Однажды в СССР.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Глава 4. "Друга не надо просить не о чем, с ним не страшна беда."

Димон. Дмитрий Кислицын, сотрудник Крымского художественного фонда.

Четыре недели назад, Дмитрий подал заявления на увольнение по собственному желанию, которое подписал начальник цеха реставрации Третьего специального отдела (Гохран) при Министерстве финансов СССР. Подписал после долгих уговоров, заманчивых предложений и завуалированных угроз. Однако Дима твердо стоял на своем:
- Алексей Алексеевич у меня болен отец, инвалид Великой Отечественной войны и я нужен дома. Это мой единственный родной человек.
- Что там некому ему помочь? Супруга и приемный сын с женой откажут твоему отцу в помощи?
Начальник цеха показал неплохое знание семейного положения Димона и это его еще больше насторожило.
- У Нины Андреевны малолетняя дочь, у брата тоже маленький ребенок, а отцу нужен постоянный уход в Симферополе. Вы же читали справку из тамошнего госпиталя?
И конечно, Димон ему не говорил, что отец тьфу, тьфу, тьфу вполне здоров, а лег в госпиталь на обследование, по настоянию Костяна, его сводного старшего брата. Надежного, как скала, которому организовать нужный медицинский документ не составило большого труда. В свой последний отпуск он попросил Константина предпринять что-либо для своего увольнения из Гохрана и для этого, найти вескую причину не связанную с местом работы Дмитрия. Так как, Дмитрий полагал, что уйти из Гохрана будет нелегко и не ошибся в своих предположениях.
В последнюю неделю перед увольнением он чувствовал преследующую его... тень. Была у него такая, редко проявляющееся, способность. Однако, как не пытался Димон определить - кто же его пасет, он так и не смог этого сделать.
Если ранее, мельтешащих за ним блатных, он срисовал без особых затруднений, то сейчас... А значит работали профессионалы, как выполняющие задание своего учреждения, так и люди из тех же государственных учреждений, но работающие на... другие интересы. У него были основания для такого неожиданного предположения и если в первом случае ему нечего было опасаться, то во втором... ситуация становилась смертельно опасной.
Практика определения и отсечения хвоста у него имелась, еще из их бурного юношества. Когда-то некто Красильников, следователь городской прокуратуры пытался накопать на них материал. Вот тогда они и научились определять сыскарей из угро и уходить из под их слежки. Научились далеко не за один день, но крепко освоили эту науку. Чему им помогло штудирование книги "Криминалистика" еще дореволюционного издания с твердыми знаками в конце слов, которую Колян нашел в сарае у своего деда. Книга была старая, но тем не менее очень познавательная и написанная простым и понятным языком, пусть и с ненужными знаками ять, еры...
Посвящать семью в свои проблемы Дима не хотел, так как представлял, чем это может закончиться для его семьи. Особенно для брата, который сразу приедет в Москву, как его не убеждай в неразумности такого поступка.
Одну из теней, номер первый, он все-таки сумел определить и запомнил его образ накрепко. Теперь Дима мог его распознать во множестве личин, это было для него не труднее, чем определить кристалл скрытый в породе.
А сегодня прилетел Колян, который сразу почуял неладное и сказал, заглянув Димону в глаза или... в душу:
- Рассказывай все - мне можно, - и одной фразой снял большую часть внутреннего напряжения сковавшего Дмитрия.
- Меня пасут и говорить опасно, - жестами показал Димон Николаю.
Колян только усмехнулся и молча потянул его в метро... Как оказалось впоследствии, чтобы через час оказаться в русской бане на окраинном районе Москвы. Деньги могут почти все, а добрые старые знакомые - делают все. Немудрящая истина, однако приличная очередь желающих попасть в парилку была не для нас, а вот достойное бочковое жигулевское было про нас. После третьего захода в парную, когда первая кружка с молниеносной быстротой растворилась в их организмах и Диму отпустило - настало время разговоров. Под пиво с вяленной чуларкой, которой Николай щедро поделился с банщиком.
- Ты знаешь, этого чувака? - Поинтересовался Димон у Коляна.
- Это наш земеля, я был здесь два года назад. Ты тогда был дома, а Миха на конференции в Новосибирске. На душе было очень смуро, я с разлета сунулся в Сандуны, но обломилось. Зажравшиеся там в обслуге, до беспредела. Один москвич, из очереди, посоветовал поехать сюда, мол настоящая русская баня и все такое. Ну я и уболтал его поехать в эту баню со мной вместе, раз его там все знают. Я тогда летел из Владика и был от души затарен дарами моря. Так сказать. - начал рассказывать Николай.
- Сам, куда направлялся?
- В Мурманск, конечно, как раз меня туда перевели из Дальневосточного пароходства. Так вот, попарились классно, ребята на обслуге культурные и свои в доску, на душе похорошело и мы загуляли. Повесили табличку на входные двери - "Санитарный час" и растянули его часов на пять. Весь персонал бани гудел. Какие-то любители пара прорвались, так их бабы шаечками вышибли. Злые они становятся, когда процесс прерывается. Проверенный факт. Вот этот наш земеля, Влад, стоял у входа полностью голый и возвращал деньги за предварительно купленные гражданами билеты. Через маленькое такое окошечко в двери... Отслюнявливал вдвойне. А когда упорные мужички вырвали дверь из запоров, он и предстал во всей своей красе. А краса у него, что надо, сантиметров... ну не важно. Главное, что это был крутой аргумент и женский пол проникся, так сказать, а мужской помирал с хохоту. Душевно погудели.
- То-то и оно, а я удивляюсь - чего тебе женский персонал улыбается. А буфетчица, та что кил на 120, так прямо и млеет, глядя на тебя, - заметил Димон.
Удивительно, но Колян смутился.
- Так водки было много, а женщины... в каждой есть своя изюминка-перчинка. А вот, как нас не замели мусора - это уже из разряда чудес и только.
- Ну ты всегда по краю проходишь...
- Мы проходили вместе, если ты еще не забыл об этом и потому вернемся к нашим баранам. Колись. До самой задницы.

Рассказ Димона.

- Я, как из армии дембельнулся, заскочил домой на недельку и вернулся в Ленинград, чтобы встать там на воинский учет и получить паспорт с временной пропиской. А потом решил устроиться там на такую работу, чтобы и деньги нормальные шли, и по душе она была. Толком ничего не нашел, в смысле желаемой работы, везде одно и тоже - выполняй и перевыполняй план, а я так не могу работать. Мне время настроиться на вещь нужно, - начал рассказывать Димка.
Колян знал, что это правда. Иногда тот ходил неделю, как сомнамбула и только потом брался за дело. Друзьям говорил, что пока не увидит изделие в своем воображении, причем детально, до мелочей... до царапинок - толку от его работы не будет. Специалисты поражались, какой большой выход ограненных камней высокого качества получался у Димона из природных кристаллических образований.
А Димон оказывается видел камень изнутри, так он говорил друзьям, но для этого ему нужно было сосредоточиться. Войти в это свое особое состояние наподобие транса, где не видишь - чувствуешь все инородные включения, газовые и жидкостные пузырьки, микрополости, трещинки и знаешь, как камень разделять на соответствующие части для последующей огранки.
Дима всегда предпочитал кристаллические образования раскалывать, а не резать и у него это получалось идеально. Почти всегда. Нашел нужную точку или плоскость, подобрал или изготовил соответствующий инструмент... выверенный удар молоточком по инструменту и кристалл раскололся единственно необходимым для Димона образом.
Так же, запредельно для общего понимания, он знал в какой форме получившийся осколок нужно огранить. Простота на грани чуда. Было одно но, работал он не быстро, а халтурить и вовсе не умел.
- Покрутился я по соученикам и учителям и ничего не нашел.
Приготовился уезжать домой, как ко мне подошел знакомый моего знакомого и предложил съездить в Карелию с минералогической экспедицией финансируемой Гохраном.
Я бы с радостью согласился поехать туда, даже и в том случае, если бы мне за работу не платили. Однако платили прилично. Моей работой была сортировка добытых минералов по критериям качества, согласно методическим указаниям Гохрана. А в свободное время, я выходил на личную охоту за камнями.
- Неужели тебя отпускали одного, шариться в закромах родины? - Засомневался Колян.
- Нет конечно, ведь лично меня никто из членов экспедиции не знал. А потому и доверия не было. Пристегивали ко мне в пару лаборанта, а когда поняли, что мне везет и я нахожу редкие экземпляры... То со мной стал постоянно работать доверенный человек начальника экспедиции - минеролог, кандидат наук. Мы с ним много интересного нашли, особенно всех восхитил крупный желтый корунд и прекрасная друза спессартина насыщенного красно-оранжевого цвета. Уникальные находки.
- Ты случайно не поседел от досады, что эти уникумы не тебе достались?
- Шутишь, Псих? Мне разрешили покопаться в некондиционном минеральном сырье. И этого было достаточно, чтобы делать приличные авторские работы в течении пары лет.
- Да понимаю я все. Работать с уникальными вещами может только государство и то...
- Вот именно положат кристаллы на хранение и все. Работать с таким материалом должен мастер соответствующего уровня. Очень высокого. И что потом с этим изделием делать,- спросил Димон, - после того, как на его изготовление затратили кучу средств и времени?
- Верно, продать внутри Союза, так нет таких денег у людей. Вернее, бабки есть, но они все в тени. Выставить на аукционе за рубежом, так это будет распродажа национального богатства.
- Правильно и получается, что лучше спрятать драгоценность в сундук. А что в этом сундуке, мало кто знает. Главное там всего очень много и все очень специфическое. Настолько, что словами точно не опишешь и фото не дадут полного представления о вещи. Понимаешь?
- Понимаю... Золотое дно для умных, разворотливых и вороватых профессионалов, - врубился Николай.
- После экспедиции, сам начальник порекомендовал меня на работу в Гохран. Оборудование там стоит или уникальное "ручной" работы, или отличный импорт. Лучшего я не видел, даже когда работал в Питере. На новом месте я трудился с удовольствием, над душой у меня не стояли и вскоре на участке огранки мне давали задания, как и мастерам проработавшим там не один год. Я стал делать квалифицированную работу, жил в нормальных условиях - пусть это была общага, но я поселился в квартире малосемейного типа. Через некоторое время, меня прикрепили к цеху реставрации. Не перевели в него, а выделили рабочую комнату с оборудованием и... сейфом. В этой комнате я работал один. Все, что мне было нужно для работы, выдавал сам начальник цеха по следующей схеме: пишу заявку и он лично передает мне заявленные позиции. Поначалу было простое копирование, приносили монокристаллические вставки старинной работы и давали задание сделать копии из такого же материала - никаких страз или имитаций из искусственных кристаллов. Есть вставка из аметиста и тебе дают такой же материал, максимально схожий, а может и из одного месторождения. Было очень интересно, ведь старые мастера обладали высочайшим мастерством и на примитивном оборудовании делали достойные вещи. А потом мне стали приносить поврежденные украшения, с частично извлеченными вставками, помятые и чуть-ли не молотком битые. К ним прилагались высококачественные фотографии и детальное описание отсутствующих вставок. Все это надлежало хранить в моем сейфе, а дверь в мою комнату должна быть постоянно закрыта. Я стал задумываться, но так... мельком. Извлекать вставки из искореженных изделий мне запрещали, мол можешь окончательно разрушить украшение. Пусть лучше этим занимаются опытные реставраторы, а ты копируй все вставки изделий, на всякий случай. Все вставки и целые, и отсутствующие. И только здесь я задумался над тем, что я делаю. В первый раз. Во второй раз задумался, когда увидел мою работу на выставке старинных украшений, исторических ценностей Российской империи, в Эрмитаже.
- Понятно, ты увидел, что все вставки были твоей работы, - отметил Колян.
- Вот именно - все. А у этого старинного изделия, когда его принесли мне, отсутствовало всего несколько вставок. Остальные были в приличном состоянии. Я был на выставке месте с Михой и даже он заметил, что мне стало не по себе. Имитация была выставлена, как реставрированное старинное украшение. Раритет, имеющий историческое значение. Подделка являлась суперпрофессиональной и если бы не мое знание, я бы не отличил изделие от оригинала, даже взяв его в руки. Да, что там в руки, даже рассматривая его через увеличительное стекло.
- Так, Димон, схема мне ясна. Раритеты, в том виде в котором они были, уходили за границу и там их реставрировали свои мастера для частных коллекций. А ты делал вставки на подмену раритету, но ведь кроме тебя должны быть еще мастера, такие же "одиночники", где они?
- Все, что пришли раньше меня уволились, так говорят. Остался я и еще двое молодых. Их вернули на старые места работы, а я сейчас работаю в цехе реставрации по общему плану.
- И это был третий звоночек.
- Да.
- Ясно, дело вступило в стадию...
- Продолжай, я уже не мальчик-сыкунчик... зачистки, - сглотнув, сказал Димка.
- Вот именно Димончик. Сева, - позвал Колян проходившего мимо старшего банщика, - у тебя есть, где нам с другом расположиться и ... скажем благодарность написать в ЦК КПСС.
- Пошли в каптерку и хоть рОман пишите. Никто вас не потревожит.
- Спасибо Сева, а нашу водку прибери и используй, хоть для протирки шаечек. Мы не будем.
- А вот это мы с превеликим нашим удовольствием, - заметил Сева и провел нас в каптерку приличного размера.
Николай достал из чемодана, щегольскую кожаную папку для бумаг с личной монограммой и авторучку "Паркер" с золотым пером - пижон. Набросал на листочке план заявления о явке с повинной и заставил Диму написать в сжатой форме все, что тот ему рассказал о своей подозрительной работе в Гохране.
- Димон, деньги тебе давали или предлагали?
- Нет, я только зарплату получал и премии. Вот премии регулярно давали и месячные, и квартальные, и годовые. Мои рацухи начальник цеха лично оформлял, по ним тоже выплаты хорошие были. Мы с ним их пополам делили.
- Вот суки жлобские... Но это очень хорошо: денег не получал, так и пиши.
Когда я написал заявление на пяти листах, он уложил его в конверт, где написал мой общаговский адрес, как отправителя и указал ФИО М.У. Дохин. Ну, Псих. Адрес получателя был: Главпочтамт, до востребования, Эдуард Олегович Каюмов.
- Это мой полезный знакомец из Комитета. Значит план действий таков, заявление в ближайшем почтовом отделении отправляем ценным письмом. Едем к тебе на службу и ты берешь окончательный расчет, как я понял это уже не проблема. И сделаем один телефонный звонок из автомата, вот этому нашему получателю.
На хвост им сели, сразу после общаги, куда Димон заскочил сдать ключи. Свои вещи он, еще день назад, положил в две ячейки автоматической камеры хранения Курского вокзала. Колян, свой чемодан оставил у Севы в бане, предварительно достав из него небольшую стопку каких-то пластинок вороненного металла.
Его разговор с Каюмовым Димка слышал, когда стоял рядом с телефоном-автомата и контролировал ближайшую округу, как ему приказал Колян. С того конца, к телефону долго не подходили, потом соединили не с тем человеком и наконец разговор состоялся:
- Эдуард Олегович, это вас штурман с Ориноко беспокоит.... Меня пасут трое и намерения у них опасные... Может у вас там со мной разобраться решили?... Нет... Это меня радует. Мы с другом идем на ВДНХ, там легче будет затеряться или разобраться... Какой, на хрен ждать, они нас сейчас мочить собираются. Отбой.
- Колян, а может пойти в ментовку и сдаться? - Потерянно спросил Димон.
- Дима, ну думай толковкой... В этом деле такие серьезные люди подвязаны, что нас просто успеют удавить в камерах, пока мы будем кричать свое: Слово и Дело. Там такие деньжищи вертятся, что за них десяток Димонов и столько же Колянов прикончат. Здесь дело должно быть под серьезным надзором, а это уж никак не ментовка.
На ВДНХ парни крутились по людным местам, как бы пытаясь оторваться от преследования и в тоже время старались посадить себе на хвост людей из конторы. Дима почувствовал, как за ними стали следить еще двое и сказал Николаю об этом.
- Дима их уже больше, потому сворачиваем с аллеи на тропочку и бежим, что есть духу, за тот кустарничек. Там ты падаешь на землю и не отсвечиваешь, пока я тебя не позову.
Дима едва успел упасть за березку, как на полянку ворвались три человека. Сначала выскочили двое и сразу разошлись в стороны, затем за кусты осторожно зашел еще один человек и внимательно осмотрелся вокруг, а затем достал пистолет с набалдашником на стволе. Глушителем, понял Димка. И в этот момент Николай будто взорвался - скрутил корпус влево и со свободно висящей, до этого, правой руки вырвалось лезвие и вошло в горло человеку поднимающему пистолет. Стоящий справа от нас, сунул руку под полу куртки и получил метательный нож в глазницу с левой руки Николая. И тут на поляну влетели еще люди и ... зафиксировали ребят: уложили лицом вниз. Надели им наручники, завернув руки за спину и тщательно стали обыскивать. Трупы, как понял он, тоже. У человека с пистолетом вытащили удостоверение и тут же его отдали старшему, который внимательно наблюдал за Коляном.
Командир группы захвата внимательно рассмотрел удостоверение, положил его в карман и подошел к молча лежащему Коляну.
- Были еще, кто следил за вами?
- Нет, мы никого не заметили. Эдуард Олегович, на ваше имя послано, на Главпочтамт, ценное письмо. Когда ознакомитесь с ним, то это снимет много вопросов.
- Все сделаем, а сейчас подойдет медицинский автобус и всех на носилках перенесут в него. Так что, не дергайтесь. Мы на вас простыни накинем.
Так никто и не собирался дергаться, ребят приняли такие волкодавы... Когда добрались до места содержания, то Диму с Коляном развели по разным помещениям. Димону досталась одиночка с санузлом из унитаза и умывальника. В принципе нормально и он уже хотел прилечь на нары, однако не получилось. Вызвали на беседу, которая называется допрос. И так целую неделю Дмитрий говорил, писал, рисовал и снова по кругу... Сначала он волновался, обдумывал свои слова, а потом выдохся и говорил на автомате. Видно дознаватели и добивались этого эффекта перевозбуждения. Ловили его на противоречиях, неточностях, недомолвках... Но все когда-то кончается и он это понял, когда его привели в ставшую привычной комнату следователя. Только там сидел подполковник известный ему, как Эдуард Олегович Каюмов.
- Значит так... товарищ Кислицын, - сказал он и улыбнулся, когда Димка с шумом выдохнул.
- Показания по делу с тебя сняли, заявление о явке с повинной было приобщено. По результатам дознания постановили, что ты будешь проходить, как свидетель.
- А Колян, то есть Николай Медведев?
- С тем... - выдержал паузу Каюмов, - еще проще.
Он ухмыльнулся и объяснил Диме:
- Медведев, как оказалось - наш внештатный сотрудник.
- Колян, сексот? - Поразился Дима.
- Он, правда, этого еще не знает, - засмеялся комитетчик, - но деваться ему некуда. Два трупа, даже если ему суд признает адекватную самозащиту, то с морем будет покончено. Навсегда. А так оперативная работа... а здесь всякое бывает.
- Он здесь?
-А где ему еще быть, завтра вас отвезут в аэропорт. Пока не закончим с этим делом, тебе дома появляться нельзя. Николай сказал, что ты бы согласился поехать на Урал с минералогической экспедицией. Что думаешь?
- Поеду, только меня дома ждут.
- Ничего, еще месяца три четыре подождут. Так будет лучше всем. Напишешь сейчас письмо и мы его через недельку отправим из Москвы. Пришедшие письма будут пересылать тебе по новому адресу, а ты будешь отвечать на наш московский адрес. И ситуация будет видеться такой: ты работаешь в Гохране, головы не поднять, но скоро приедешь. Правда, если не отошлют в срочную командировку. Это на случай, если кто-то к тебе заявится.
- Так я что, теперь тоже сексот? - Потрясенно спросил Димон.
- А тебе этого очень хочется?
- Нет, совсем не хочется, - с трудом промямлил тот.
- И не нужно парень, но вот если ты узнаешь о врагах страны и ворюгах обкрадывающих наш народ. Ты разве, не сообщишь об этом в органы?
- Не знаю, - честно ответил растерявшийся парень.
- А ты подумай над этим, Дима. На свободе и на досуге. Прощай. - И пожал ему руку.
А затем, у порога, повернулся и спросил, так как твои настоящие ФИО? - И заржал, скотина.
Понравился ему экслибрис, написанный Коляном на письме.Еще один псих. Московский.
В аэропорту Дмитрий долго силился выразить другу, всю свою благодарность и заверить его, что если нужно он...
-Ты это, Димон, не бери в голову, - заметил его метания Колян, - кто если не друг? Морской закон.
Вот Псих, такой торжественный момент истины испортил. И Димка понял, что "здесь у самой кромки бортов друга прикроет друг..." для кого-то красивая песня, а для кого-то образ жизни. Не более и не менее.
Последний раз редактировалось predok 29 мар 2015, 14:37, всего редактировалось 2 раза.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

YUGOROSS
Сообщения: 1252
Зарегистрирован: 29 ноя 2013, 16:00

Сообщение YUGOROSS »

Спасибо. Хорошо. Вот только очерки недолюбливаю. Только врастёшь в тему, задышишь тем воздухом, а тут... пивбар закрыватся, да и пиво кончилось. Освобождаем помещение! :evil: :biggrin:
Последний раз редактировалось YUGOROSS 30 мар 2015, 15:54, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

YUGOROSS, я сам такой, поэтому везде стараюсь держать ГГ, пусть и на вторых ролях. Видно не очень получается... Хотел сделать временный срез, так сказать.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Глава 5. "Если друг оказался вдруг и не друг и не враг..."

Веня Крученый. Вениамин Борисович Нудельман, заместитель директора рынка.

Колян ворвался в мою съемную однокомнатную квартиру, как ураган. "Может быть я забыл закрыть дверь по пьяни или он ее вышиб?" - с безразличием подумал я, с трудом выплывая из тяжелого похмельного сна.
А Псих вытряхнул меня из кровати и загнал пнями под холодный душ. Когда он посмотрел на меня, то я поразился взгляду обычно серых глаз друга, ставшими белесыми от бешенства, как и его словам:
- Ты, что творишь, сука, - сказанными холодным и спокойным тоном.
Вот тогда я всерьез испугался этого нового для меня человека, про которого Федул, как-то сказал:
- А Псих уже убивал, поверь мне Крученный. Уж я, это могу определить - потому как, рыбак рыбака... видит.
На мою недоверчивую усмешку, он добавил:
- Нет, Псих не мочила и не мясник. Но груз на душе носит - рупь за сто.
Однако теперь, когда я смотрел в глаза Психа, то верил в это безоговорочно.
Аааа, - с пьяной лихостью протянул я, - теперь Псих заявился. Наставлять на путь истинный, а мне по и потому пошел на.
И тогда он меня избил, жестоко и умело, не оставляя заметных следов на лице и не калеча. Я пытался защищаться, все-таки не раз участвовал в драках юности. Но это был явно не мой размер и в конечном итоге я сначала потерял сознание, а потом заснул на полу - в грязи, крови и блевотине.
Проснулся уже на чистой простыни, от запаха бульона и попытался рывком встать с постели, но тут же рухнул в нее назад. Все тело болело. На шум, из кухни выглянул Димон и помог мне дойти до стола, где меня ожидала кружка горячего куриного бульона. После недельной пьяной голодухи, это выглядело крайне аппетитно.
- Где этот, Псих? - вяло поинтересовался я.
- Решает проблемы. Поехал к Федулу, цыганам... у кого ты еще назанимал?
- Я сам разберусь со своими проблемами и ...
- Разберешься. Своими. Проблемами? Ну ты и дрянь, Венечка. А твои родители, а твой брат, а мы твои друзья, нас это твое личное дерьмо не касается и не кусается? Ты бл... один живешь на свете - единственный и неповторимый гениальный комбинатор? - Тяжело выдавливал из себя фразы Димон. - Лучше заткнись, иначе я за тебя примусь и если Николай себя сдерживал - я этого делать не буду.
И я ему поверил. Это мне говорил самый младший из нас, тот самый Димка, который всегда был не от мира сего. Вечно погружен в себя, вечно о чем-то думает, постоянно оглаживает свои камни. Как сильно он изменился... Когда полгода назад, Дмитрий приехал из Москвы, то я его не узнал. Обветренное лицо, мозолистые руки, сухая поджарая фигура и главное - спокойный взгляд уверенного в себе человека.
- Дима, какая договоренность, о чем там говорить? Мне нужно отдать сорок три тысячи рублей. Понимаешь, - взвыл я, - сорок...
- Не ной, больше половины суммы уже собрали, осталось продать волжанку Иван Михалыча и вся сумма наберется.
У меня перехватило дыхание и я выталкивал из себя слова:
- И... Иван... Михалыч... согласился...
- Он сам предложил этот вариант, ведь мы ему не чужие. Это для тебя, мы никто. Но твой сучий образец для подражания - падла Федул, перекрыл все выходы на потенциальных покупателей. Ему ты нужен - твои мозги, деловая хватка и экономическое образование.
- Так это он подослал сучку Алисочку... - дошло наконец до меня. - Какой же я болван.
И от унизительного бессилия я застонал.
- Он в этом не признается никогда и никому, но Колян навел справки. Любимый у нее на зоне и там прокололся, вот она теперь и отрабатывает за него.
- А Колян, что может сделать? Ведь срок, назначенный Федулом, завтра заканчивается. - Уже на что-то надеясь, забормотал я.
- Николай сделает ему предложение о переносе даты возврата долга, всего лишь. Это то, что я знаю.
- А если Федул откажется?
- Значит упаси Господи его душу и жизни его кодлы, - жестко и уверенно сказал Димон, - Костян уже отпилил стволы и приклад у тулки. До нужного размера. Если что, он прикроет Коляна. Федул промахнулся, гнида лагерная. Это не тебя он развел - это он нас, всех, опустить хочет.
И тогда я заплакал... и вспоминал все подробности случившегося, все то что загнало меня в глухой угол полной безнадеги.
Она зашла в мой кабинет, без оповещения секретарши директора. Двери наших кабинетов выходили в приемную, где сидели секретарша и помощник директора, совмещавший должности водителя, экспедитора, который в случае необходимости мог выписать харчей любому посягнувшему на физическую целостность Нестора Абрамовича. Ленчик был в прошлом Мастером Спорта по боксу из Симферополя и хорошим приятелем Коляна. Вместе, эти два типа смотрелись, как матерые котяры уважающие друг друга и не посягающие на чужую территорию.
А девушка.. Девушка выглядела великолепно - стройные длинные ноги в мини юбке и босоножках на толстой подошве, вкупе с высокой грудью и ярко-рыжим хвостом слегка вьющихся волос, обрамлявших кукольное личико... Все это производило сильное впечатление на любого мужчину. А ее глубокий грудной голос бархатистого тембра, чистый контральто, казалось проникал в душу собеседника:
- Мне сказали, что вы можете помочь устроиться на временную работу. Я приехала отдыхать из Воронежа, а у меня на пляже украли сумочку с документами и деньгами. И я теперь не знаю, что мне делать, - пролепетала она и заплакала горькими крупными слезами.
И я пропал, меня ни чему не научило то печальное событие, которое привело к моему увольнению на Красноярской ГЭС. Тогда я попался на удочку одной холенной московской мадам из главка, законченной шлюхи - которая в совместных постельных баталиях, выудила у меня информацию о нашем главном инженере. Ничего такого особенного, просто узнала о его гражданской супруге, но этого было достаточно для его понижения в должности и на его место министерство прислало нужного человечка, который стал подсиживать нашего генерального. Как все и планировалось, этими тунеядцами, в верхах министерства. Очень уж неудобным человеком был наш генеральный - умный, жесткий, своенравный и справедливый руководитель, именно про таких говорили: "Слуга царю, отец солдатам". Настоящий мужик.
Я сам признался о своем промахе непосредственному начальнику, но веры мне уже не было. Сначала перевели в кладовщики и потом предложили уволиться по собственному желанию.
Так же теперь, я как олень на гоне опустил рога и ринулся к Федулу с просьбой о помощи, а тот мне показал на сидящего рядом с ним седого крепыша кавказских кровей и сказал:
- Крученный. я могу разрулить с местными, ну крымскими еще. А здесь, в Ялте, столько деловых пасется в сезон, разве что... Марат, помоги парню - он хоть и фраер, но с понятием.
- Хорошо, я помогу твоей двоюродной сестре, но придется и тебе пойти мне навстречу.
Вот так, легко и просто, я попал на крючок к вору в законе, Марату. И пошло, поехало... Я начал покрывать левак приходивший с Кавказа и за который нужно было проплачивать авансом.
А Лисенок, мне пела своим контральто:
- Венечка, я присмотрела двухкомнатный кооперативчик, очень миленький... Дай
- Венечка, там такое колечко... Дай.
- Венечка... Дай... Дай... Дай...
И я давал ей деньги, а она мне ... тоже давала. Через некоторое время, я ухитрился потратить значительную часть суммы оборотного капитала и восполнил ее, взяв в долг у Федула. Так было не один раз и заимствованная мною сумма, все росла и росла. Заглушая мысли о закономерно приближающейся развязки, я стал попивать и относиться спустя рукава к своей основной работе. Нестор Абрамович предупредил меня раз, другой... и я знал, что третьего раза не будет.
Первым заподозрил неладное Костян и пытался со мной поговорить, но я его послал. Затем пытались пробиться в мой разум родители и я от них ушел жить в купленный Лисенком кооператив. А потом не пришел груз с товаром - временная задержка, как уверял меня Марат. Груза с леваком все не было и не было... А в один прекрасный момент, вместе с оставшимися деньгами испарился и мой любимый Лисенок. Кооперативная двушка оказалась снятой на год по договору и хозяева быстренько выставили меня за дверь. А далее все пошло враздрай, Федул потребовал возвращения долга и указал мне последний срок.
Возвращаться домой, я не стал, так как боялся подставить под удар своих родных. Снял комнату и запил, от безысходности. С работы меня уволили и опять по собственному желанию. Ленчик, передавший мне мою трудовую, смотрел на мою пьяную рожу брезгливо, но сочувственно. Приходили ребята, но я их посылал.
А потом появился Псих... и с ним надежда.
Сегодня он не ворвался в комнату, а спокойно зашел в нее вместе с Костей, открыв дверь моим ключом. И сразу приступил к делу:
- Объясняю ситуацию: главный в этом деле не Федул, а Марат. Федулу просто некуда деваться, ведь не будет он защищать фраера лопоухого - справедливую добычу вора в законе. Ему Марат говорит, что нужно сделать и он выполняет, если это не противоречит воровским понятиям. Откажется и его поставят на правило.
- Но Веня то, каким образом оказался в этой пляске с бубнами? - Спросил Димка.
- А то ты не знаешь, его таланты делавара оказались востребованы блатными. Ранее, он так... химичил помаленьку, однако те его приметили и оценили. А сейчас рассчитывают получить его со всеми потрохами для большого дела. Потом Венечка сядет и на него повесят все... в особо крупных размерах. Венечка, как ты думаешь, что будет с твоими родителями и братом?
У Вени вся кровь отлила от головы и лицо стало белым, как мел.
- Марат недавно от хозяина, где сидел вместе с хахалем Лисы, такая у ней кликуха в блатном мире. - Продолжил Колян. - Тот хмырь, Кештан, известный в уголовном мире кидала и они в паре с Лисой крупно облапошивали доверчивых граждан по всему Союзу. В лагере он здорово проигрался в карты, а Марат его выручил. Уверен и здесь была подстава, очень уж подлый человечишка - этот вор в законе. В отработку долга пошла подруга и напарница проигравшегося кидалы - Лиса. И теперь она выполняет поручения Марата за кусок хлеба, помогая милому дружку парящемуся на зоне.
- Это все хорошо, но что по долгу? - Не унимался Димон.
- Не торопись, поперед батьки в пекло, - притормозил его брат, - с деньгами считай разобрались.
- Точно, волжанку берет Барон. Цыгане решили сделать своему главному подарок на пятидесятилетие. Вал прислал пять штук - богато у них живут в Магадане, Санек и Миха по три, мы скинулись... Хватает.
Если бы можно было сейчас умереть, я бы это сделал без колебаний, но мне предстоял более сложный процесс - опять встать вровень с этими парнями, моими друзьями. Заслужить их уважение, так как простить, они меня уже простили.
И я впервые, за весь разговор, поднял глаза от пола. Не знаю, что пацаны в них увидели, но Костян одобрительно хмыкнул, Димка расцвел своей доброй улыбкой, а Колян подмигнул и продолжил:
- Дело обстоит таким образом, Федула заберут в лягавку по старому делу и задержат там суток на пятнадцать, минимум. На столько он там повыступает, с гарантией. Мы, на это время, залегаем на матрасы... В Крымских горах и пусть шакалы Марата нас поищут. Законник деньги взял из общака, вместе с тобой потратил на товар, а возврата с наваром все еще нет и на нем повис нехилый должок. Будет сейчас, как уж на сковородке вертеться, так ему деньги срочно будут нужны. Поэтому бабки, в счет долга, у тебя возьмут без задержки, товар отойдет Федулу. И после его реализации, он рассчитается с тобой по справедливости. А Марату будет не до нас, ему придется делать лыжи и от законной власти, и от криминальной.
- И кто такой расклад оформил, - поинтересовался я.
- А ты как думаешь? Кто одним выстрелом убирает барина надсмотрщика, учит зазнавшегося лопуха, делает своими должниками всех нас и существенно пополняет общак? - усмехнулся Колян.
- Неужели Федул... - и я замолчал.
- А кто же еще, - подтвердил Костян, - старый волк с крепкими зубами. Акела против Шерхана с шакалами Табаки.
"Никак, Костя стал читать новую книгу сынишке, - отстраненно подумалось мне, вместе с нахлынувшим чувством облегчения, - все-таки Федул не сука. Гад хитро выделанный, но не подонок".
Уже рано утром, мы были далеко в горах. Подъемы и спуски, спуски и подъемы. Ай-Петри, Роман-Кош, Чатыр-Даг, Кара-Тау, наш поход проходил по самым высоким пикам Крымских гор. Пусть их высота едва превышала полторы тысячи метров и маршрут Димон выбирал оптимальный - мне было очень тяжело. Тяжелее остальных и после ужина я вырубался в своем спальнике, который бросал на любое более-менее подходящее место. Даже, незамеченные мною камни или ветки на месте ночлега, не могли пробудить мне от крепкого сна. А с рассветом опять в путь. Все тяжелые, суицидные мысли вытекали из меня с потом и жиром. Через неделю я стал замечать отстраненное величие окружающих нас древних скал, красоту заката и восхода солнца в горах, непередаваемый вкус воды из горного ключа... А когда мы спустились в поселок Малореченское, по долине одноименной горной речушки, то мне стало казаться, будто в мире нет ничего лучшего этого галечного пляжа, теплого моря, терпкого домашнего вина и конечно, верных друзей рядом.
Эти мысли подтвердил вывод Костяна:
- Вот вертимся, чего-то добиваемся, чтобы как у всех и даже лучше, а потом оглянемся вокруг и...
- Точно, что имеем не храним, - согласился Колян, - из нас только Димон возвратился к истокам, так сказать. И это было правдой.
Федул числился кочегаром городской теплосети. Он работал в кочегарке топящей углем и расположенной в подвале жилого дома. Вернее числился там, а подкидывать уголек в топку было кому - для этого хватало малолеток увлеченных уголовной романтикой. Здесь их Федул подкармливал, прилично одевал и забивал безнадзорным пацанам головы баснями о благородных ворах и жестоких судейских. Грел, одним словом, а малые были у него на посылках и для других мелких поручений. Готовые за него в огонь и в воду. Однако от уголовщины он их ограждал, наверное считал, что всему свой срок или каждому срок, в свое время. Работа сутки трое вполне устраивала, как его самого, так и надзирающую за ним милицию. Поэтому, почти все время, он проводил на рынке, где разруливал, по понятиям, множество уголовных дрязг и серьезных претензий возникающих у блатных друг к другу. Что и было ему положено, как смотрящему свободного города Ялты.
Все переговоры и расчеты Федул проводил в бытовке грузчиков, где кроме второго входа со стороны мясного отдела, было еще окно выходящее за пределы рынка. Прыгнули в окно жиганы и уже оказывались вне рынка или выскочили в мясной отдел и смешались с покупателями. Ищи свищи ветра в поле. Я подозревал, что у него была не одна такая переговорная точка.
Федул не наглел и на конфликт с администрацией рынка никогда не нарывался, а потому директор мирился с наименьшим из зол. Как он считал. Милицию такая дислокация смотрящего тоже устраивала, так как стукачей на рынке хватало и потому менты полагали, что держат все под контролем. Однако в ситуации, где ты знаешь, что я знаю, что он знает... это вряд ли было возможно.
Когда пацанчик лет десяти, дернул меня за рукав и сказал, зыркая глазенками по сторонам:
- Крученный, Федул тебя ждет на рынке. Сейчас.
- Где он там будет?
- Если поторопишься, найдешь его у амбалов.
- Передай, что иду и вот тебе на морожку, - и я дал малому монетку полтинника.
Которую тот с достоинством принял и я был уверен, что он не побежит покупать себе мороженное, а принесет все до копеечки в кочегарку, на справедливый дележ. Федул учил их крепко.
Все наши действия были заранее оговорены, поэтому войдя на рынок мы не тратили время зря. Костян пошел к окну выходящему на улицу, Димон и встретивший нас Ленчик отправились в мясной павильон, а мы с Коляном двинули ко входу в бытовку. Где нам преградили путь два быка, а третий остался стоять чуть в стороне.
- Че надо, - нагло прогундосил один из них, обращаясь к Коляну, - тебя сюда не звали.
И упал на землю судорожно пытаясь вдохнуть воздух, выбитый из дыхалки коротким и точным ударом Николая. Второй дернулся было к нему, но уже я с лета забил ему гол... между ног. Курс молодого бойца, преподанный мне в горном походе, дал свои плоды. А когда бугай начал подвывать переходя в крещендо, я наступил ему туристским башмаком "Цебо" на харю.
Весь ужас и стыд последнего месяца переплавился у меня в холодную ненависть и я знал, что именно эти твари довели меня до грани. До той черты, где человек перестает отличаться от скотины и я им этого не прощу. Никогда.
Засуетившегося третьего, остановил Колян, когда обратился к нему спокойным голосом:
- Земеля, тебе нужно было привести Крученного к Федулу? Так в чем дело, веди. Вот он. А эти... они просто посторонние. В Ялте пацаны сами решают свои проблемы. Не так ли?
Когда парень, не хотя, кивнул головой, Колян еще раз шепнул мне на ухо:
- Федул с Маратом будут не одни, пусть Федул пересчитает деньги и скажет: "Мы в расчете". Окружающие это всегда и везде подтвердят. Будут юлить - вступай в бой без раздумий и разговоров, мы с Костяном тебя прикроем.
Меня потряхивало, но в меру - поход устроенный мне в Крымских горах, этими шкафами - Костяном и Коляном, оказывал свое положительное влияние. Мне казалось, что хуже тех испытаний, которые выпали мне в последний месяц, как моральных, так и физических - просто не может быть.
В бытовке было четыре человека. Двое, Федул и Марат, сидели у противоположных концов стола, а за каждым из них стоял свой человек.
Когда я подошел к столу и передал Федулу внушительный пакет с деньгами, разложенными в пачки по номиналам, поганая улыбка Марата превратилась в злобную гримасу.
- Пересчитай деньги, Федул, - обратился я к нему, игнорируя Марата.
- Зачем суетиться, Крученный, мы тебе верим, - влез в разговор законник.
- А я тебе, нет. - Сказал я и твердо посмотрел вору в глаза.
- Федул, я жду, ты всегда жил по понятиям, - напомнил я тому о деле.
- Хорошо. - Он пролистал все пачки и посмотрел на сумму написанную на каждой пачке. - Здесь все деньги, сорок три тысячи.
- Теперь мы в расчете, Федул?
- Мы в расчете, Крученный.
Я повернулся и пошел из бытовки, не обращая внимания на молча исходящего злобой Марата.
- Федул... - угрожающе начал говорить Марат, но в это время в бытовку зашел Колян.
- Привет честной компании, как хорошо, что вы здесь и не нужно вас искать.
- Что тебе нужно, - сквозь зубы процедил Марат.
- Как что, деньги конечно. Эти красивенькие купюры, ведь я их так люблю. Я занял молодому человеку сорок три тысячи, а он перевел свой долг - на тебя. Говорит, что ты ему и больше должен, но он тебе его скостил. Парень считает, что ты, вместе со своей проституткой Лисой, их заработал. - Холодно сказал Колян Марату.
- Ты, чучело, на эти деньги закуплен товар, - ответил Марат.
- Ты, сутенер, мне это без разницы. Где этот товар? - Возвратил ему оскорбление Колян.
Бык Марата рванулся в сторону Николая, но получил стопой ноги в живот и вышел из игры надолго. Одновременно с этим раздался звон разбитого стекла, а затем в окне появился обрез двустволки и голос Костяна заявил:
- Федул, сиди на месте или твои мозги окажутся на стенке, а потом и чурек свое получит.
Я подошел к двери в мясной отдел, открыл ее и к нам зашли Ленчик с Димоном, вооруженные здоровенными мясницкими ножами. Каковые держали в руках, вполне уверенно и надежно.
Это был шах и мат. Выручил вора в законе Федул, который сказал, что отвечает за долг Марата и отдал мои деньги Коляну.
Тот их внимательно осмотрел, пересчитал выбранные наугад пачки и повторился ритуал - теперь все были в расчете, кроме Марата.
Когда вечером мы сидели у Костяна и отмечали удачное завершение нашего безнадежного предприятия. Я подумал вслух:
- Как я теперь Иван Михалычу в глаза глядеть буду. Такая чудная волжанка у него была. Игрушка. Я такую никогда не смогу ему купить.
- А кто тебе сказал, голова два уха, что он ее продал? - Удивился Колян.
- Как... - начал было я и все понял, - значит вместо денег были куклы?
- А як жеж, - глубокомысленно заявил Костян, - Федул сработал, как настоящий мастер.
Здесь я почувствовал, как с моей души скатился здоровенный камень, даже булыжник и заржал вместе со всей компанией. Психи. Натуральные психи.
Марат подался в бега, но его арестовали через месяц, осудили за попытку грабежа сберегательной кассы и дали восемь лет строгого режима. Срок он должен был отбывать на черной зоне. Однако до нее не добрался и на толковище в пересылке был зарезан Кештаном, который таким образом погасил свой долг и отомстил ему за Лису.
Трех шакалов Марата убили в пьяной драке, где-то в Ростове. Федул не прощал обид никому и руки у него были длинные. Судьба и на каждую хитрую... есть. Что-то.
Закупленный товар, вскоре, нашелся и я помог Федулу его реализовать. Сделал это в последний раз и он меня понял. А я понял, кто я есть такой по существу и решил поменять свою жизнь, а не плыть по течению. Благо опора у меня была, а грабли я уже сломал до ручки.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Глава 6. "Сыт я по горло, до подбородка..."

Вал. Валерий Александрович Ткаченко, инструктор обкома КПСС.

Да... не ждал, не гадал, что такое случится со мной. Я считал себя уже достаточно толстокожим для работы с любой, даже самой одиозной персоной. Работа в школе, служба на флоте и конечно работа инструктором обкома сводила меня с самыми различными людьми и далеко не все из них были образцами для подражания.
И когда прилетел этот... заслуженный артист СССР, представитель творческой элиты страны, как он себе называл, то эту пакость спихнули на меня. Прибыл он по приглашению руководства Магаданского областного музыкально-драматического театра имени Горького и должен был сыграть в нескольких театральных постановках, заменяя местных исполнителей главных ролей. А в дальнейшем выступить в роли режиссера- постановщика известного произведения Шекспира в современной интерпретации. Как он высокопарно заявлял:
- Я добавлю в это произведение дух нашего времени и душу современника.
Скромностью он не страдал и скорее всего не знал, что это такое.
Зрительский ажиотаж был закономерен, как же звезда союзного значения снизошла до сирых и обездоленных духовной пищей магаданцев. Посему обком взял под особый контроль все связанное с театральной деятельностью звезды... и сопутствующее этому, оказывая администрации театра всемерную помощь.
Мне же казалось, что основной его задачей было затариться красной икрой, крабами и заодно преподать мастер-класс отдельным представительницам актерской труппы театра. Я только второй год работал инструктором отдела пропаганды и агитации, но почему-то именно мне поручили оказывать всяческую помощь такому ответственному московскому товарищу. Наверное это было очередной проверкой, перед направлением на учебу в Высшую партийную школу и я ее не выдержал.
Я терпел, когда он "забыл" заплатить за две трехлитровки красной икры и я рассчитался за нее из своего кармана - такое со мной уже бывало. Уладил проблему, когда ему не понравилось жить в предоставленном гостиничном люксе и он возжелал перейти в другой, который занимал прибывший по служебным делам заслуженный капитан-наставник Дальневосточного пароходства, Герой социалистического труда. Хорошо, что тот только посмеялся, когда я представился и попросил его об одолжении. Лично мне и выделил ему пару билетов на спектакль, где он мог бы оценить этого светоча мировой драматургии. Вильяма, понимаете ли, нашего Шекспира.
- До сих пор, я по другому представлял задачи идеологической партийной работы, - откровенно смеялся капитан, депутат Верховного Совета СССР.
Но просьбу мою выполнил, видимо просто пожалел молодого старательного парня.
Он еще меня и успокаивал, когда я вечерком завалился к нему в номер с трехлитровкой сухого белого вина "Совиньон" и провяленной до каменной твердости бастурмой. Остатками роскоши, которую привез из очередного отпуска в Крыму. Естественно, что сеанс терапии венчали водка, икра, крабы выставленные уже кэпом: от нашего стола - вашему. В следствии чего, я заночевал у него в номере на диванчике гостинной люкса.
Важная персона успокоилась, но как оказалась не надолго. Уже после обеда с приличным возлиянием, в обществе коллег и почитателей, его потянуло на клубничку. Потому он возжелал встречи с комсомолом, нашей молодой сменой и бодро пропел чувственным тенорком:
- "Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым!"
И после этого сольного выступления, намекнул мне:
- Массовка должна быть необязательно женского рода, главное помоложе, - при этом приобнял меня за талию и его рука скользнула ниже... Инстинктивно.
Я успел с утра опохмелиться и стописят хорошо легли на старые дрожжи, поэтому мягко отстранил Вильяма нашего и жестко пробил ему правой по корпусу. Когда он выблевал все, что съел и выпил в обед, на ковер гостиничного номера, я задумчиво стоял над ним и раздумывал с какой ноги ему врезать... Хорошо, что меня оттащил от него капитан-наставник.
Скандал возник колоссальный, вся творческая интеллигенция требовала сурово наказать зарвавшегося функционера, жестоко избившего выдающегося актера и режиссера всех времен и народов.
Капитан-наставник спас меня от очень больших неприятностей, так как написал заявление на имя секретаря обкома в котором указал, что лично слышал, как этот половой гигант перепутал инструктора обкома партии с пидаром-сутенером. И когда член КПСС Валерий Ткаченко возмущенно его оттолкнул, то этот товарищ который нам не товарищ, не удержался на ногах упал и начал блевать на дорогой гостиничный ковер. Так как был в состоянии тяжелого алкогольного опьянения в рабочее время, а это недопустимо в нашем социалистическом государстве.
Это своевременное заявление и то, что на потерпевшем не было следов избиения, спасло меня от очень крупных неприятностей. Важное лицо было спешно отправлено в аэропорт "Сокол", в зал ожидания важных персон и первым рейсом отбыло в Москву. Однако хабар в виде икры и остального оно не забыло, сказалась крепкая школа социалистической творческой интеллигенции.
Тем не менее, экзамена на соответствие партийной номенклатуре я не выдержал.
- Партийной выдержки и житейского опыта не хватило, написал бы на него заявление и мы бы ему хвост прищемили. Уже на партработника полез, скотина. - Так определил мое поведение заведующий отделом, - а так получилась ничья . Моя карьера зашаталась и было необходимо, что-то предпринимать, так как я начал сомневаться в правильности выбранного жизненного пути, а это было чревато... Последствиями.
И в это смутное время объявился Колян Псих, который пришел в Бухту Провидения с караваном из Мурманска, где его со скандалом сняли с судна и вручили повестку о призыве на военные сборы, как офицера запаса с соответствующей специальностью. А затем доставили на переподготовку в Вилючинск вместе с разношерстной командой таких же пиджаков. Там, значительно увеличившейся гоп компании морских партизан, стало известно, что они попали и по крупному. Дело было в том, что запасники с военно-учётной специальностью: командиры электронавигационной группы на дизельных подводных лодках, в ближайшее время будут распределены на атомные подлодки для прохождения стажировки. А это дальний поход на боевое дежурство в Тихий океан. В свое время я тоже был в таком походе, только на БДК и в Индийском океане.
Прокачав ситуацию, Колян подсуетился, а он это умеет. Посему, сумел получить четверо суток увольнения, для решения личных дел и ринулся в аэропорт Елизово на ближайший рейс до Магадана.
Рейс ожидался через три часа и он пошел отобедать в аэропортовский ресторан. Там он увидел инженер-контр-адмирала без свиты, одиноко ожидающего заказа за столиком. Морской волк с орденской планкой во всю грудь, как затем оказалось, ожидал рейс во Владивосток и поторопился отпустить машину с адъютантом. Погоды - с, так сказать.
Следует отметить, что Псих - не просто кличка Коляна, это его образ жизни. А посему, он попросил разрешения подсесть за столик адмирала и нагло заявил подошедшей официантке:
- Мне повторить заказ товарища адмирала, я всегда беру пример со старших и опытных товарищей.
Официантка странно взглянула на Коляна, а адмирал откровенно веселился и кивнул ей головой в знак согласия.
Причину его веселья он понял, когда им принесли заказ - все протертое, растертое, перетертое. Какие-то травки-водоросли и в завершение всего - молочный кисель, который он ненавидел с детства.
Делать было нечего и он с каменным лицом съел, диет стол номер хрен знает какой, но кисель пить не стал. Из принципа. На этот демарш адмирал одобрительно хмыкнул, а затем потребовал предъявить документы и внимательно с ними ознакомился:
- Понятно, на переподготовку значит прибыл. Все на базе знают, что зам по тылу, - здесь он скривился, - на диете и садится за столик один, чтобы не портить хорошим людям аппетит. А ты попал... второй (вахтенной помощник капитана). Девушка, принесите пожалуйста товарищу пивка, а то он еще ненароком траванет.
"Вот ведь весельчак", - с тоской подумал Колян.
- Извините, вы зам по тылу? - И Николай выразительно посмотрел на наградные планки и знаки отличия на груди адмирала.
- Не всегда же я был по тылу. Откуда пришел и куда собрался, мореман? - поинтересовался адмирал.
И у них завязался разговор двух скучающих пассажиров, в ожидании рейса. Без чинов, так сказать. Ну, почти.
Затем они перешли в комнату ожидания для высшего офицерского и начальствующего состава, благо там никого не было. Адмирал выпотрошил Николая до основания, еще немного и он стал бы рассказывать заму начальника базы какие типы женщин ему нравятся. Нужно было срочно переломить ситуацию или сбежать.
"Может прикинуться засранцем? Сейчас это у меня должно естественно получиться, после такого праздника желудка." - Уже планировал Колян.
Но в этот момент адмирал сказал:
- Ну-ка вытаскивай, что у тебя в кармане.
- Дык докУменты, товарищ адмирал, - прикинулся фуфайкой Николай.
- В другом... У меня двадцать пять лет корабельной службы, из них семь старпомом. Я ваши нычки и привычки... видал. Доставай.
"Конечно гусь свинье не товарищ, но и я не младенец, который в пеленки писается", - решил Псих.
И потому, спокойно достал свою плоскую серебряную флягу, сделанную Димоном в подарок. Емкостью в наши О.6 литра: три по двести, четыре по стописят и шесть по сто... - такая простая арифметика. Не какие-то там заграничные пинты. У фляги было широкое горлышко с завинчивающейся крышкой на которую плотно надевались три стопаря по семьдесят пять граммов. Оптимальная доза крепкого, по нашему общему мнению.
Колян снял два стаканчика, отвинтил крышку и разлил в два стопаря по писят дедулиной чачи на травах. Лечебной, как говорил Иван Михалыч на полном серьезе. Адмирал с изумлением смотрел Психа и его манипуляции.
- Наглец, - изумленно протянул он.
- Нет, Псих. У меня такая кличка в детстве была, товарищ адмирал.
- Соответствует... А что это ты налил?
- Лекарство против гастрита, дед лечится. Регулярно.
- И что, помогает?
- Мне всегда, так как у меня его нет, товарищ адмирал, - продолжал борзеть Николай.
- Ладно, стоп машина, не наглей.
И они приняли, нормально легло... на жиденькие кашки. Разговор принял более непринужденный характер, как у людей которые встретились накоротке и больше никогда не увидятся. Пусть и служебное положение у них сильно различается. Как там в нетленке шестидесятых: мы ... встретились, как три рубля на водку и разошлись, как водка на троих.
Колян узнал, что у генерала непростые кадровые проблемы и не потому, что нет достойных офицеров. Есть, но они именно офицеры. А нужен ответственный человек в городской исполнительный комитет. Энергичный работник, а не руководитель пустозвон. Город у них военный и начальство свое, и партийное руководство свое - военное, поэтому нужен молодой и толковый гражданский руководитель, но с опытом работы. Пробовали на этой должности отставников - не получилось. И по городскому снабжению, у них, затык. Видно здорово у адмирала на душе накипело или чача такой коварной оказалась, что он это все Коляну выкладывал.
- У нас военных, в основном, как: обосновал, составил сводную ведомость, написал рапорт и подал вышестоящему начальству. Ждем-с.
-У моря погоды, - вставил Колян свои пять копеек.
- Точно, а здесь заявку нужно сопровождать, если потребуется ездить выбивать, доставать... Нужен не просто военный, а еще и изворотливый шпак. Который плавает, как рыба , в мутных водах администраций гражданских учреждений и министерств.
Чувствовалось, насколько проще адмиралу было командовать соединением подводных лодок, чем тылом крупной морской базы и он вывалил груз своих проблем на случайного человека, чем-то ему понравившегося. Чего никогда бы не сделал с подчиненными.
- Товарищ адмирал, - сказал Колян в перерыве между стопариками строго по писят, - а ведь я могу помочь.
- Да ну, - усмехнулся адмирал, а взгляд его стал строгим и недоверчивым.
- Я лечу в Магадан к другу, инструктору обкома. У него проблемы с руководством и ему подыскивают место в исполнительных структурах.
- Взять проблемного человека на руководящую должность в закрытое административно-территориальное образование. Это не смешно. Забудь. - Адмирал стал жалеть, что разговорился с Коляном.
- Так московский заслуженный пидор, извините за выражение, его по заду похлопал и после этого ковер обрыгал. Дорогой, гостиничный, государственный ковер - из-за этого и проблемы.
Адмирал недоверчиво посмотрел на Психа и заржал, а Колян сохранял невозмутимое выражение лица.
- Так кто он такой, твой друг?
- Историк по образованию, бывший секретарь комсомольской организации института, учитель средней школы, лейтенант запаса морской пехоты, член КПСС. В настоящее время инструктор Магаданского обкома партии. Мастер Спорта по спортивному фехтованию. Холост, связей порочащих его не имеет - Ткаченко Валерий Александрович.
-Это уже серьезно, а кто второй?
- Я сильно извиняюсь, но таки Нудельман Вениамин Борисович. Экономист по образованию и честный жулик по призванию. Был одним из лучших снабженцев на Красноярской ГЭС, пропетлял по всему Союзу и везде имеет связи. Вернулся на родину, в Ялту и сейчас зам. директора городского рынка. Сдал кандидатский минимум в Плехановке и рассчитывает написать диссертацию. Со временем.
После переподготовки в службе тыла КЧФ - лейтенант запаса, специалист по организации материально-технического обеспечения ВМФ.
- Вот это прыжки... с места. Ну зачем ему глушь Дальнего Востока?
- Не интересно на базаре, ему нужен масштаб. Думаю он согласится, если его Валерий попросит.
Адмирал, тщательно записал данные ребят в свой шикарный блокнот с водонепроницаемой обложкой - оболочкой. И Колян понял, что парней возьмут в тщательную разработку и специальные службы флота, и знакомое КГБ.
Когда объявили рейс на Владик, Николай достал из чемодана флягу аналогичную своей, только с гюйсом и военно-морским флагом выполненными прекрасной эмалью. Все-таки Димон - большой дока.
- Не побрезгуйте принять презент, как моряк от моряка, за победу над фрицами, - смущаясь сказал Псих.
Адмирал, пристально посмотрел ему в глаза и... принял подарок. А на прощанье сказал, как скомандовал:
- Теперь ты у меня на учете воин и я постараюсь сделать твои военные сборы исключительно плодотворными... для службы, - и ухмыльнулся.
Колян понял, что он не просто попал, а попал глубоко. Впрочем, как всегда.
Вот такую историю он мне рассказал при встрече в однокомнатной обкомовской квартире, выделенной мне для временного проживания. Затем попросил меня в деталях рассказать свою эпопею с московской звездой ... и переспросил:
- Капитан-наставник - здоровенный, с обветренной до красноты физиономией, седой и со шрамом на виске?
- Да, а что?
- А то, что это мой первый капитан, после мореходки - Соболев Анатолий Адамович. Так его звать?
- Точно, это он.
- Он еще здесь?
- Здесь, вот телефонный номер его гостиничного люкса, - показал я Коляну запись в своей книжке.
По которому он тут же позвонил и мы поехали в гостиницу, где после занимательной встречи двух мореманов переместились ко мне в квартиру. А встреча действительно была интересной, никаких бурных проявлений чувств - внимательный взгляд, твердое рукопожатие, скупая поощрительная улыбка со стороны кэпа и откровенно радостная Николая. Вожак одобрил молодого члена стаи, бывшего щенка.
Пока они вспоминали своих сослуживцев по трампу в Южной Америке, как обычно - кто где, кто кем... Скажем так: "Бойцы вспоминали минувшие дни и битвы, где вместе рубились они". Я готовил нехитрую, но обильную мужскую закуску на кухне. Когда мы присели за стол, Колян достал из чемодана незамысловатую квадратную бутылку с горлышком залитым сургучом и объявил:
- Дедовская чача на травах, два года в дубовом бочонке. От всех болезней, так сказать.
- Кварта, - понимающе сказал Анатолий Адамович, глядя на эту бутыль, - старинной работы.
- Так точно, Мастер. Две английских пинты, где ее дед откопал... А вам в подарок пинта, того же самого. Почти год с собой таскаю, все Вас встретить не могу.
И передал Соловьеву плоскую серебряную фляжку для карманного ношения с выгравированным гербом СССР с одной стороны и стилизованной аббревиатурой ДВМП - 1971 и Орденом Ленина с другой. Сопроводив дар словами:
- Не побрезгуйте на память от благодарного ученика, Мастер. - торжественно сказал Псих и был при этом очень серьезен.
Он был из тех людей, что любили делать подарки и поглощал положительные эмоции, как ментальный вампир.
Подарок Коляна был благосклонно принят, прямо китайские церемонии мореманы развели.
Дальше все пошло по накатанной, пока Колян не вспомнил о знакомстве с адмиралом.
- Заместитель командующего по тылу в Вилюченске? Да... тесен мир. Это был мой лучший акустик на "Малютке", - задумчиво сказал капитан, - его, в сорок пятом, командование соединением направило в училище.
Я понял, что рано или поздно, но я окажусь в Вилюченске и это радовало. Неопределенность моего положения, меня угнетала, как бы я не бодрился, а работать я был готов. Хорошо работать.
Через месяц я был представлен командующему базой и старался отвечать коротко и по существу, по военному. Я отдавал себе отчет, кто является полноправным Хозяином в городе и его окрестностях.
- Молод ты для председателя исполкома, лейтенант запаса. К тому же сапог, пусть и морской сапог. - С интересом рассматривал меня адмирал. - Но я привык доверять своим заместителям. Какая твоя главная задача?
- Работать.
- Правильно работать, а еще?
- Еще раз работать, настоящим образом, товарищ адмирал.
- Вижу задачу ты понимаешь. Можешь обращаться ко мне в любое время, по службе разумеется. Можешь идти... работать, - краешком губ улыбнулся он.
Думаю, мы с ним сработаемся... вернее он со мной, иначе и быть не должно.
Через неделю в город прибыл, инженер-лейтенант Вениамин Нудельман, призванный из запаса на два года. На службу его определили в отдел ОМТС военно- морской базы. Но по сути, он был личным порученцем контр-адмирала Лескова Леонида Игнатьевича, заместителя командующего базой по тылу, моего поручителя и непосредственного начальника. Фактически.
И полетели дни и ночи, как оторванные листки календаря... Я работал, был необходим и решал, что еще нужно советскому работнику для счастья? Правильно, одобрение вышестоящего начальства и оно последовало в виде квартиры, персональной машины и... снятия ранее наложенных взысканий.
Мне понравилось мое новое место работы - здесь все было понятно. Она крупная звезда на погоне - одно Ку, две звезды - два Ку, три - три Ку. Все мое гражданское начальство из Петропавловска-Камчатского могло отдыхать от забот о Вилючинске и обо мне. Их слушали и с ними даже соглашались, но командиры решали так, как это им было нужно. А я непосредственно выполнял их решения и потому имел право голоса. Поигогокать.
Как рабочая лошадка, которую хороший хозяин зря стегать не будет. Он ее поит, кормит, выделяет добротную конюшню, за что она должна хорошо работать. А в их хозяйских делах, она не участвует, по определению - там адмиралы руководят. Иногда в мысли приходило крамольное, а может и на гражданке так нужно...
Два месяца работы в Вилюченске пролетели, как одна неделя... И сегодня мы торжественно встречали ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН) проекта 667А "Навага", вернувшийся с боевого дежурства в Тихом океане. Экипаж подлодки был отмечен в приказе командующего ВМФ СССР, а нашим командованием были отмечены особо отличившиеся в походе, среди которых был и лейтенант Медведев.
Через неделю, Колян, уже старший лейтенант запаса был списан с подлодки и его повышение в звании мы отмечали в моей квартире. Так же обмыли и его жетон "За дальний поход" с изображением подлодки, а не крейсера, как у меня. На, что Колян заметил:
- Фигня, у меня уже столько переходов по Северному морскому пути, что грудь этими знаками можно было бы завесить. Если давать за каждый и гражданскому. - Заметил он. - Хотя подлодка - это клево.
На настойчивые вопросы Вениамина, мол как оно там, он ответил:
- Да никак, существуешь от вахты, до вахты. Сплошная напряженка и не так, чтобы от работы, а от нервов. Как вспомнишь, что вместе с тобой на лодке шестнадцать милых штучек, готовых к старту... Я бы так служить не желал. Очень трудно, а вояки ничего, попривыкли.
С большим удовольствием он расспрашивал нас про нашу работу и искренне радовался удачам, так как наши достижения были зримы, осязаемы и нужны людям. Еще он строго предупредил Веню:
- Твои ялтинские похождения по бабцу всем нам известны, как и то почему ты залетел, когда работал на Красноярской ГЭС. Но здесь, жен моряков ушедших в поход и не вздумай обхаживать . Это не по-людски, как-будто с девушкой друга развлекаешься.
- Мог бы мне этого и не говорить, совсем за гада считаешь, - обиделся Веня.
- Считал бы, ты не был бы моим другом. А бабы слабы на передок, так что лучше помогай вдовам и одиночкам, по их женской части.
- А как насчет жен штабных чинов?
- На их здоровье, но береги свое. Гигант ты наш... мысли, - и заржал, как... Колян.
Уже под утро, когда готовились ко сну, Веня заметил на его руках следы от недавно заживших ожогов и конечно поинтересовался:
- Где ты это отхватил?
- У берегов вероятного противника, на глубине 350 метров, если развернуто. А проще - аврал из-за всего одного долдона и еще хорошо, что не схватили дозу. Повезло.
Колян, как всегда, был немногословен, если речь шла о нем лично.
- Я здесь заскочил в Петропавловск и набрел там на интересный магазинчик на территории порта, где можно приобрести на сертификаты хорошие товары, - перескочил на другую тему он, - и приобрел кое-что нужное. Сертификаты у меня есть, работа такая.
Он достал из большой сумки красиво упакованный пакет.
- Это тебе униформа главы города, Вал. А то ходишь, как прораб в Заполярье - малахай, полушубок, свитер, унты... если выехал на стройку, так ладно, а ты людей в кабинете принимаешь в таком виде. К тебе скоро Валера и на ты будут обращаться... Что уже? Вот то-то и оно.
В пакете был строгий финский темно-серый двубортный костюм, только входивший в моду. Белая, светло серая и голубая рубашки, а к ним строгие галстуки в тон, еще были утепленные полусапожки.
- Встречают по одежке, паря. Будешь должен, - небрежно сказал Колян и взялся за другой пакет, - а это заныкаешь у себя в кабинете, так как советскому руководителю не хрен угощать иностранщиной серьезных людей.
С этими словами он выставил на стол напитки в экспортном исполнении: Московскую особую, Столичную и Адмиралтейскую, юбилейный коньяк Ереван и ликер Вана Таллин.
- Вот, все по рангам и полам. Так сказать. Еще взял для тебе венесуэльский кофе, я считаю его лучше бразильского "Сантоса" и китайский плиточный чай. Теперь ты вооружен и опасен. На первый раз. Знаешь люди очень восприимчивы к уважительному отношению, а когда оно еще подкрепляется конкретно... Ну тебе об этом Веня расскажет, вон как у него глаза поблескивают. - Закончил разбираться со мной Николай.
И я его внимательно слушал. Мы с друзьями давно знали, что за внешней легковесностью его разговоров скрывается серьезная основа - жизненный опыт. Который Колян почерпнул из разных источников, перепроверил и тщательно систематизировал. Голован, это его правильное имя, я часто в этом убеждался и признавал его лидерство.
Про деньги с ним можно было не разговаривать, для него они давно стали средством, а не целью. Очень уж он легковесно к ним относился и, по моему мнению, это был его серьезный недостаток.
А ты Венечка офицер, - обратился к нему Колян, - у тебя другие ценности.
И он передал Вениамину морской кортик.
- Это елизаровский самодел, если ты в курсе, - добавил он.
- Он же их делает только для адмиралов, - счастливо простонал Веня и извлек клинок из ножен.
Даже визуально было видно, что он держал в руках великолепно выделанное грозное оружие, замаскированное под парадный атрибут. В клинках я разбирался.
- Я попросил - он не отказал. - Продолжил Колян. - Это его кореша, мичмана, я вышиб из под струи пара высокого давления и мы с ним отделались легким испугом.
Когда самолет с Николаем, взял курс на Владивосток, Веня задумчиво сказал:
А ведь он меня спас от... всего. Год назад, в свой прошлый отпуск. - И махнул рукой.
Я знал, что ни Колян, ни Веня никому, ничего, никогда не расскажут. Это спрятано в дальних уголках их души. На вечное хранение.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Глава 7. " Не жалею, не браню, не плачу..."

Костян. Константин Сомов, старший прораб ремонтно-строительного участка гидротехнических сооружений.

Мы возвращались с рыбалки у Никиты, еще немного и на правом траверзе будет Ялтинский маяк, когда Колян поднялся с банки баркаса и посмотрел в сторону приближающейся Ялты.
Я, да что там я, никто из нас никогда не видел плачущего Коляна. Катящиеся слезы из его глаз, при спокойном и неподвижном выражении лица, заставляли ребят смущенно отводить глаза. Им казалось, что они подглядывают за чем-то очень личным и это было недостойно порядочного человека. А так оно и было... Иван Михайлович Буримский умер.
Чаечка, Лариса, дочь Иван Михайловича Буримского, жила и работала в Симферополе. После окончания факультета иностранных языков по специальности романо-германская филология (основной язык английский) и специальных курсов во Внуковском аэропорту, она поступила на работу в международный сектор аэропорта "Симферополь". Начинала работать дежурной, а потом стала диспетчером пассажирских авиационных перевозок со знанием английского языка.
Лариса вышла замуж и жила с мужем у его родителей в частном доме, который стараниями Коляна сделали двух секционным с раздельными входами. Вполне приличная жилплощадь. Однако все последние три месяца она была в Ялте и ухаживала за больным отцом, непрерывно продляя отпуск за свой счет. На авиапредприятии ей пошли навстречу, а Иван Михайлович... умирал. Этот могучий и веселый человечище, неотвратимо приближался к своему концу - последнему причалу, как он говорил своему Мыколе.
Лариса с мужем, скорее всего, переедут жить сюда, к оставшейся одной Елизавете Николаевне, супруге покойного. Как прознал Димка, Сурен Оганесович уже договорился о ее работе, в системе "Интурист" в новой гостинице "Ялта", недавно выстроенной югославами в Массандре. А ее муж - хирург, тем более не останется без хорошей работы.
Я не могу забыть Ларису до сих пор, хотя у меня прекрасные сыновья и отличная жена, которых я люблю. До армии я так и не смог объясниться с сестрой Коляна, мне казалось, что я для нее груб и неотесан. Мужик и принцесса. А потом я привез из Баку молодую жену с ребенком... и все еще не могу забыть потерянные глаза Ларисы в нашу первую встречу после моей службы.
Когда мы гуляли на ее свадьбе с Геннадием, Колян мне сказал:
- А я думал, что на его месте будешь ты. Как же ты так оплошал, брат? - Недоуменно произнес он.
Я тогда напился вдрабадан и моя женушка притащила меня домой. Раздела, помыла и спать уложила, а утром неожиданно спросила:
- Ты ее, все еще, сильно любишь?
Я поперхнулся чаем и откашлявшись ответил:
- Для меня главное ты и дети, а все остальное не существенно.
Так оно и было, а вот Лариса с моей женой Галиной стали лучшими подругами. Парадокс бытия, как глубокомысленно заявлял наш вечно пьяный плотник Анисим.
А сейчас, срок жизни отца Чаечки подходил к концу. И один только Колян, прилетевший три дня назад из Мурманска, на что-то надеялся, когда все остальные планировали жизнь уже без Иван Михалыча.
Меня призвали в армию, осенью 1963 года и после морского учебного центра ПВ КГБ СССР я был направлен в морские части пограничных войск, в отдельную бригаду сторожевых кораблей базирующуюся в Баку. Служил я на новеньком пограничном сторожевом катере, проект которого первоначально разрабатывался как торпедный катер на подводных крыльях. Однако ВМФ СССР он не подошел, зато им заинтересовались пограничники и получили модернизированный вариант ПСКА без торпедных аппаратов, но с бомбосбрасывателями. Почти малый охотник.
Экипаж катера состоял из трех офицеров и девяти матросов, потому каждый человек был важен в нашей спаянной команде и любого пришедшего молодого матроса опекали, как родного и даже более. Так же было со мной и ближе к третьему году службы я уже исполнял обязанности боцмана катера и носил широкую поперечную лычку главстаршины.
Много ответственности, много рутинной работы, постоянно в четырех-пятидневных дозорах и о спорте можно было забыть. Так... тренировался для себя. Однако, когда были в ремонте, мною серьезно занялся заслуженный тренер Азербайджана и я выиграл республиканское первенство "Динамо" в тяжелом весе, а затем взял первое место в чемпионате Азербайджана. Полтора года службы на катере, выработало специфическую походку и поначалу надо мной посмеивались, когда я вразвалочку перемещался по рингу - потом перестали. И все в один голос говорили, что попасть в меня очень трудно, потому как передвигаюсь враскачку. Плохому танцору... и раскачка мешает.
Меня хотели перевести в спортроту, но я уперся рогом - врос я в команду и в свой 152-ой. Меня охватывало непередаваемое словами чувство, когда катер на пятидесяти узлах настигал нарушителя и я с досмотровой командой готовился прыгнуть на чужую палубу... Это чувство нужно пережить, чтобы его понять. Правильно говорил обо мне Маркиз, домовитый я и не люблю перемен. А свой катер холил, лелеял и подчиненным спуску не давал. За что, мне часто "попадало на орехи" от старослужащих. Я их слушал, соглашался, винился и опять поступал по своему. В конце концов, они на меня плюнули, тем более - пахал я больше всех. Так и проходила моя служба, а прямо по курсу маячил дембель к которому я шел полным ходом.
Первый раз я встретил эту девушку осенью, когда шел к своей подруге, матери-одиночке с малолетним сыном. Ее мужа, моториста на нефтяной платформе, порывом ветра скинуло в море и он погиб.
Глаша, так звали мою подругу, погоревала положенный срок и пошла работать вольнонаемной телефонисткой в нашу бригаду. Женщиной она была веселой и жизнелюбивой, а потому некоторым не отказывала, но и откровенно не гуляла. Разборчивой была, у меня с ней связь была уже полгода, вот и сегодня я шел к ней в суточное увольнение после дозора. Нужно было поработать по хозяйству, так как дом без мужской руки приходит в упадок и довольно быстро, а так же я обещал мальцу отремонтировать его "Орленок". Все прочее сопутствующее, было не менее важно для нас с Глафирой, которая была еще той горячей штучкой.
Она была старше меня на пять лет, однако выглядела моей ровесницей. Я удивлялся, как ее еще никто не уговорил жениться. Она как и я, отдавала себе отчет в том, что наша связь временная. И этот факт, как ни странно, убирал все напряги из наших взаимоотношений - мы жили настоящим. Memento vivere или лови момент, как говорят в Одессе.
От моих мыслей о сущности бытия меня оторвал крик девушки, которую тащили к двадцать первой волге два мужика местного происхождения. Эти два гражданских позвонка были одеты не по-городскому: шаровары заправленные в мягкие сапоги, бешметы подпоясанные узким кожаным поясом с медными бляшками и обязательные папахи горных орлов. Еще я был уверен в том, что под полами бешметов у них прятались кинжалы. Зато тип, стоящий у открытой двери волжанки, выбивался из типичной картины. Это был парень одетый по фирме: джинсы и рубашка с закатанными рукавами - явно ливайсы, кожаные шузы на мягкой подошве и темные защитные очки. Красавчик из Голливуда.
Я не думал, а просто действовал: подскочил к парням, сшиб с них папахи и когда они бросились поднимать эту гордость мужчины. Я сделал зверские глаза и рыкнул девчонке:
- Домой, бегом, марш! - Та испуганно попятилась от меня и нырнула в ближайшую калитку.
А я остался для душещипательной беседы с горцами. Два против одного - расклад нормальный, так как я был уверен, что денди не будет драться. Он скорее всего наследник какого-нибудь племенного феодала, ставшего председателем сельского райисполкома и ему грязной тачкой руки пачкать? Для этого есть нукеры, которые сейчас приближались ко мне с явным намерением разорвать меня на части. Пока голыми руками.
Я решил не давать им лишнего шанса, когда в любой момент могут быть выхвачены кинжалы - не до благородства. Поэтому правую руку обвил ремень сорванный с пояса и превратившийся в кистень, а сам я встал левым боком к противникам и в той же руке держал бескозырку. Ее было удобно запустить как диск в лицо противника, так как проволочный каркас, распирающий донышко, позволял это делать очень эффективно. Можно было ударом бескозырки отвести кинжал, можно хлестнуть по глазам противника ленточками. Военморам часто приходилось драться в увольнениях с наглыми горскими хачиками. Часто вооруженными кинжалами. Приемы противодействия накапливались поколениями военнослужащих и были отработанны на тренировках, во время отдыха на берегу, между дозорами.
Первого джигита я срубил с одного удара бляхой из низкой стойки. Удивительно как просто попадаются, даже опытные бойцы, на эту простую заготовку. Особенно такие борцы. как эти джигиты. Согнутые ноги, отклоненный назад корпус создают иллюзию, что враг находится далеко от них и необходимо сделать к нему шаг, чтобы накрыть его и раздавить... А он вдруг резко распрямился и оказался совсем рядом. Бляха выхлестнулась из-за спины - удар по голове и аут.
Как я и ожидал, второй горец достал настоящий бебут и крест-накрест полоснул воздух перед собой. Эффектно, конечно, но не эффективно. Я в ответ махнул беской, норовя попасть абреку ленточками по глазам и тот купился - поднял кинжал на уровень лица. Зря, мой носок ботинка с массивной самодельной подковкой врезался ему в голень и счет стал два ноль. Как я и ожидал, "интурист" живо заскочил в машину и заблокировал дверцы.
Оттуда он наблюдал, как я забрал бебут у первого и каму у второго. Идти к Глаше было нельзя, я мог ее подвести. Посему я пошел в экипаж, предварительно просадив камой колесо машины сынку феодала. День был испорчен напрочь.
Кинжалы я спрятал на катере в надежную персональную нычку, а на следующий день мы ушли в ночной дозор. Когда, через четыре дня, мы возвратились и я шел с катера в экипаж, то меня по пути перехватила Глаша.
- Костя, ты меня извини, но больше ко мне не приходи, - сказала подруга пряча от меня глаза.
- Твое слово - закон, - ответил я, - но может объяснишь мне, что случилось?
- Костя, ты добрый и хороший человек, но мне нужно устраивать свою дальнейшею жизнь. Годы идут... Короче, я выхожу замуж.
Вот так вот резко и ни слова про любовь. Сильная женщина.
- Что же, желаю тебе семейного счастья, - сказал я и пошел в казарму.
Я тоже сильный, мужчина. А что еще было мне сказать, она была права. Однако я сомневался - единственная ли это была причина для нашего расставания. Слишком все произошло неожиданно и обрушилось как снег на голову.
Объяснения случившемуся мне дал токарь Тимофей Ильич, в мастерскую к которому я заглянул по поводу мелкого ремонта брашпиля на катере.
- Ты бы Николай, поостерегся выходить за расположение бригады и тем более не ходи в наш район.
Похоже стала вырисовываться причина...
- Это же ты, на нашей улице, покалечил двух азеров? - Спросил меня Ильич.
- Мало ли их бегает по Баку, может на кого-то и нарвались, - отмахнулся я от вопроса.
- Бегает то много, но эти абреки - дальние родственники Эльчибея Гейдар Исмаил оглы. Говорят, что его род происходит от последнего Нахичеванского Хана.
- А я прапра...внук хана Менгли-Гирея. Кого это сейчас колышет?
- Здесь, в Азербайджане, это очень важно и если тебе объявят кровную месть, то ты не жилец. С тобой драться не будут, а просто застрелят в спину.
- Подожди, Тимофей Ильич, а девушка здесь причем?
- Вот это и есть главное. Сын Эльчибея, Гусейн, студент Бакинского университета и год добивался ее благосклонности. Поговаривают, что добился и она забеременела от него, но отец запретил жениться на гяурке. Законный внук должен быть чистых ханских кровей.
- Так это к нему в машину ее тащили злые дядя... И что он теперь хочет?
- Что хочет... Поселит у родственников в Нахичевани и будет его наложницей.
- Ни хрена себе... здесь что, процветает махровый феодализм?
- В горных аулах Нахичевани это нередкий случай.
- А ее родители разве не могут защитить свою дочь, пусть обратятся к властям.
- У нее отчим у которого своих семеро по лавкам и который знает, что власти с влиятельным лицом из Нахичевани разбираться не будут. Для азербайджанцев эта автономия, что-то на подобии Мекки.
- Мне осталось служить меньше года, как-нибудь перетерплю. Буду ходить на цыпочках и постоянно оглядываться.
- И еще, зря ты у них забрал кинжалы. Такое оружие передается от отца к сыну, из поколения в поколение.
- Конечно, нужно было, чтобы они мне их в спину засадили. Передай им дядя, а ты разговор начал с их подачи, что их режики лежат глубоко на дне Каспия. Все.
- Какой ты еще болван, парень, хоть и здоровый как бык. - Услышал я его ответ.
И вот теперь я ходил оглядываясь.
Второй раз мы встретились с Галиной через полгода. Тогда, она сама пришла на КПП бригады и вызвала меня через посыльного дежурного по части. Меня еще удивило, почему матросик смотрел на меня как-то странно. У нее уже был большой живот и ходила она с трудом.
Когда я подошел, она пристально посмотрела на меня, как-будто хотела увидеть что-то особенное на моем лице. Не увидела и протянула мне ожерелье:
- Пусть это будет подарком твоей девушке, - и сунула его мне в руку.
Я не успел слова сказать, как она отвернулась и пошла по направлению к дикому пляжу. Старинное ожерелье из тех, что передаются из поколения в поколение. Странно... и я решил тайком последовать за ней - сильно тревожил меня ее отстраненный взгляд. Пришлось прилично отстать от нее, так как следить за кем-то тайком, в парадно-выходной форме - еще та задача.
Когда я вывернулся из-за поворота на пустынный пляжик, она уже по пояс зашла в воду. Мне пришлось ускориться и я мчал к ней, как мой катер вставший на крылья. А когда вынес ее на берег, она вдруг заголосила пуще сирены в тумане. Намолчалась видно. После того, как успокоилась, то сообщила мне, что домой она не пойдет, так как отчим ее выгнал на улицу.
- Ладно Галина, успокойся, ему ведь вредно. Понимаешь? Знаю я одного доброго дяденьку, Тимофея Ильича и он тебя знает. Показывай дорогу к его хате.
C Тимофеем Ильичем мы договорились быстро. Пока его супруга, милая старушенция, переодев Галину в свой халат сушила ее и мою одежду, я договорился с хозяином, что сниму у него комнату на полгода и заплатил деньги вперед. Псих часто говорил, что добрым словом и деньгами можно сделать больше, чем добрым словом и пистолетом. И это неоднократно подтверждалось в жизненных ситуациях, как и сейчас.
- А что дальше будет с девушкой? - Поинтересовался у меня Ильич.
- Дальше подам рапорт командиру, пойдем в загс распишемся, когда родится ребенок - стану его отцом. Осенью у меня дембель и все вместе уедем ко мне, в Крым.
- Ты понимаешь, какой хомут на себя надеваешь?
- А ответственность за смерть человека, которому не помог - разве легче. Судьба.
- Судьба... Моя бабка говорит, что роды через месяц, самое большее. Так что, их уже двое и им с тобой повезло.
- Да уж, стерпится слюбится.
- Все-таки ты балда. Мать для своего чада, готова на все. Это тебе нужно будет терпеть, по крайней мере ее сына.
- Сына ... это вряд-ли. Он ни при чем, невинное живое существо. Ээээ, какой сын?
- У моей бабки, старой повитухи, глаз алмаз на такое дело: у кого, кто, когда... Ну и еще, всегда знает, где я ее родимую спрятал. Поверишь, у Тузика в будке самогонку находила. Пойдем, пока она там квохчет, примешь для сугрева.
Разговор с командиром был прост:
- Ты куда торопишься парень, как голый в баню? - Сказал старлей прочитав мой рапорт.
- Так восьмой месяц уже, товарищ капитан, - прямо сказал ему я.
- Так... Ну что же, матрос ребенка не обидит. Думаю, что с регистрацией проблем не предвидится. Но служба - дело святое и личные дела устраивай между дозорами. С увольнениями проблем не будет.
Роды прошли успешно и мальчик родился крепенький, спокойный... и черненький. Зато мой, Тимофей Константинович. Имя дали дедовское, нашего неродного но близкого Ильича, от чего старый прослезился. Деньжата у нас были, так как Димон перевел мне, по телеграфу, часть моей заначки и теперь жизнь у меня пошла по новому графику. Служба - семья - служба... и опять по кругу. Смену, на катере, я себе подготовил и потому командир отпускал меня в увольнения без сожалений.
А скоро подошел и дембель, который неизбежен как восход солнца. Меня должны были увольнять в первой партии и я уже передал палубное хозяйство катера новому боцману. Последние дни жил, фактически, у нашего Ильича. Билеты взял, на все четыре места, в купе фирменного поезда "Баку - Симферополь".
А сегодня, поутру мы проснулись... от громкого лая дворового барбоса. Подельника Тимофея Ильича. Я оделся, как по тревоге, было очевидно, что в калитку ломились явно не друзья.
Когда я приоткрыл ее, то на нее тут же надавили с улицы пытаясь открыть. Однако в схватке кто кого передавит победили пограничные войска и накинутая на место щеколда зафиксировала мою победу.
- Чего испугался, рюский, - услышал я, - открывай, поговорить нада.
- А мне не надо и потому прощайте, - ответствовал я.
Ко мне подошел, с каким-то дрекольем в руках, Тимофей Ильич:
- Поговорить придется, это Сам приехал. Дед Тимошин.
Ну что же, я все-таки в чужом доме, а хозяин - барин.
- Я выйду, а ты дед закрой калитку и Тузика спусти с цепи. Прошу, не лезь на улицу - это мое дело.
И я вышел на улицу, а там знакомые все лица: волга. красавчик Гусейн, два знакомых абрека. А вот и новый персонаж - представительный мужчина лет сорока одетый в дорогую черкеску. Подозреваю, что это и есть Сам, Гейдар Исмаилович. Еще за машиной отчим Галины прячется, которого я убедительно просил не попадаться мне и Галине на глаза - бо пришибу таракана усатого.
- Я вас слушаю, - без всяких восточных церемоний заявил я почтенному обществу.
Не переставая отслеживать абреков, занявших позиции с обеих сторон от меня.
- Ты предлагаешь мне кричать через на всю улицу?
- Хорошо, из уважения к вашему возрасту и положению, но эти, песики, пусть подождут вас с сыном и этим... отчимом - на улице.
Хозяйка уже накрыла на стол: чай, лепешки, сласти... И ушла, восток дело тонкое. После первой пиалы важное лицо приступило к разговору:
- Я хочу посмотреть на внука.
Тимофей Ильич поперхнулся чаем и закхекал, пришлось успокоительно похлопать его по спине.
- Хорошо, но давайте определимся с формулировками. Галина моя жена и Тимофей мой сын, по нашему советскому закону. Вот с этого фундамента и давайте строить здание нашего разговора. Я вас внимательно слушаю.
- Отец, - он показал на отчима Галины, - хочет, чтобы она вернулась домой.
- После того, как он ее выгнал из своего дома, на восьмом месяце? А теперь она моя жена и он на нее никаких прав не имеет. А моральных, тем более.
- Но эти права имеет отец ее ребенка, мой сын.
- Извините, но мы отклонились от курса. Отец ребенка, я. Я принес его из родома, я его пеленаю, подмываю, кормлю из сосочки. Я сплю с его матерью - моей женой. Я его воспитываю, наконец. И воспитаю настоящим русским мужчиной. Поэтому, чей это сын - вопрос даже не спорный. Это мой сын.
Все молчали, переваривая мои слова и в это время бабуля занесла Тимофея. Тот проснулся, покушал, сделал все свои дела и теперь довольно гукал и хаотично болтал руками и ногами, когда его положили на диван.
Эльчибей пристально посмотрел на внука, затем развернулся и пошел к выходу из дома. Уже в спину я ему сказал:
- Никто, в моей семье, не будет скрывать отцовства Гусейна и тем более настраивать сына против него и вас.
Тогда Эльчибей повернулся к нам и сказал:
- Это моя ошибка и я отвечу за нее перед Аллахом. А ... Тимур, сам будет решать, как ему жить. В свое время.
Но том мы и расстались, Галина к ним не вышла. Она еще раньше мне рассказывала, что с предложениями стать женой Гусейна к ней подходили, чуть ли не сразу после роддома. Но она решила уехать из Баку со мной, потому как разбитую вдребезги чашку не склеишь. А дальше будет, как я решу.
Но на этом дело не закончилось, подстерегли меня абреки через несколько дней, когда я шел домой.
Кинжалом, в боковину, меня все-таки достали, а я их прилично отрихтовал пряхой. Отбился. Однако в нашей медсанчасти я попал на командующего базой и после короткого разбирательства с местными лягашами дело решили замять. Я заявлений не писал, на меня тоже ничего не было. Боевая ничья, только лычки я лишился. Но ничего, чистые погоны - чистая совесть.
Была еще встреча с Гусейном, я подловил его в перерыве между лекциями. Парень если и струхнул, то вида не подал:
- Я не имею никакого отношения к нападению на тебя, - сразу заявил он, - а ты можешь мне верить, можешь не верить.
Чувствовалась порода в парне:
- Я не претензии тебе выставлять пришел. Здесь такое дело... Кровь они у меня взяли, за позор отомстили. Вот пусть на этом и закончиться наша вендетта,- усмехнулся я, - ведь родные. Почти.
И передал ему сверток с двумя кинжалами.
- Ты их втравил, в весь этот сыр-бор, - сказал я ему, - вот и улаживай, по-родственному.
И ушел, красиво так отвалил, а все потому, что никогда не говори - никогда. Умел Псих формулировать.
А дальше все было, как я и рассчитывал. Работа, учеба, семья - большая семья. Галина в нее вошла, на удивление, органично. А когда появился второй Сомов, то даже видимость проблем исчезла.

Вот только у меня... не сбылось. И не сбудется, понял я, когда внезапно полетел вместе с ребятами и баркасом вверх. В темноту и потерял сознание.
Последний раз редактировалось predok 06 апр 2015, 16:13, всего редактировалось 2 раза.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

BORIS_MM
Сообщения: 137
Зарегистрирован: 14 янв 2015, 15:46
Благодарил (а): 9 раз
Поблагодарили: 278 раз

Сообщение BORIS_MM »

Predok!
Прочитал последнюю главку второй повести (части) и сейчас начал перечитывать заново полностью с начала.
Пока общее впечатление - великолепно! Главное, что мне исключительно понравилось в Вашем произведении - его реалистичность, как историческая, так и психологическая в характерах и судьбах героев. Общий уровень написанного, и по мастерству развития сюжета, и по языку, очень высокий и, по моему мнению, не любительский-самиздатовский, а вполне профессиональный.
Если и есть какие-либо мелкие огрехи, то они абсолютно не "бросаются в глаза" и текст практически, опять же по моему мнению, может восприниматься, как чистовой.

Единственно, чего могу пожелать - чтобы психологическая - поведенческая достоверность сохранилась и в дальнейшем повествовании в любых его ситуациях.
Для меня, а возможно не только для меня, вполне допустима, а иногда и абсолютно необходима, закрученность и некоторая мерисьюшность фантастико-приключенческого сюжета (без "соли и перца" просто скучно читать!), но только с достаточно полной реалистичностью поведения героев произведения в любых подобных ситуациях.

Андрей Д
Сообщения: 206
Зарегистрирован: 08 окт 2013, 13:19
Откуда: г. Димитровград
Благодарил (а): 507 раз
Поблагодарили: 7 раз

Сообщение Андрей Д »

Поддерживаю! :clap:

chortik66
Сообщения: 242
Зарегистрирован: 19 мар 2015, 07:45
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 3 раза

Сообщение chortik66 »

BORIS_MM писал(а):Пока общее впечатление - великолепно!
Поддерживаю! :clap:

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Однажды в СССР

Повесть третья: "Что ж, в конце концов, путь - вся цель гребцов..."

Игорю Анатольевичу Хорту,
первопроходцу миров Содружества.
С благодарностью.

Главные действующие лица.

Земляне:
Николай Медведев - Ник
Александр Рудин - Сан.
Валерий Ткаченко - Вал.
Константин Сомов - Кост.
Михаил Нудельман - Михл.
Вениамин Нудельман - Вен.
Дмитрий Кислицын - Дим.

Верн - раб, полковник медслужбы империи Аранат.
Кирт - раб, полковник империи Аранат, аналитик.
Хивр - раб, техник, племянник полковника Верна.
Ниса - рабыня, биотехнолог.
Стаф - директор Центра переселенцев, майор СБ монархии Растан.
Рилт - начальник Хранилища, полковник монархии Растан.
Вархут - ментат 7, клан "Звездные одиночки".
Саркай - ментат 6, клан "Звездные Одиночки".
Изор - рабыня, ментат, бывший сотрудник кафедры Прикладной психологии университета империи Аранат.
Скарин - раб, ментат, "дикий".
Скрольт - козлобаран, пасется на всех планетах Содружества.

Глава 1."Вдоль обрыва по-над пропастью, по самому по краю..."

Это была первая мысль, которая пришла мне в голову, когда я очнулся в кресле салона неизвестного аппарата: "Вот и не верь, после этого, предчувствиям и приметам". Она была риторической, так как я уже давно серьезно относился к своим способностям предвидения. Однако, ожидание неотвратимого ухода из жизни деда угнетало меня настолько, что я проворонил приближающуюся угрозу. Теперь, предстояло узнать в какую передрягу мы попали, а вразумительных мыслей, по этому поводу, у меня не было. Поэтому я выбросил из головы бесполезные мысли и сосредоточился на накоплении полезной информации.
Необычного вида кресла стояли в один ряд вдоль обеих сторон помещения вытянутого в длину. Между ними находился достаточно широкий проход. Однако, соответствующие обстановке, иллюминаторы отсутствовали. Я видел только несколько кресел через проход и спинку переднего кресла, так как будто врос в свое кресло и мог двигать исключительно глазными яблоками и веками. Только через некоторое время, стал чувствовать свое тело, но как и раньше, шевелиться не мог. Внезапно тишину нарушил грохот, началась сильная вибрация и меня прижало к креслу. Затем последовал мощный удар и меня бросило вперед вместе с креслом, но от кресла не оторвало и само кресло не сорвало с креплений. Опять наступила тишина и только потекла кровь из моего многострадального носа.
А затем вверху фюзеляжа бесшумно раскрылся проем и в салон впрыгнул... кто-то в настоящем космическом скафандре и с какой-то непонятной штуковиной в руках. Что это было оружие, не возникало даже сомнения. В снова наступившей тишине раздался удивленный голос Сани:
- Песец, приплыли.
И я с ним был полностью солидарен. Оказалось, что я тоже могу говорить:
- Парни, все здесь, живы-здоровы? - Постарался погромче сказать я.
И услышал в ответ, что живы, но вот в своем психическом здоровье очень сомневаются.
В салоне появился второй, подобный первому персонаж и я окончательно решил, что это не видения больного воображения. Первый поднял щиток шлема скафандра и внимательно стал разглядывать каждого из нас, останавливаясь перед креслами. У него было обычное лицо человека белой расы, только на лбу изображена какая-то хрень.
"Хиппарь-космонавт, чем не анекдот", - подумал я, перед тем как он внимательно стал меня разглядывать.
Какое-то внутреннее чувство заставило меня усиленно заморгать глазами. Мне, как бы, кто-то мысленно шепнул: "Моргай, так нужно".
Хиппарь что-то нажал на спинке моего кресла и оно меня "отпустило". Я сразу этим воспользовался и начал в темпе разминать свое отошедшее от паралича тело, поочередно напрягая и расслабляя мышцы. Первый повернулся к следующему за ним Второму и тот передал ему какое-то устройство, похожее на налобную повязку, которую космонавт закрепил у меня на лбу. Меня на мгновение вырубило, как от нокаутирующего удара, а за тем я услышал и главное понял его слова:
- Нет времени все объяснять. Мы в космосе. Пираты накопились в главном грузовом трюме и попытаются атаковать рубку космического корабля. Если нас оттуда выбьют, мы все трупы или того хуже - рабы. Идите за Хивром и беспрекословно ему подчиняйтесь. - Транслировал он мне , а затем как бы втянулся в верхний створчатый проем и пропал из поля зрения.
Оставшийся с нами Второй - Хивр, с таким же как у Первого рисунком на лбу, стал быстро отключать кресла в которых размещались мои друзья.
Подошло время и моего выхода на арену:
- Парни, встаем и двигаем за космонавтом. Никаких вопросов. Дело жизни и смерти. Сразу начинаем усиленно разминать мышцы. - Уверенно сказал я.
И в который раз убедился, что наша команда мне верила. Безоговорочно и даже в такой необычной ситуации, как сейчас.
Хивр открыл проем в торце фюзеляжа и мы через кабину пилотов вышли из летательного аппарата. Пилотов было двое, но признаков жизни они не подавали, что было не удивительно с такими дырами в скафандрах. Из большого ангара, где находился наш аппарат, мы вышли в достаточно широкий проход и последовали за Хивром колонной по два. Не теряя времени, я стал объяснять мужикам обстановку:
- Каким-то образом, я понимаю и говорю на их языке. И ситуация следующая: плохие собираются нас прикончить и мы вынуждены помогать хорошим. Плохие - те, кто нас похитил. Космонавт, за которым мы следуем, будет передавать приказания через меня. Положитесь на мою чуйку, я попробую не сделать ошибки. Мы на космическом корабле в глубоком космосе, бойцы.
- Скорее - в глубокой заднице, - справедливо заметил Вал и на этом все вопросы закончились.
Все-таки основы поведения, заложенные во время военной службы на уровне рефлексов - остаются навсегда и начинают доминировать в нужном месте, в нужное время.
В помещении похожем на склад, Хивр рассказал мне, как одевать комбинезоны, тяжелые ботинки, перчатки, шлемы. Затем присоединить все это, прикасаясь краями элементов комбеза и нажать кнопку на поясе. Тогда вся амуниция становится монолитной и встанет в размер. Парни, повторяя мои действия, стали облачаться в то, что я принимал за космические скафандры. А наш командир ушел в глубь склада и приволок... на парящей над палубой платформе, оружие подобное имеющемуся у него. В том, что это именно оно - не было сомнений и не только у меня. Теперь Хивр стал нам показывать, как им пользоваться в ручном режиме. А я стал переводить парням его инструктаж:
- Это ручной излучатель. Рычажок слева на ствольной коробке, поворотом против часовой стрелки на четверть оборота, снимает оружие с предохранителя. Этим же рычажком, регулируется мощность излучения. Спуск - красная кнопка под указательным пальцем правой руки. Зажал ее, поливает непрерывно, но быстро закончится заряд. Если нажал и отпустил, выдает серию импульсов. Сейчас, каждый берет себе излучатель и щупаем все ручками. Вопросы? Таковых не было и я, вернее Хивр, продолжил:
- Сбоку вставляется батарейка. Когда энергии заряда остается на десять процентов, то возникнет легкая вибрация. Если заряд закончился, то питающий элемент автоматически выскакивает из держателя . Прицел голографический и работает когда есть заряд. Когда оружие снято с предохранителя - прицел включается автоматически. Вот это изображение концентрических окружностей с точкой и есть прицел. Цвет и интенсивность прицела подстраивается под обстановку. Для максимального контраста и удобства при стрельбе. Такой излучатель - оружие ближнего боя для... бибизьян. Это не мои слова. Пошли дальше. - Закончил я инструктаж по излучателю.
- Фаеркоп или базука, фаустпатрон, гранатомет - тяжелое оружие одноразового действия. Но, как видите, очень легкое по весу. Предохранитель, спуск, прицел. Никакой отдачи и выхлопа назад.
Гранаты. Та, что побольше оборонительная, меньшая - наступательная. На корпусе фиксированное... кольцо. Повернул на 90 градусов против часовой стрелке - взвел на ударное действие, оттянул назад - поставил на замедление... пять-шесть секунд. Где-то так.
Связь у вас будет только со мной, а у меня с каждым, циркулярная. Я определяю очередность сообщений. Вот включение трансляции, на поясе.
Далее, смотрите, надеваем эту жилетку, называется... панцирь. И рассовываем в эти карманы пять батареек, а сюда по три гранаты. Сзади гнезда для четырех фаеркопов. Боезапас хорошо фиксируется и легко извлекается. Сделали?
Теперь главное: комбез нашего типа пробивается с трех-четырех импульсов излучателя. Средней мощности. Жилетка держит на порядок больше. Фаеркоп... под его выстрел лучше не попадать. Потому, под огнем, все время двигаться, а не изображать из себя памятник.
Все... побежали за Хивром. В темпе. И не ссать - пробьемся.

А ведь с самого сегодняшнего утра, меня корежила мысль, что случится большая неприятность и я стал готовиться к самому худшему. Иван Михайлович Буримский, мой дедуля, отходил - неоперабельный рак желудка и счет пошел на дни. Геннадий, муж Чаечки, был слишком хорошим хирургом, чтобы ошибаться в таких случаях. Я прилетел из Мурманска три дня назад и на моих глазах дед все угасал и угасал. Со скандалом и нагло шантажируя кадровика пароходства, я взял десятидневный отпуск за свой счет. Конечно, начальника отдела кадров можно было понять, как это так - в разгар навигации на Северном морском пути, старпом теплохода "Онега" покидает судно включенное в конвой. И не имеет значения то, что он получил добро от своего капитана. Служба и обязанности у каждого свои.
Отправив Костяну телеграмму о времени прибытия, я уже через три часа сидел в салоне самолета летевшего рейсом: Мурманск - Москва - Симферополь. В Симферопольском аэропорту меня встретил Костян на новеньком вазовском автомобиле и через полтора часа я услышал дедово:
- Успел, прохвост. - Сказанное с тенью его привычной улыбки.
Прошло десять лет, с тех пор как я убыл из Ялты поступать в Одесскую мореходку и только сейчас, наша компания собралась в Ялте полным составом. Слишком разными оказались у нас жизненные пути-дороги... А ныне съехались все и как оказалось - это была судьба.
Сегодня утром деду было лучше, если можно так сказать и он даже попил бульончика. Впервые за все три дня. Погода была прекрасной и после очередного укола, он бодрым голосом хоть и тихо сказал:
- Мыкола, иди порыбачь с ребятами. Когда еще все соберетесь. Поверь мне, настоящие друзья - это друзья детства. Потом пойдут только приятели или сослуживцы.
Я последовал его совету, хотя чувство надвигающейся беды не отпускало. И когда мы возвращались с невеселого рыбацкого пикничка, оно резко усилилось. Последовавшее далее было верхом абсурда: на абсолютно безоблачном небе, откуда-то взявшаяся тучка закрыла солнце и наш баркас... полетел в небо. За несколько секунд до этого, у меня возникла отчетливая мысль: "Дедуля ушел". Был июнь месяц 1973 года.

А сейчас, мы бежали по бесконечно длинному широкому коридору из последних сил, навстречу усиливающемуся шуму сражения. По крайней мере, взрывы слышались достаточно отчетливо. Я малость прибавил, чтобы бежать рядом с Хивром и одновременно, жестом, подозвал к нам Саню.
- Хивр, какая у нас задача? - спросил я у него и включил трансляцию разговора всем парням.
- Выскакиваем на круговую галерею грузового трюма и уничтожаем пиратских стрелков блокирующих входы на нее. Наших там нет. - Поставил задачу Хивр, а я стал дублировать его ответы и наши вопросы.
- Как мы туда попадем? - Поинтересовался Саня.
- Нам откроют выход в галерею из коридора, по моей команде.
- Саня, нас ведь там будут ждать? - Для порядка, спросил я друга.
- Сто процентов и конечно приняли все меры к отражению нашего... наскока. Мы нужны для отвлекающего маневра. Проси тележки, подобные той, которой Хивр управлял на складе.
"Вот чертов погранец", - подумал я, слушая Саню.
У Сани дыхание и голос были ровными, как-будто он не бежал в бой, а сидел в баре за чашечкой кофе. А вот у меня легкие жгло, как огнем - слишком много крепкого и жирного я позволял себе в последнее время.
- Хивр, очень нужна складская тележка, а еще лучше - две, три. Доверься нам, Саня - воин. - И я кивнул на бегущего рядом друга.
- Хорошо, перед входом на галерею будет шлюзовая. Там должны быть гравиплатформы, а энерговоды галереи будут подключены по моей команде. Я всего лишь Гидропоник - 3, мои братья там гибнут и мне ничего не остается, как только верить.
- Саня, командуй!
- Всем, - обернулся Саня к парням, - сейчас погрузим на одну тележку оборонительные гранаты, активированные на контакт. Когда откроется шлюз, пустим ее на галерею и закроем проход. После того, как рванет - запускаем вторую тележку, с наступательными гранатами поставленными на замедление.
- А в третьей, буду я с фаеркопами. - предложил я Сане свою кандидатуру.
- Придумал не плохо, но в ней буду я, а свои граники - ты отдашь мне. Меня этому учили и нас много, а ты один.
К шлюзу подбежали на последнем издыхании и даже не пытаясь отдышаться снарядили тележки гранатами. Герметизировали шлемы, рассредоточились у стен шлюза на галерею, изготовили к бою излучатели и... Поехали.

Мы с Веней стояли у входа в медицинский отсек рейдера-носителя "Стамир", постройки монархии Растан. В нервном ожидании, так сказать. Несмотря на то, что Верн, тот самый кого мы первым увидели на космическом боте и который оказался по специальности Медик-7, уверял нас, что все прошло хорошо и ребята уже здоровы.
- Мы - самые везучие сукины сыны, - так прореагировал на эту информацию Венька.
Нас с ним, трое суток-циклов назад, первыми вытащили из универсальных медицинских капсул. Почти, как новеньких. Последующие трое суток ожидания прошли в нервном напряжении и нам удавалось отвлечься от тревожных мыслей, лишь просматривая учебные и ознакомительные видеоматериалы Содружества Звездных Государств. Которые были созданы для переселенцев - диких, так сказать. И эти видеоролики были, на наш взгляд, абсолютной фантастикой.
Средний космический корабль крейсерского класса, "Стамир", принадлежал пиратам промышлявшим на Фронтире. Так называлась пограничная область звездного государства прилегающая к нейтральному, не освоенному государствами Содружества космическому пространству. Нейтральное пространство это, фактически, зона отчуждения - ничейная территория. Которая, обычно, определялась в результате переговоров государств после крупномасштабных военных действий. Далее были расположены, так называемые, Дикие земли. И если Нейтральная область патрулируются военными космическими группировками государств Содружества, то в Диком космосе ведется только разведка.
Этот пиратский рейдер оперировал во Фронтире звездного государства - монархия Растан. В которую входило семнадцать звездных систем, из которых обжито было всего девять. Остальные являлись колониями, находящимися на разных стадиях процесса освоения.
Владельцы рейдера "Стамир" промышляли всем, что приносило прибыль. Официально, экипаж крейсера, в своих космических вояжах, занимался картографированием областей Дикого пространства для государственных служб империи "Растан".
В этот рейс, во время сбора картографической информации с размещенных в Диком космосе автономных зондов, на них выскочил средний транспортный корабль работорговцев. В результате последовавшего длительного преследования, сопровождавшегося серией прыжков наугад, они догнали транспорт в нашей Солнечной системе и взяли его на абордаж. При захвате судна, пираты понесли неожиданно большие потери личного состава и сгоряча уничтожили весь экипаж работорговцев. Отпустив оставшихся в живых в открытый космос... без скафандров.
После первичного освоения награбленного и ремонта, капитан рейдера принял решение повнимательнее осмотреться - куда же их занесло в результате погони. Заодно решили прихватить рабов, с оказавшейся заселенной третьей планеты звездной системы. Восполнить партию живого товара, захваченного на рабовладельческом транспорте. Так сказать. Сам транспорт не подлежал восстановлению и его пиратам пришлось бросить в системе.
Но оказалось, что даже в таком грязном деле, как работорговля, необходим профессионализм. В результате повреждения энергетической системы, криогенные капсулы стали размораживаться и этот процесс принял необратимый характер. В команде пиратов не нашлось умельца способного, без существенных потерь живого товара, остановить процесс разморозки и вернуть капсулы в исходное состояние.
Восстановившихся рабов извлекли из капсул и временно перевели в технические помещения, а сами стали готовить рабские капсулы к перезапуску. Но не успели этого сделать. Рабы, захваченные на одной из космических станций Фронтира, оказались опытными бойцами. Они ухитрились вскрыть помещения, в которых их заперли, нейтрализовать рабские сети, перебить пиратскую верхушку и изолировать остальных членов экипажа по рабочим отсекам.
К сожалению, они не сумели перебить всех командиров. Командир абордажной команды с группой подчиненных, сумели вырваться из своего отсека и прорваться в грузовой трюм. По пути к трюму, они уничтожали всех сопротивляющихся и не сопротивляющихся рабов, а так же освобождали запертых в отсеках пиратов. Таким образом, пираты собрали приличный атакующий кулак из готовых на все обозленных бойцов.
Когда космический бот возвратился из свободной охоты на Земле, с нашими парализованными телами в пассажирском салоне - бунт был в разгаре. Рабы контролировали посадочный ангар и команду катера уничтожили, как раз во время швартовки. Катер вломился в ангар рейдера уже с мертвым экипажем, а нас припахали на войну. С корабля на бал. Так сказать. И, как оказалось, они не прогадали.

И все обошлось бы не так жестко, если бы не этот балбес Димка... Все произошло так, как и задумал наш погранец. Первую платформу они обстреляли и она рванула, а вторую пропустили и та... тоже рванула. После этого Саня прицепился к днищу платформы с помощью намагниченных перчаток и ботинок. Таким образом, он сумел незаметно пробраться, почти, на середину галереи и там начал прицельно садить из фаеркопов по стрелкам пиратов. Мы же, под прикрытием его огня и прячась за ограждением галереи, стали просачиваться к противоположной стороне трюма, что бы открыть огонь по противнику с фланга... А Димон встал во весь рост и небрежной походкой пошел в атаку на врага стреляя во все, что движется и из всего, что у него было.
- Я очень испугался, - признался он нам на будущем разборе полетов.
Пришлось нам вскочить в рост и делать рывок, чтобы успеть занять выгодную позицию до того, как нас быстренько перебьют. Добежали трое из нас.
Тем не менее , свою задачу мы выполнили - пока пираты разбирались с нами, их с противоположного фланга атаковали бывшие рабы и куда лучшие вояки чем мы. Они просто выжгли всю противоположную галерею. А далее на выбор выбивали забаррикадировавшихся криогенными капсулами пиратов, грамотно используя свое преимуществом в высоте.
После боя, только мы с Венькой держались на ногах и смогли самоходом сопровождать в медицинский отсек гравитационные платформы с израненными друзьями и Хивром. А там, нас всех уложили в медицинские капсулы для излечения.

Парни вышли из отсека серьезно озадаченные, можно так сказать. Я их отлично понимал, уж какой я был удивленный, когда увидел свой не раз сломанный нос в отражении голографического зеркала. Красавец... и следа не осталось от тяжелых ударов по оному рубильнику в моем боксерском прошлом.
Общее мнение выразил Саня, когда с чувством сказал:
- Эти парни конечно не ангелы, но у них учились. Точно. Мне разворотили всю грудь, с этим не живут, а я вот он. Колян, может это все-таки сон? Со спецэффектами. Вот ты, Хивр, что скажешь по этому поводу? - И замолк, осознав на каком языке задал вопрос.
- Может, что и скажу, но только после плотного обеда, - разумно сказал ... инопланетянин или иногалактианин, без полулитры не разберешься.
Этот иноХивр оказался разумным парнем и все были ним согласны. Поэтому мы построились в привычный ордер, с Хивром впереди и бодро двинулись за нашим командиром. А думали лишь о том, как мы будем сражаться с голодом.
Однако, Костян заметил:
- Все преподаватели иностранного говорили, что мой предел - это разговорный матерный.
- Они просто ошибались, - заметил Веня, - ты и на заборах здорово формулировал.
И все захохотали. Пошла разрядка. В зале приема пищи, столовой это помещение назвать было нельзя, за обеденным столом возникал голографический экран со списком блюд. Ткнул пальцем в название и разворачивается объемная картинка блюда. Ткнул опять и контейнер с едой появляется из открывшегося лючка в центре стола. Весь процесс длится десяток секунд и кушай на здоровье. Приборы подаются вместе с контейнером. Поел, опять включил экран и ткнул в надпись утилизация. В открывшийся лючок сбрасываешь контейнер, приборы и что не доел. Поверхность стола всегда чистая ни крошки, ни капельки. Феноменально, но прошедший бой настолько опустошил нас морально, что мы просто насыщались. На удивление, в наших перегруженных мозга, не оставалось места. Я выбрал, что-то похожее на тефтели... дважды и заказал еще раз. Нормально. Потом попробовал сок из фрукта похожего на апельсин, только ярко зеленого цвета. Как тархун. Очень нормально. За обедом представились и теперь Хивр знал нас всех по именам, им же укороченным.
Чуть осоловевшие вышли из столовой и я задал давно волновавший меня вопрос:
- Хивр, нас затащили в катер вместе с лодкой, на которой мы были в море. Не знаешь, сохранилась ли она? Мы хотели бы забрать оттуда свои вещи.
- Сейчас узнаю... - и взгляд его, на время, остановился, а за тем опять ожил, - в летном ангаре после нашего ухода, шли бои. Пойдем посмотрим, там еще не убирали и кубрики, где вас поселили, находятся рядом с ангаром.
В ангаре пахло горелой синтетикой, какой-то разлитой мазутой и... мертвячиной. Горело здесь не слабо, но наш катер не получил новых повреждений. Как был у него изрешечен нос, чем-то крупного калибра, так ничего больше не изменилось в его внешнем виде.
- Это я его приласкал из противоабордажной турели, - похвастал Хивр, - нужно прибрать трофеи. И опытным взглядом окинул нашу компанию:
- Вен, давай летунов оттянем к переборке, с телами потом разберутся, - и начал выкидывать трупы из кабины. Они взяли с Веней одного мертвеца, а я кивнул Сане и мы потащили другого. Насмотрелся я на мертвых еще в морях - океанах, как там у классиков - мертвые не кусаются. А вот Хивр меня удивил, он стал ловко и тщательно шмонать трупы, даже расстегнул у них комбинезоны и обследовал все внутренние карманы. Нашел какие-то небольшие коробочки, украшения на цепочках, браслеты, перстни и что-то вроде костяшек домино.
Заметив мой недоуменный взгляд, сказал:
- Я их убил в бою, все с них мое. Закон Фронтира. И не кривись, - это он сказал Валу, - на пересылке вам дадут в долг десяток другой тысяч кредов, китов. А здесь, - он осмотрел найденные предметы. - Китов на триста.
У Вениамина взгляд стал очень внимательным и он задумчиво сказал, обращаясь ко всем сразу:
- А это меняет точку зрения на настоящий процесс. Не так ли, господа присяжные заседатели?
Тогда мне показалось, будто в этих медицинских капсулах нам что-то вкололи. Нечто адаптационное и сильнодействующее.
- Вечером, к вам в каюту подойдет Верн и многое разъяснит. - Продолжил Хивр. - Я сам, толком ничего не знаю, как и вы лежал в капсуле. А Верн сейчас очень занят, много раненных. Но он один из руководителей восстания и ему доступна вся информация. Подождите с вопросами до его прихода. А теперь давайте искать ваши вещи.
Поиски надолго не затянулись, так как баркас со всеми нашими сумками и рюкзаками был закреплен в грузовом отсеке. Мы разобрали свои сумки и теперь, зная Закон Фронтира, тщательно проверили их содержимое. Все это время Хивр крутился вокруг баркаса, ковырял его ногтем и что-то бубнил себе под нос.
- Ник, из чего он сделан, - недоуменно спросил меня Гидропоник 3-го ранга.
- Из дуба, это такое дерево растущее на Земле. На нашей планете.
- Интересное у вас название планеты. Дуб это органика? Я отдаю тебе за ваш катер все, что снял с пилотов. Все, что с них вырежут и что найдем в тайниках катера. А тайники есть. Под протокол?
- Стоп, стоп, родные. А вот об этом буду договариваться уже я и не сейчас, - твердым голосом заявил Вениамин.
Чем поверг Хивра в уныние. Вот и нарисовался еще один Закон Фронтира: развести ближнего - не западло. И это нужно иметь в виду, так как не лезут в чужой монастырь со своим уставом. Разочарованный гидропоник, связался с технической службой и вызвал в ангар среднюю грузовую платформу на которой лодку перевезли в уже известный нам склад. Тот, где мы переодевались и который находился под попечительством Хивра и только после этого, наши дельцы успокоились. А тайнички мы нашли и здесь отличился я, так как должность у меня была такая на теплоходе "Онега" - чиф называлась или старпом. И потому мне были известны все уловки мореманов, на предмет спрятать контрабанду или чего еще. Так было и здесь - голимый примитив.
После удачной охоты, собрав найденное барахло, Хивр окончательно угомонился и повел нас поселять в кубрики. Нам выделили три помещения, каждое на двух человек с удобствами. Еще досталась офицерская каюта в которой можно было всем собраться и поговорить. Помещение было с навороченной ванной, вернее с бассейном два на два и глубиной на полтора метра.
- Однако богато жили пиратские офицеры, - заметил Вал.
И мужики сразу разыграли, на пальцах, очередь на помывку. Каюту предоставили мне, как и право первой ночи на ванную. После чего разбежались устраиваться по кубрикам, а я полез осваивать ванную. Я бы в ней и поспал, но пришел председатель исполкома Валерий Александрович Ткаченко и выгнал меня из нее. Бывший председатель. Назад, на Землю, пути нам не было. Я это Знал.
Так оно и оказалось, когда пришел Верн, то первым вопрос ему задал Михаил или уже Михл:
- Мы можем вернуться на Землю?
И получил короткий ответ:
- Сейчас - нет.
Верн объяснил нам возникшую ситуацию, как оказалось, все дело было в искусственном интеллекте, искине, космического корабля. Этот синтетический мозг выполнил операцию форматирования, которая является общепринятой при захвате корабля и тем самым уничтожил все необходимые данные хранившиеся в его памяти. К большому сожалению восстановить их некому, так как все пиратские специалисты были уничтожены в ходе восстания. А среди бывших рабов таких спецов нет, вернее такого уровня.
- А если вернуться на катере, подобном тому на котором нас захватили, - спросил Вал.
- Их все привели в негодность, вы ведь были в летном ангаре и видели, что там твориться, - ответил ему Верн. - Ремонт займет много времени, а нам нужно быстрее уходить из этого сектора пространства. Здесь закрытая зона Содружества и у нас могут быть большие неприятности.
- Какие наши дальнейшие действия, не поверю, что вы беспомощны, - спросил его Костян, теперь Кост.
- И правильно. На кое-что наши специалисты все же способны. Они извлекли из резервной памяти хранившийся там дубль маршрута рейдера. И теперь, мы можем повторить обратный путь - продублировав в обратном порядке все гиперпрыжки совершенные пиратами. С большой вероятностью, нам придется прыгать до исходного пункта, а это космическая база монархии Растан на Фронтире. Они оттуда начали свой поход, как законопослушные картографы. Поэтому я не думаю, что точки выхода промежуточных прыжков находились в освоенном пространстве. Пиратам в нем нечего делать, так как проворачивая там свои делишки, можно напороться на патрули военно-космических сил государств Содружества.
- Понятно, что ничего не понятно. А что ожидает нас? - Я задал вопрос, который был на уме у всех моих друзей.
- В монархии Растан законодательно запрещено рабство, поэтому вы сможете стать гражданами монархии. Но скажу откровенно - с ограниченными правами. Тем не менее, за уничтожение пиратов и захват их рейдера вам поднимут личный рейтинг. Не намного, но в начале пути всегда трудно.
- Что будет с вами? Извините за откровенный вопрос. - Продолжил я.
- С нами проще. Мы граждане империи Аранат и нас или депортируют домой растанцы, или вывезут свои.
- В отношении нашей дальнейшей судьбы... нельзя ли поподробнее? - спросил Костян.
- Именно к этому я намеревался перейти. Практика отношений с дикими, а именно так, таких как вы называют - одинакова в обоих государствах. И почти одинакова для большинства государств Содружества, в которых нет узаконенного рабства. Знак, который вы видите у меня на лбу - это клеймо раба. Клеймо у меня, бывшего начальника мобильного полевого госпиталя 5-го космического флота империи Аранат. Полковника медицинской службы. И никто от этого не застрахован, тем более слабые.
- Добрые у вас человеки, как я погляжу. Но ведь есть другие люди и мы с ними встретились здесь. Поверьте, мы очень им благодарны и тем более - лично вам. - Я попытался я снять накал страстей уже в его зародыше.
- Эмоции. Продолжу, с вашего позволения. Подавляющему большинству физически и психически здоровых граждан Содружества, старше восемнадцати лет, внедрены в кору головного мозга... назовем это так - органические компьютеры симбионты. Которые являются исключительно полезными, настолько, что жить и работать без них - в нашем обществе стало невозможно. Во всем Содружестве, они общеизвестны под названием - нейросети. Про их функции распространяться не буду - просмотрите видеоматериалы. Чем выше ранг нейросетей или уровень, тем выше их полезные возможности. Особенно в том случае, если их ранг и специфика соответствуют интеллектуальным и физическим возможностям человека, которому они внедряются. Следующий важнейший атрибут нашей реальности - базы знаний. Это специализированные массивы информации о разделах науки, техники... обо всем, позволяющие эффективно освоить любые профессии. И чем больше ранг сети, тем вероятнее возможность освоения специальности высокого ранга. Если разумному поставлена нейросеть, то знания внедряются непосредственно в кору головного мозга обучаемого. Поэтому нейросети и базы знаний - это основа нашего общества.
- Вы не сказали главного, уважаемый, что все это стоит больших кредов. В некоторых случаях, очень больших и это известно даже нам. - Сделал важное дополнение Вениамин.
- Вот и перейдем к обсуждению этого. Сразу отмечу, что у сына моей сестры - Хивра, натура типичного торговца Фронтира. Но вы Вен - ему не уступаете.
- Тем не менее ваш племянник и воин достойный, - заметил Саня.
Это явно понравилось Верну, а я для себя отметил, что за нами присматривают. Ненавязчиво так, но постоянно и явно с помощью технических средств. Таких, какие нам и не снились.
- Поговорим о кредах и ваших возможностях их получения. Первое, ваши личные вещи вы сможете продать антикварам и коллекционерам, выставив их лотами на сетевой аукцион. Здесь не нужно спешить. Без установленной нейросети и достаточного социального рейтинга, это будет возможно только с посредником из граждан Содружества, а тому придется платить.
- Я уверен, что в этом случае мы договоримся с Хивром. Как думаешь Веня? - Спросил я у встрепенувшегося Вениамина.
- Не сомневаюсь в этом, он конечно азартен в делах. Но ведь помогал и помогает нам во многом. - Подтвердил тот.
"А як жеж, родственные души нашли друг друга через невообразимые дали космоса". - Цинично подумал я.
После схватки Вени с жуковатым Хивром, я решил полностью доверить ему решение торгово-экономических вопросов. А для контроля есть Вал, от бывшего партработника хрен что скроешь. Он Венечку хорошо знает и не даст тому зарваться.
Разговор становился все доверительней и пошел именно в том русле, как надеялся Верн. В этом он не ошибся, потому что Семейное дело - сродни Нашему делу. Так сказать.
- Второе, - продолжал Верн, - мы решили выделить вам по половинной доле от общей стоимости захваченного у пиратов имущества. В это входит товар, все оборудование и сам корабль. Средняя стоимость вещей убитых лично вами пиратов, зачтется отдельно. Нас было на транспортном корабле работорговцев 572 человека, а осталось 103, вместе с вами. Еще хорошо, что у многих из наших не было рабских нейросетей, а то...
- Верн и у нас цена свободы всегда высока, - осторожно заметил Вал, после небольшого молчания.
- Ты прав, для слабых все дорого - всегда и везде. Третье и это предложение лично от меня. Я начал еще на рабском корабле и продолжил у пиратов, "потрошить" трупы. Это незаконное и грязное дело. Но если раньше, о моих желаниях меня никто не спрашивал, то сейчас я добровольно продолжу это делать с пиратами. Без тени сомнений. "Потрошить" - это извлекать нейросети и сопутствующие импланты из тел людей. Необязательно мертвых. Делается это для их вторичного использования по прямому назначению.
- И вы предлагаете нам установить такие нейросети ? - Недоуменно спросил Михаил, очень ценивший свою голову.
- Не только их, а еще импланты увеличивающие возможности вашего мозга и тела. Я бы советовал вам дослушать меня до конца, а затем принимать решения. Все будет происходить только добровольно. Кстати, я уже заменил вторичными нейросетями, рабские сети у семнадцати моих соотечественников и продолжу это делать.
- Мы вас внимательно слушаем, Верн, - я решил остановить волну ожидаемых вопросов.
- Через пару циклов, я смогу отобрать лучшие, из имеющихся у меня экземпляров нейросетей. И предложить их вам. Предвосхищая ваши вопросы, сразу скажу, что мои товарищи по несчастью могут поставить себе более лучшие нейросети, чем те которые могу предложить им я. В отличие от вас, они сделают это на родине за счет страховых сумм, имеющихся личных средств и помощи родных.
"А теперь последует предложение, от которого нельзя отказаться", - понял я.
- Суть моего предложения в следующем. Когда вы находились в медицинских капсулах, то прошли полное тестирование организма. Поэтому я знаю, какие каждому из вас ставить нейросети и импланты из имеющейся у меня номенклатуры. Я работал в военном госпитале, участвовал в боевых действиях и провел не один десяток тысяч операций. Имею базы знаний медицинских специализаций седьмого уровня. Можете мне довериться. Я думаю, что позже мы поговорим более конкретно, а пока смотрите видеоролики с учебными и ознакомительными материалами. Без нейросетей, вас нет смысла использовать на общих ремонтно-восстановительных работах.
Вениамину, который уже смотрел эти ролики, стоит многое обсудить с Хивром. Уверен вы договоритесь. Ник, проводи меня в мою каюту. Есть разговор - касающийся лично тебя.
- Хорошо, Верн. Я готов.
- У меня есть редкая нейросеть, Аналитик - 7УС. "У" означает универсальная, "С" специальная - подлежащая извлечению при уходе с государственной службы. Сеть приспособлена для анализа разнообразной информации. Даже узкоспециализированной. Я извлек ее, вместе с сопутствующими имплантами, из тела моего погибшего друга, который служил в аналитическом отдела 5-го военно-космического флота империи Аранат. Кирт прилетел к нам на базу, чтобы отпраздновать мой юбилей. И на этой базе мы были захвачены работорговцам, а за тем он погиб, при абордаже судна работорговцев - пиратами. Решай немедленно, потом будет уже поздно.
- Извините Верн, но почему вы так добры к нам и ко мне лично? Вы можете это объяснить, хотя я вам очень признателен в любом случае. Как бы то ни было, вы фактически спасли нам жизни и не один раз.
- На моей планете верят в переселение душ после смерти. Может Кирту повезет в посмертии. Вы достойный человек, - хмуро сказал он. - А теперь более приземленно. Я хочу этот корабль с его медицинским оборудованием. Работорговцы захватили медицинское оборудование клиники в которой я работал, а это было оборудование высокого уровня. И теперь все это находится здесь, на пиратском рейдере. Я буду приобретать доли корабля за услуги, свои трофеи и за деньги. У меня есть некоторые личные накопления.
- Спасибо за откровенность. Я уверен, что мы примем ваши предложение. Только вот, Вена я на вас заострю.
- Я это переживу. На него у меня есть Хивр.
И мы посмеялись, немного.
- Верн чего тянуть, я готов на операцию. Только поставьте в известность о происходящем моих друзей, пусть не волнуются.
- Тогда прошу в эту дверь. Здесь находится мое личное оборудование, я с ним работал на станции.
Он вошел первым, а за мной дверь закрылась. По большому счету, закрылась дверь... в мою прошлую жизнь.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

YUGOROSS
Сообщения: 1252
Зарегистрирован: 29 ноя 2013, 16:00

Сообщение YUGOROSS »

Спасибо. На ЛО уже отписался, но спасибо и здесь тоже.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

YUGOROSS, Критику давайте, нещадную.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

YUGOROSS
Сообщения: 1252
Зарегистрирован: 29 ноя 2013, 16:00

Сообщение YUGOROSS »

predok писал(а):Критику давайте, нещадную.
Критиковать пока собственно нечего. Разве что некоторые соображения о времени попаданса. Надо точно определить время, в смысле конкретного года от Р.Х., когда компания влетела в непонятное. А потом тщательно отсеять часть существовавшей именно на то время фантастической литературы по близким темам, которая могла быть известной столь неглупым и разносторонне развитым камрадам, как ваши герои. Какие у них после попаданса на этой почве могут возникнуть ассоциации и аллюзии и на какой почве? Что из этого же флакона могло быть известно вашему приёмному Буримскому? Чтобы они случайно не начали реагировать на происходящее с ними так, будто вволю начитались Хорта с Бергами и Поселягиными и фанфиков по "Звёздным войнам". То есть не влететь, описывая их поведение там, в логически - временную ловушку - нестыковку. Пока всё. Ждём продолжения.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Однажды в СССР

Повесть третья: "Что ж, в конце концов, путь - вся цель гребцов..."

Игорю Анатольевичу Хорту,
первопроходцу миров Содружества.
С благодарностью.

Главные действующие лица.

Земляне:
Николай Медведев - Ник
Александр Рудин - Сан.
Валерий Ткаченко - Вал.
Константин Сомов - Кост.
Михаил Нудельман - Михл.
Вениамин Нудельман - Вен.
Дмитрий Кислицын - Дим.

Верн - раб, полковник медслужбы империи Аранат.
Кирт - раб, полковник империи Аранат, аналитик.
Хивр - раб, техник, племянник полковника Верна.
Ниса - рабыня, биотехнолог.
Стаф - директор Центра переселенцев, майор СБ монархии Растан.
Рилт - начальник Хранилища, полковник монархии Растан.
Вархут - ментат 7, клан "Звездные одиночки".
Саркай - ментат 6, клан "Звездные Одиночки".
Изор - рабыня, ментат, бывший сотрудник кафедры Прикладной психологии университета империи Аранат.
Скарин - раб, ментат, "дикий".
Скрольт - козлобаран, пасется на всех планетах Содружества.

Глава 1."Вдоль обрыва по-над пропастью, по самому по краю..."

Это была первая мысль, которая пришла мне в голову, когда я очнулся в кресле салона неизвестного аппарата: "Вот и не верь, после этого, предчувствиям и приметам". Она была риторической, так как я уже давно серьезно относился к своим способностям предвидения. Однако, ожидание неотвратимого ухода из жизни деда угнетало меня настолько, что я проворонил приближающуюся угрозу. Теперь, предстояло узнать в какую передрягу мы попали, а вразумительных мыслей, по этому поводу, у меня не было. Поэтому я выбросил из головы бесполезные мысли и сосредоточился на накоплении полезной информации.
Необычного вида кресла стояли в один ряд вдоль обеих сторон помещения вытянутого в длину. Между ними находился достаточно широкий проход. Однако, соответствующие обстановке, иллюминаторы отсутствовали. Я видел только несколько кресел через проход и спинку переднего кресла, так как будто врос в свое кресло и мог двигать исключительно глазными яблоками и веками. Только через некоторое время, стал чувствовать свое тело, но как и раньше, шевелиться не мог. Внезапно тишину нарушил грохот, началась сильная вибрация и меня прижало к креслу. Затем последовал мощный удар и меня бросило вперед вместе с креслом, но от кресла не оторвало и само кресло не сорвало с креплений. Опять наступила тишина и только потекла кровь из моего многострадального носа.
А затем вверху фюзеляжа бесшумно раскрылся проем и в салон впрыгнул... кто-то в настоящем космическом скафандре и с какой-то непонятной штуковиной в руках. Что это было оружие, не возникало даже сомнения. В снова наступившей тишине раздался удивленный голос Сани:
- Песец, приплыли.
И я с ним был полностью солидарен. Оказалось, что я тоже могу говорить:
- Парни, все здесь, живы-здоровы? - Постарался погромче сказать я.
И услышал в ответ, что живы, но вот в своем психическом здоровье очень сомневаются.
В салоне появился второй, подобный первому персонаж и я окончательно решил, что это не видения больного воображения. Первый поднял щиток шлема скафандра и внимательно стал разглядывать каждого из нас, останавливаясь перед креслами. У него было обычное лицо человека белой расы, только на лбу изображена какая-то хрень.
"Хиппарь-космонавт, чем не анекдот", - подумал я, перед тем как он внимательно стал меня разглядывать.
Какое-то внутреннее чувство заставило меня усиленно заморгать глазами. Мне, как бы, кто-то мысленно шепнул: "Моргай, так нужно".
Хиппарь что-то нажал на спинке моего кресла и оно меня "отпустило". Я сразу этим воспользовался и начал в темпе разминать свое отошедшее от паралича тело, поочередно напрягая и расслабляя мышцы. Первый повернулся к следующему за ним Второму и тот передал ему какое-то устройство, похожее на налобную повязку, которую космонавт закрепил у меня на лбу. Меня на мгновение вырубило, как от нокаутирующего удара, а за тем я услышал и главное понял его слова:
- Нет времени все объяснять. Мы в космосе. Пираты накопились в главном грузовом трюме и попытаются атаковать рубку космического корабля. Если нас оттуда выбьют, мы все трупы или того хуже - рабы. Идите за Хивром и беспрекословно ему подчиняйтесь. - Транслировал он мне , а затем как бы втянулся в верхний створчатый проем и пропал из поля зрения.
Оставшийся с нами Второй - Хивр, с таким же как у Первого рисунком на лбу, стал быстро отключать кресла в которых размещались мои друзья.
Подошло время и моего выхода на арену:
- Парни, встаем и двигаем за космонавтом. Никаких вопросов. Дело жизни и смерти. Сразу начинаем усиленно разминать мышцы. - Уверенно сказал я.
И в который раз убедился, что наша команда мне верила. Безоговорочно и даже в такой необычной ситуации, как сейчас.
Хивр открыл проем в торце фюзеляжа и мы через кабину пилотов вышли из летательного аппарата. Пилотов было двое, но признаков жизни они не подавали, что было не удивительно с такими дырами в скафандрах. Из большого ангара, где находился наш аппарат, мы вышли в достаточно широкий проход и последовали за Хивром колонной по два. Не теряя времени, я стал объяснять мужикам обстановку:
- Каким-то образом, я понимаю и говорю на их языке. И ситуация следующая: плохие собираются нас прикончить и мы вынуждены помогать хорошим. Плохие - те, кто нас похитил. Космонавт, за которым мы следуем, будет передавать приказания через меня. Положитесь на мою чуйку, я попробую не сделать ошибки. Мы на космическом корабле в глубоком космосе, бойцы.
- Скорее - в глубокой заднице, - справедливо заметил Вал и на этом все вопросы закончились.
Все-таки основы поведения, заложенные во время военной службы на уровне рефлексов - остаются навсегда и начинают доминировать в нужном месте, в нужное время.
В помещении похожем на склад, Хивр рассказал мне, как одевать комбинезоны, тяжелые ботинки, перчатки, шлемы. Затем присоединить все это, прикасаясь краями элементов комбеза и нажать кнопку на поясе. Тогда вся амуниция становится монолитной и встанет в размер. Парни, повторяя мои действия, стали облачаться в то, что я принимал за космические скафандры. А наш командир ушел в глубь склада и приволок... на парящей над палубой платформе, оружие подобное имеющемуся у него. В том, что это именно оно - не было сомнений и не только у меня. Теперь Хивр стал нам показывать, как им пользоваться в ручном режиме. А я стал переводить парням его инструктаж:
- Это ручной излучатель. Рычажок слева на ствольной коробке, поворотом против часовой стрелки на четверть оборота, снимает оружие с предохранителя. Этим же рычажком, регулируется мощность излучения. Спуск - красная кнопка под указательным пальцем правой руки. Зажал ее, поливает непрерывно, но быстро закончится заряд. Если нажал и отпустил, выдает серию импульсов. Сейчас, каждый берет себе излучатель и щупаем все ручками. Вопросы? Таковых не было и я, вернее Хивр, продолжил:
- Сбоку вставляется батарейка. Когда энергии заряда остается на десять процентов, то возникнет легкая вибрация. Если заряд закончился, то питающий элемент автоматически выскакивает из держателя . Прицел голографический и работает когда есть заряд. Когда оружие снято с предохранителя - прицел включается автоматически. Вот это изображение концентрических окружностей с точкой и есть прицел. Цвет и интенсивность прицела подстраивается под обстановку. Для максимального контраста и удобства при стрельбе. Такой излучатель - оружие ближнего боя для... бибизьян. Это не мои слова. Пошли дальше. - Закончил я инструктаж по излучателю.
- Фаеркоп или базука, фаустпатрон, гранатомет - тяжелое оружие одноразового действия. Но, как видите, очень легкое по весу. Предохранитель, спуск, прицел. Никакой отдачи и выхлопа назад.
Гранаты. Та, что побольше оборонительная, меньшая - наступательная. На корпусе фиксированное... кольцо. Повернул на 90 градусов против часовой стрелке - взвел на ударное действие, оттянул назад - поставил на замедление... пять-шесть секунд. Где-то так.
Связь у вас будет только со мной, а у меня с каждым, циркулярная. Я определяю очередность сообщений. Вот включение трансляции, на поясе.
Далее, смотрите, надеваем эту жилетку, называется... панцирь. И рассовываем в эти карманы пять батареек, а сюда по три гранаты. Сзади гнезда для четырех фаеркопов. Боезапас хорошо фиксируется и легко извлекается. Сделали?
Теперь главное: комбез нашего типа пробивается с трех-четырех импульсов излучателя. Средней мощности. Жилетка держит на порядок больше. Фаеркоп... под его выстрел лучше не попадать. Потому, под огнем, все время двигаться, а не изображать из себя памятник.
Все... побежали за Хивром. В темпе. И не ссать - пробьемся.

А ведь с самого сегодняшнего утра, меня корежила мысль, что случится большая неприятность и я стал готовиться к самому худшему. Иван Михайлович Буримский, мой дедуля, отходил - неоперабельный рак желудка и счет пошел на дни. Геннадий, муж Чаечки, был слишком хорошим хирургом, чтобы ошибаться в таких случаях. Я прилетел из Мурманска три дня назад и на моих глазах дед все угасал и угасал. Со скандалом и нагло шантажируя кадровика пароходства, я взял десятидневный отпуск за свой счет. Конечно, начальника отдела кадров можно было понять, как это так - в разгар навигации на Северном морском пути, старпом теплохода "Онега" покидает судно включенное в конвой. И не имеет значения то, что он получил добро от своего капитана. Служба и обязанности у каждого свои.
Отправив Костяну телеграмму о времени прибытия, я уже через три часа сидел в салоне самолета летевшего рейсом: Мурманск - Москва - Симферополь. В Симферопольском аэропорту меня встретил Костян на новеньком вазовском автомобиле и через полтора часа я услышал дедово:
- Успел, прохвост. - Сказанное с тенью его привычной улыбки.
Прошло десять лет, с тех пор как я убыл из Ялты поступать в Одесскую мореходку и только сейчас, наша компания собралась в Ялте полным составом. Слишком разными оказались у нас жизненные пути-дороги... А ныне съехались все и как оказалось - это была судьба.
Сегодня утром деду было лучше, если можно так сказать и он даже попил бульончика. Впервые за все три дня. Погода была прекрасной и после очередного укола, он бодрым голосом хоть и тихо сказал:
- Мыкола, иди порыбачь с ребятами. Когда еще все соберетесь. Поверь мне, настоящие друзья - это друзья детства. Потом пойдут только приятели или сослуживцы.
Я последовал его совету, хотя чувство надвигающейся беды не отпускало. И когда мы возвращались с невеселого рыбацкого пикничка, оно резко усилилось. Последовавшее далее было верхом абсурда: на абсолютно безоблачном небе, откуда-то взявшаяся тучка закрыла солнце и наш баркас... полетел в небо. За несколько секунд до этого, у меня возникла отчетливая мысль: "Дедуля ушел". Был июнь месяц 1973 года.

А сейчас, мы бежали по бесконечно длинному широкому коридору из последних сил, навстречу усиливающемуся шуму сражения. По крайней мере, взрывы слышались достаточно отчетливо. Я малость прибавил, чтобы бежать рядом с Хивром и одновременно, жестом, подозвал к нам Саню.
- Хивр, какая у нас задача? - спросил я у него и включил трансляцию разговора всем парням.
- Выскакиваем на круговую галерею грузового трюма и уничтожаем пиратских стрелков блокирующих входы на нее. Наших там нет. - Поставил задачу Хивр, а я стал дублировать его ответы и наши вопросы.
- Как мы туда попадем? - Поинтересовался Саня.
- Нам откроют выход в галерею из коридора, по моей команде.
- Саня, нас ведь там будут ждать? - Для порядка, спросил я друга.
- Сто процентов и конечно приняли все меры к отражению нашего... наскока. Мы нужны для отвлекающего маневра. Проси тележки, подобные той, которой Хивр управлял на складе.
"Вот чертов погранец", - подумал я, слушая Саню.
У Сани дыхание и голос были ровными, как-будто он не бежал в бой, а сидел в баре за чашечкой кофе. А вот у меня легкие жгло, как огнем - слишком много крепкого и жирного я позволял себе в последнее время.
- Хивр, очень нужна складская тележка, а еще лучше - две, три. Доверься нам, Саня - воин. - И я кивнул на бегущего рядом друга.
- Хорошо, перед входом на галерею будет шлюзовая. Там должны быть гравиплатформы, а энерговоды галереи будут подключены по моей команде. Я всего лишь Гидропоник - 3, мои братья там гибнут и мне ничего не остается, как только верить.
- Саня, командуй!
- Всем, - обернулся Саня к парням, - сейчас погрузим на одну тележку оборонительные гранаты, активированные на контакт. Когда откроется шлюз, пустим ее на галерею и закроем проход. После того, как рванет - запускаем вторую тележку, с наступательными гранатами поставленными на замедление.
- А в третьей, буду я с фаеркопами. - предложил я Сане свою кандидатуру.
- Придумал не плохо, но в ней буду я, а свои граники - ты отдашь мне. Меня этому учили и нас много, а ты один.
К шлюзу подбежали на последнем издыхании и даже не пытаясь отдышаться снарядили тележки гранатами. Герметизировали шлемы, рассредоточились у стен шлюза на галерею, изготовили к бою излучатели и... Поехали.

Мы с Веней стояли у входа в медицинский отсек рейдера-носителя "Стамир", постройки монархии Растан. В нервном ожидании, так сказать. Несмотря на то, что Верн, тот самый кого мы первым увидели на космическом боте и который оказался по специальности Медик-7, уверял нас, что все прошло хорошо и ребята уже здоровы.
- Мы - самые везучие сукины сыны, - так прореагировал на эту информацию Венька.
Нас с ним, трое суток-циклов назад, первыми вытащили из универсальных медицинских капсул. Почти, как новеньких. Последующие трое суток ожидания прошли в нервном напряжении и нам удавалось отвлечься от тревожных мыслей, лишь просматривая учебные и ознакомительные видеоматериалы Содружества Звездных Государств. Которые были созданы для переселенцев - диких, так сказать. И эти видеоролики были, на наш взгляд, абсолютной фантастикой.
Рейдер-носитель крейсерского класса, "Стамир", принадлежал пиратам промышлявшим на Фронтире. Так называлась пограничная область звездного государства прилегающая к нейтральному, не освоенному государствами Содружества космическому пространству. Нейтральное пространство это, фактически, зона отчуждения - ничейная территория. Которая, обычно, определялась в результате переговоров государств после крупномасштабных военных действий. Далее были расположены, так называемые, Дикие пространства. И если Нейтральная область патрулируются военными космическими группировками государств Содружества, то в Диком космосе ведется только разведка.
Этот пиратский рейдер оперировал во Фронтире звездного государства - монархия Растан. В которую входило семнадцать звездных систем, из которых обжито было всего девять. Остальные являлись колониями, находящимися на разных стадиях процесса освоения.
Владельцы рейдера "Стамир" промышляли всем, что приносило прибыль. Официально, экипаж крейсера, в своих космических вояжах, занимался картографированием областей Дикого пространства для государственных служб монархии "Растан".
В этот рейс, во время сбора картографической информации с размещенных в Диком космосе автономных зондов, на них выскочил средний транспортный корабль работорговцев. В результате последовавшего длительного преследования, сопровождавшегося серией прыжков наугад, они догнали транспорт в нашей Солнечной системе и взяли его на абордаж. При захвате судна, пираты понесли неожиданно большие потери личного состава и сгоряча уничтожили весь экипаж работорговцев. Отпустив оставшихся в живых в открытый космос... без скафандров.
После первичного освоения награбленного и ремонта, капитан рейдера принял решение повнимательнее осмотреться - куда же их занесло в результате погони. Заодно решили прихватить рабов, с оказавшейся заселенной третьей планеты звездной системы. Восполнить партию живого товара, захваченного на рабовладельческом транспорте. Так сказать. Сам транспорт не подлежал восстановлению и его пиратам пришлось бросить в системе.
Но оказалось, что даже в таком грязном деле, как работорговля, необходима аккуратность. В результате повреждения энергетической системы, криогенные капсулы стали размораживаться и этот процесс принял необратимый характер. Остановить процесс разморозки и вернуть капсулы в исходное состояние было невозможно, а потому пиратам ничего не оставалось, как только контролировать процесс.
Восстановившихся рабов извлекли из капсул и временно перевели в технические помещения, а сами стали готовить рабские капсулы к перезапуску. Но не успели этого сделать. Рабы, захваченные на одной из космических станций Фронтира, оказались опытными бойцами. Они ухитрились вскрыть помещения, в которых их заперли, вооружиться, перебить пиратскую верхушку и изолировать остальных членов экипажа по рабочим отсекам.
К сожалению, они не сумели перебить всех пиратских командиров - командир абордажной команды находился вместе с группой подчиненных в оружейной комнате. Они сумели вырваться из своего отсека и стали прорываться в грузовой трюм. На своем пути штурмовики вырезали двери или переборки средними лазерами, освобождая запертых в отсеках пиратов и уничтожая все выставленные заслоны рабов. Когда они ворвались в трюм, то под руководством командира штурмовиков собрался приличный атакующий кулак обозленных и готовых на все бойцов, которые были готовы атаковать рубку рейдера.
Когда космический бот возвратился из свободной охоты на Земле, с нашими парализованными телами в пассажирском салоне - бунт был в разгаре. Рабы контролировали посадочный ангар и команду катера уничтожили, как раз во время швартовки. Катер вломился в ангар рейдера уже с мертвым экипажем, а нас припахали на войну. С корабля на бал. Так сказать. И, как оказалось, они не прогадали.

И все обошлось бы не так жестко, если бы не этот балбес Димка... Все произошло так, как и задумал наш погранец. Первую платформу они обстреляли и она рванула, а вторую пропустили и та... тоже рванула. После этого Саня прицепился к днищу платформы с помощью намагниченных перчаток и ботинок. Таким образом, он сумел незаметно пробраться, почти, на середину галереи и там начал прицельно садить из фаеркопов по стрелкам пиратов. Мы же, под прикрытием его огня и прячась за ограждением галереи, стали просачиваться к противоположной стороне трюма, что бы открыть огонь по противнику с фланга... А Димон встал во весь рост и небрежной походкой пошел в атаку на врага стреляя во все, что движется и из всего, что у него было.
- Я очень испугался, - признался он нам на будущем разборе полетов.
Пришлось нам вскочить в рост и делать рывок, чтобы успеть занять выгодную позицию до того, как нас быстренько перебьют. Добежали трое из нас.
Тем не менее , свою задачу мы выполнили - пока пираты разбирались с нами, их с противоположного фланга атаковали бывшие рабы и куда лучшие вояки чем мы. Они просто выжгли всю противоположную галерею. А далее на выбор выбивали забаррикадировавшихся криогенными капсулами пиратов, грамотно используя свое преимуществом в высоте.
После боя, только мы с Венькой держались на ногах и смогли самоходом сопровождать в медицинский отсек гравитационные платформы с израненными друзьями и Хивром. А там, нас всех уложили в медицинские капсулы для излечения.

Парни вышли из отсека серьезно озадаченные, можно так сказать. Я их отлично понимал, уж какой я был удивленный, когда увидел свой не раз сломанный нос в отражении голографического зеркала. Красавец... и следа не осталось от тяжелых ударов по оному рубильнику в моем боксерском прошлом.
Общее мнение выразил Саня, когда с чувством сказал:
- Эти парни конечно не ангелы, но у них учились. Точно. Мне разворотили всю грудь, с этим не живут, а я вот он. Колян, может это все-таки сон? Со спецэффектами. Вот ты, Хивр, что скажешь по этому поводу? - И замолк, осознав на каком языке задал вопрос.
- Может, что и скажу, но только после плотного обеда, - разумно сказал ... инопланетянин или иногалактианин, без полулитры не разберешься.
Этот иноХивр оказался разумным парнем и все были ним согласны. Поэтому мы построились в привычный ордер, с Хивром впереди и бодро двинулись за нашим командиром. А думали лишь о том, как мы будем сражаться с голодом.
Однако, Костян заметил:
- Все преподаватели иностранного говорили, что мой предел - это разговорный матерный.
- Они просто ошибались, - заметил Веня, - ты и на заборах здорово формулировал.
И все захохотали. Пошла разрядка. В зале приема пищи, столовой это помещение назвать было нельзя, за обеденным столом возникал голографический экран со списком блюд. Ткнул пальцем в название и разворачивается объемная картинка блюда. Ткнул опять и контейнер с едой появляется из открывшегося лючка в центре стола. Весь процесс длится десяток секунд и кушай на здоровье. Приборы подаются вместе с контейнером. Поел, опять включил экран и ткнул в надпись утилизация. В открывшийся лючок сбрасываешь контейнер, приборы и что не доел. Поверхность стола всегда чистая ни крошки, ни капельки. Феноменально, но прошедший бой настолько опустошил нас морально, что мы просто насыщались. На удивление, в наших перегруженных мозга, не оставалось места. Я выбрал, что-то похожее на тефтели... дважды и заказал еще раз. Нормально. Потом попробовал сок из фрукта похожего на апельсин, только ярко зеленого цвета. Как тархун. Очень нормально. За обедом представились и теперь Хивр знал нас всех по именам, им же укороченным.
Чуть осоловевшие вышли из столовой и я задал давно волновавший меня вопрос:
- Хивр, нас затащили в катер вместе с лодкой, на которой мы были в море. Не знаешь, сохранилась ли она? Мы хотели бы забрать оттуда свои вещи.
- Сейчас узнаю... - и взгляд его, на время, остановился, а за тем опять ожил, - в летном ангаре после нашего ухода, шли бои. Пойдем посмотрим, там еще не убирали и кубрики, где вас поселили, находятся рядом с ангаром.
В ангаре пахло горелой синтетикой, какой-то разлитой мазутой и... мертвячиной. Горело здесь не слабо, но наш катер не получил новых повреждений. Как был у него изрешечен нос, чем-то крупного калибра, так ничего больше не изменилось в его внешнем виде.
- Это я его приласкал из противоабордажной турели, - похвастал Хивр, - нужно прибрать трофеи. И опытным взглядом окинул нашу компанию:
- Вен, давай летунов оттянем к переборке, с телами потом разберутся, - и начал выкидывать трупы из кабины. Они взяли с Веней одного мертвеца, а я кивнул Сане и мы потащили другого. Насмотрелся я на мертвых еще в морях - океанах, как там у классиков - мертвые не кусаются. А вот Хивр меня удивил, он стал ловко и тщательно шмонать трупы, даже расстегнул у них комбинезоны и обследовал все внутренние карманы. Нашел какие-то небольшие коробочки, украшения на цепочках, браслеты, перстни и что-то вроде костяшек домино.
Заметив мой недоуменный взгляд, сказал:
- Я их убил в бою, все с них мое. Закон Фронтира. И не кривись, - это он сказал Валу, - на пересылке вам дадут в долг десяток другой тысяч кредов, китов. А здесь, - он осмотрел найденные предметы. - Китов на триста.
У Вениамина взгляд стал очень внимательным и он задумчиво сказал, обращаясь ко всем сразу:
- А это меняет точку зрения на настоящий процесс. Не так ли, господа присяжные заседатели?
Тогда мне показалось, будто в этих медицинских капсулах нам что-то вкололи. Нечто адаптационное и сильнодействующее.
- Вечером, к вам в каюту подойдет Верн и многое разъяснит. - Продолжил Хивр. - Я сам, толком ничего не знаю, как и вы лежал в капсуле. А Верн сейчас очень занят, много раненных. Но он один из руководителей восстания и ему доступна вся информация. Подождите с вопросами до его прихода. А теперь давайте искать ваши вещи.
Поиски надолго не затянулись, так как баркас со всеми нашими сумками и рюкзаками был закреплен в грузовом отсеке. Мы разобрали свои сумки и теперь, зная Закон Фронтира, тщательно проверили их содержимое. Все это время Хивр крутился вокруг баркаса, ковырял его ногтем и что-то бубнил себе под нос.
- Ник, из чего он сделан, - недоуменно спросил меня Гидропоник 3-го ранга.
- Из дуба, это такое дерево растущее на Земле. На нашей планете.
- Интересное у вас название планеты. Дуб это органика? Я отдаю тебе за ваш катер все, что снял с пилотов. Все, что с них вырежут и что найдем в тайниках катера. А тайники есть. Под протокол?
- Стоп, стоп, родные. А вот об этом буду договариваться уже я и не сейчас, - твердым голосом заявил Вениамин.
Чем поверг Хивра в уныние. Вот и нарисовался еще один Закон Фронтира: развести ближнего - не западло. И это нужно иметь в виду, так как не лезут в чужой монастырь со своим уставом. Разочарованный гидропоник, связался с технической службой и вызвал в ангар среднюю грузовую платформу на которой лодку перевезли в уже известный нам склад. Тот, где мы переодевались и который находился под попечительством Хивра и только после этого, наши дельцы успокоились. А тайнички мы нашли и здесь отличился я, так как должность у меня была такая на теплоходе "Онега" - чиф называлась или старпом. И потому мне были известны все уловки мореманов, на предмет спрятать контрабанду или чего еще. Так было и здесь - голимый примитив. Нашли два тайника, в одном оказался функционирующий малый стазисконтейнер, как туманно объяснил нам Хивр. В другом были какие-то коробочки и Хивр оказался очень доволен находками.
После удачной охоты, собрав найденное барахло, Хивр окончательно угомонился и повел нас поселять в кубрики. Нам выделили три помещения, каждое на двух человек с удобствами. Еще досталась офицерская каюта в которой можно было всем собраться и поговорить. Помещение было с навороченной ванной, вернее с бассейном два на два и глубиной на полтора метра.
- Однако богато жили пиратские офицеры, - заметил Вал.
И мужики сразу разыграли, на пальцах, очередь на помывку. Каюту предоставили мне, как и право первой ночи на ванную. После чего разбежались устраиваться по кубрикам, а я полез осваивать ванную. Я бы в ней и поспал, но пришел председатель исполкома Валерий Александрович Ткаченко и выгнал меня из нее. Бывший председатель. Назад, на Землю, пути нам не было. Я это Знал.
Так оно и оказалось, когда пришел Верн, то первым вопрос ему задал Михаил или уже Михл:
- Мы можем вернуться на Землю?
И получил короткий ответ:
- Сейчас - нет.
Верн объяснил нам возникшую ситуацию, как оказалось, все дело было в искусственном интеллекте, искине, космического корабля. Этот синтетический мозг выполнил операцию форматирования, которая является общепринятой при захвате корабля и тем самым уничтожил все необходимые данные хранившиеся в его памяти. К большому сожалению восстановить их некому, так как все пиратские специалисты были уничтожены в ходе восстания. А среди бывших рабов таких спецов нет, вернее такого уровня.
- А если вернуться на катере, подобном тому на котором нас захватили, - спросил Вал.
- Их все привели в негодность, вы ведь были в летном ангаре и видели, что там твориться, - ответил ему Верн. - Ремонт займет много времени, а нам нужно быстрее уходить из этого сектора пространства. Здесь закрытая зона Содружества и у нас могут быть большие неприятности.
- Какие наши дальнейшие действия, не поверю, что вы беспомощны, - спросил его Костян, теперь Кост.
- И правильно. На кое-что наши специалисты все же способны. Они извлекли из резервной памяти хранившийся там дубль маршрута рейдера. И теперь, мы можем повторить обратный путь - продублировав в обратном порядке все гиперпрыжки совершенные пиратами. С большой вероятностью, нам придется прыгать до исходного пункта, а это космическая база монархии Растан на Фронтире. Они оттуда начали свой поход, как законопослушные картографы. Поэтому я не думаю, что точки выхода промежуточных прыжков находились в освоенном пространстве. Пиратам в нем нечего делать, так как проворачивая там свои делишки, можно напороться на патрули военно-космических сил государств Содружества.
- Понятно, что ничего не понятно. А что ожидает нас? - Я задал вопрос, который был на уме у всех моих друзей.
- В монархии Растан законодательно запрещено рабство, поэтому вы сможете стать гражданами монархии. Но скажу откровенно - с ограниченными правами. Тем не менее, за уничтожение пиратов и захват их рейдера вам поднимут личный рейтинг. Не намного, но в начале пути всегда трудно.
- Что будет с вами? Извините за откровенный вопрос. - Продолжил я.
- С нами проще. Мы граждане империи Аранат и нас или депортируют домой растанцы, или вывезут свои.
- В отношении нашей дальнейшей судьбы... нельзя ли поподробнее? - спросил Костян.
- Именно к этому я намеревался перейти. Практика отношений с дикими, а именно так, таких как вы называют - одинакова в обоих государствах. И почти одинакова для большинства государств Содружества, в которых нет узаконенного рабства. Знак, который вы видите у меня на лбу - это клеймо раба. Клеймо у меня, бывшего начальника мобильного полевого госпиталя 5-го космического флота империи Аранат. Полковника медицинской службы. И никто от этого не застрахован, тем более слабые.
- Добрые у вас человеки, как я погляжу. Но ведь есть другие люди и мы с ними встретились здесь. Поверьте, мы очень им благодарны и тем более - лично вам. - Я попытался я снять накал страстей уже в его зародыше.
- Эмоции. Продолжу, с вашего позволения. Подавляющему большинству физически и психически здоровых граждан Содружества, старше восемнадцати лет, внедрены в кору головного мозга... назовем это так - органические компьютеры симбионты. Которые являются исключительно полезными, настолько, что жить и работать без них - в нашем обществе стало невозможно. Во всем Содружестве, они общеизвестны под названием - нейросети. Про их функции распространяться не буду - просмотрите видеоматериалы. Чем выше ранг нейросетей или уровень, тем выше их полезные возможности. Особенно в том случае, если их ранг и специфика соответствуют интеллектуальным и физическим возможностям человека, которому они внедряются. Следующий важнейший атрибут нашей реальности - базы знаний. Это специализированные массивы информации о разделах науки, техники... обо всем, позволяющие эффективно освоить любые профессии. И чем больше ранг сети, тем вероятнее возможность освоения специальности высокого ранга. Если разумному поставлена нейросеть, то знания внедряются непосредственно в кору головного мозга обучаемого. Поэтому нейросети и базы знаний - это основа нашего общества.
- Вы не сказали главного, уважаемый, что все это стоит больших кредов. В некоторых случаях, очень больших и это известно даже нам. - Сделал важное дополнение Вениамин.
- Вот и перейдем к обсуждению этого. Сразу отмечу, что у сына моей сестры - Хивра, натура типичного торговца Фронтира. Но вы Вен - ему не уступаете.
- Тем не менее ваш племянник и воин достойный, - заметил Саня.
Это явно понравилось Верну, а я для себя отметил, что за нами присматривают. Ненавязчиво так, но постоянно и явно с помощью технических средств. Таких, какие нам и не снились.
- Поговорим о кредах и ваших возможностях их получения. Первое, ваши личные вещи вы сможете продать антикварам и коллекционерам, выставив их лотами на сетевой аукцион. Здесь не нужно спешить. Без установленной нейросети и достаточного социального рейтинга, это будет возможно только с посредником из граждан Содружества, а тому придется платить.
- Я уверен, что в этом случае мы договоримся с Хивром. Как думаешь Веня? - Спросил я у встрепенувшегося Вениамина.
- Не сомневаюсь в этом, он конечно азартен в делах. Но ведь помогал и помогает нам во многом. - Подтвердил тот.
"А як жеж, родственные души нашли друг друга через невообразимые дали космоса". - Цинично подумал я.
После схватки Вени с жуковатым Хивром, я решил полностью доверить ему решение торгово-экономических вопросов. А для контроля есть Вал, от бывшего партработника хрен что скроешь. Он Венечку хорошо знает и не даст тому зарваться.
Разговор становился все доверительней и пошел именно в том русле, как надеялся Верн. В этом он не ошибся, потому что Семейное дело - сродни Нашему делу. Так сказать.
- Второе, - продолжал Верн, - мы решили выделить вам по половинной доле от общей стоимости захваченного у пиратов имущества. В это входит товар, все оборудование и сам корабль. Средняя стоимость вещей убитых лично вами пиратов, зачтется отдельно. Нас было на транспортном корабле работорговцев 572 человека, а осталось 103, вместе с вами. Еще хорошо, что у многих из наших не было рабских нейросетей, а то...
- Верн и у нас цена свободы всегда высока, - осторожно заметил Вал, после небольшого молчания.
- Ты прав, для слабых все дорого - всегда и везде. Третье и это предложение лично от меня. Я начал еще на рабском корабле и продолжил у пиратов, "потрошить" трупы. Это незаконное и грязное дело. Но если раньше, о моих желаниях меня никто не спрашивал, то сейчас я добровольно продолжу это делать с пиратами. Без тени сомнений. "Потрошить" - это извлекать нейросети и сопутствующие импланты из тел людей. Необязательно мертвых. Делается это для их вторичного использования по прямому назначению.
- И вы предлагаете нам установить такие нейросети ? - Недоуменно спросил Михаил, очень ценивший свою голову.
- Не только их, а еще импланты увеличивающие возможности вашего мозга и тела. Я бы советовал вам дослушать меня до конца, а затем принимать решения. Все будет происходить только добровольно. Кстати, я уже заменил вторичными нейросетями, рабские сети у семнадцати моих соотечественников и продолжу это делать.
- Мы вас внимательно слушаем, Верн, - я решил остановить волну ожидаемых вопросов.
- Через пару циклов, я смогу отобрать лучшие, из имеющихся у меня экземпляров нейросетей. И предложить их вам. Предвосхищая ваши вопросы, сразу скажу, что мои товарищи по несчастью могут поставить себе более лучшие нейросети, чем те которые могу предложить им я. В отличие от вас, они сделают это на родине за счет страховых сумм, имеющихся личных средств и помощи родных.
"А теперь последует предложение, от которого нельзя отказаться", - понял я.
- Суть моего предложения в следующем. Когда вы находились в медицинских капсулах, то прошли полное тестирование организма. Поэтому я знаю, какие каждому из вас ставить нейросети и импланты из имеющейся у меня номенклатуры. Я работал в военном госпитале, участвовал в боевых действиях и провел не один десяток тысяч операций. Имею базы знаний медицинских специализаций седьмого уровня. Можете мне довериться. Я думаю, что позже мы поговорим более конкретно, а пока смотрите видеоролики с учебными и ознакомительными материалами. Без нейросетей, вас нет смысла использовать на общих ремонтно-восстановительных работах.
Вениамину, который уже смотрел эти ролики, стоит многое обсудить с Хивром. Уверен вы договоритесь. Ник, проводи меня в мою каюту. Есть разговор - касающийся лично тебя.
- Хорошо, Верн. Я готов.
- У меня есть редкая нейросеть, Аналитик - 7Успн. "У" означает универсальная, "спн" - специального назначения, то есть подлежащая извлечению при уходе с государственной службы. Сеть приспособлена для анализа разнообразной информации. Даже узкоспециализированной. Я извлек ее, вместе с сопутствующими имплантами, из тела моего погибшего друга, который служил в аналитическом отдела 5-го военно-космического флота империи Аранат. Кирт прилетел к нам на базу, чтобы отпраздновать мой юбилей. И на этой базе мы были захвачены работорговцам, а за тем он погиб, при абордаже судна работорговцев - пиратами. Решай немедленно, потом будет уже поздно.
- Извините Верн, но почему вы так добры к нам и ко мне лично? Вы можете это объяснить, хотя я вам очень признателен в любом случае. Как бы то ни было, вы фактически спасли нам жизни и не один раз.
- На моей планете верят в переселение душ после смерти. Может Кирту повезет в посмертии. Вы достойный человек, - хмуро сказал он. - А теперь более приземленно. Я хочу этот корабль с его медицинским оборудованием. Работорговцы захватили медицинское оборудование клиники в которой я работал, а это было оборудование высокого уровня. И теперь все это находится здесь, на пиратском рейдере. Я буду приобретать доли корабля за услуги, свои трофеи и за деньги. У меня есть некоторые личные накопления.
- Спасибо за откровенность. Я уверен, что мы примем ваши предложение. Только вот, Вена я на вас заострю.
- Я это переживу. На него у меня есть Хивр.
И мы посмеялись, немного.
- Верн чего тянуть, я готов на операцию. Только поставьте в известность о происходящем моих друзей, пусть не волнуются.
- Тогда прошу в эту дверь. Здесь находится мое личное оборудование, я с ним работал на станции. Он вошел первым, а за мной дверь закрылась. По большому счету, закрылась дверь... в мою прошлую жизнь.

Глава 2. "Я коней своих нагайкою стегаю, погоняю..."

Движение по траектории первоначального маршрута пиратов, только в обратном направлении, удаляло рейдер "Стамир" все дальше и дальше от Земли... С каждым прыжком в гиперпространстве мы погружались в такие необъятные и чуждые нашему воображению космические дали, что дух захватывало. Зато бывшие рабы, с каждым прыжком, приближались к своему огромному дому - Содружеству Звездных Государств.
"Долог путь до Типперери...", эти слова песни ирландских солдат Первой Мировой, сделавших ее сначала своим, а затем общим для всех наций воинским гимном, подходили к нашему вояжу как нельзя кстати.
Опыт поколений показал, что лучшее лекарство от хандры - работа. И мы работали... Чему способствовал тот факт, что теперь все стали обладателями нейросетей пусть не самого высокого ранга, но для общественно-полезной работы на рейдере их уровня и специализации было вполне достаточно. И даже более того, так как мы решили брать лучшее из возможного и на себе не экономить.
Косте поставили нейросеть Инженер 4Укн, универсальная конструкторская и имплант на Интеллект +50. Ему единственному из ребят поставили имплант, что бы его индекс интеллектуальной активности гарантированно вышел за инженерный уровень в 200 единиц. Потому как, при установке "вторичной" нейросети - нейросети уже бывшей в употреблении, обеспечиваемый ею прирост индекса интеллекта, проявляется через длительный срок - период релаксации, который почти в два раза больше, чем был при первичной установке этого нейросимбионта. Это связанно с тем, что организм вступает в симбиотическую связь не с чистенькой новой нейросетью, а с симбионтом несущим отпечаток личности прежнего владельца.
Валу внедрили нейросеть Управленец 4Укл, универсальная колониальная. Несмотря на четвертый ранг, это было очень дорогое изделие, изготовленное биотехнологами внутренних миров Содружества. Управленческие сети 5-го ранга и выше предназначались государственным функционером и были все специализированными. Максимальный ранг таких универсальных нейросетей ограничивался 4-ым уровнем, причем сеть с аббревиатурой УК считалась престижной и обычно востребовалась новоявленными из грязи в князи. Которые появлялись и исчезали в Нейтральных областях пространства примыкающего к Фронтиру. А это было, как раз, для нас.
Саня с детства мечтал стать летчиком и только сыновий долг заставил его пойти по стопам отца и стать пограничником. Отличным пограничником, свидетельством чего были орден Красной Звезды и медаль "За отличие в охране государственной границы СССР". А теперь Санька был счастлив, так как погранец в космосе должен иметь крылья. По определению. И потому нейросеть Пилот 6У, универсал, досталась ему единодушным решение коллектива.
Михаил получил нейросеть Роботехник 5У, универсальная. Очень серьезная и востребованная сеть сочетающая в себе инженерную и научную направленность. Как заявил Вал:
- Ученые нам не нужны, так как людей удовлетворяющих свое любопытство за счет Нашего Дела мы не потянем. В финансовом отношении. Нам нужны практические работники с высоким уровнем фундаментальных знаний - прикладники.
И Мих был с ним полностью согласен.
У Вени была не самая дорогая нейросеть, но самая востребованная. Пока мы осваивались с новым местом жительства, Вениамин пахал в поте лица по всему фронту работ, где можно хапнуть и тебе ничего не будет. Он познакомился с каждым членом экипажа и старался получить информацию о Содружестве из первых рук. Очень ему понравились виртуальные покупки-продажи-обмены в корабельной сети из которых он всегда выходил с прибылью. Иногда он продавал-покупал одну и туже вещь по несколько раз и она возвращалась к нему с довеском полезной вещицы. Развлекался, так сказать. Все наши приобретения проходили через него. Нейросеть Коммерсант 5У, универсальная, была как для него предназначена. "Главное, чтобы костюмчик сидел". Так сказать.
Нейросеть Техник 6Усж, систем жизнеобеспечения универсальная, досталась Дмитрию и была самой дорогой среди наших, кроме моей. По сути, это была сеть для специалистов высокого ранга обеспечивающих жизнь и полноценный труд разумных на космических станций. Техник по всему, вот второе название этой сети... или первое.
Все это разъяснил нам Вениамин, который сопровождал нашу сделку с Верном по нейросетям и сопутствующим аксессуарам, так сказать. Им же было запущенно во внутренний оборот выражение: " Не нейросеть красит человека, а сам человек... и освоенные им базы знаний". Как мне кажется, это отражало внутреннюю суть миров Содружества.
Ребятам импланты не ставили, так как при переустановке сети они обычно не извлекались, а по особой методике растворялись. И далее усваивались организмом человека инициируя процессы регенерации приводящие к омоложению. Весь этот процесс проходил за короткий промежуток времени - дорогое удовольствие, так как прямое омоложение было значительно дешевле. Однако и сами импланты стоили немеряно, а если человек решил их заменить, значит деньги у него были. Можно было провести специальную операцию извлечения симбионта, но такая процедура стоила дороже самого импланта. А вот из трупов они извлекались легко, что и понятно. В этом случае мозги пациента жалеть было не нужно, знай потроши.
Мне досталось все наследство Кирта: сеть Аналитик 7Успн и импланты Выносливость + 150, Реакция +100, Память +100, Интеллект +150 и стоило все это очень, невообразимо дорого. У меня возник естественный вопрос к Верну: "Так кто же ты был, на самом деле, гражданин Кирт?" И последующий: "Почему все же я, стал наследником этого богатства."
- Ник, зачем тебе, сейчас, это знание?
- Чтобы подготовиться к возможным неприятностям, Верн, - откровенно сказал я.
- Ответ на первый вопрос ты узнаешь, со временем.
- Не будет ли это поздно, у нас есть поговорка: "Предупрежден, значит вооружен."
- Про посмертное наследство Кирта знаем только ты и я. Я намерен сохранить этот факт в тайне. Навсегда. Если это знание выйдет наружу, то под удар попаду я. И поверь - в первую очередь.
- Ясно, что ничего не ясно. И в тоже время, меньше знаешь - крепче спишь.
- Хорошие у вас мудрости, Ник. А по второму вопросу ответ прост. Эту сеть можно поставить далеко не каждому разумному. Это раз. Длительно хранить такую нейросеть можно только в специальных условиях - у нас таких нет. Это два.Ты удовлетворен?
- А что мне остается делать, если я лучший. Образно говоря.
- Ладно, лучший... Я скинул в твою память диету питания. Следуй ей тщательным образом, она поможет тебе быстрее и без потерь перестроить организм для нормального функционирования имплантов выносливости и скорости реакции. Мышцы, связки, кости нужно модифицировать, а для этого нужно снабдить организм нужными веществами. Ясно?
- Верн, за все это, я и за две жизни не смогу с вами расплатиться.
- Что ты знаешь о сроках жизни? Это не мы решаем... Путь домой у нас долог и на нем всякое может случиться. Давай отложим этот разговор до прибытия в конечный пункт?
- Да будет так. Верн.
И больше я не суетился попусту, смысла не было.
Если у друзей была возможность, в дальнейшем, заменить свои нейросети лучшими образцами или усилить их соответствующими имплантами. И таким образом развиваться постепенно, шаг за шагом, что было естественно для разумного, то моя нейросеть была... скажем так - на очень долго. Боюсь на всю оставшуюся жизнь и сразу поднимала мои возможности на такую высоту... С которой очень легко было сорваться и разбиться насмерть или нырнуть в сумасшествие. Верн установил мне нейросеть таким образом, что сканирование определяло ее как Аналитик 6У. Отличная гражданская сеть и не более того, зато импланты, которые у меня стояли, были очень дорогими и замаскировать их было нельзя... Это лишний раз подтверждало, что в этом случае он не думал о прибыли, а сделал для своего друга Кирта, что мог и что считал необходимым. И я уже был не я или не совсем я? Хреновая ситуация создалась у меня - соответствовать неизвестному герою. Давит. Но за все нужно платить.
Но и это было не все. Кроме того, Верн мне поставил биосистему форсирования псионической активности тканей мозга. Как оказалось, я обладал ментальными способностями с индексом псиактивности порядка 45 единиц. Добротный средний уровень для ментатов. Это лишний раз подтверждало мнения Верна, что я и есть лучший вариант в качестве наследника его друга. Стоит ли говорить, что поставленная система, была так же наследством его друга Кирта.
Эту биосистему Верн называл петлей разгона, она обеспечивала кратковременное усиление уровня псиактивности почти в два раза. Про ее цену он вообще ничего не говорил, считая абсурдным оценивать то, аналогов которому нет на рынке. При неосторожном применении этой способности, могло последовать физическое истощение организма - вплоть до фатального исхода. Нужно было учиться ею пользоваться и лучше всего у учителя.
По рекомендации Верна, Веня приобрел для нас низкоуровневые базы из наследства работорговцев, которые они приготовили для рабов. Основной комплект-минимум состоял из следующих баз:
Пилот малого космического корабля - шесть баз 2,3 ранга.
Техник 3.
Энергетик 3.
Воин 3У, универсал - космос, атмосфера, поверхность, море.
Медик 3.
Юрист 2.
Экономист 2. Наша доля в захваченных на рейдере трофеях таяла, как снег весной. Только подобранный комплект баз стоил каждому из нас по девяносто китов и это была еще льготная цена. Нейросети ребятам обошлись по сорок китов в среднем и это была половинная цена, даже для вторичных сетей. А я, лично, задолжал более тысячи китов. В лучшем случае. Это был мой персональный долг, об этом я сразу договорились с Верном.
Верн предоставил нам возможность учить их в медкапсулах под стимулирующими препаратами. Здоровья эта процедура, называемая разгон, не добавляла - одновременно приходилось запускать процесс восстановления и реабилитации. На каком уровне ускоренного восприятия знаний устанавливалось равновесие, зависело от организма реципиента. Среди нас, самый высокий уровень разгона был у Димы и у него же было самое низкое значение индекса интеллекта. Как глубокомысленно заметил Михаил: "Природа - мать равновесия, если не само оное. Фактически."
Все наше время , свободное от вахт, приходилось на обучение под разгоном и подтверждение, практической работой, изученных ранее специальностей. Приходилось тяжело, но ребята понимали, что эта гонка - вопрос выживания и прилагали все свои усилия. Так сказать.
А наш рейдер исправно повторял пройденное, прыгая от точки выхода из гиперперехода к точке входа на другом конце плеча прыжка. Затем поиск в звездном пространстве точки выхода и опять прыжок. Главное было точно согласовать точки входа-выхода иначе накапливалась ошибка и можно было потерять ориентиры предыдущего маршрута пиратов. По своей сути это был "ручной режим" - все, что нам позволяли возможности поврежденного искина рейдера. Такой процесс поглощал немало времени, но нет худа без добра.
Иногда поиск точки предыдущего выхода затягивался на многие циклы. И нам находилась работа в окружающем пространстве: снимали с брошенных кораблей ремонтопригодное оборудование и аппаратуру, разрабатывали астероиды с целью добычи драгоценных и полудрагоценных минералов или концентратов редких металлов.
Особенно любили такие работы Костян, предпочитавший шарить в покинутых космических объектах, будь-то одиночный космический бот или фрагменты разрушенной космической станции. Саня, которому любые полеты были в кайф и он готов был лететь куда угодно и на чем угодно. Дмитрий, который учил базы шахтера, геолога, химика-технолога со специализацией обогащение рудных полезных ископаемых и теперь стремился подтвердить свои знания практикой. Все время свободное от службы и поиска минералов в пространстве, он стал проводить в своей мастерской-лаборатории, где создавал ювелирные изделия.
Сначала, это были украшения изготовленные из его личного запасца минералов, который всегда был с ним. Еще на Земле, он часто перебирал неказистые камешки, доставая их из своего неизменного кожаного мешочка - кисета. А потом, по одному ему известному признаку, выбирал несколько или один минерал. Долго его ощупывал и гладил , разглядывал... это могло продолжаться неделю и вдруг, в течении дня, двух им создавалась Вещь.
Причем, весь процесс изготовления украшения производил впечатление повторения пройденного - настолько он был выверен в деталях. Дома у Димы получались очень удачные изделия, завоевывавшие дипломы и грамоты на выставках художников прикладного искусства. Бывали и более простые работы, но ни одно его изделие не оставляло людей равнодушными. Про таких специалистов не принято говорить - это профессионал. Дима был мастер от Бога или волшебник - такие определения соответствовали его уровню искусности.
Как-то я обратил внимание на его изделие сделанное еще на земле - незатейливый кулон с зелеными агатами в обрамлении из черненного серебра. Изделие было выполнено в виде грозди винограда и чем-то выделялось из других его работ. Я попросил его у Димы, желая рассмотреть подробнее у себя в каюте, так как этот кулон, как-будто притягивал мое внимание и я решил найти причину этого наваждения. Для этого взял его в руки, принялся внимательно рассматривать и не заметил как погрузился в подобие транса. Далее, следуя инстинкту, стал как бы обволакивать украшение своим сознанием. Внезапно кулон ярко вспыхнул всеми цветами радуги, а я потерял сознание. Очнулся уже в медкапсуле, под внимательным взглядом встревоженного Верна:
- Как я понял, ты ухитрился активировать псипетлю и по твоему выражению - чуть не отдал концы. Почему такое стало возможно - уму непостижимо. Менталисты учаться этому годы. Тебя ко мне притащил Димка, который ворвался в твою каюту в очень нужный момент и это тоже загадка. Что он почувствовал. - Заявил полковник.
На, что я недоуменно пожал плечами и спросил:
- И как Дима это объясняет?
- Бормочет, что-то невразумительное, о внутреннем голосе. А теперь скажи, откуда ты это взял? - И показал мне Димкин кулон лежавший в красивой металлической коробочке.
- Так это Димкина работа. Красивая вещь. Не так ли? - Я попытался прикинуться шлангом.
- Очень красивая, а как от нее фонит псиэнергией... Я так понял, что активировал и зарядил его ты. Несложно, посчитать пальцы на одной руке. А вот то, что Дим оказался артефактчиком... Это Нечто.
- Неужели все так серьезно?
- Еще как! Искусников, способных создавать артефакты, очень мало. К примеру, в императорской сокровищнице их всего трое.
- И что нам теперь делать? Я понимаю, что Дима и мы все будем под прицелом сильных мира сего. В том случае, если сведения о нем вылезут наружу.
- Я тебе уже говорил - нужно стать сильными, а пока помалкивать. Сейчас, о твоих и Дима способностях знаем только мы вдвоем и даже этого много. Есть в Содружестве разумные, что могут незаметно залезть в голову любому. Очень многие из них служат в различных спецслужбах и готовы просто вычерпать мозги у любого разумного. Исключительно ради интересов государства - служба у них такая. А то, что после этого от разумного останется одна оболочка... Так это издержки государственной безопасности, - с горечью сказал он.
Как видно затронутая тема, к его сожалению, была ему хорошо знакома.
- Как себя чувствуешь? - Продолжил он после краткого молчания.
- Прекрасно, спасибо тебе Верн. Я хочу исследовать Димкины изделия повнимательней, может еще какие будут годны для артефактов. Правда, я не знаю что с ними делать, но ведь в любом случае это деньги и немалые? А они нужны как нам, так и вам.
- Конечно, это довод в пользу взаимовыгодного сотрудничества. Вот только, работать с артефактами ты должен сам, никого не привлекая в помощь. Даже Дима и своих друзей. Пойми, это очень опасно и не только для тебя.
- Верн, я не подведу, - заверил его я.
И это была правда, так как я Знал, что должен и могу работать с артефактами.
Когда я просмотрел все Димкины изделия, оказалось что из одиннадцати его изделий я ощутил, как возможные артефакты - два. Эти изделия были созданы исключительно из земных исходных материалов. Из новых его изделий, изготовленных из минералов и металлов добытых в космосе, свойства артефактов не проявило ни одно из них. А вот смешанное изделие - перстень из платины, добытой в космосе и с невзрачным земным изумрудом - было перспективно. Но это все было мной определено на уровне интуиции. Проверить теорию практикой, я опасался. Да просто ссал, куда деться от правды - себя ведь не обманешь... Но от себя и не убежишь, по прошествии некоторого времени я решился попробовать их активировать. В первую очередь, решил поэкспериментировать с перстнем. Для этого попросил Верна поместить меня в медкапсулу, что бы он мог контролировать мое состояние.
В транс вошел легко и даже стал ощущать зарождающуюся во мне энергию. Попытался проконтролировать скорость ее генерации. Получилось. Попробовал извлечь псиэнергию из своего тела. Скорость генерация энергии резко повысилась, но я сумел остановить нарастающий процесс. Повторил попытку и опять неудача, затем опять... и тоже самое. После неоднократных попыток я стал не просто ощущать в себе энергию и оценивать ее уровень, а как бы видеть ее распределение в своем теле. В следующей попытке, мысленно зацепился за край пульсирующего сгустка энергии и попытался оторвать небольшое количество энергии прикладывая силу в противофазе. Все время наращивал прилагаемое усилие и... Есть. Из колеблющегося объема энергии, отделилась капля и я попытался перенести ее в артефакт, что сумел сделать с энной попытки. Затем перенес вторую, третью ... После переноса четвертой порции энергии, меня вывел из транса Верн.
- Почему прекратили эксперимент? - Спросил Верна.
- Ты уже целый цикл в капсуле. Это раз. И второе, я тебе вывел из транса, как только начал снижаться твой энергетический потенциал.
"Значит, без последствий для для здоровья, меня хватает на три раза." - с иронией подумал я, вслух же спросил:
- А что с артефактом?
- Принял заряд полностью, нужно замерить потенциал и объем псиэнергии запасенной в нем. Уверен, что объем энергии будет не меньше, чем в первом твоем эксперименте. В тот раз, ее большая часть просто рассеялась в неконтролируемом процессе активации. И хорошо, что без опасных для тебя и окружающих последствий.
- Верн, сегодня энергия, которая зарядила артефакт была желтого цвета.
- А в первый раз?
- Красного.
- К сожалению, я не могу сказать ничего определенного. Только то, что это разные типы псиэнергии.
- Значит нужно учиться, учиться и еще раз учиться, - заметил я.
- В Содружестве действует именно такая, основополагающая, концепция. Однако, конечной целью граждан являются не знания, а креды.
- Верн и у нас то же самое. Только вот, знания - это сила. А креды - это просто креды и ничего более. Сегодня они есть, завтра их нет, а послезавтра они не нужны.
- Ник, у вас все на Земле такие удивительные хомо, как вы?
- Конечно нет - мы единственные в своем роде. Но... есть и другие, которые много лучше нас. У них сила - в правде, - грустно усмехнулся я, - но мы с друзьями рано из этого выросли. А еще есть негодяи и подонки.
- Ну такие есть везде, - заметил Верн.
Прошло почти четыре месяца, как мы были похищены с земли. За это время мы изучили подготовленный Верном комплект низкоуровневых баз и полноценно работали и несли вахты на рейдере. Наравне с имперцами. Дима недавно изучил базу Сканер 3У и теперь вовсю использовал, имеющийся на рейдере, компактный вариант геологоразведочного сканера Эхо 2. Между гиперпрыжками, ребята исследовали окружающее пространство на малых универсальных космических платформах четвертого ранга - КУП4М. Которые комплектовались стандартным оборудованием или оружием в зависимости от предполагаемого рода деятельности. На платформе у Димы, кроме сканера, были манипуляторы, лазерные буры и дроиды приспособленные к геологической разведке. Программу к которым написал и отладил Михаил. Теперь Димон высаживал эти роботизированные механизмы на любой астероид и они извлекали ему из него минералы или руды определенные сканером. А Дима помогал им, в случае необходимости, проникнуть вглубь астероида с помощью мощного оборудования, находящегося на платформе. Теперь, вылетая на свою охоту, Дим исследовал любые подходящие объекты, а с помощью дроидов проникал в любые щели. Почти. А если сканер показывал наличие золота, платины, иридия, родия, палладия и других драгоценных металлов, то Дмитрий был неудержим и забывал об осторожности. Поэтому, с ним всегда вылетали Костян или Саня - КУПы которых были максимально вооружены и кроме того они могли быть задействованы для транспортировки всего найденного нашим добытчиком.
Последнее время, Дима стал работать с тугоплавкими металлами: вольфрамом, рением, молибденом, ниобием и особенно танталом. Каким-то образом, он легировал тантал одному ему известными присадками и теперь металл приобрел насыщенный фиолетовый оттенок. Димкины изделия, оправа которых была изготовлена из переплетенных проволочек тантала и кобальтового сплава с красным отливом и изумрудными вставками - выглядели необычно и изящно. Кроме того, два изделия проявляли свойства артефактов.
Интересно, что Дима почти перестал гранить драгоценные камни и высокопарно утверждал, что это убивает душу камня. Заливал, скорее всего, если гранить кристаллы с помощью дроидов, то процесс становиться простым до примитивности и ему стало скучно этим заниматься. Так как Мастер. Зато придумать и изготовить оправу, под почти не обработанный камень, стало для него вызовом. Верн заметил, что таких искусников у них в Содружестве очень мало. Специалистов поднявших базы высочайшего уровня хватает, а творцов нет - остались профессионалы высокой квалификации. И как я понял, это была общая тенденция в Содружестве. Развитие цивилизации пошло экстенсивно, расширяясь в одной плоскости, но в этом нам еще предстояло убедиться. Лично.
После этого выхода из прыжка, Димку сопровождал Саня и как всегда старался держаться ближе к его платформе. Однако, чтобы иметь возможность для маневра, периодически покидал астероидное поле. Когда он своим сканером дальнего обнаружения зафиксировал отметку от космического корабля в скоплении астероидов, то тут же сообщил об этом на рейдер. Корабль был мертв.
Костян сразу вылетел на своей платформе с двумя инженерными дроидами для работы в космосе и тремя дроидами из комплекта технической поддержки рейдера. К чужому кораблю пошли все три наши платформы, совсем неплохо оборудованные. На платформе у Сани был установлен гравитационный пульсар-излучатель, который хоть и был близкого радиуса действия, но достаточно мощный и главное очень эффективный в астероидных полях.
Ребята пробились к цели за три часа. Это оказался подарок судьбы - средний корабль аранатского производства. Вытащить из пояса астероидов, корабль технической поддержки Проекта Дока 6С, было невозможно. Но разграбить, разрушенный военный транспортник, нам никто не мог помешать. А так как, кто первый того и тапки - тоже Закон Фронтира, то после предварительного дерибана, нам достался корабельный ремкоплект, Умелец 6кр, из 12 дроидов с управляющим искином. Еще, в этот комплект входил набор из двадцати пяти универсальных космических платформ - КУП6М, а это был уже малый ремонтный док. И главное, Саня присмотрел там внутрисистемный военный космический буксир - не быстрый, но исключительно мощный и маневренный малый корабль Проекта Трудяга 6М. С очень хорошим обвесом захватов, манипуляторов и прочего оборудования. Мечта орбитальщика. Сам Саня утверждал, что именно на орбитах планет, в полях астероидов, в звездных системах, наконец - ты летаешь. А в гиперпрыжках - просто перемещаешься. Почувствуй разницу, как говориться. Вот теперь и будем испытывать чувство полета, есть на чем летать, а то надоело выпрашивать платформы у аранатцев, для личного пользования.
Кстати, в наглую, мы по кораблю не шарились, так как понимали, что негоже копаться в могилах на глазах у родни погибших. Под руководством Верна, имперцы взяли пробы ДНК у погибших членов экипажа, изъяли корабельные искины с корабля, затем кремировали своих земляков в плазменной вспышке и только после этого мы начали разбирать судно. Вот здесь и пригодились уже наши буксир, комплекты платформ и дроидов. Мы исполняли соло и честно отработали выделявшиеся нам ранее производственные средства и прочее доброе отношение имперцев-аранатцев.
Пахали мы как проклятые. Транспортировали "Богатырем", ну а как же иначе его было назвать, КУПы к транспорту и там собирали их в платформы приличных размеров. На них грузили, демонтированное Костяном и его дроидами, оборудование с транспорта. Затем буксир, шедший за вооруженным гравитационными излучателями КУПом, протаскивал платформу через астероидное поле и транспортировал к рейдеру, где ее разгружали уже без нашего участия. А мы опять брали комплект малых платформ и все повторялось. Работали в авральном порядке, вахтами, в течении всего цикла и затратили больше двух недель времени, но корабль ободрали полностью.
Капитан рейдера, даже премировал нашу компашку базами Навигация 5 и Кибернетика 5, из неприкосновенного спасательного набора транспорта. Которые, тут же, прибрал себе Миха - а кто бы спорил? Все в команде остались довольны результатом аврала, а уж как мы были довольны - дикие люди, до этого случая, находившиеся на иждивении цивилизованных граждан. Но твердо знавшие, что долги нужно отдавать. Удивительные личности в Содружестве - ярые поклонники чистогана и халявы, но в тоже время люди слова. Специфика нейросетей?
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
predok
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 11 сен 2013, 16:25
Откуда: Крым
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение predok »

Внес исправления, согласно рекомендациям на самлиб.ру
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.

Аватара пользователя
AllexxGL
Сообщения: 1490
Зарегистрирован: 12 июн 2013, 15:41
Откуда: Питер - Гамбург
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 158 раз
Контактная информация:

Сообщение AllexxGL »

Плохое известие, из-за того, что у читателей пропал интерес к этому, очень интересному произведению, уважаемый predok прекратил выкладку у нас своего произведения. Если вам действительно интересно его творчество и вы хотите читать здесь продолжение его книги, то отпишитесь, а если нет, то потом не жалуйтесь на отсутствие продолжения.
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.

Андрей Д
Сообщения: 206
Зарегистрирован: 08 окт 2013, 13:19
Откуда: г. Димитровград
Благодарил (а): 507 раз
Поблагодарили: 7 раз

Сообщение Андрей Д »

Офигеть! А я то думаю, почему на "Литостровке" есть, а здесь замерло всё. Серьёзно, интерес пропал?

Аватара пользователя
лелик
Сообщения: 1300
Зарегистрирован: 31 дек 2013, 16:58
Откуда: г. Шарья Россия
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 13 раз
Контактная информация:

Сообщение лелик »

Ну, может, фанатам Хорта не понравилось, что две первые повести - даже, считай, и не фантастика. Потому - разочаровались. Эти товарищи - очень постоянны в своих предпочтениях. Отхода от канона не терпят.

ПС. Что показательно. Мне, например, в самлибе за "Империю" аж половина оценок - колы и двойки. Видимо, за отход от священных "хортотрадиций". Девяток с десятками - всего четверть от общего числа.

Аватара пользователя
AllexxGL
Сообщения: 1490
Зарегистрирован: 12 июн 2013, 15:41
Откуда: Питер - Гамбург
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 158 раз
Контактная информация:

Сообщение AllexxGL »

Так ведь главное то, что автор даже это отступление написал очень интересно. Он просто раскрыл тему максимально, просто такой своеобразный пролог. В основном другие авторы применяют прием воспоминаний ГГ, плавно встраивая их в ход повествования, здесь же просто сразу поместили это в начале книги. На мой взгляд, так даже лучше, не надо каждый раз отвлекаться, а то получается глава про сегодня, а потом глава про вчера. С удовольствием прочитал пролог, который кстати больше всего понравился, а теперь можно спокойно читать основное действо.
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.

Аватара пользователя
лелик
Сообщения: 1300
Зарегистрирован: 31 дек 2013, 16:58
Откуда: г. Шарья Россия
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 13 раз
Контактная информация:

Сообщение лелик »

Не, этим товарищам нужно , чтоб в каждом абзаце было перечисление названий нейросетей, имплантатов, баз, названий и типов кораблей, трофеев и т.д. :yes:
А в конце 3го романа - ГГ, ранее обязательно похищенный рабовладельцами, уже император (или Землю под себя подмял). :ce2:

Закрыто

Вернуться в «predok»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость