниточка слюны, вытекающая из угла рта, не оставили сомнений, человек сошел с ума. Только теперь я огляделся. Комната больше напоминает бойню, где порезвились с десяток сумасшедших мясников. Десятки отрубленных конечностей, одна здоровее другой, лужи черной крови и как итог всего этого безумства обезображенная туша чудовища с расколотой головой. Отвлек меня от созерцания всего этого испуганный голос девушки:
- Барон, ваши глаза… они светятся!

8 глава.

В отряде наемников, Сулейка был шпионом, а по совместительству и правой рукой Рамзуса, их командира, салитарца по происхождению. Большими воинскими талантами Сулейка никогда не отличался. Он предпочитал притворяться, обманывать, сыпать яды и бить в спину своим любимым стилетом. Родившись двадцать пять лет назад в пригороде столицы Кафирского Королевства, Сулейка был младшим сыном одного не очень богатого дворянина, который уже около много лет находился при смерти. Но перед тем как дойти до столь плачевного состояния, папаша умудрился настрогать десяток сыновей и пяток дочерей. Соблюсти местную традицию и прирезать всех братцев младший не смог, ввиду их количества, и отправился искать себе богатства, приключений и славы. Семейство настолько обрадовалось грядущему бескровному устранению одного из претендентов на титул, и родовые земли, что обеспечило его немалыми подорожными. За десяток лет своих странствий, Судейка умудрился побывать почти во всех странах Заката и Полудня, не раз наведаться и в Великую Пущу. Он успел побывать гребцом и бардом, выдавал себя за дипломата и купца, успел примерить на себя рабские кандалы, а в результате стал наемником в отряде салитарца.
Отряд Рамзуса занимался тем, что выполнял неординарные поручения, исходившие от лиц, откройся имена которых, весь Полдень немало бы удивился. Задания бывали двух типов: магические и незаконные. Сулейка предпочитал именно вторые. Благодаря своей внешности и кое-каким магическим способностям, он мог втереться в доверие к кому угодно. Дамы приглашали его в свою постель, благородные господа к столу, а стражники внутрь охраняемых ими помещений. Чтобы ни было его целью: секретный план крепости, подвески любовницы или чья-то жизнь, Сулейка всегда добивался успеха. Остальные члены отряда лишь оказывали ему посильную помощь. Кафирец вполне резонно полагал, что мог бы обойтись и без них, но это, по его мнению, было бы слишком скучно.
Магией в отряде занимался сам Рамзус. Будучи самоучкой, а по слухам, его просто выгнали из Академии за несносный характер и нежелание подчиняться правилам, этого уважаемого заведения. Он никогда не входил ни в одну из магических гильдий, а потому вести частную магическую практику считал делом небезопасным, да и не таким выгодным. Салитарец предпочитал воровать артефакты, устранять всякого рода магических тварей, а также магов-одиночек, но не всех, а только тех, с кого можно было неплохо поживиться. Не смотря на все это, не в пример большинству выходцев своей страны, Рамзус имел репутацию честного и порядочного человека, хотя и не рекомендовалось поворачиваться к нему спиной. Было у салитарца и трое учеников, практикующих магию школы Порядка, хотя особыми достижениями и выдающейся Силой им хвастаться не приходилось. Остальные семеро наемников отряда, были простыми рубаками, хотя по выучке, опыту и мастерству, каждый из них стоил, как минимум, двух Бессмертных Драконов из числа императорской гвардии. В общем, отряд был хоть и небольшой, но неплохо подобранный, прекрасно сработавшийся, а поэтому без заказов, а значит и без денег не сидел. Наемники только-только вернулись с очередного «дела», поэтому особой необходимости в срочном заказе у них не было. Второй день они пропивали честно заработанные деньги в трактирах и кабаках Барсалайны и еще, как минимум, пару недель, прерывать это занятия не собирались, когда в трактир завалились королевские стражники.
Теперь уже совсем неважно, что послужило причиной ссоры, а потом и драки, в результате которой один из стражников получил нож в спину. Важно, что наемник уже третьи сутки пытается оторваться от преследующей его погони. Ссоры с королевской стражей вполне обычное и привычное дело, но в этот раз за них взялись по-настоящему. Двоих мечников убили в тот самый момент, когда они пытались прорваться через городские ворота. Намагиченные арбалетные болты, буквально разорвали пополам неудачников, даже выставленные учениками Рамзуса щиты и те не помогли. Уйти пешими от конных шансов было мало, поэтому салитарец повел сократившийся отряд в сторону Великой Пущи, до которой и было-то всего пара лиг по прямой, надеясь, что уж туда-то стражники не сунутся. Стражники и не сунулись, зато вот Королевские Егеря, проводящие в пуще большую часть своей жизни и непонятно откуда взявшиеся, вцепились в наемников как псы и гнали их все эти трое суток, не давая ни минуты отдыха и постепенно убивая их одного за другим. В первый день наемники потеряли еще двоих, мага, который умудрился попасть в силки к прухту и мечника, сдуру, кинувшегося его спасать. Ни один, ни второй от ядовитых зубов хищника не ушли. На второй день свою смерть нашли сразу четверо, трое мечников и еще один молодой маг. Они остались прикрывать отход остальных, вполне обосновано надеясь, что воинское умение мечников и магические способности ученика Рамзуса дают им хорошие шансы на успех. Но, судя по тому, что Егеря задержались всего на час, а потом опять взяли след, храбрецы несколько переоценили свои силы. К сегодняшнему утру от всего отряда оставалось всего четыре человека, а после полудня, Сулейка остался в одиночестве. Остальные его соратники стали жертвами монстров Пущи. Ни мастерское владение клинком, ни магические умения не уберегли их от мрачной участи. Да и Сулейка выжил только потому, что побежал. В сумраке Пущи у них не было шансов. Он не знал, последовали ли остальные его примеру. Судя по звукам, нет. Сулейка бежал так, как не бегал никогда в жизни. Сзади доносились звуки схватки. Раздавались крики товарищей. Рядом с ним мелькали гибкие тела монстров, пару раз он почувствовал, как лапа тварей рассекает воздух рядом с ним. Внезапно стало тяжело дышать, а звуки вокруг стихли, но Сулейка не останавливался до тех пор, пока не потерял сознание, ударившись головой об одно из деревьев, вставшее у него на пути.
Очнулся он уже в сумерках, хотя в Пуще никогда не поймешь, то ли день, то ли вечер, под огромными деревьями всегда царит полумрак, разве что по крикам и вою, можно еще хоть как-то сориентироваться, по крайней мере рев ррарха, ночного хищника, одного из самых страшных обитателей этой части Пущи невозможно спутать ни с чем, а именно его рев Сулейка и услышал. Значит ррарх уже вышел на охоту и надо уносить ноги. И наемник опять побежал, побежал тупо, не разбирая дороги, только бы оказаться подальше от этого рева, от которого холодеет кровь в жилах, а ноги и руки становятся ватными и непослушными.
Парень бежал, бежал не глядя. Падал, вставал и опять бежал, а рев хищника, кажется ничуть не отдалялся, а наоборот приближался. К счастью, летние ночи коротки и удача улыбнулась ему, а может быть преследующий его вой ему только мерещился, кто знает, но до рассвета Сулейка дожил. Почти одновременно с утреней зарей он, почти обессиленный, вывалился на огромную поляну, заваленную огромными каменными блоками. Сам того не ожидая, молодой наемник исполнил мечту сотен, тысяч искателей и егерей, он нашел Древний Город, сулящий его первооткрывателю огромные богатства. И куда только подевалась усталость и мучающая жажда. Как заворожённый ходил парень среди полуразрушенных домов и дворцов, среди храмов и колоннад. Алчность давала ему силы, грезы о будущем богатстве заменили ему пищу, сон, отдых и воду.
Блуждания среди развалин привели Сулейку к абсолютно целому зданию. В центре небольшой площади возвышалось довольно странное сооружение. Большой, мрачный куб, без единого шва, как будто вытесанный из одного огромного камня. Только зияющее отверстие входа говорило о том, что это не просто еще один гигантский каменный блок, а все же строение. Наемник несколько раз обошел вокруг своей находки. Стены странного здания, кажутся неподвластными времени. Гладкие, ровные, только над входом какое-то непонятное изображение, вроде как несколько колец, вложенных друг в друга и никаких признаков дверей или окон, только зияющий провал входа, за которым, скорее угадывается, широкая каменная лестница, ведущая куда-то вниз.
Зуд кладоискательства не давал парню спокойно думать, видения полных сундуков золота и драгоценных камней застлали глаза. Вооружившись наспех сделанным факелом, Сулейка устремился вниз по лестнице. Короткий спуск привел его в огромный круглый зал, все стены которого были покрыты странными барельефами, в виде арок с изображенными в них неизвестными существами. Где-то четко видно изображение огромной змеиной головы, украшенной длинным перекрученным рогом, где-то физиономия отвратительного монстра, с нижними клыками, почти достающими до носа, где-то, мерзкого вида, почти человеческая голова, с отвисшими ушами и носом, а где-то морда чудовищной обезьяны. Сулейка ходил вдоль стены и разглядывал барельефы, пытаясь понять, что это, зачем и кто это построил. Некоторые изображения он узнавал, так он узнал «Двуликого Ярса» - Бога жизни и смерти, узнал изображение Торса – Бога мореплавателей, Аскару – Богиню врачевания и еще нескольких. Глупым Сулейка никогда не был, поэтому постепенно он начал понимать, что и все остальные барельефы изображают каких-то богов, давно забытых и мертвых. Странный пантеон пугал, но в то же время и привлекал своей необычностью и какой-то тайной. Наемник присел на невысокую каменную плиту, расположенную прямо по центру зала и со всех сторон покрытой точно такими же барельефами, что и стены зала, только верхняя ее часть была абсолютно гладкой, с небольшим углублением в центре, и задумался. Факел уже практически прогорел, но выход на лестницу просматривался четко, дневное солнце ярко освещало площадь, на которой расположилось непонятное здание, поэтому Сулейка не опасался остаться под землей навсегда.
Из состояния задумчивости его вывел смутно знакомый, скрежещущий звук, как будто кто-то медленно, с силой проводит одной зазубренной костью о другую. Парень вскочил… но было уже поздно. Огромный паук практически бесшумно опустился с потолка за его спиной. Своим резким движением Сулейка только ускорил свою смерть. Огромные жвала щелкнули, перерубая человеческую шею. Восемь мощных, покрытых отвратительными черными волосами, лап сноровисто подхватили обезглавленное тело и потащили его куда-то наверх. Поток крови из перерубленной шеи брызнул на каменную плиту, а безвольная рука шлепнула по боковой поверхности плиты, как раз в том месте, где виднелось изображение обезьяньей головы.
Кровь, натекшая на плиту, с каким-то чавкающим звуком, почти моментально, впиталась в нее, чтобы через несколько минут вновь появиться, но теперь уже плита не была гладкой, ее поверхность покрылась кровавой паутиной, а в углублении, кровь пульсировала, то набухая в виде шара, то опадая. Изображение обезьяны, случайно задетое мертвой, окровавленной рукой, сыто чавкнуло и пришло в движение, как бы провалившись в глубь плиты, а арка, с изображением обезьяньей морды, слегка вздрогнула, по ней как будто проскочила молния и она покрылась серебристой зеркальной пленкой.

* * * * *

Признаюсь честно, хотя неожиданная реплика Авроры меня и вывела из некой задумчивости, но кроме раздражения ничего не вызвала, ну разве что мелькнула мысль, что и девушка, от всего пережитого, слегка «тронулась», хотя ее состояние и можно списать на стресс и шок. Намного больше меня сейчас заботит вопрос, как нам выбраться из этой западни, в которой мы оказались. Ведь никаких дверей, проходов, лестниц или еще чего подобного я что-то не наблюдаю. Даже тщательное исследование всех стен, пола и высокого потолка, не дал никаких результатов, мы оказались в каменном мешке, в котором, кроме нас и большой каменной плиты, ничего нет.
Когда я уже, наверное, по третьему разу начал изучать ту стену, через которую мы сюда прошли, даже занялся ее простукиванием и безуспешными попытками расчистить швы между каменными блоками, меня в очередной раз отвлек голос графини.
- Барон, это бессмысленно. Попасть сюда можно, вы уже видели как, а вот выйти, практически невозможно.
- Аврора, вы маг? Скажите что я прав, обрадуйте меня.
- Нет, Серж, я не маг, хотя кое-какая Сила у меня есть, но на большее чем пара бытовых заклинаний, ее не хватит. Я – архивариус! В моем распоряжении была Императорская библиотека, которую я очень неплохо изучила.
- Вы хотите сказать, что знаете где мы оказались?
- Чисто теоретически. Как вы понимаете, сама я никогда в подобных местах не бывала. Хотя и читала о чем-то подобном.
- Не просветите и меня?
- Вам как, только факты, или и предысторию рассказать?
- Желательно конечно только факты, но как я понимаю, торопиться нам некуда, так что, давайте подробно и с самого начала. Вы пока рассказывайте, а я попробую немного здесь убраться. От крови избавиться не получиться, а вот от всего этого мяса, вполне.
- И каким же образом вы хотите это сделать? Возвращаю вам ваш вопрос: барон, вы маг?
- Нет, скажу вам даже больше, если верить главе нашей Магической Гильдии, то Силы во мне нет вообще, абсолютно. Просто у меня есть несколько очень интересных камешков, вот одним из них я хочу воспользоваться. – ответил я, капаясь в кармашках своего пояса.
- А, «Камни Имиргана», очень редкие и ценные артефакты. Секрет их изготовления утерян тысячи лет назад. Вы полны сюрпризов, барон.
- Вы даже не представляете насколько, графиня. – возвращение Авроры к уже знакомому мне иронично-саркастическому тону, свалило с моей души камень. Девушка пришла в себя и беспокоиться о ее душевном состоянии не приходится. Так что, я с чистой душой занялся перетаскиванием останков неизвестного существа в один угол. – Но вы, кажется, обещали кое-что рассказать…
- Ну хорошо, слушайте. Я конечно не гарантирую абсолютную правдивость и точность, но что знаю, то и расскажу. Хотя эти знания и не приветствуются, ни Имперским Советом, ни Советом Магов, скажу даже больше, подобные знания могут привести вас к печальным последствиям…
- Что, последствия могут оказаться даже хуже, чем то положение в котором мы оказались?
- Тут вы правы, барон, хуже уже некуда. Ладно. Для вас, Серж, наверное, станет неожиданностью, но этот Мир не всегда принадлежал людям, скажу даже больше, люди и все остальные расы, гости в этом Мире, хотя и невольные. Наши далекие предки, так же как и предки эльфов и гномов и еще нескольких, уже исчезнувших, или влекущих жалкое существование на задворках цивилизации, рас попали в этот Мир в качестве рабов и мяса для кровавых жертвоприношений. Мне даже встречались сведения, что наши далекие предки попали в этот Мир не из какого-то одного, а из нескольких, очень сильно отличающихся друг от друга Миров. Хотя никакого подтверждения этой информации я и не нашла. Истинных хозяев этого Мира принято считать демонами, но это очень далеко от истинны. Скорее, истинные Бои этого Мира были демонами, а те, кто им служил, прост очень сильно отличались от нас. Кстати, с одним из них вы совсем недавно имели «удовольствие» познакомиться. Да-да, не удивляйтесь, это существо, что вы с таким остервенением руби своими, над заметить, очень интересными клинками, не имеет к Роду Человеческому, никакого отношения. Считается, что все эти существа были уничтожены, кстати, не без помощи «Камней Имиргана», многие и многие тысячелетия назад. Если мы каким-то чудом сможем отсюда выбраться, то для Совета Магов это станет сильнейшим ударом и проблемой. Если верить попавшим в ми руки летописям, то наш Мир населяли десятки самых разных рас, все ни были необыкновенно сильными магами, черпающими свои силы от самих Богов. Ежедневно на алтарях умирали десятки тысяч существ, и все только для того, чтобы несколько самых могучих магов получили еще одну толику божественной силы. Коренные обитатели этого Мира беспощадно уничтожали сами себя, пока не поняли, что очень скор весь Мир превратится в пустыню, в которой останется несколько сот, а может и десятков почти равных в своей мощи Богам, магов. Вот тогда-то, эти маги и озаботились поиском для себя новых источников жертв. На какое-то время в Мире воцарился мир, сильнейшие маги всех населяющих его рас объединились и создали межмировые порталы, через которые сюда хлынули тысячи новых рабов, тысячи новых жертв. Наверное, так бы длилось и по сей день, если бы однажды, маги одной из рас, не открыли портал в странный и пугающий Мир. В древних летописях указано, что тот Мир не имел ни тверди земной, ни неба, ни морей, ни гор, а люди, эльфы и гномы жили в огромном железном доме и было их в нем сотни тысяч. И опять маги всех рас объединились, создали огромный портал и перетащили этот «дом» в свой Мир. Вот только они об этом очень быстро пожалели. Все Миры, куда до этого магам удавалось открыть порталы, были густо населены, но их обитатели практически не владели магией, а новые «рабы», как оказалось, почти ничем не уступали магам этого Мира, только магия у них была совсем другая. Они владели магией Стихий, повелевали огнем и воздухом, землей и водой. Разразилась война. Магам удалось уничтожить «Железный Дом», многие тысячи «рабов» погибли, и они посчитали, что справились, но ошиблись. Сотни маленьких железных домов обрушились на планету и в каждом было несколько десятков, а то и сотен магов. Война не прекратилась, на лишь немного изменилась. Вместе с магами людей, эльфов и гномов, в Мир пришли «Стальные Голлемы», которые сжигали целые города и страны. Но и они не смогли победить, вновь объединившихся, магов этого Мира. Магия этого Мира оказалась сильнее огня и стали. В Мире установилась шаткое равновесие и те, и другие замерли в ожидании. Ни войны, ни мира, так длилось несколько столетий, все понимали, что рано или поздно решающая битва состоится и упорно к ней готовились. И Битва грянула. Десятки летающих железных домов людей поднялись в воздух и обрушили на горда и деревни хозяев Мира сталь и огонь. Пришлые маги обманули местных. «Железные дома» уничтожили все деревни, все мелкие поселения, если верить летописям, т ни гонялись даже за отдельными представителями коренного населения, безжалостно их уничтожая. Маги, живущие, в основном, в крупных городах и столицах, смогли отбить вялую атаку на свои города, но никто из них не обратил внимания на сотни тысяч маленьких камушков, что вместе с огнем упали на землю. Это и были «Камни Имиргана». Когда маги уже праздновали победу, Камни активировались. Десятки городов ушли под землю, десятки сгорели в адском огне. Плодородные поля превратились в болота, камень и земля стали подобны воде, а вода подобна камню и тогда пришлые маги нанесли свой последний удар, десятки сохранившихся «стальных голлемов», тысячи неуязвимых воинов, вышли в свой последний поход. Мир накрыла «Вечная Тьма» и длилась она больше трех стен лет. Из миллионов населяющих к тому времени Мир разумных выжили лишь несколько тысяч. И это были совсем не аборигены, это были предки людей, эльфов и гномов. Одичавшие, утратившие все свои магические знания, но живые, в отличии от десятков разумных рас, населявших этот Мир до того, как их предков выдернули из привычного им Мира. Считается, что все представители коренных рас вымерли, или были уничтожены десятки тысяч лет назад, оказывается это заблуждение. Мало того, аборигены научились принимать облик людей, скрываться среди нас, и никто не знает, насколько они опасны. Теперь этот Мир принадлежит нам и так просто мы его никому не отдадим. А значит грядет новая война и никто об этом не знает. Наш долг перед памятью предков, выбраться отсюда и предупредить Императора!
- История конечно очень интересная и довольно поучительная, но я так и не услышал о том, куда же мы попали и какие есть возможности отсюда выбраться.
- Да, барон, извините, я немного увлеклась. К сожалению культ Богов Древних Магов не исчез, не раз и не два его пытались возродить, причем пытались сделать это и люди, и эльфы. Последний раз, насколько мне это известно, такая попытка была всего несколько тысяч лет назад в одном из, забытых уже королевств, как раз на территории Великой Пущи, еще до того, как там появились Проклятые Земли. Некоторые исследователи даже считают, появление расы вампиров как-то с этим связано. В отличии от магов, правители редко когда поддерживали сторонников этого культа, поэтому им приходилось прятаться и скрываться, строя вот такие вот «тайные алтари». Всего на территории Империи удалось обнаружить три таких сооружения и то, только потому, что были они сильно разрушены в результате мощных подземных взрывов и землетрясений. Все три известные алтаря были хорошо спрятаны и находились глубоко под землей, в толще гор, а вели к ним, как считают маги, «пространственные аномалии», или магические порталы. Что, в принципе, подтверждается тем, как мы сюда попали.
- Значит выбраться от сюда, если мы не маги, у нас не получится?
- Боюсь, что да.
- Но ведь маги этих ваших аборигенов, они как-то покидали эти места…
- Скорее всего тоже через портал.
- Да… недолго музыка играла.
- Серж, я прошу вас простить меня за то, что стала невольной причиной всего произошедшего.
- Не надо, Аврора, я должен был сам подумать и предпринять соответствующие меры. Это я прошу у вас прощения, что так и не смог спасти.
Нестерпимо долго тянулись дни нашего заточения. Спасибо предусмотрительности барона и Лаэрта, запасов пищи и легкого вина в моей сумке оказалось более чем достаточно, поэтому муки голода и жажды нас не терзали. Мы даже привыкли к постоянному хихиканью сошедшего с ума дворянина. Примерно, где-то, на четвертый день, я осмелился задать Авроре давно мучающий меня вопрос.
- Аврора, вы не поделитесь со мной… как и почему племянница Императора оказалась в наших краях?
- Так вы знаете!
- Да, отец меня просветил.
- Никакой тайны здесь нет. Граф де Полей, - тут девушка кивнула в сторону нашего юродивого, - мой наставник и воспитатель. Мало того, со временем я должна была стать женой его сына.
- Ну, это еще не повод, чтобы тащиться сюда через пол Империи. Тем более, что обстановка в самой Империи этому совсем не способствует. – девушка немного помялась, а потом внезапно спросила.
- Серж, вот вы живете на самом краю Проклятых Земель, или еще их называют Великой Пущей… а что вы о них знаете?
- Ну, достаточно много, чтобы периодически посещать те края. – уклончиво ответил я.
- В Империи, да и не только в ней, принято считать, что все обитаемые земли, это такой своеобразный остров, между океаном и Проклятыми Землями. А если я вам скажу, что все с точностью до наоборот и это Великая Пуща всего лишь остров посреди обжитых людьми земель. Что если я вам скажу, что там, за сотнями лиг непроходимых лесов, пустынь и полчищ нечисти, скрывается точно такая же, обжитая людьми и другими расами земля, что там есть свои королевства, княжества и герцогства, что там есть и дворяне, и крестьяне, и маги, и торговцы? Что, если я вам скажу, что существуют даже карты тех земель?
- Я скажу, что вы необычайно образованная девушка и только позавидую вам, что у вас есть доступ к тем картам. Аврора, пока еще вы не сказали для меня ничего нового. Это знает любой житель Пограничья. К сожалению карт земель, что находятся с той стороны Великой Пущи у нас нет, но и нам кое-что известно.
- Так вы об этом знаете?!
- Конечно. Я даже знаю людей, который несколько раз встречались с пришельцами с той стороны. И я абсолютно уверен, что в Империи проживает немалое их количество.
- Но как, откуда?!
- Я же вам говорю, мы, жители Пограничья совсем нередко встречаемся с искателями и рейнджерами из государств из-за Великой Пущи. Кое-кто даже приторговывает с ними. Я, например, знаю, что самое близкое к нам государство, за Проклятыми Землями, носит название Кафирское Королевство, за ним расположено Герцогство Салитар. На этом, к сожалению, мои познания заканчиваются, хотя если напрячь память, то я, пожалуй, смогу назвать ещё пяток тамошних государств. И я точно знаю, что там существуют свои Империи, по крайней мере, одна точно. К сожалению, ее название мне неизвестно.
- Империя носит название Неверской. – чуть слышно прошептала Аврора. – Есть еще Аккадская и Зусулийская. Последняя на самом юге., а Аккадская на севере. Неверскую Империю иногда называют Полуденной.
- Вы графине де Невер, с той стороны Неверская Империя… вы хотели найти проход на ту сторону?
- Да… граф обещал мне в этом помочь, намекал, что у него есть связи на той стороне и возможность туда попасть. Серж, ну вы же сами сказали, что обстановка в Империи очень напряженная. Дядя стар, прямых наследников у него нет, мой отец давно погиб, я последняя из Рода де Невер. Но я не имею на Трон никаких прав… Я рассчитывала найти на той стороне поддержку и законного отпрыска нашего Рода.
- Что бы выйти за него замуж?
- Нет, чтобы дядя смог назвать его своим наследником и предотвратить гражданскую войну! Мне достаточно той власти, которой я уже владею, так же, как и земель.
- Так что же пошло не так? Граф вас обманул?
- Да… обманул. Ему нужна была моя кровь на этом алтаре и больше ничего. Я не знаю зачем ему это было надо, но Род графа де Полей ближайшие родственники Рода де Невер. Может быть он хотел таким образом занять Императорский Трон, а может быть просто рассчитывал обрести поддержку в грядущей гражданской войне. Я не знаю. Он заманил меня в свое поместье. Благодаря чистой случайности я узнала о его планах… его сынок, тот которого вы убили на дуэли проболтался, когда… когда пытался взять меня силой. Я отбилась и убежала. Несколько недель скрывалась в Гарде, пока по городу не прошёл слух, что вы набираете людей. Это был мой единственный шанс оказаться вне зоны влияния графа и его Семьи. Я под видом крестьянки пришла на двор трактира. Дальше вы и сами все знаете.
Ну что же, ответы на свои вопросы я получил, хотя что-то мне в них и не нравится, вот только понять, что именно я пока не могу. Да и ненужно это мне сейчас, точно также, как и выяснение отношений. Мой взгляд, в какой уже раз, упал на по-идиотски хихикающего графа. Мелькнула мысль, что, наверное, хватит его уже кормить, пора начинать экономить, но осознание того факта, что Аврора начнет отдавать ему часть своей порции, заставило меня, опять, смириться с присутствием сумасшедшего, тем более, что кажется он совершенно безобидным и неопасным. Хотя я прекрасно понимаю, что в самом ближайшем будущем нам всем грозит смерть от голода, а еще раньше от жажды, мы и так уже начали экономить.
Сколько времени мы провели в подземелье, я сказать не могу. Может быть неделю, а может и месяц. Смены дня и ночи здесь, как сами понимаете, нету. Ориентироваться по приемам пищи, тоже не получится, едим-то мы по необходимости, как проголодаемся, та же беда и со сном. Да и спим мы последнее время как-то урывками, больше дремлем, забываясь на ненадолго и вновь просыпаясь.
В этот раз я проснулся не сам. Из забытья меня вывел какой-то посторонний шум, слабое потрескивание, шуршание, вроде как песок пересыпается и какое-то радостное хихиканье-поскуливание. Даже вроде как света в нашей комнатенке добавилось.
С источником хихиканья я определился практически сразу, странные звуки издавал наш «квартирант», замерший перед стеной, через которую мы когда-то сюда и прошли. А вот источником света оказалась противоположная ей стена, в настоящий момент скрытая от меня массивной каменой плитой, или алтарем, как ее предпочитает называть Аврора, да и остальные звуки доносились именно с той стороны.
Я аккуратно разбудил девушку, стараясь не высовываться из-за плиты. Аврора сразу заметила изменение освещения, да и звуки не оставили ее равнодушной. Убедившись, что девушка полностью проснулась, я слегка высунулся из-за плиты… чтобы тут же спрятаться и сквозь зубы выругаться. Почти вся стена за алтарем переливалась, по ее поверхности проскакивали небольшие электрические разряды, а сама она стала похожа на стеклянную, только грязную и стекло неровное, а как бы многократно искривлённое. Аврора тоже последовала моему примеру, но отнеслась ко всему происходящему не в пример спокойнее. Уже через пару мгновений она спокойна встала в полный рост. В очередной раз обматерив женскую непосредственность, я встал рядом с ней.
- Графиня, вы что-нибудь понимаете?
- Да, Серж. Кто-то пытается открыть сюда портал. Но делает это неправильно, или просто пока еще не довел этот процесс до конца.
- Значит мы сможем покинуть это место?
- Скорее всего нет. Ритуал прерван и маг, пытающийся его провести мертв. – ответила девушка, что-то внимательно разглядывая через мутное стекло портала.
- Откуда вы знаете?
- Приглядитесь. Видите, там почти такой-же алтарь, как и здесь, а теперь посмотрите внизу, у самого основания.
- Голова?! Человеческая голова!
- Да. Кто-то прервал ритуал и убил мага.
Я вышел из-за алтаря и подошел поближе к порталу, пытаясь рассмотреть через его пленку «ту сторону». Аврора осталась стоять на месте, упершись на плиту обеими руками. Ну в принципе все правильно, мужчина пошел на разведку, а женщина осталась в наиболее безопасном месте, имея возможность в любой момент, в случае опасности, вновь спрятаться за плитой алтаря.
Я так увлекся изучением помещения с той стороны портала, что даже не сразу отреагировал на звуки у меня за спиной. А потом сразу несколько событий слились в одно. Сначала от порт ала раздался болезненный вскрик, прерванный утробным рычанием, затем портал дернулся, по нему пробежал мощный разряд, и он покрылся ровной зеркальной пленкой, а потом какая-то стремительная тень сбила меня с ног и прыгнула прямо в это появившееся зеркало.
Первое, что я увидел, вскочив на ноги, это распростершееся на алтаре тело Авроры и торчащий из ее спины обсидиановый клинок.
Девушка была мертва. Сколько времени я просидел с холодным трупом на руках не скажет никто. Моих сил хватало только на т, чтобы баюкать на руках бездыханное тело и выть, выть как раненый зверь, ничего человеческого в этот момент в моем голосе не было и не могло быть. Голова была совершенно пуста, ни желаний, ни эмоций, только одна всепожирающая боль в сердце и ощущение огромной потери. Но постепенно во мне начала разгораться ярость, нестерпимое желание найти суку-графа и заставить его жрать собственные кишки, заставило меня встать на ноги. Не выпуская тело Авроры из рук я шагнул через пленку портала. Оставить тело девушки в этой комнате я не мог. Когда-то мои предки устраивали тризны по погибшим, ну что же, Род де Полей станет прекрасной жертвой на погребальном костре Авроры де Невер. Закапывать ее в землю, чтобы ее жрали черви, я не стану.
На мгновение мое тело пронзил лютый холод, за ним пришел, почти невыносимый зной, а потом, так же резко, как и началось, все закончилось. Я стою в огромном круглом зале, свод которого теряется где-т высоко-высок над головой. Позади меня, ограниченный аркой зеркалом замер портал, а прямо под моими ногами, на толстом слое пыли, виднеются отчётливые следы сапог, а между ними отпечатки человеческих ладоней. Эта сука так и не встала на ноги, а пересекла весь огромный зал как бешеный зверь, на четырех конечностях. Ну что же, так даже лучше, легче будет выследить, да и далеко человек таким образом не убежит, просто свалится от изнеможения. Не спеша я направился к виднеющейся впереди лестнице, на которую падает солнечный свет. Там выход наружу.
Через четверть часа я уже стоял перед входом в огромный куб, а передо мной раскинулась площадь, обрамленная развалинами древнего города, за которыми, скорее угадывается, чем просматривается вечнозеленый лес. Ну что же, судя по всему, мне предстоит совсем не близкий путь к обжитым местам. Что-то я не верю, что подобные развалины могут находиться рядом с человеческим жильем. Люди, если не приспособили бы полуразрушенные дома под жилье, то уже давно бы растащили гранитные блоки для своих нужд, примеров тому, даже в нашем герцогстве более чем предостаточно. Перехватив тело девушки поудобнее, я замер в нерешительности, раздумывая куда, в какую сторону мне идти. Ведь если развалины находятся в Великой Пуще, то выбрав неправильное направление я могу блуждать в чаще годами, да и не уйду я далеко с телом на руках, и девушку как положено не похороню и сам сгину, будучи не способным защититься.
Я оглянулся на зияющий спуск к порталу, но меня аж передернуло, от того, что мне придется туда вновь спускаться. Нет, возвращаться я не стану. Неся тело на руках, я направился по широкой дороге с площади, усиленно вертя головой по сторонам, выискивая подходящее место. И уже через несколько минут такое место нашлось. За развалившимся забором одного из домов я заметил небольшую группу деревьев. Вероятно, когда-то это был маленький сад, н теперь он разросся и одичал. Шпага уже привычно превратилась в топор и принялся за работу, готовить погребальный костер.
Закончил я уже при свете звезд, выложив из нарубленных деревьев двухметровую площадку, на которую и положил тело Авроры. Первый и последний раз я поцеловал ее губы, прошептал вечное: «Прости» и добавил: «Клянусь, если есть Загробный Мир, то весь Род твоего убийцы будет там твоими рабами». Еще раз провел рукой по милому лицу и кинул на поленницу «огненный камень», обильно смочив его своей кровью. Огромный шар плазменного огня поднялся над древним городом. Мои волосы и брови трещали от жара, открытые участки тела покрылись волдырями ожогов, но я стоял и ничего не чувствовал, наблюдая сквозь моментально испаряющиеся слезы, как огонь забирает тело моей первой настоящей любви и частичку моей Души.
Огонь бушевал недолго, пару минут, максимум, но ни от целой горы дров, ни от тела девушки за это время ничего не осталось, даже каменные плиты двора, на которых я устроил маленький Армагеддон оплавились. Так я и простоял почти до самого утра, ничего не соображая и ничего не чувствуя. Пришел я в себя от нестерпимой боли, мое обожжённое тело дало о себе знать. Пришло время заняться и самолечением, благо, что в моем поясе есть «камни» почти на любой случай. Обугленными пальцами я вытащил заветный камешек, черная корка на обожжённых руках лопнула, пятная камень моей кровью, все тел прострелило, скрутила судорога, и я потерял сознание.
Очнулся я совершенно здоровым, правда до нельзя ослабленным. Желудок выводит рулады и кажется, что уже начинает грызть ребра. С трудом дотянулся до своей сумки и за несколько минут добил все оставшиеся запасы продуктов, которых мне, по моим подсчетам, должно было хватить, как минимум, на пару дней. Когда голодные спазмы немного улеглись, я начал ревизию своего имущества. Ничего не пропало, если не считать «лечебного камня» и дорожного плаща, практически полностью уничтоженного жаром погребального костра. Камушек конечно жалко, а насчет плаща, хотел бы я посмотреть на человека, который сунется в лес в таком вот прикиде. В общем, кроме проблем с продуктами, в ближайшее время, мне ничто не грозит, н на этот случай у меня в сумке есть арбалет, да и охоту еще никто не отменял, так что, проживем. Сейчас главное выйти к людям и по возможности, выследить графа. Хотя я не верю, что он сможет выбраться из Пущи, скорее всего его косточки уже где-то белеют, тщательно обглоданные, поэтому о нем можно забыть и, по необходимости, сосредоточиться на первой проблеме.
Если вам кто-т будет говорить, что выжить в лесу легко, что лес, дескать, всегда прокормит, не верьте. Нет, споров нет, если лес знакомый, если вы выросли рядом с ним и знаете каждый куст, каждое дерев, то особых проблем у вас не возникнет. А если лес чужой, да еще и очень опасный, если вы ничего о нем не знаете? Тогда самым лучшим вариантом, для вас, будет в него даже и не соваться. К сожалению, это не мой случай, вот поэтому я уже третьи сутки и пробираюсь через Пущу и если в первые два дня я все больше и больше начинал задумываться, а правильно-ли я выбрал направление, т теперь уже такой вопрос передо мной не стоит. Хотя, если честно, то я и не выбирал, а просто пошел по отчетливым следам сумасшедшего графа. Если уж любое направление, которое я мог бы выбрать совсем не гарантирует мне скорый выход к людям, то я решил совместить «приятное с полезным», если не выберусь, так хоть эту суку выслежу. К сожалению, моя погоня длилась совсем не долго, уже к полудню я набрел на то, что осталось от де Полей. А осталось, надо заметить, ничтожно мало, раздробленная голова, обрывки одежды и обглоданные кости. Я оказался совершенно прав, далеко он уйти не смог. Рядом с останками я насчитал следы как минимум пары десятков каких-то не очень больших животных, но встречаться с ними мне категорически не хотелось, поэтому-то я резко и изменил направление движение. И как оказалось совсем не зря. Сегодня днем я случайно напоролся на первые следы человека. Судя по всему, неизвестный от кого-то убегал, причем убегал, не разбирая дороги и оставляя на кустах куски своей одежды и кровавые следы. Вот и мне теперь приходится идти через дебри, из опасения потерять этот след. Одна у меня надежда, что человек не мог бежать по чаще слишком долго и далеко, а значит в самое ближайшее время я должен выйти или к какому-то населённому пункту, или на дорогу, к нему ведущую.
Как оказалось, я сильно недооценил силу страха и ужаса, гнавшего моего неизвестного по чаще. Только к вечеру я набрел на место, откуда он начал свой «марафонский забег». Небольшая полянка раскрыла мне еще одну трагедию Великой Пущи. Здесь свой конец нашли сразу несколько человек, по моим наблюдениям, трое или четверо и первое вероятней всего. Образовавшаяся в последнее время привычка, сбирать трофеи, заставила меня внимательно обследовать все близлежащие кусты, в результате я стал обладателем трех прекрасных клинков, серебряной фляги с неплохим вином, десятка колец и амулетов и слегка потертого кожаного плаща со множеством внутренних карманов, заполненных золотыми и серебряными монетами, небольшими драгоценными камушками и какими-то склянками с синей жидкостью. Все это нашло свое место в моей сумке. Но не это был главным, все в том же плаще я нашел старую мятую бумажку, нечто вроде договора, или контракта на убийство какого-то мага. Так я выяснил, чем занималась эта «теплая компания», а заодно и местность в которой я оказался. Контракт был выдан Кафирской Гильдией Наемников, некоему Рамзусу, в городе Барсалайна, столице того самого королевства. Вот так вот, нежданно нагадано, я перенесся через Проклятые Земли и оказался именно в тех местах, поход в которые с некоторых пор обдумывал. В свете последней находки еще раз перевернул все найденное, но ничего компрометирующего больше не нашел, правда на всякий случай всё же выкинул один перстенек, очень уж он похож на печатку, так что, от греха подальше – в кусты. Не хватало мне только за чужие грехи рассчитываться, своих хватает. Следующую находку я обнаружил только через сутки неспешного пути. Здесь все уже был намного проще. Четыре трупа, кое-как присыпанные землицей, раздетые и ограбленные. Не знаю почему, но я подумал, что эти четверо из той же компании, что и предыдущая троица. Правда и нападавшие не обошлись без потерь, там же я нашел самую натуральную могилу, но разрывать ее, само-собой не стал. Дальнейший мой путь стал походить на вполне обычное путешествие, два десятка человек оставили прекрасную тропу, которая еще не успела зарасти, вот по ней я и направился дальше, чтобы к вечеру следующего дня выйти, наконец-то, на опушку Великой Пущи.
Пуща окончилась резко, как будто кто-то прочертил по земле линию, за которую ни деревья, ни кусты не смеют заходить. Примерно где-то в лиге от меня раскинулись обработанные поля, чуть поближе пасется стадо коров, а на горизонте вздымаются к небу слегка розоватые городские стены.

Аватара пользователя
лелик
Сообщения: 1300
Зарегистрирован: 31 дек 2013, 16:58
Откуда: г. Шарья Россия
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 13 раз
Контактная информация:

Сообщение лелик »

Не, нет логики. Совсем нет.
ГГ должен был первым делом убить того психа. Он бы спать не лёг, прежде чем не сделал бы это. Для профилактики. Бо был бы зарезан тем во сне или ещё что.

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

лелик писал(а):Не, нет логики. Совсем нет.
Rinat-106, я еще не прочитала, но у меня позывы... не доверять этому комменту. :biggrin:
Хотя... все возможно, и я напишу свои впечатления)))


п.с. имела ввиду, что вдруг соглашусь с комментарием выше))) :biggrin:
Последний раз редактировалось Оливия 05 июн 2017, 02:58, всего редактировалось 1 раз.
Эй, небо! Сними шляпу.

Оливия
Сообщения: 873
Зарегистрирован: 30 сен 2016, 19:19
Откуда: Россия

Сообщение Оливия »

Успела прочитать еще сегодня, пока было время и начну сразу... с окончания. Оно бесподобное, просто шикарное!!! :angel:
Потому что, когда дошла до последнего абзаца, прочитала про обработанные поля, стадо коров, и чувствую...что я выдыхаю воздух, как будто бы все то время, что я читала, то совсем не дышала :biggrin: и я поняла, что видимо так и было, содержание главы держало в напряжении, а точнее было очень страшно, и вот когда увидела эти поля, то сразу расслабилась и вырвался вздох облегчения :biggrin: ))


п.с. а тот персонаж, про которого шла речь выше, сначало тоже обратила на это внимание, для чего он нужен...но потом показалось наоборот логичнее, что ГГ его не убил, хотя бы из-за уважения к Авроре. кстати, девушку жалко, очень мало с нами пробыла, поэтомунадеюсь на новые появления женского пола) :angel:
Эй, небо! Сними шляпу.

dobryiviewer
Сообщения: 521
Зарегистрирован: 08 окт 2013, 12:47
Благодарил (а): 550 раз
Поблагодарили: 219 раз

Сообщение dobryiviewer »

Фраз не понятна.
Rinat-106 писал(а):который уже около много лет находился при смерти.
Может как то проще?Например: который уже несколько лет находился при смерти.

Ну и неловко об этом говорить, но за четыре дня необходимость воспользоваться туалетом не могла не появится. ГГ должен был как то отметить неловкость, что нужду приходилось справлять открыто.

fox2trot
Сообщения: 493
Зарегистрирован: 15 июн 2013, 20:01
Благодарил (а): 41 раз
Поблагодарили: 289 раз

Сообщение fox2trot »

лелик писал(а):Не, нет логики. Совсем нет.
Поддерживаю. Это не просто косяк, а косячище. ГГ обязан был психа, как минимум связать.
Хотя, может ГГ латентный самоубийца или подсознательно желал смерти Авроре, тогда все логично.

Аватара пользователя
лелик
Сообщения: 1300
Зарегистрирован: 31 дек 2013, 16:58
Откуда: г. Шарья Россия
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 13 раз
Контактная информация:

Сообщение лелик »

fox2trot писал(а):ГГ обязан был психа, как минимум связать.
Потом ещё кормить-поить, говно убирать.

Sundy
Сообщения: 373
Зарегистрирован: 23 дек 2014, 20:25
Откуда: Собянинск
Благодарил (а): 314 раз
Поблагодарили: 33 раза

Сообщение Sundy »

В отличие от большинства, зная КАК пишет автор, решил устроить себе "обжираловку", и приступил к чтению только на прошлой неделе!!! Зато КАКОЕ это было чтение - проды вкусные, большие. Чего мне стоило терпение, вы можете догадаться, но я стоически терпел и "голодал". СПАСИБО за ещё одно интереснейшее произведение!

dobryiviewer
Сообщения: 521
Зарегистрирован: 08 окт 2013, 12:47
Благодарил (а): 550 раз
Поблагодарили: 219 раз

Сообщение dobryiviewer »

Sundy, Восхищаюсь вашей выдержке. Я так не могу: пропустить проду Рината - подвиг, на который я не способен. ОЧЕНЬ интересно!

8022
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 27 окт 2013, 12:55
Благодарил (а): 2 раза

Сообщение 8022 »

Sundy писал(а):В отличие от большинства, зная КАК пишет автор, решил устроить себе "обжираловку", и приступил к чтению только на прошлой неделе!!! Зато КАКОЕ это было чтение - проды вкусные, большие. Чего мне стоило терпение, вы можете догадаться, но я стоически терпел и "голодал". СПАСИБО за ещё одно интереснейшее произведение!
Поддерживаю и, в отличии от Вас, ещё терплю!!!

Ответить

Вернуться в «Там на неведомых дорожках»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость