Однажды в СССР.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Исправлюсь...по мере сил :oops:
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
Критик
Сообщения: 1349
Зарегистрирован: 16 июн 2013, 13:25
Откуда: Москва
Поблагодарили: 3 раза

Сообщение Критик »

predok писал(а):Исправлюсь...по мере сил :oops:
не получится.
хотя.... если добавить пяток главок "Рожденный".... всё может быть :yes:
:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Глава 7. В глазах опилки, слезы из под век...

Ялта. Август 1962 года - июнь 1963 года.

За это лето и Димону, и нам изрядно надоел однообразный выматывающий труд на деревообрабатывающих станках. Резка, обточка, шлифовка, полировка, выявление текстуры, покрытие лаком, сборка... И так без конца и начала. Настоящие авантюристы, называется. А сбытчики требовали все больше и больше изделий, их не интересовало насколько оригинальными и добротными они будут. Ненасыщенный рынок сжирал все. Поэтому мы и сошли с дистанции гонки: не тот размер нашей шарашки и уровень нашей жадности. Если раньше мы узнали, как можно сорвать добротный куш посредством козырных знаний и риска, то теперь прочувствовали на своем горбу, как приходится зарабатывать тяжелым и нудным, ежедневным многочасовым трудом. Это нам не понравилось и даже очень приличный заработок совсем не вдохновлял на трудовые подвиги. Поэтому мы подумали, посовещались со старшими товарищами и передали большую часть станков, с сопутствующий технологией, православной церкви. На них, в своем хозяйстве, служители Господа поставили на поток производство четок, крестов и других атрибутов культа. Ведь можжевельник - святое дерево, а посредником между нами и Богом выступил молодой и энергичный диакон собора Святого Александра Невского отец Пафнутий.
Тем не менее, я открытым текстом довел до сознания ребят, что останавливаться не стоит и грядут новые трудовые подвиги в нашей молодой жизни. Лично для нас хорошие, но говорить об этом пока рано.
У моего соседа Павла Тарасовича, старшего научного сотрудника севастопольского Морского Института, всегда собирались очень интересные люди, вот с одним из них я у него и познакомился. Семен Михайлович Белкин, сотрудник симферопольского Института минеральных ресурсов АН УССР, а если проще - фанат камня. О минералах и их месторождениях он знал очень многое, а о месторождениях в Крыму - практически все. К концу августа он собирал экспедицию на Карадаг, где у Морского института была исследовательская станция и поэтому агитировал на совместную работу нашего Доцента.
- Привет Николай. Сеня, не дадут тебе никакого плавсредства в нашем институте и не надейся и мне не дадут. Под любые письма, даже от Господа Бога, - поздоровался со мной Павел Тарасович и продолжил разговор с собеседником.
- Как же так, мне как раз нужно исследовать разломы скал Карадага со стороны моря. Сверху к ним и долго, и трудно подобраться, даже более опытному альпинисту чем я. Для этого будет нужна квалифицированная команда, минимум, человек в пять. - Огорчился тридцатилетний, жилистый, будто просушенный черноморский бычок, мужчина.
- А в чем дело, - с непосредственностью подростка влез в разговор я.
- Ты, как раз вовремя. Познакомьтесь, это Семен Михайлович - геолог. А это мой сосед - Николай и кстати моряк. Ты не смотри на его возраст, он три года работает в порту на морском буксире.
- Рад знакомству, очень жаль, что вы не сможете мне помочь по своей специальности.
Мне все лето хотелось чего-нибудь такого... большого, а здесь прозвучало это сладкое слово - экспедиция и я решился.
- Почему не помогу, у нас есть вельбот с навесным двигателем. Можем на веслах идти и под парусом - маневренность с экономией, так сказать.
После этих слов, Сеня стал наш с потрохами и был готов обещать нам все: кисельные берега, молочные реки и даже златые горы. Но я вернул его на грешную землю, в результате чего мы договорились, что семь крепких парней устраиваются рабочими в экспедицию на полевые геологические изыскания. Из них, пятеро прибывают на исследовательскую станцию Карадаг своим транспортом, вельботом, а двоих он возьмет из Симферополя. И больше никого не нужно, так как вельбот на шесть распашных весел с рулевым и одним пассажиром - это норма. Бензин для движка, кормежка, ночлег и все формальности связанные с работой за Сеней, а за нами вельбот и доблестный труд на море и на суше.
Работа нам предстояла сложная... Она была для таких отмороженных отморозков, которыми были мы, во главе с главным отморозком - Сеней Михайловичем. Через пару дней мы обращались к нему по имени или только по отчеству и на ты, как одинаково больные на голову. Поначалу все было красиво и пунктуально... Прошли вдоль побережья и определились с участками откуда нужно взять образцы пород. Причем Сеня очень горевал, что нет возможности взять образцы с подводной части разлома, хотя бы на глубине метров в пятнадцать. На что мы только ухмыльнулись в душе, так как в заначке у нас имелось четыре"забитых" баллона для акваланга. Далее, мы нашли самые подходящие точки высадки, расположенные рядом с нужными разломами. После этого Сеня, визуально, наметил маршрут от точки высадки до участка изысканий и необходимые для его прохождения средства. Кроме этого, мы все свободное время тренировались в высадке двух человек на нижние скальные полки начала маршрутов, а это была непростая и опасная задача. Даже небольшое волнение не позволяло десантироваться на скалы. Подходили к берегу только носом и двое ребят были с баграми на страховке. Обязательным условием высадки стал штиль или легкое волнение и хорошо, что погода нас баловала. После высадки Сеня готовил переход до нужного участка - вбивал крючья, навешивал веревки, если это было необходимо, а Саня его страховал. Наш друг был единственным, из всех нас, кто имел понятие об альпинизме, так как вместе с отцом совершал горные маршруты второй категории сложности и вообще был бибизьян. Так его называл Веня за умение подтянуться на одной руке, чему страшно завидовал и не только он.
Один-два дня ребята работали по несколько часов на участке, а мы оборудовали высадку на вторую точку. Забрасывали туда снарягу и инструмент и все время были готовы снять ребят со скалы, кроме того спускались под воду за образцами для Сени. В тайне от него. Почему не сделать сюрприз хорошему человеку.
Выходили в ночных сумерках перед рассветом, а возвращались на станцию до полудня. Больше работать на скале не позволяла жара и у Сени с Саней начинала накапливаться усталость. А это было чревато... После обеда дожидались, когда спадет пик жары и выходили на геологические изыскания, а точнее на промысел - добывать минералы. Дима готов был заниматься этим днем и ночью, нужно было только видеть, как он гладит розовый или оранжевый сердолик, рассматривает узорчатый агат или застывает над щеткой аметиста. Парень попал, он не отходил от Сени и засыпал его вопросами на которые тот, с видимым удовольствием, отвечал. Родственные души нашли друг друга, именно на это я и рассчитывал. А как они, понимающе, обменивались с Сеней взглядами, чуть не облизывая очередной красивый образец... Это была песня или картина маслом. Когда мы вернулись в Ялту, после завершения экспедиции, всем уже было ясно, чем мы будем заниматься в курортное межсезонье. С Семеном Михайловичем расстались друзьями и пообещали постоянно поддерживать связь, а когда Дима передал ему кассу с набором подводных образцов и полным описанием: где, что и... на какой глубине. Он расчувствовался.
- Ребята вы не представляете всей ценности своего подарка, - восторженно вещал он. - Это кандидатская диссертация и ... докторская моему начальнику, - уже не так бодро закончил он.
- Сеня, это твои заморочки, а мы мимо проходили. Но за тебя мы рады.
Вот таким образом мы заручились поддержкой лучшего знатока минералов Крыма. Настоящего и опытного практика от минералогии.
Во весь рост встала проблема инструмента для обработки минералов. Если идти на поклон в Худфонд или к его работникам, это была гарантия засветиться перед всем полулегальным мирком работающих с полудрагоценными и поделочными камнями. Среди местных специалистов бижутерии существовала жестокая конкуренция. Они исправно стучали даже друг на друга, а уж донести на посторонних людей лезущих в их персональный садик огородик - считалось и вовсе благим делом. Однако был человек, который мог навести мосты сотрудничества с далекой Арменией, где с полудрагоценными и поделочными камнями работали давно и успешно.
Еще по пути из Коктебеля, мы очень удачно половили рыбку и поэтому на встречу с Суреном Оганесовичем я явился во всеоружии, можно и так сказать.
- Вижу явилась пропажа, а то что у партнеров план не выполняется - вам наплевать и растереть? - начал с упреков Шеф.
- Сурен Оганесович, вы знаете ситуацию. Не буди лихо... не так ли?
- Понимаю я все, но начался золотой сезон. Сентябрь, дети в школу пошли и сейчас прибывают богатые люди. Прилетают не поплавать, позагорать, а потратить деньги и себя показать. Понимаешь?
- Это так и ребята уже отгружают вам улов. Заметьте, мы серьезно рисковали и только ради нашей дружбы.
После этих слов, нам пришлось прерваться где-то на часок, зато дальнейший разговор пошел совсем по другому сценарию.
- Говори, что нужно, все сделаю как для родственника. Верно говорю.
Ну что же, родственник так родственник, поэтому я передал Шефу наш расширенный список необходимого и с удовольствием смотрел, как увеличиваются его глаза. И только - твердый орешек, Оганесович.
- Я даже не говорю, что эти позиции очень трудно выполнить, но ты представляешь сколько это стоит?
- Не дороже денег, Сурен Оганесович, мы с этим давно определились. Не так ли?
- Хорошо, Николай. Буду работать по твоему заказу, - пообещал Шеф, - но за свой труд я с вас потребую не деньги.
- Душу, свободу и родину не продаем, - в шутку сказал я. Почти в шутку.
- На это я не претендую, обижаешь. А вот изделие, нужное мне для подарка большому человеку, я с Димой обговорю.
- Сурен Оганесович, лишь бы он справился, а так мы для вас... Ну понимаете.
Шеф понимал и наш летний заработок очень прилично похудел, но это стоило того, что он нам достал. Алмазный инструмент: отрезные круги, планшайбы, шлифовальные круги, алмазный абразив, шлифовальные порошки и пасты, реактивы и специальные материалы, кожа... И венцом всего была отлично выполненная, не заводского изготовления, делительная головка для огранки кристаллов. Это все нам стоило не одну тысячу. Станки, инструмент для пайки, тигельные печи для плавки и литья металлов мы сделали сами или купили через Сеню, как и другую попутную мелочевку.
Веня с Костяном все осенние каникулы и еще прихваченные пару недель, стажировались в Армении у друзей, друзей Оганесовича. Чему Нина Андреевна был очень недовольна, так как рассчитывала на их помощь по уходу за родившейся сестренкой. Хорошо, что Дмитрич понимал, необходимость этого поступка и сумел успокоить ее , объяснил возникшую ситуацию и то, что возможно решается будущее его сына.
А мы, остальные... члены преступного сообщества, читали умные книги о ювелирке, собирали и испытывали оборудование. Новые задачи - требовали новых знаний и умений. Мы все очень изменились за прошедшее время, при чем кардинально и мальчишеские забавы стали нам скучны. Похоже, что сами себя лишили детства и только время покажет - хорошо это или плохо. Мы пока об этом не задумывались, а лезли вперед со всем пылом и головотяпством юности. Куда делся тот хмурый и обозленный малый, Веня Нудельман, с которым сейчас здоровался сам Федул. Крученый, так иногда звал его матерый уголовник, мог отозвать авторитета на пару слов под завистливые взгляды местного около криминального контингента. И, главное, Веня не видел в этом ничего особенного, мол нужно всего лишь перетереть с человеком по делу. Правда и человек этот был совсем не обычным уголовным авторитетом. Дедуля с ним здоровался и на мой вопрос, где они познакомились, ответил:
- Федул, еще из довоенных беспризорников и во время оккупации активно работал на ялтинское подполье. Командование партизанским движением представляло его к боевым наградам. От которых он уклонялся, так как это не по его понятиям, вот и стал идейным вором. - Рассказал мне дед и туманно намекнул. - Мог бы быть и законником, но подлости не хватило.
У всех нас появилась немалая уверенность в себе и в своих друзьях, которых всё чаще называли портовскими и признавали их исключительное положение среди местной босоты. Чего мы, кстати, не добивались, а так получилось по жизненной истине: сначала ты работаешь на авторитет, потом он работает на тебя. Много важнее, было то как наше теперешнее положение воспринимают в органах правосудие и это являлось наше проблемой. Единственной.
Когда приехали Дима с Костей, мы опять стали работать много, но не в пример предыдущей пахоте - интересно.
Курортный сезон 1962 года закончился буднично - ни прокуратуры, ни свадьбы, ни стройки. Однако мене удивил целый водопад обрушившихся на меня Почетных грамот и благодарностей - от профкома порта, спорткомитета Крыма, от председателя общества "Динамо". И венцом всего, стала грамота от директора Ялтинского порта, как победителю социалистического соревнования молодых строителей коммунизма. Вот так и не иначе.
Это было интересно - ведь все эти организации не могли не знать об интересе ко мне органов правосудия. Я начал понимать, что стал маленькой фигурой, запертой пешкой, на шахматной доске городского политеса. И то, что я попал в сферу интересов больших дядей, принесет мне только убытки. Так оно и было - с Францией я пролетел. Хорошо хоть Маркиза не задели эти пертурбации и он отправился на турнир тренером юношеской сборной спортивного общества "Динамо".
Поздравления, награждения... Все это было ярко и волнительно, но казалось мне не таким уж важным для правильного пацана, так сказать. Все, кроме пошива в ателье моего первого костюма, который обошелся в целых сто сорок пять целковых. Очень приличная сумма. Костюм строили, в лучшем ателье у лучшего закройщика, для торжественного собрания коллектива Ялтинского порта. На котором Кэп обязал меня всенепременно присутствовать и не в рваном тельнике, как заметил он.
Но и это было событием, скорее, с точки зрения Елизаветы Николаевны - бабы-тетушки Лизы, ну и моей тетушки-сестрички Ларисы. Чаечки, как я ее называл. Эта угловатая, но уже красивая четырнадцатилетняя девица, обещала дорасти до ослепительной красавицы, в самое ближайшее время и мне приходилось отгонять от нее ухажеров много старше ее возрастом.
Маркиз пока молчал и это было главным. Я ему верил безоговорочно, но слухи в городе уже вырастали до достоверности: Агирре уезжают всей семьей и очень скоро. Завтра, через месяц...
В январе состоялся большой выезд динамовцев Крыма на всесоюзные юношеские соревнования по боксу, проходящие в Москве. Проводилось только личное первенство и Маркиз взял с собой девять человек, из них пятеро ялтинцев. Как огорчительно и точно заметил Санек:
- Парни, это дембельский выезд и мы должны лечь костями, но... - он не закончил он фразы, боясь накаркать.
И мы были полностью с ним согласны. Тем более в Москву поехала наша персональная команда поддержки. Нудельманы, всей семьей, отправились гостить к московской родне, а Димку взял с собой Костян. Только Вал уехал в Киев и тоже на юношеские соревнования, но международные и по сабле.
На пути в Москву, состоялся наш серьезный разговор с Маркизом, в тамбуре скорого поезда Симферополь - Москва.
- Ехать нам почти сутки, посему мы можем серьезно поговорить и наметить планы на будущее, - начал разговор Маркиз, когда мы остались наедине. - Ранее обсуждать, что-либо, не было смысла, а сейчас появились конкретные предложения и уже есть результаты.
- Михал Игнатич, когда?
- Осенью, но работать буду до самого теплохода. Организовалось международное сообщество возвращенцев на Родину и при содействии властей Испании нам будет оплачен фрахт на рейсы теплоходом: Ялта - Барселона. Сам понимаешь, это не поезд и не самолет - багаж будет существенно большим.
- Вы родились в Каталонии?
- Не совсем - я баск и место моего рождения в Пиренейских горах, а если территориально, так даже во Франции. Но вырос я в Барселоне и считаю этот город своей второй родиной.
- Желаю, чтобы вам все удалось. Учитель.
- А уж как я этого желаю... Но давай поговорим про вас, про вашу шайку-лейку, - продолжил он. - Вам тоже нужно покинуть Ялту, так как вы попали в жернова ведомственных интересов. Мимоходом, но для вас это не изменяет серьезности ситуации. Теперь главное - к началу нового учебного года будет открыт специализированный спортинтернат в Севастополе. По единоборствам. Его директором будет мой давний ученик, очень порядочный человек и классный специалист, который окончил институт Лесгафта. Я уже подал ему список боксеров, кандидатов на поступление в интернат. Там есть все наши ялтинцы, а так как я буду в приемной комиссии, то те у кого будет желание поступить в интернат, в него поступят.
"Это хороший выход из нашего тупика", - подумал я.
-Теперь поговорим конкретно о твоих друзьях:
Александр Рудин, у него будет возможность полноценно тренироваться год в интернате и еще несколько лет в училище, куда он поступит. Я знаю, что он хочет быть офицером пограничником и поэтому, долго в большом спорте не задержится. А жаль, у него серьезные предпосылки достичь вершин в этом виде спорта. Отец у него, подполковник запаса и пограничник, тоже был боксером. Сейчас они живут в ДОСе и уже долго ждут положенной квартиры, но приличных вариантов вряд ли предвидится, так как это Ялта. А вот кооперативная трехкомнатная квартира в Севастополе, для заместителя директора спортинтерната, может быть оговорена на самом высоком уровне. Деньги на квартиру я могу выделить без проблем, в счет моего долга.
Константин Сомов, летом желает поступать в Севастопольский филиал на строительный факультет и это пять лет нормальных тренировок у одного из моих учеников. Поступление в институт гарантирую, а жить будет в общежитие интерната в хороших условиях для жизни и спорта. Думаю, что он сильно вырастит в мастерстве, за оставшиеся полгода. Костя добрый парень и ему не по нраву постоянная гонка за победами, про таких говорят - семьянин, строитель, собиратель... Тем не менее, через пару лет он будет валить всех подряд, невзирая на лица и не спрашивая имя фамилия. У этого здоровяка - позднее развитие и так бывает. Однако я уверен, что он вытерпит вне дома не более пары лет и вернется в Ялту. У парня сильные родственные корни, а строить в Ялте будут всегда, всего и много. Поэтому у него бокс уйдет на второй или третий план.
- Вы много о нас знаете, Учитель.
- Ты даже не представляешь сколько всего, - усмехнулся Маркиз, - но продолжу, с твоего позволения. Валерий Ткаченко, фехтование, сабля. Год в интернате не будет ему лишним, тем более что его ялтинский тренер переходит туда работать. Я уверен, что он своего лучшего ученика и без меня будет стараться забрать в интернат. А вот для его отца, дипломированного гидростроителя, будет серьезное предложение. Сейчас образовалась вакансия на должность начальника участка в специальном строительно-монтажном управлении Севастополя, как раз для работы по его специальности. Отец Вала подходит по всем параметрам, я это уже обсуждал с заинтересованными лицами.
- Я думаю, что начальник управления тоже ваш ученик, - решил пошутить я.
- Ты ошибся - он ученик моего ученика, - серьезно сказал Маркиз и продолжил. - Квартиру равноценную их двушке в Ялте, ему в Балаклаве дают сразу по приезду, но возможен и трехкомнатный кооператив в Севастополе. Я в курсе того, что отцу Вала надоело строить сортиры на причалах и эти его слова дошли до начальства, а оно бывает очень обидчивым. Когда это им нужно.
- Неужели все так серьезно? - поинтересовался я.
- Продолжу, - не обратил внимание на мою ремарку Маркиз. - Семейство Нудельман пока все устраивает, а Бориса Михайловича даже прочат завучем создаваемой специализированной школы с физ-мат уклоном.
- У меня нет слов для восхищения, Михаил Игнатьевич, - искренне сказал я.
- Подожди, я еще не все сказал, Дмитрия берет в ученики заслуженный художник СССР. Резчик по дереву и камню, художник - гравёр. Недавно мы с ним сходили в "Причал", где он увидел работу Димы, которую тот сделал по заказу Сурена Оганесовича. И художник попросил меня, познакомить его с отцом молодого таланта.
Еще бы, мы все принимали участие в изготовлении шахматного столика из моренного дуба, со встроенной шахматной доской инкрустированной однотонными темными и светлыми квадратами полированного агата, в обрамлении серебра. Шахматные фигуры были изготовлены из реликтовых пород можжевельника, причем мотив был морской: Нептун, русалка-царица, северные ладьи, морские коньки, морские офицеры в черном и белом кителях, в таких же цветах матросы-пешки. Димон их делал и переделывал неоднократно, снимая с помощью боров и бормашины буквально по опилочке, с каждой заготовки. По мне, так адская работа, но он ею не тяготился. Сколько раз я просил его бросить эту маяту и отлить фигурки из мельхиора, но всё зря. И в результате получилась вещь. И я догадываюсь кому ее подарит Шеф, вернее не он, а начальник Ялтинского порта.
А теперь поговорим о Николае Медведеве, с кличками Колян, Псих и... Голован. - Продолжал тем временем Маркиз. - Главаре la banda малолетних преступников, если называть вещи своими именами. Ты с ребятами, Коля, прошел по самому краю, усвой это накрепко и поэтому должен покинуть Ялту. Что кстати ты и планировал. Но знай, Одесса это еще тот омут. Остерегайся. А вот бокс для тебя просто отдых и как это ни странно, отдушина. Ты можешь в боксе очень многое, но это не твой вызов. И все же я надеюсь, что ты станешь чемпионом Союза, что будет очень важно для нашей секции, спортинтерната и меня лично. Я буду следить за твоими успехами.
А вот это, уже было моим заданием и игнорировать его я не мог.
- Я всегда...
- Не нужно уверений, Николай. Я много чего знаю и все помню. Иногда вовремя оказанная сто рублевая помощь, дороже миллиона завтра. Умный поймет, так сказать. Давай мы просто покажем, этим снобам москвичам, наш крымский бокс.
Я чувствовал себя, как препарируемый под микроскопом, ну и Маркиз... Кто же ты есть или вернее, кем же ты был? Мне все чаще приходила в голову мысль, а существуют ли на свете, так называемые, простые люди? И я уже не знаю легкого ответа на этот вопрос. Дедуля бы сказал, что я взрослею.
А бокс в Москве, мы показали и очень приличный: две бронзы, серебро, четыре золота. Это был шок для федерации бокса и бенефис Тренера Мануэля Игнасио Агирре. Я слышал, после награждения Костяна за победу в тяже, как заместитель председателя любительской федерации бокса СССР - председатель оргкомитета наших соревнований говорил ему:
- Извини Михаил Игнатьевич, я был против организации интерната в Севастополе. Но теперь вижу, что ошибался.
- Да ладно Сева, ты высказывал свою точку зрения открыто и старался быть объективным, но ведь есть и другие... функционеры.
- Ну теперь они заглохнут или придется им поприжать хвосты. А тебя поздравляю от души, твои ребята были очень убедительны. Надеюсь они показали приверженцам игрового стиля в боксе всё их заблуждение. Играют в шахматы, в боксе бьются.
- Не воюй с ветряными мельницами, Сева. Это Линия с большой буквы... Береги нервы для полезных дел, ведь сожрут прихлебатели.
- Я все понимаю Михаил Игнатьевич, так как уже далеко не тот задорный молодой парнишка которого ты учил азам бокса. Но вот ты, своим Медведевым, наглядно всем показал, что классный боксер должен быть разнообразным и владеть всем тактическим и техническим арсеналом бокса. Мировым. Да что говорить, ты это лучше меня знаешь.
Вот такой интересный разговор я подслушал и еще раз убедился, в сложности и изменчивости жизни.
Костян стал лучшим боксером турнира. Санек победил в финале за явным преимуществом. Ну, а я просто решал на ринге задачи... которые мне разрабатывал на каждый предстоящий поединок Маркиз. Очень сильный парень достался нам в финале, проигрывая мне по очкам, он начал рубиться уже в середине второго раунд. В перерыве, Маркиз меня озадачил:
- Николай, а ведь придется пойти на обмен ударами. Соперник очень активен и к тому же вынослив. Судьи могут и заколебаться... в его пользу. Этот парень, уже давно на виду у тренеров сборной.
- Ничего, я тоже так могу, - прогундосил я через уже одетые капы.
И принял предложение моего противника, так сказать. Мы с ним уперлись рогами в центре ринга, осыпая друг друга тяжелыми ударами. Судья нас разводил, а мы опять сходились на средней и близкой дистанции и никто из нас не хотел уступать центр ринга сопернику. Так было до самой последней секунды третьего раунда. В конце боя, зрители в зале просто бесновались и выли от восторга, а мы еле доползли до своих углов. Преимущества, полученного в первом раунде, мне хватило для единогласного решения судей.
Подводя итоги соревнований, тренер сказал:
- В Севастополе, с нового учебного года, начнет работать профильный спортинтернат, где самым большим будет отделение бокса. Своими результатами на этом турнире, вы гарантировали себе места в интернате. И не только себе, а многим нашим ребятам, которые остались в Крыму и в Ялте, в частности. Спасибо.
Дома, посоветовавшись с Кэпом, я попросил дирекцию оформить мне учебный отпуск на март месяц и собрать к очередному, все недогуленное мною за предыдущие годы. Получилось еще полтора месяца отдыха. Поэтому остаток января, февраль, март и часть апреля я вплотную занялся школьной учебой. Пересдавая, досдавая и наоборот. Разбавляя умственный труд работой в мастерской под руководством Димы и рыбной ловлей. Для души, так сказать.
В начале февраля состоялся разговор на общем сборе, с Саней и Валом, которые попросили помощи у общества:
- Ребята, вопрос с переездом в Севастополь, наших с Саньком семей, решен окончательно. Нам выделяют трехкомнатные кооперативные квартиры, близко от центра города в кирпичной четырехэтажке улучшенной планировки. Цена раза в два больше обычной, а у родичей денег фактически нет.
- Сформулируй конкретное предложение, - это конечно выступил Венька, надувшийся от собственной значимости.
Как же, равный среди чемпионов. Кстати, Вал взял серебро в Киеве, на очень представительном международном турнире, проиграв финал поляку в напряженном и равном поединке.
- Раскладка простая, у нас есть по две тысячи с немногим. Не хватает еще двух штук, для полного счастья с хорошей сантехникой, паркетными полами, с облицовкой плиткой, с газовой плитой... И другими бытовыми мелочами, стоящими немало, - доложил почтенному обществу Саня. - Особенно если брать у барыг.
- Все просто, - молниеносно подсчитал Миха, - делим общак на всех, вы берете свою долю и еще будете должны каждому из нас по сотне. Всего по пятьсот каждый. Еще есть ваша доля в вельботе и оборудовании, значит должны будете уже по двести каждый. А их вы отработаете на переработке рыбы в оставшееся до переезда время. Еще вам доля от времянки капнет, когда ее выкупит Костян, но это можете лично с ним обговорить. Цифры я вам назову.
- А оборудование по ювелирке и деревообрабатывающим станкам мы дарим юному таланту, как его преданные почитатели. - Озвучил наше единогласное решение Вениамин.
А мнения Димы не спрашивалось.
- Таким образом, вопрос решен, - заключил я, - Миха, выдай ребятам причитающуюся им сумму.
Вот так и закончился этот трудный разговор, каким он казалось Валу и Сане.
- Наше дело, это прежде всего учет и еще раз учет, так сказать, - пародировал меня жучара Венька, когда его брат передавал парням по две тысячи с небольшим. Не отходя от кассы, фактически.
И еще Крученный добавил:
- За изготовленную бижутерию обломится очень неплохой шмат, с Бароном уже все обговорено, но товар на продажу решили запускать в сезон. Поэтому работайте негры - солнце еще не зашло.
За что и схлопотал леща от брата. По родственному.
- Родителям говорите правду, но не всю. Мол заработали за три года на рыбе и увеличили заработанное благодаря удаче финансового гения Вениамина Нудельмана и подсказке старших товарищей, - посоветовал я им. - Однако учтите, все равно предстоит трудный разговор, поэтому не вываливайте все бабки на стол перед родичами, а подготовьте их. К примеру, сказали маме, что заработали некую сумму и желаете положить ей на книжку, так же и с отцом. Себе заведите книжку и большая сумма рассосется в головах родителей. Работайте с родителями, не ленитесь. Это для их же пользы.
Так и получилось, как рассказывал Саня, его отец все равно долго не мог придти в себя. А когда успокоился, с обидой сказал:
- Я в армии, за двадцать пять лет, не смог бы скопить и половины такой суммы. А пацан без специальности, образования, нигде не работая... Не понимаю.
- Ты можешь не понимать, я могу не понимать, - сказала на это мама Сани, - но никто не может сказать, что ты не заслужил этой квартиры. Он, там наверху, все видит.
Отметая, таким весомым аргументом, переживания мужа.
- Папа, это просто оказаться в нужном месте, в нужное время, с верными друзьями, - добавил проникновенно Саня.
- Госпожа Удача, - согласился подполковник пограничных войск, - что ж и так бывает.
У Вала все было проще:
- На них нет ничего...? - Спросил сына растерявшийся отец.
- Нет, папа, это труд, расчет, дружба и конечно удача, - сказал Вал, а отец ему верил.
- Получается, что и нам повезло с твоими друзьями, - заключила мама Вала, а ее слово, в семье, всегда было последним.
Вот так, общество "Наше Дело", прекратило свое существование. Фактически. В середине апреле семьи Вала и Сани переехали в Севастополь, а ребята остались в Ялте доучиваться в десятом классе. Жили, естественно, во времянке у Костяна.

Эпилог.

Я стоял на палубе теплохода "Грузия", ходившего по линии Батуми-Одесса и прощался с Ялтой. Вчера я простился с родными, друзьями, командой "Богатыря", учителями школы. Отвальную провели в ресторане "Причал", где как раз в это время был запланирован санитарный день. Чудеса и только.
Было сказано много добрых слов обо мне, моих родичах - живых и мертвых. А меня впервые посетило чувство, что это моя родина. Вот этот суматошный курортный город вместе с его такими разными горожанами - ялтинцами. Я вдруг ощутил потерю, чего-то такого... что трудно описать словами. И у меня, взрослого парня со сломанным приплюснутым носом, который встал с бокалом шампанского для ответного тоста, вдруг защипало в глазах. Я был уверен в том, что все люди собравшиеся в зале, меня понимают. Я. Это. Знал.
А сейчас, берег постепенно терялся в наступающих сумерках. Погас последний багровый отсвет солнца на морской глади... И начинался новый этап в моей жизни. Путь в Океан.
Последний раз редактировалось predok 13 мар 2015, 15:40, всего редактировалось 2 раза.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Повесть первая полностью. Черновик.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
Критик
Сообщения: 1349
Зарегистрирован: 16 июн 2013, 13:25
Откуда: Москва
Поблагодарили: 3 раза

Сообщение Критик »

predok писал(а):Повесть первая полностью. Черновик.
вкусно.
интересно.
интригующе.

но.... маалооо :bigcry:

"предок", 7 глав - это не повесть, меньше.
надо бы добавить главок 6-7, хотя бы до "повести"; хотя мне больше нравится слово "роман в 5 томах".(тооооненький намёк).

:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Критик, я конечно не прав, но... в этом произведении запланировано четыре повести, а "план это не догма, а\но руководство к действию". ;)
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
AllexxGL
Сообщения: 1490
Зарегистрирован: 12 июн 2013, 15:41
Откуда: Питер - Гамбург
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 158 раз
Контактная информация:

Сообщение AllexxGL »

predok писал(а):в этом произведении запланировано четыре повести
Это радует.
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.

Андрей Д
Сообщения: 206
Зарегистрирован: 08 окт 2013, 13:19
Откуда: г. Димитровград
Благодарил (а): 507 раз
Поблагодарили: 7 раз

Сообщение Андрей Д »

"Критик", не надо "воды", хорошо же написано. Если по итогам получится один большой, хороший роман из четырёх частей, кому плохо? "Предок", спасибо за творчество. Очень жду продолжения в другой ветке. Ещё раз спасибо.

Аватара пользователя
Критик
Сообщения: 1349
Зарегистрирован: 16 июн 2013, 13:25
Откуда: Москва
Поблагодарили: 3 раза

Сообщение Критик »

Андрей Д писал(а):"Критик", не надо "воды", хорошо же написано. Если по итогам получится один большой, хороший роман из четырёх частей, кому плохо?
"Андрей Д", поясните, пожалуйста, свою мысль более определенным образом.
а то я, признаться, не вполне Вас понял.
Всё чаще ухожу в миры АИ ...

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Критик, ия ия ия такого мнения - лучше разного побольше, чем толстое, но ОДНО. Кароче, увеличиваем номенклатуру изделий :idea:
Последний раз редактировалось predok 14 мар 2015, 19:41, всего редактировалось 1 раз.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
Критик
Сообщения: 1349
Зарегистрирован: 16 июн 2013, 13:25
Откуда: Москва
Поблагодарили: 3 раза

Сообщение Критик »

predok писал(а):Критик, ия ия ия такого мнения - лучше разного побольше, чем толстое, но меньше. Кароче, увеличиваем номенклатуру изделий :idea:
"предок" - необходимо дописать "Рожденный", хотя бы до 6 части.... :protest:
так шо я Вас категорически поддерживаю. :yes:
:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...

Андрей Д
Сообщения: 206
Зарегистрирован: 08 окт 2013, 13:19
Откуда: г. Димитровград
Благодарил (а): 507 раз
Поблагодарили: 7 раз

Сообщение Андрей Д »

Критик писал(а):"Андрей Д", поясните, пожалуйста, свою мысль более определенным образом.
Лучше меньше, да лучше.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Критик, Вы можете считать меня наглецом, но я остановился на четвертом романе Дравина, а Вы? :toothless:
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
div_kz
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 24 окт 2013, 02:44
Откуда: Казахстан, Алматы

Сообщение div_kz »

Согласен с Критик - ом : хорошего должно быть много

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Однажды в СССР

Повесть вторая. Как верили в себя...

Пролог

Вот и разбежались наши дорожки в разные стороны.
Санек, понятное дело, топчет границы нашей необъятной Родины. В 1964 году он поступил в Алма-Атинское высшее пограничное командное училище им. Ф.Э.Дзержинского, а в 1966 году был переведен на 3-ий курс Московского высшего пограничного командного училища КГБ при Совете Министров СССР, как отличник учебы, а так же боевой и политической подготовки. Эту Вышку создали на базе среднего пограничного училища, с трехгодичной подготовкой. Как оказалось, от судьбы не уйдешь и через два года он был направлен служить в Восточный пограничный округ на границу Казахстана с Китаем. А через год уже был старшим лейтенантом в должности заместителя командира заставы. В отпуск приезжал, как головешка - лицо, шея и кисти рук покрыты темным горным загаром, а телом белый. На Ялтинских пляжах смотрелся почти местным аборигеном, у тех только загар был чуть выше локтей. Вот только глаза у нашего погранца, как выцвели и еще образовалось много морщинок у глаз, которые светлыми лучиками разбегались к вискам. А так Санек остался прежним... На первый взгляд.
Вал, пошел своим намеченным путем, как бульдозер - сметая все на пути... Окончил исторический факультет Крымского государственного педагогического института, где два последних года был секретарем комсомольской организации. И даже сумел завоевать звание чемпиона СССР в фехтовании на саблях, чем порадовал своего тренера и одновременно огорчил, так как после этого ушел из большого спорта. Полностью отдался учебе и общественной работе, а по распределению: "Мой друг уехал в Магадан, снимите шляпу, снимите шляпу. Уехал сам, уехал сам - не по этапу." Затем отслужил положенное в армии и ухитрился вернуться из нее младшим лейтенантом запаса морской пехоты. Сейчас, Валерий Константинович, работал инструктором Магаданского обкома КПСС и к нему на облезлой кобыле не подъедешь. Шутка, " С друзьями - ровен и общителен...", так сказать. Живет у моря... Только Охотского, а не Черного и это две большие разницы, как говорят у нас в Одессе. Ему осталось только удачно жениться , так как холостых партработников приличного ранга не бывает, по определению.
Костян закончил одиннадцатилетку и в осенний набор 1963 года попал служить на Каспий. Местом постоянного базирования его пограничной бригады сторожевых кораблей был город Баку, где находится много русских и поэтому в увольнениях на берег он не чувствовал себя обделенным женским вниманием и после дембеля привез домой, молодую жену с полугодовалым ребенком. Как он там нашел русую красавицу с голубыми глазами... Загадка. Зато, как отбил ее у лихих джигитов ему напоминает шрам на левом боку и разжалование из главстаршины в матросы. Костя поступил работать в стройучасток Ялтинского порта и одновременно стал учиться в Симферопольский филиале Севастопольского приборостроительного института, на заочном отделении. Когда бы мы приезжали в отпуска, всегда обеспечивал нас и жильем, и рыбалкой, и прекрасным сухим домашним вином. Причем рыбы, вина и дружеского отношения всегда имелось в неограниченном количестве.
Старший из братьев Нудельман, Миха, таки пошел в науку. Хотя далось это ему отнюдь не легко и просто, как всеми нами ожидалось. В МФТИ он не поступил, так как не смог достойно защитить свои письменные экзаменационные работы по физике и математике на устных экзаменах, по соответствующим дисциплинам.
- Молодой человек, на приемных экзаменах нас не интересует ваш объем усвоенных знаний. Интересует оригинальность мышления, парадоксальность... даже и в то же время последовательность и логичность. То, что позволяет с минимальными средствами математического аппарата решать нетривиальные задачи. Глубинность знаний нужна. А вы решили задачи, применяя изученные вами высшую математику и общую физику университетского курса. Этому мы вас и сами научим, молодой человек. Добротно научим. - Вещал ему профессор из института.
Это был удар и Миха поплыл... Он ведь, по своему совковому разумению, не понимал, что у профессоров тоже есть дети. А он, всего лишь, отпрыск провинциальных учителей средней школы. Выплыл Михаил в Харьковском университете, проездом через Киевский, где ему сразу не понравилось уже на подготовительных курсах. И поступающий контингент не тот и сам уровень подготовки на курсах его не впечатлил. Но, что не делается - все к лучшему. Миха не сдался, работал как вол, не вылезал из библиотек, освоил работу с вычислительной техникой, правдами и неправдами получил машинное время работы на ЭВМ в ВЦ ХФТИ АН УСССР и удача ему улыбнулась. За время учебы, на физмате Харьковского университета, он приглянулся Илье Михайловичу Лифшицу, который преподавал студентам, выбравшим специальность теоретическая физика, спецкурс по квантовой механике. И когда того назначили главным теоретиком СССР, заведующим теоретическим отделом Института физических проблем, то Миха вместе с ним отправился Москву. В этом институте, вследствие доброго отношения Ильи Михайловича, он за два года ухитрился плодотворно работать в отделе, написать диссертацию, взяв за основу диплом и защитить свою диссертационную работу на соискание звания кандидата физ.- мат. наук. После чего оказался на грани морального и физического истощения. Однако был собой доволен, так как урок, преподанный ему в Долгопрудном, остался в памяти надолго. Теперь он понимал, что расти ему в Институте физпроблем не дадут и принял предложение стать старшим научным сотрудником в ... НИИ физических проблем г.Зеленограда. Там ему дали однокомнатную квартиру, что было огромным счастьем, после семи лет жизни в общагах и на съемных квартирах. Ведь все познается в сравнении, да и зарплата у него была на приличном уровне, конечно учитывая премиальные. Кроме того, обеспечение продуктами и бытовухой в Зеленоградском научном центре было на высоком советском уровне. Рейсовый автобус в Москву ходил регулярно и достаточно часто, а то, что работа была отнюдь не на передовом фронте современной теоретической физики, а больше частью прикладная - его уже не напрягало. Миха давно успел избавиться от юношеских иллюзий. "Работа, есть работа, работа есть всегда. Хватило б только пота на все мои года", - как это точно отметил Евгений Евтушенко в своем стихотворении. А лейтенант запаса Михаил Нудельман, по военной специальности командир приборно-радиолокационного взвода зенитного артиллерийского комплекса С-60 - это знал.
Веня, его младший братишка, пристроился в Харьковский инженерно-экономический институт на экономический факультет. Поближе к брату. Из стен этого института еще не выветрился бодрящий дух реформ автора концепции "Экономической реформы Либермана- Косыгина" 1965 года. Поэтому преподаватели там подобрались крепкие. На кафедрах внимательно относились к мировым веяниям экономики и не пренебрегали зарубежными теориями. В следствии чего, Вениамин получил хорошие знания, отнюдь не напрягаясь в учебе, а предпочитая не пропускать не единой поездки со студенческими стройотрядами. Где его способности к "пробить - достать" использовались в полной мере. В последние два года, между командирами харьковских стройотрядов разыгрывались нешуточные битвы за Веню Нудельмана. Так как они знали, что с ним питание будет нормальным, обеспечение материалами вполне удовлетворительным и рассчитаются с отрядом в оговоренный срок. Распределился Веня в отдел материально-технического снабжения, Красноярской ГЭС, экономистом. Он мечтал участвовать в Большой стройке и теперь с энтузиазмом мотался по всему Союзу выбивая, предлагая, завлекая ... надувая и т.д. и т.п. Однако влип, в следствии авантюрного склада своего характера и поэтому дорабатывал срок положенный молодому специалисту на складе - пятой спицей в колесе. После этого вернулся в родной город и устроился на работу... в Ялтинском центральном рынке, замом у директора, Нестора Абрамовича. Вернулся на круги своя, так сказать и по моему не жалел об этом. Ведь на рынке и вокруг него нешуточно бурлила атмосфера от незаурядных финансовых возможностей... однако Веня умел учиться, особенно на своих ошибках. Но ему все-таки не хватало того размаха средств и возможностей, какими он обладал на Большой стройке. Где для него был важен сам процесс, его масштаб...
Дима, сводный младший брат Костяна, уезжал из Ялты в одно время со мной и если я в Одессу, то он на собеседование в Ленинград. Не получилось у него сотрудничества с заслуженным художником УССР. Тому была нужна усердная и послушная рабочая лошадка, а Димон рано стал обладать независимым характером. чему способствовало общение с компашкой - Наше Дело. И нашла коса на камень, в результате чего у Димы, возможности творчески расти в Крыму существенно поубавились. Поэтому, когда после Всесоюзной выставки изделий народного творчества, где им были представлены авторские работы из полудрагоценных и поделочных минералов Крыма, он был приглашен в знаменитое Художественное профессионально-техническое училище № 11 - то согласился без колебаний. Куда и был принят для обучения по специальности ювелир и огранщик драгоценных камней. После его окончания, он из Ленинграда был призван в ряды ВС СССР и отслужил два года в Подмосковье в войсках ПВО страны на ремонтно-технической базе у "немых", так сказать. Работали с ядерными головными частями ракет и личный состав составляли сверхсрочники и офицеры. В основном. После службы работал по специальности, в Гохране СССР и о своей работе там не рассказывал никому, даже Костяну. Как и о том почему уволился оттуда. Вернулся в Крым и стал работать в Художественном фонде, сдавая свои работы в магазины-салоны, а так же выполнял частные заказы знакомых и доверенных лиц. Рисковал, но хватало на хлеб с маслом и даже с икрой. Димон был весь погружен в свою работу и часто не замечал ничего вокруг, даже девиц которые очень даже не против. Творец, одним словом.
От Маркиза приходили редкие письма на адрес моего деда, причем адрес отправителя был один: Одесса, Ялта, Батуми ... Михаил Иванович Маркизов. До востребования.
Дед их хранил до моего очередного отпуска и передавал из рук в руки, не вскрывая. Жизнь у реэмигрантов в Испании складывалась непросто, сложностей хватало. Однако и хватка была у них советская - потребностей у людей было немного, а отдачу выдавали максимальную. Потому как капитализм и труженикам кушать на дармака никто не гарантирует. Их община организовали ряд кооперативов из возвращенцев, исключительно на государственные дотации и личные накопления. А деньги которые он... нашел, пошли в уплату за обучение молодежи в солидных колледжах и университетах Европы. Маркиз считал, что лучшего вложения и быть не может, а ему там виднее. Я упорно отгонял от себя опасную и ненужную мысль, что Маркиз... Ведь бывших не бывает? Не так ли?
А я, как и планировал, пошел учиться на капитана...
Последний раз редактировалось predok 18 мар 2015, 20:14, всего редактировалось 3 раза.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
Критик
Сообщения: 1349
Зарегистрирован: 16 июн 2013, 13:25
Откуда: Москва
Поблагодарили: 3 раза

Сообщение Критик »

вкууусно :yes:
но опять же - мало :bigcry:
:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...

Sebastian7910
Сообщения: 32
Зарегистрирован: 02 мар 2015, 13:33
Откуда: Пекин

Сообщение Sebastian7910 »

В абзаце про Вениамина Нудельмана его сперва именуют правильно, но потом происходит путаница со старшим братом Михаилом и далее по тексту он уже "Миха".
Как-то не стыкуется.
Куплю б/у техническую нейросеть.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Глава 1. Здесь вам не равнина, здесь климат иной...

Санька. Капитан погранвойск Александр Рудин.

За несколько дней до того, как я собрался ехать в Алма-Ату поступать в училище погранвойск, отец предложил мне съездить в Ялту проститься с друзьями намекнув, что меня там ожидает сюрприз.
Костян уже почти год, как служит на Каспии в отдельной бригаде пограничных СКР. Димка был в Ленинграде, где учился в Художественном ПТУ на ювелира - не срослось у него с учителем, заслуженным художником. Братаны Нудельман улетели в Москву к родне, Миха чтобы поучиться на подготовительных курсах МФТИ, а Веня - себя показать. Псих, а так зову его только я и исключительно из зависти, хотел бы я быть таким психом, как мой лучший друг... но не дано. Этот набирает плавательный ценз на пароходе, хотя зачем он ему, моряку с более, чем трехлетним стажем работы на судне? Мотается теперь по нашему побережью Черного моря, во всю его длину.
Поэтому, поехали в Ялту мы с отцом и Вал со своим батей. Наши родичи успели крепко сдружиться за год жизни в Севастополе, так как одинаковые заботы могут сплотить и не таких разных людей. Тем более, если они живут в одном подъезде, а их сыновья дружат с горшков в детском саду. Вал созвонился с Суреном Оганесовичем и заказал у него стол на восемь персон в большом зале ресторана "Привал". И это в сезон, умеет Вал убеждать людей - редкий талант у человека. Но как впоследствии оказалось, это было совсем не трудно, так как за столом в ресторане сидел, такой себе, здоровенный морячок и сиял во все свои еще не выбитые зубы. Пароход Коляна, уже второй день, был пришвартован к причалу Ялтинского порта, вот оказывается о каком сюрпризе намекнул мне отец. А уж кому кому, а Николаю даже Шеф не мог отказать и во много раз большем. Мне и не только, иногда казалось, что Оганесович им восхищается. Часто он смотрел на того, как знаток на редкую картину известнейшего художника и это замечал не только один я.
Как-то раз он выдал, будучи в приличном подпитии:
- Вы парни все неординарные человеки, но Николян, так он его и назвал - раритет. Берегите его.
Уж в чем-чем, а в понимании этих самых человеков Шефу не было равных, он срисовывал личности на раз. В чем мы не единожды убеждались. К началу застолья подошли Михал Иваныч дед Коляна и Дмитрич отец Димона. Таким образом за столом, вместе с Шефом, у нас был полный комплект в восемь мужчин. За разговором, тостами и пожеланиями старшие товарищи приняли довольно прилично, мы же потребили не более трети их дозы в виде коктейлей, которые только начали входить в моду и появляться в прейскурантах баров и меню ресторанов. Но и этого пития оказалось достаточно для наших молодых и не привыкших к алкоголю организмов. Куда нам до ветеранов, которые на фронте пили все, что горит и не горит - тоже.
Когда мы вышли с отцом на веранду я освежиться, а отец покурить, то здесь и состоялся у меня мужской разговор с отцом. Мы оба раскрепостились, благодаря алкоголю и разговаривали скорее, как старший брат с младшим, а не отец с сыном.
- Саня, а ведь тебе будет тяжело в училище по сравнению с другими курсантами, - начал разговор отец, когда мы вышли на веранду.
- Чего вдруг, - удивился я.
- На первом этапе, в армии равняют людей под один уровень. Под кондицию. А ты уже сформировался, как личность - вы с ребятами быстро подросли до взрослой состоятельности. Ты самостоятелен в жизни и тебе не нужна ни помощь, ни тем более опека старших. Ведь ты сам готов помогать, даже взрослым и уже не раз это делал. Поэтому будешь там выглядеть, как школьник а детском саду. Соображаешь?
- Я об этом даже не думал... Что ты мне посоветуешь?
- Нельзя в замкнутом армейском коллективе прожить отдельно, будучи вне его. Прикинься "академиком", брось все силы на учебу и к тебе курсанты станут относиться снисходительно, а командиры уважительно. Но не в коем случае не лезь в отличники. Спросили - ответил, не спросили - промолчал и всегда будь готов помочь товарищам, даже себе в ущерб. Наступи на горло своей рациональной взрослости, скажем так. Молодость, ведь она безоглядная в поступках и не всегда рассчитывает последствия. В молодости все приятели в друзьях, а у тебя уже определенны жизненные приоритеты: родня, друзья и все остальные.
- Это, на самом деле, так...
- Еще кроме учебы у тебя есть спорт и потому не будет времени на молодецкие забавы и загулы. Поэтому тебя поймут сослуживцы, ты станешь своим в курсантской среде и в тоже время будешь сам по себе. В училище будет всем понятно, что ты не чужд коллективу, а просто занят уважительными вещами. В ущерб радостям молодой жизни.
- И долго так будет продолжаться, я ведь такой же, как и они.
- Это ты так думаешь. По положению и статусу - да, а по сути - нет. Но со второго курса все устаканится - тебя будут принимать таким, какой ты есть. И, повторяю, отторжения в коллективе это не будет вызывать, мол парень конечно с заскоками, но свой, проверенный временем и казармой.
Такой не притязательный разговор, вдруг открыл мне отца с новой стороны. Оказалось, что он всегда сдержанный в эмоциях и как называла его, иногда, мама - твердокаменный солдафон, оказался проницательным и мудрым человеком. И этот человек по-настоящему любил и понимал меня, своего единственного сына.
А за столом наши старые, но еще крепкие бойцы вошли в раж и начали воспоминать "минувшие дни и битвы, где вместе рубились они". Однако мы, своим присутствием, не давали им разогнаться, как крепким словцом, так и нелицеприятной фронтовой правдой. Они считали нужным нас от нее уберечь, поэтому мы сослались на свои неотложные молодые заботы и покинули ветеранов. Я поинтересовался у метрдотеля и оказалось, что Сурен Оганесович уже заказал такси, поэтому родителей развезут по домам без эксцессов и спешки.
- Ну а теперь, сюрприз, - вдруг завопили пацаны и потащили меня в порт, к грузовому терминалу работающему круглосуточно.
- Вот оно, - сказал Вал, когда мы подошли к большому упаковочному ящику, на котором было написано латинским алфавитом, но с какими-то прибамбасами сверху букв. И кроме этого, на боку ящика было аляповато намазано красным суриком: "Чижик"
- Колян, сейчас освободилась дежурная машина, я подгоню сюда погрузчика и счастливый путь. - Сказал подошедший к нам кладовщик, отдавая ему пакет с бумагами.
- Добро, Петя, грузи, - сказал дружок и сунул ему ему вместе с квитанцией красненькую.
- Так, что это, - спросил я, - а сердце замерло от сладкого предчувствия.
- Возьми и посмотри, это тебе твой отец купил, а Колян доставил, - сказал улыбаясь Вал.
- Дырочку проделай в рубероиде и подглядывай, помнишь как в раздевалке на пляже делал? - заржал этот... Псих и подал мне самодельную выкидуху.
Это был он, вишневого цвета, с хромированным баком мотоцикл Че Зет - CZ 250/475 SPORT. На кроссовых мотоциклах этого типа гонялись чемпионы мира. Я был в ступоре, ведь не может исполниться то, что тебе снилось или виделось в самых потаенных мечтах. Да еще так обыденно, мол получите, распишитесь и владейте на здоровье.
Когда мотоцикл загрузили в кузов дежурки, то Коляну пришлось меня подтолкнуть и только тогда я полез в кабину грузовика. А друзья пошли к воротам терминала пешочком. На выезде из порта, рядом с двумя моторами такси, стояли ухмыляющиеся деды. Я подошел к отцу и не знал, что сказать - у меня не было слов и я просто молчал да глядел на него. А он, как всегда, скупо улыбался.
Ночевать поехали к Дмитричу, как и договорились ранее, а наши отцы отправились на постой к Иван Михалычу. Полагаю добавить чачей, ведь о ней шла добрая молва по большей части Ялты.
Ящик с мотоциклом мы затащили в гараж и отправились спать во времянку, где нам Нина Андреевна уже постелила постели. Парни начали сопеть, а я все не мог заснуть. Наконец не выдержал, потихоньку поднялся и стараясь идти бесшумно, начал спускаться в гараж.
- Спать с моциком, это извращение, - сказал Вал, не открывая глаз.
И эти два придурка мерзко захохотали, а потом пошли вместе со мной разбирать упаковку мотоцикла. Все-таки отец несколько ошибся - мы еще оставались пацанами.
- Это тебе от "Нашего Дела", все сбросились, - сказал Голован и подал мне импортный узкий, но высокий рюкзак, летный кожан, настоящие краги и два мотошлема. Все, мечты сбываются, так это называется... Ну кто, кроме пацанов, знал меня лучше всех. Разве что отец.
В Алма-Ату я поехал на мотоцикле, у меня были права на вождение мотоцикла. И не только его, так как мы с Валом закончили курсы шоферов при ДОСААФ по направлению от военкомата. За недельку я совершенно спокойно добрался до Алма-Аты и это была сказка: "Чижик", дорога, ветер и я. Денег у меня хватало и я снял в Алма-Ате комнату в частном доме у одинокой пожилой женщины, божьего одуванчика, которую я называл тетушка или апай Агила. Здесь, в сарае, я после поступления в училище держал мотоцикл и в каждое увольнение шел сюда: к Чижику, тетушке Агила и поесть ее непревзойденные манты, кроме всего прочего. А если однокурсники думали, что я сижу в библиотеке и грызу гранит науки, то напрасно. Сколько девушек побывало на заднем сиденье моего мотоцикла... И мне не нужно было шариться по общагам местных учебных заведений, достаточно было предложить девушке заднее сидение красавца "Чижика", яркий мотошлем, ну и себя самого, молодого орла курсанта высшего военного училища, в кожаной куртке и с копейкой в кармане. Понимаете? Главное не лезть с предложениями к казашкам - здесь этого не любили.
Когда, через два года, я перешел в московское училище, так еще стал усердно перебирать харчами, образно говоря. В общем и частности, я набрал немалый опыт общения с женским полом, поэтому и не торопился с женитьбой, что очень не нравится моему начальству в погранотряде.
Пограничная горная застава "Орлиное гнездо" находилась на отметке 3000 метров и еще чуть-чуть, в узкой долине. Она перекрывала проход с высокогорного перевала, расположенного на сопредельной стороне в китайских отрогах Тянь-Шаня. Мы гарантированно закрывали свой участок в долине, где располагалась КСП, проволочные заграждения и радиотехнические средства обнаружения. Однако, были еще около десяти километров государственной границы, что находились в нашей зоне ответственности. А там рубеж шел сплошь по горам и охранялся постами наблюдения с радиостанциями. Нарядам приходилось занимать доминирующие высоты. С ними держали связь секреты и подвижные дозоры, чьей задачей было блокировать вероятные маршруты нарушителей, идущих по скальным формациям. До прибытия тревожных групп. Учитывая специфику нашего участка границы, застава была укомплектована по полному штату, плюс от 10-20 бойцов переменного состава. До недавнего времени мы справлялись с охраной границы, кое-кто конечно проскакивал. Но это были, скорее всего местные проводники чувствующие себя в горах, как рыбы в воде. Для них границы, как бы не существовало - они жили здесь. Но таких людей, прирожденных альпинистов, всюду было мало и у нас они были очень редки. Так, мелкие капельки, но когда китайцы установили на перевале минометы, а на ближайших к нашей границе высотах разместили наблюдательные посты с сильной оптикой, то эти капельки начали сливаться в струйки. Так как, периодический и непредсказуемый обстрел наших дозоров, корректируемый с постов наблюдения, заставлял наши наряды укрываться от минометного огня на обратных склонах скал. В результате, мы утрачивали контроль за оперативной обстановкой и это затрудняло выдвижение тревожных групп в места вероятного нарушения границы. Нарушителям стало хватать времени незаметно сделать закладки на нашей стороне и вернуться обратно. К тому же, у них хватало своих людей на нашей стороне и потоки контрабанды стали устойчивыми. А где контрабанда, там и разведка. К нам шли наркотики и советские деньги, обратно агентурные сведения, золото и драгоценные камни. Редко, но все же случалось, что переправляли людей и исключительно на сопредельную сторону, в Китай. В горах люди вольнолюбивые, живут бедно и не чураются любого заработка, даже такого опасного. Горцы...
В том, что пить мне нельзя я убедился еще пацаном, когда с парнями попробовали "Билэ мицнэ". Редкую восемнадцатиградусную гадость именуемую крепленным виноградным вином. Ее разливали в уже использованные бутылки из под шампанского, объемом 0.8 литра, которые в народе называли противотанковыми. О том, что я слетал с нарезки, выпив жалкие триста граммов крепкого, знали только в нашей компании и хранили это в тайне. Внешне я казался вполне трезвым и нормальным, однако был готов на самые непредсказуемые поступки. Как говорил мне Колян Псих, после очередных моих экзерсисов: "Не можешь пить, глотай дерьмо через тряпочку", - и это был дельный совет, как я впоследствии убедился и всегда старался следовать ему. Поэтому я вчера, на отвальной по случаю моего назначения начальником резервной заставы, пил не более своей малой нормы. Но когда тревожная группа, во главе с заместителем начальника заставы, принесла тело убитого осколками мины старшего сержанта Виталия Задорожного, моего земляка и просто классного пограничника - я хлопнул целый стакан водяры за упокой его души и с каменной мордой сказал замполиту:
- Я уже не командую, завтра спущусь к вертолетной площадке и покину расположение заставы. Пойду к себе собираться и спать. - Я говорил это спокойным негромким голосом, сдерживая бушующее внутри меня ледяное бешенство.
- Саня, ты испортишь себе всё и на всю жизнь, - сказал мне вышедший за мной заместитель командира заставы, старший лейтенант Колотилин.
Отличный офицер, отличный боксер и просто порядочный парень, закончивший пограничное училище двумя годами позже меня. Мы с ним по очереди выезжали на чемпионаты ЦС "Динамо" по боксу, где он был в призах, а я дважды становился чемпионом. Что крайне удивляло динамовских тренеров, так как я полноценно тренировался лишь на кратковременных сборах. Однако, когда они узнавали, что моим тренером был сам Агирре, то вопросы снимались сами собой. Настолько был велик авторитет Маркиза тренера в около боксерских кругах СССР и не только СССР.
- Я пошел спать, - с нажимом повторил я, - и хуже, чем Задорожному мне не будет. Или ты боишься за себя? Так учти, приказ о твоем назначении еще не подписан, только завтра прилетит наш Полкан назначать тебя исполняющим обязанности начальника заставы и я тебе официально ее сдам.
- Не смеши ежа голой жопой, Саня. Дальше Кушки не сошлют, а там курорт, по сравнению с нашим Гнездом.
Спать я, конечно, не пошел, а пошел к старшине Терещенко, который сидел в своей каптерке напротив стакана с водкой накрытого куском хлеба с салом. Старшина был моим наставником еще с тех пор, когда я прибыл на заставу неоперившимся щеглом, а он уже разменял второй десяток сверхсрочной службы. Свой стакан и бутылку он успел спрятать. Где он брал это сало, оставалось великой тайной, которую он никому не раскрывал, а водку ему закидывали вертолетчики. Старшинский обменный фонд, так сказать.
- Нет, - категорично сказал я, когда он достал свой спрятанный стакан и пытался найти третий, уже для меня, - у нас будет дело на рассвете. Пошли, Василич, посмотрим, что там у тебя есть в оружейной комнате и в загашнике - тоже.
А в загашнике было... Шведский гранатомет Карл-Густав - два штуки, как они попали на заставу... Терещенко и сам не знал, так как ему они достались в наследство от предыдущего старшины. А вот со снайперской винтовкой Ли-Энфилд, со съемным магазином на десять патронов 7.7х56мм, я был хорошо знаком и более того, периодически из нее постреливал. Доверял мне эту свою игрушку старшина, который изредка бил из нее коз и баранов с моего дозволения. Что бы отвадить копытных от КСП, такая была у нас легенда. На зачетных стрельбах я стрелял из штатной СВД на 400- 500 метров и... макарки на 25 метров. Однако, следует признать, что для прицельной стрельбы на дальние дистанции англичанка подходила лучше нашей винтовки. Особенно, если стрелять боеприпасами снаряженными таким настоящим кудесником, как старшина Терещенко. Ему, как мастеру-оружейнику не было равных в нашем пограничном отряде. И не только.
В боезапас к гранатометам взяли два осветительных, два осколочно-фугасных и два выстрела со шрапнелью. Большее количество гранат мы вряд ли сумеем отстрелять. У винтовки я сам снарядил магазин и взял две обоймы в запас, сомнительно, что они мне понадобятся, но...
- Этот чуток не заважит, - сказал Петро Василич, кубанский казак.
Он без раздумий поддержал меня в моих опасных начинаниях и сказал, что это будет и по смыслу, и по совести. Потому как нужно проучить гадов, чтобы неповадно было убивать наших молодых хлопцев. Снаряга, оружие... загрузились мы прилично, один бы я всего не утащил, а тем более не поднял на скалу за один заход. В книге пограничной службы я записал: секрет, два человека, командир наряда - капитан Рудин, оружие два ПМ... Одним словом вооружены до зубов.
В полосе ответственности нашей заставы был участок, который считался ничейным. Может по документам он и был чьим-то и скорее всего китайским. Тем не менее, эта небольшая скальная гряда была некоей запретной территорией и для наших, и для китайских нарядов - они здесь стреляли на поражение, ну и мы... реже, но тоже. На этой нейтралке была очень удобная для нас вершинка, с которой открывался обзор на минометные позиции находящиеся на обратном склоне перевала. Я давно облюбовал это местечко для личных наблюдений. Еще во время, своих с Терещенко внеплановых проверок пограничных нарядов и мы сделали подъем на эту скалу удобным, а спуск с нее очень быстрым. По веревке дюльфером.
Расположение двух парных постов корректировщиков минометного огня мы давно определили. Следует отметить, что китайцы на любые наши претензии, всегда, отвечали одинаково:
- Мы охраняем границу, а внизу перевала дикая местность и есть бандиты националисты. Мы знаем про них и сожалеем, но ничего не можем сделать. Так как они вне нашей компетенции. Для решения этих вопросов есть высокое начальство в Пекине. Здравствуйте. Извините. Спасибо. Пожалуйста. До свидания. - Фактически пошли на ... И весь разговор.
Ну, что же и мы поговорим по другому, по душам. На скалу мы забрались быстро и бесшумно, так же незаметно подняли вооружение. Позиции были нами оборудованы для длительного наблюдения и хорошо замаскированы, а мы со старшиной знали, что предстоит делать каждому из нас. Поэтому быстро изготовили оружие и разложили удобно гранатометы, выстрелы и винтовку. Ждать нам осталось недолго...
Я давно засек, когда минометные расчеты выходят на позиции для утренней стрельбы, прямо-таки немцы, а не китайцы. Это происходило за пятнадцать - десять минут до рассвета, когда их не могли наблюдать ни наши пограничники, ни наблюдатели с вертолета. Когда рассветало, они успевали отстреляться за десять-пятнадцать минут и потом прятались в укрытиях, успев замаскировать позиции минометов. Наших батальонных минометов калибра 82 мм, образца 43 года.
- Приготовились, - сказал я, нацелил свой гранатомет в сторону позиций китайцев, до которой от нас было не более 600 метров и выстрелил осветительной гранатой.
Через 10 секунд выстрелил гранатой со шрапнелью старшина, а затем опять я и тоже шрапнелью. Так же, поочередно, мы успели отстрелять осколочно-фугасные гранаты, когда нас с третьего выстрела почти накрыл миномет, открывший огонь с запасной позиции на самом перевале. Три миномета, на основной позиции, валялись перевернутыми с десятком убитых и раненных китайских солдат и теперь мне нужно было нейтрализовать китайцев на наблюдательных постах, иначе нам не дадут уйти живыми. Пока старшина скидывал гранатометы в пропасть, я успел обстрелять оба поста корректировщиков и заставил спрятаться в укрытия уцелевших. Один точно остался жив и все-таки сумел скорректировать огонь минометчиков, когда мы спустились с отвесной скалы и бежали к ближайшему естественному укрытию. Старшину ранило, и я взвалив его на спину продолжал рвать к глубокой расселине в скале.
- Слушай командир, - бубнил мне в ухо раненный Терещенко, которого я тащил на спине к ближайшему укрытию, - ты главное стой на своем, хунхузы открыли минометный огонь на поражение после того, как ты выстрелил из ракетницы в сторону контрольно-следовой, а дальше ничего не заметил, так как был занят спуском меня с вершины.
Ракету запустил, как же...
- Да шито это все белыми нитками, - ответил я старшине, когда мы спрятались в расселине, почти небольшом гроте, - и помолчи, я сейчас тебя перевяжу.
Но Терещенко меня уже не слышал, так как потерял сознание. Через час, после того как я выложил для наших постов наблюдения крест из своего исподнего, ко мне пробрался Колотилин с носилками, бойцами и фельдшером. Успели они вовремя, так как старшина был плох, у него засело несколько осколков в спине. Некоторые довольно глубоко.
Подполковник Мамсунов орал так, что заглушал рев взлетающего вертолета с погибшим Задорожным и раненным Терещенко:
- Ты бабушке своей рассказывай, что это был неспровоцированный огонь в ответ на твою ракету в сторону нашей КСП. Ты, шайтан тебя возьми, залез туда чтобы прикончить минометчиков на сопредельной стороне. Это... это... вакханалия, а не служба на границе. - разорялся Батя.
И я его понимал, дружба дружбой, а служба службой.
- Я не могу отменить твоего назначения командиром резервной заставы. Приказ уже подписан в округе, но и не могу покрыть твоего проступка. Будет работать комиссия по расследованию пограничного инцидента, пока от погранотряда. А ты будешь находиться под домашним арестом в штабе и не думай, что твои кунаки тебе помогут. Я лично прослежу, чтобы тебе влепили на полную катушку. - Нагонял на меня страху командир.
Хотя я знал, что он сделает для меня все возможное и даже больше. Так же, как и все офицеры погранотряда, сделают все для этого настоящего командира и пограничника. Стоящего перед сорокапятилетним рубежом подполковника, который никогда не будет полковником из-за своего неуступчивого и прямого характера. И это его, за глаза, молодые офицеры называли Полкан.
А я сделал, что должно и не жалел об этом, а посему будь, что будет. Главное, что жизнь старшины вне опасности.
- Потерял много крови, а так ранения не представляют опасности для жизни, - сказал хирург прибывший на вертолете из штаба отряда вместе с Батей, который обследовал теперь меня.
Я лишь недавно заметил, что моя куртка на спине была вся посечена мелким осколками. Однако я отделался сущими царапинами - судьба, кому быть разжалованным, раненным не будет.
В голову лезла всякая чепуха, вспомнились четки подаренные Венькой ялтинскому криминальному авторитету Федулу. По молве, шелестящей среди пацанов Ялты, во вторую свою отсидку он зарезал пятерых заключенных в массовой лагерной драке между "автоматчиками" (уголовниками воевавшими в Красной Армии) и предателями разных мастей... Пособниками немецко-фашистских захватчиков, если обобщить. После тюремного госпиталя ему добавили пятерик и он стал рецидивистом. Теперь, обратного хода из уголовного мира, у двадцатидвухлетнего уркагана, уже не было.
Четки Федула были исполнены в виде браслета на тридцать три узла из которых пять, разделительных, были сделаны в виде черепов. Помнится фраза, которую Федул сказал, когда принял подарок:
- Если фрицев приплюсовать, то камней маловато будет, - и его рот скривился в невеселой ухмылке.
"Вот и мне пришла пора заказывать свои четки. И я пятерых, как минимум, положил лично", - отстраненно подумал я.
Высшие пограничные командные курсы (ВПКК) КГБ при СМ СССР, мне обломились и после завершения расследования и офицерского суда чести, я принял командование резервной заставой. В ней служили "неудобные" личности, которых командиры выпихнули с линейных застав. Правдами и неправдами. Бойцы, которые подходили для решения самых неприятных, сложных и опасных задач. Для затыкания дыр. Личный состав заставы, вернее штурмовой роты, составляли еще те головорезы и мне предстояла задача стать среди них... нет не командиром - им я был назначен приказом вышестоящего начальства, а неформальным лидером. Атаманом, как бы сказал мой лучший друг Псих и который точно смог бы им быть.
Я стоял перед строем, застывшей по команде "Смирно" резервной заставы и спросил, как положено, в завершении своей краткой разъяснительной речи:
- Вопросы есть? - и уже приготовился отдать команду:"Вольно. Разойдись."
Как из второй шеренги донеслось:
- Сколько вы этих тварей положили?
- Разговорчики в строю, - свирепо заорал уже почти выздоровевший Терещенко, которого я выпросил у Полкана.
И продолжил, как бы про себя, совсем не по уставу:
- Так, кто их считал...
Я понял, что у меня есть приличная фора перед Психом и все будет по... службе. Будет согласно наставлений и положений пограничной службы, где наряды в мирное время, выходят на боевое дежурство. Строго по Уставу. Почти.
Последний раз редактировалось predok 22 мар 2015, 15:54, всего редактировалось 5 раз.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Sebastian7910, Какой не стык, это ляп. Я строго накажу своего литературного раба. А вам большое спасибо.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
Критик
Сообщения: 1349
Зарегистрирован: 16 июн 2013, 13:25
Откуда: Москва
Поблагодарили: 3 раза

Сообщение Критик »

predok писал(а):Я строго накажу своего литературного раба.
:lol: :lol: :lol:
:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...

Закрыто

Вернуться в «predok»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость