Здесь много чего интересного! Но оно доступно лишь зарегистрированным. Регистрируйтесь .

Бездарь.

Аватара пользователя
brecers
Сообщения: 432
Зарегистрирован: 09 авг 2018, 08:56
Откуда: Калининград
Благодарил (а): 297 раз
Поблагодарили: 169 раз

Бездарь.

Сообщение brecers »

Друзья, я решил попробовать себя в жанре фентази. Пожалуйста справедливо оцените мою попытку. Мне важно узнать ваше мнение. Стоит ли продолжать?

Аватара пользователя
brecers
Сообщения: 432
Зарегистрирован: 09 авг 2018, 08:56
Откуда: Калининград
Благодарил (а): 297 раз
Поблагодарили: 169 раз

Бездарь.

Сообщение brecers »

Бездарь.
Никогда нельзя быть готовым к смерти. Вот и совсем молодой парнишка – Тимофей совершенно не был к ней готов. Уж слишком мало он прожил в этом – магическом, и том своём - техногенном мире. Ещё слишком мало он повидал в теперешней, и той минувшей - Земной жизни. Там - он был очень умным и любознательным юношей, а здесь его почему-то все называют – Бездарь. За что? А за то, что он всего-навсего не имеет как все его сверстники так называемого магического «дара». Смерть – это еще не конец. Это всего лишь завершение некого отрезка существования личности. Хотя, конечно и у всего есть свой придел, но никому не дано знать, когда он наступит. Но ведь нужно ещё хотя бы что-то оставить и после себя… Не нужно отчаиваться, а значит – необходимо бороться, надо жить! Возможно, именно поэтому судьба и даровала парню ещё один шанс, не позволив потерять новое для него тело.


Предисловие.

Плоское и почти без выбоин дно огромного ущелья, впрочем, многие почему-то называли его не иначе как - каньон, редко, когда баловали лучи местного светила. Здесь почти всегда безраздельно властвовал полумрак да приятная в этой широте прохлада. Лишь в самый полдень тут становилось жарко и очень душно, но Дорок уже привык. Он, всегда готовый к неожиданностям, держа магический фонарь в одной руке, а глефу в другой, почти ежедневно в абсолютной темноте тоннеля спускался сюда за живительной водой. Приходилось всякий раз рискуя напороться на камнегрызов пробираться по тоннелю или как горняки его называют - штольне, выдолбленной прямо в стенки глубокого ущелья при этом зигзагами уходившей от самого верха небольшого горного плато и аж до самого его днища. Но что поделать, наверху воды просто не было. Можно было бы набирать воду и около самого выхода, но место там было очень уж не удобное, достаточно глубокой выемки в днище ручья тут не было. Черпать кружкой, а затем переливать в ёмкости не вариант, набегут камнегрызы или те же рвачи и тогда придется отбиваться, так что приходилось уходить подальше на сколько позволял магический поводок. В самом лагере заготовить воду впрок, во время дождя тоже не вариант, поскольку в этих широтах они бывали чрезвычайно редко, да и хранить её долго не получится. Такова работа Дорока в общем…
Дорок был полностью во власти своих невесёлых мыслей. Скоро очередной отбор молодежи. Кому-то повезет и тот станет будущим воином - магом. Юноше просто безумно хотелось стать магом. Но он ведь - бездарь. Он, как и всегда останется здесь… Дорок будет, как и прежде таскать воду в поселение…
Вдруг, непонятный, нарастающий гул, раздающийся откуда-то сверху обрыва, привлёк его внимание. Этот звук вмиг заставил парня оцепенеть от неимоверного ужаса. Вибрация стен ущелья, его каменного днища, да и самого воздуха неимоверной жутью заполнила всё пространство. Каменное дно ходуном заходило под ногами юноши стремясь опрокинуть его. Казалось, что кто-то там глубоко внизу под ногами парня, в этом чудовищном каменном разломе ожил и сейчас решил выбраться наружу. Хотелось бежать прочь, но магический поводок был на пределе. Парень, пытаясь не упасть недоуменно посмотрел себе под ноги, при этом боясь увидеть нечто ужасное выбирающееся из монолитного каменного дна ущелья наружу. Но нет. Ничего подобного не произошло и, он тут же посмотрел вверх…
- Нет! Нет! О, Боже!!! Да что же там такое происходит?! Нет! – Молодой человек, стоявший на дне глубокого каньона, задравши голову, смотрел одним своим единственным глазом куда-то вверх. Он, до белены сжав кулаки в отчаянье во всё горло кричал: - Нет - нет! О Боги! Стойте! Что же Вы творите?! О, нет! Только не это! Не надо!
Между тем, там, где-то там далеко вверху, на самом краю ущелья всё рушилось. Всё, что невзирая ни на что он сумел-таки полюбить в этом мире его «новые» родители, да и просто люди, живущие по соседству, всё это там рушилось.
На самом краю огромного каньона, стенки которого вертикально уходили вверх примерно метров на двести, находился его дом. Впрочем, и не только его. И вот теперь, похоже на то, что весь небольшой посёлок горняков вот-вот окончательно обрушится вниз.
- Боги, не надо! Я прошу Вас! Да что же там, в конце концов, происходит?! – заслонив ладонью единственный глаз от пронзительного полуденного солнца, парень пытался разглядеть, что же там всё-таки творится.
А тем временем, сверху на дно каньона падали пока что лишь отдельные небольшие фрагменты скалы. Но вот, вдруг по почти вертикальной стене пробежала дрожь, породив в ней глубокие трещины, и огромная карнизом выпирающая часть скалы, отделившись от общей массы как кусок краюхи хлеба, испещрённый искусственными тоннелями, отломившись, с нарастающим грохотом, медленно рухнул вниз…
Никогда нельзя быть готовым к смерти. Вот и совсем молодой парнишка – Тимофей, а теперь уже – Дорок, совершенно не был к ней готов. Еще слишком мало он прожил в этом – магическом, и том своём - техногенном мире. Ещё слишком мало он повидал в теперешней, и той минувшей - Земной жизни. Там - он был очень умным и любознательным юношей, а здесь его почему-то все называют – Бездарь. За что? А за то, что он всего-навсего не имеет как все его сверстники так называемого магического «дара». Смерть – это еще не конец. Это всего лишь завершение некого отрезка существования. Хотя, конечно, у всего есть свой придел, но никому не дано знать, когда он наступит. Но ведь нужно ещё хотя бы что-то оставить и после себя… Не нужно отчаиваться, а значит – необходимо бороться, надо жить! Возможно, именно поэтому судьба и даровала парню ещё один шанс, не позволив потерять новое для него тело.
Дороку повезло в том, что именно он сегодня и должен был идти на это – трижды им клятое дно каньона за родниковой водой, а не остаться в поселении в качестве разнорабочего. На его счастье, а может это были происки судьбы, он был достаточно далеко от места обвала, что, собственно, и спасло его от неминуемого погребения. Ему просто чудом повезло не попасть под обвал. Но, несмотря на это гулкое эхо обвала, многократно отразившись от стен каньона, больно ударило по ушам.
Едва боль от чудовищно звенящего грохота поутихла, как зажавшего уши парня навзничь опрокинула мощная волна воздуха, идущая следом за упавшей массой части скалы. Она, вместе с упругой тучей пыли, поднятой вследствие обрушения, швырнув тело парня на каменное дно каньона, на время даже оглушила его.
Дорок, присыпанный каменным крошевом, уткнувшись лицом в дно каньона, какое-то время, лежал без движения. Его почти целиком накрыл толстый слой пыли вперемешку с мелкими каменьями. Но вот, это пылевое крошево зашевелилось. Осторожно приподнявшись на локтях, парень, с трудом выбравшись из-под кучи песка и пыли, уселся на всё это месиво. Он даже и не пытался отряхнуться, сил на это попросту не было. Вместо этого, судорожно хватая воздух, молодой человек тщетно пытался откашляться. Дорок задыхался. От обилия пыли, попавшей внутрь лёгких и не только, его даже несколько раз вырвало. В ушах ошеломлённого юноши по-прежнему стоял звон. Спустя какое-то время вечно гулявший по ущелью ветер наконец-таки унёс с собой плотное и удушливое облако пыли.
С великим трудом очистив носоглотку от пыли, пару раз жадно глотнув свежего воздуха, Дорок, понемногу приходя в себя, откашлявшись и кое-как восстановив дыхание, потёр глаза и, повернув голову, посмотрел вверх. Посмотрел туда, где на самом краю обрыва совсем ещё недавно ютился его домик.
Сердце юноши бешено колотилось. Осознание произошедшего ввергло парня в отчаянье, душу сжала тоска утраты, породив слезу, скользнувшую по его пыльной щеке. В одночасье уютного домика его семейства не стало, как и полностью исчез небольшой посёлок горнодобытчиков вместе с ними.
В этом мире парень уже почти три года. Там, откуда его по чьей-то прихоти перебросило, вернее, перенесло его душу, Тимофея уже никто не ждал. Его родители, вместе с ним преодолевая на своём автомобиле горный перевал, погибли в аварии.
Отцовская «Лада» слетела в пропасть от удара в бочину. Отец, иногда мельком оборачиваясь к сидевшим позади его, что-то тем увлечённо рассказывал, и он просто-напросто не успел вовремя среагировать на возникший прямо перед машиной грузовик, который выехал из-за поворота скалы. Тимофей же каким-то образом успел почувствовать опасность, но, к сожалению, было уже слишком поздно…
Наверное, КАМАЗ потерял управление, или просто банально взбираясь по серпантину дороги, его водитель уснул прямо за рулём, разморённый неистовым солнцем. Кто ж его теперь знает...
В этом, новом для юноши мире, он уже не прежний Тимофей, а Дорок. У него здесь новая семья и совершенно другая жизнь, впрочем, как и весь мир вокруг него. Хотя похоже на то, что судьба-злодейка решила в и этот раз сыграть над юношей очередную «шутку», в одночасье еще раз лишив его всего на свете.
Прежний Дорок, тело, которого досталось Тимофею, был самым молодым в посёлке горняков, ему на тот момент (момент обмена) едва исполнилось четырнадцать. Наверняка это была бы финальная дата его жизни, но кто-то там «наверху» решил иначе, подменив одну душу другой. Юноша был всегда одинок и вечно сам по себе, будто – какой-то изгой. Впрочем, теперь сдружиться с кем-либо из своих сверстников он всё равно не успел бы. Нет, остальные дети никуда не пропадали и не погибали, нет, их время от времени забирали с собой гоблины, владеющие этим прииском. Впрочем, Дороку от этого было, как говорится: - «ни холодно - не жарко». Он всегда был сам по себе, получив среди детворы неприятную кличку — «Бездарь».
Всё дело в том, что все остальные дети посёлка, так сказать, были «одарёнными». Проще говоря, все они имели предрасположенность к магии и очень рассчитывали на то, что в своё время станут великими боевыми магами, с кем все остальные будут считаться и уважать их за это. За подобную «неполноценность» поселковая детвора даже несколько чуралась и сторонилась Дорока, бахвалясь и хвалясь своим «магическим ростом», и какими-то там непонятными для парня возможностями отслеживать развитие этих самых своих «магических сил». Они, при случае непременно кичились этим, при этом совсем не злобно посмеиваясь и подтрунивая над бедным Дороком. Именно по этой причине и прилипла к юноше нелепая кличка – «Бездарь».
Парню было досадно и очень обидно, за то, что он не как все, и что он никогда как все остальные не сможет стать великим боевым магом, но что тут поделаешь, он свыкся. Да, Дорок был лишён магии, хотя вроде как с самого рождения (это со слов матери) он рос, как и все остальные, и вероятней всего тоже мог бы стать магом. Виноват случай. «Сын не успел достаточно «напитаться» магией» - по крайней мере так думала его мать, но отнюдь не сам Дорок, некогда бывший Тимофеем. Парень прекрасно понимал, что же на самом деле с ним произошло.
Поначалу, пока парнишка рос, его в штольни добывать магическую руду (впрочем, как остальных детей посёлка) даже и близко не пускали. Говорили дескать, очень там опасно. - «Пока рано. Подрасти ещё», - всякий раз говорили родители, а потому он как говорится, всегда был на подхвате. То там поможет, то дров или той же воды принесёт, ну само собой и времени у него свободного хватало на всякие там шалости... В общем, сорвался юноша однажды по своей глупости, не дотянулся руками до спасительного выступа над входом в какую-то природную пещерку.
А вот дальше с ним случилось что-то просто невероятное. Тело Дорока его родители нашли на дне того-самого каньона куда он частенько и бегал за водой. Нет, внешне он совершенно не изменился, если, конечно, не считать множества полученных переломов включая потерю левого глаза. Но вот его душа… Она покинула тело «бедного Дорока» освободив свое место душе Тимофея, который тоже погиб в своем мире. После падения с высоты тело парня очень серьёзно пострадало, но по крайней мере, оно было цело. Чем, собственно, не мог «похвастаться» Тимофей, тело которого в его мире целиком и полностью было разрушено. Наверное, душа Тимофея и здесь не долго бы задержалась, уж достаточно критичными были полученные травмы. Но в тот раз спасла его обычная магия. Тётушка Дорока – Ванесса, была «Великая целительница».
Вначале душа прежнего владельца противясь замыслам Богов, она всё ещё боролась за своё тело, но Тимофей оказался сильнее, само собой разумеется, не без участия всё тех же Богов. Силы былого Дорока таяли с каждым днём, невольно даруя новому хозяину тела весь свой жизненный опыт, полученные умения и знания этого мира вместе с теми мизерными крохами «магических сил», доставшихся прежнему Дороку при рождении, впрочем, как и всем без исключения детям, рождённым в этом горном посёлке невольных добытчиков мезонита.
Нет, Тимофей не желал насильственно захватить чужое тело. Нет, но так уж вышло. Видимо кто-то ТАМ за него решил, что так будет лучше, так будет правильно…
Все небольшие знания, навыки, которые Тимофей успел получить в своём мире, учась в школе и изучая интересную ему литературу (впрочем, и интернет здесь помог немало), само собой остались с ним. Вот только всё это здесь оказалось абсолютно бесполезным и лишённым какого-либо смысла... Хотя, возможно, всего лишь пока... Тут был совершенно другой мир. Иной мир... Мир магии, щедро сдобренный несправедливостью, жестокостью и болью…
Соседка тётушка Ванесса владела всего лишь задатками магии «Жизни», но даже тех её крох хватило Дороку, чтобы спустя, казалось бы, бесконечное количество лечебных сеансов потихоньку восстановиться и уверенно встать на ноги. Поначалу, Тимофей «прикованный» полученными травмами к постели, всё никак не мог понять, что же с ним произошло, что случилось? Куда он попал? Нет, сам факт произошедшей аварии он помнил. К его счастью, воспоминания были не полными, размытыми и обрывочными. Тимофей не помнил лица своих родителей, как и сам момент гибели, хотя и сознавал это. Первые два месяца Тимофей не ощущал своего нового тела, как и не мог посмотреть на себя в зеркало. Ему просто-напросто не давали взглянуть на себя, дескать снимать повязку с полностью, как кокон опутанной головы пока рано. Пугало то, что творилось с его телом. Он явственно ощущал это, с телом что-то происходило, оно выздоравливало, восстанавливалось неспешно. Пугали новые и незнакомые для Тимофея голоса кого-то там, кого он банально просто не мог видеть. Окружающие понимали состояние юноши. Они не предавали значения его бредовым вопросам и рассказам, списывая всё это на произошедшее с парнем.
Отсутствие чувствительности почти всех конечностей ему объяснили полученными тяжёлыми травмами, заверяя, что со временем возможно всё восстановится. С памятью было хуже. Прежний владелец тела вносил сумбур в воспоминания, путая их, а зачастую просто банально накладывая свою память поверх Тимофеевой. Но парень справился, он не сошёл с ума. Прошло время. Тимофей привык к новому имени - Дорок, которым его все и называли. Новое тело он теперь чувствовал тоже как родное. Первое время юноше не позволяли ходить, разрешали лишь малость посидеть на краю постели, поясняя, что ещё пока рано, кости, дескать должны срастись покрепче. Вот когда сняли повязку с лица, вот это был настоящий шок. Чтобы там не рисовало его сознания, не видя окружающую действительность, чего бы он не фантазировал и не представлял себе, находясь постоянно с завязанными глазами, но, когда он всё это воочию увидал сам — это было НЕЧТО.
Да, в этом мире существовала магия. Да, да, именно магия. Хотя, что такое магия? Однозначных ответов не существует. В том мире, где жил Тимофей магию, считали выдумкой писателей – фантастов. А всё по тому, что никто не мог объяснить некоторых не понятных обычному техногенному человеку вещей. Здесь же — это было банальной обыденностью, нет, конечно, всё тоже было довольно-таки непросто с этой самой магией, но она была! Она существовала (парень убедился, как говорится на «своей шкуре» вовремя лечения). Пожалуй, привычное электричество в мире Тимофея здесь тоже считалось бы чем-то невероятным, не естественным и непонятным, пугающим.
Лица сказочных персонажей, эльфы из сказок и гномы, о которых Тимофей разве что читал там на Земле. Всё это реально существовало в новом для него мире. Мать Дорока (вместе с тётушкой Ванессой), когда он малость оправился от полученных травм и стал задавать им, казалось бы, всем известные, и понятные вопросы касаемо быта и устройства этого мира, поначалу очень удивилась. Ещё бы, не знать очевидных и простых вещей, это безусловно у кого хочешь, вызывает удивление, и по крайней мере подозрение в душевном здравии.
Но потом, весь тот нелепый бред списали на посттравматическое состояние парня и возможную частичную потерю памяти. Они заново учили его жить в этом мире, разъясняя многие вещи. Так Тимофею, то бишь Дороку, стало известно, что в этом, казалось бы, полностью магическом мире, существуют и обычные технологии, типа примитивных паровых машин и даже огнестрельного оружия. Такая мешанина в голове парня не очень положительно влияла на его выздоровление. Былая память Тимофея не желала мириться с суровой действительностью и пониманием того, что назад уже не вернуться. Не вернуться никогда…
Поначалу всё это очень напрягало юношу, казалось, что он просто сошёл с ума и находится в медикаментозной коме. Но это была суровая реальность. Пугало многое… Рвало душу понимание того, что он больше не увидит своих настоящих родителей. Он чётко осознавал и понимал всё произошедшее с ним... Чужое отражение в зеркале, чужие люди, почему-то обращавшиеся с ним как ребёнком. Было страшно, но он справился. Он принял своим естеством то, что это - вовсе не сон, а - реальность…
Потеря глаза пугала и поначалу, конечно, очень беспокоила молодого парня, но как говорится: - человек может привыкнуть ко всему что угодно. Парень свыкся с этой бедой, а что делать? Кости срослись как надо, со временем и шрамы от порезов на теле исчезли. Ну, разве что кроме одного, аккурат на самом темечке.
- А это точно шрам тётушка? – спросил Дорок, как-то рассматривая себя в зеркало, ощупывая свою макушку и морщась от нелепого вида повязанной на место левого глаза тряпицы. Да, Тимофей считал её именно своей тётей, как и родителей былого Дорока считал уже своими... Виновато не время проведённая среди них и не забота о нём. Нет. Время, оно конечно «лечит», но память никуда не делась. Причина в самом понимании ситуации. С каждым прожитым среди них днём юноша всё больше и больше проникался к ним своим чувством становясь единым, родственным. Нужно жить дальше. Ну и конечно куда уж тут без вмешательства самих Богов. Кому-то там видимо всё это было нужно...
- Не знаю, возможно. Хотя, хотя это больше похоже на метку богов, – малость, подумав, неуверенно и явно что-то скрывая, отозвалась целительница. — Вот окрепнешь, вырастешь, тогда и сам поймёшь, что это такое. – Она как-то загадочно улыбнулась чему-то.
Мальчишка уже было собрался бежать куда-то там по своим делам, но женщина остановила его.
- Дорок, постой. Я… - Женщина словно запнулась на полуслове, но продолжила: - Я должна тебе кое-что сказать. Ты должен хорошенько запомнить то, что я тебе сейчас скажу и никогда-никогда, и никому не рассказывать это. Обещаешь? – Увидав в единственном глазу парнишки недоумение, она добавила: - Да, это покажется тебе невероятным и непонятным, но поверь скорее всего именно так оно и есть. Пообещай, что не расскажешь никому, это облегчит тебе жизнь, а возможно и спасёт её.
Заинтригованный словами тётушки, Дорок утвердительно кивнул, произнеся: - Обещаю тётушка Ванесса!
Чуть помедлив, внимательно глядя прямо в глаза Дорока, женщина тихонько сказала: - мальчик мой, Дорок, у тебя есть дар, ты не «бездарь», как считают многие. Ты совсем другой... После того как ты разбился... Нет... В общем... Хм, не знаю, как и сказать... Я не знаю, как это всё можно объяснить... Понимаешь мальчик мой ты в тот раз погиб... Ты умер. И я это чувствовала. Но... - Она чему-то задумалась и продолжила: - Ты точно был мёртв. Не пугайся! - она взяла юношу за руку. - Да, ты был на тот момент мёртв, но я почувствовала, что это..., что это ненадолго... Уж слишком быстро ты восстановился. Лёжа в луже крови твоё исковерканное тело, твои раны… они слишком быстро закрылись, и перестали кровоточить… - Она посмотрела в глаза Дорока и продолжила: - Не знаю, но... после того случая ты стал другим. Поверь, я это чувствую. Ты – Избранный! Да - да, не удивляйся и не спрашивай меня, что это такое. Я и сама мало что об этом знаю. Просто в свою очередь слышала о подобном от моей матери. В то время я была ещё совсем молода, мне необходимо было учиться, развивать свой дар, но... - тётушка Ванесса, опустив глаза тяжело вздохнула и продолжила, - но мы всего лишь предполагаем свой жизненный путь, а боги располагают нашими судьбами. Меня, как и всю твою семью похитили эти проклятые гоблины. Моя мама мало что успела мне рассказать, и, к великому сожалению, мало чему научить.
– А она, ну, ваша мама, что разве была магом? Или, как и вы - была целительница? А тётушка? – перебил её любопытный Дорок.
- Да. Она была целительницей. - Тяжело вздохнула тётушка. - И уж поверь, была очень хорошей целительницей! «И не перебивай!» —наигранно хмурясь сказала она. - Нас могут услышать. Дорок, мальчик мой, ты Избранный. Ты сможешь работать с артефактами и, наверное, даже будешь создавать их. Да, ты навряд ли, когда станешь магом, в тебе почти нет магии, слишком мал её резерв в тебе, но её зачатки у тебя точно имеются. И уж поверь, я это чувствую. Если когда-нибудь захочешь развивать их, помни, тебе придётся постараться. Очень - очень хорошо постараться, ведь дар магии у тебя совсем крохотный, но он есть. Помни мои слова мальчик.
Видя, что мальчишку не удержать, Ванесса, улыбнувшись и ласково шлёпнув того ладонью, добавила: - Ладно уж, беги непоседа!

Услышанное от тётушки не осталось без внимания парня, он это хорошенько запомнил, но Дорок пока был слишком молод для того, чтобы как следует осознать и понять сказанное Ванессой.
Прошло время, Дорок (бывший в другом мире Тимофеем) окреп и полностью оправился от полученных травм. Его тело полностью восстановилось будто ничего и не случилось с ним. Он даже стал помогать родителям в шахте. Да, он теперь был просто уверен, что это именно его настоящие родители, хотя отголоски памяти иногда всё же напоминали ему о том, что это не совсем так, но те воспоминания очень быстро и бесследно «гасли», не задевая его чувства, и не теребя юную душу. Дорок, как и все юноши начал работать наравне со всеми, стал добывать магическую руду – мезонит.
Добыча магической руды являлось основным промыслом и источником доходов для небольшого поселения рудокопов. Основные жители посёлка это - гномы (поскольку именно их раса наиболее предрасположена к подобному занятию), да небольшая группа эльфов. Стоит заметить, что были в посёлке и другие представители этого мира, но всего лишь единицы, да и то, они попадали сюда совсем ненадолго. Население этого крошечного посёлка не сами для себя выбрали подобное занятие, нет. За них всё это решили мерзкие серо-зелёные гоблины, сделавшие их практически своими рабами.
Почти свободные - рабы, это если конечно не считать, то обстоятельство, что сбежать отсюда было просто невозможно. Не реально… Магические поводки надежно держали всех жителей на узде. Но это не единственная причина…
С одной стороны, высоченные горы и отвесные скалы, по другую сторону широкого каньона бесконечная степь без признаков какой-либо растительности, воды, да и жизни как таковой вообще. Собственно, назвать этот каньон – каньоном, наверное, было бы неправильно. Огромный разлом вдоль скал местами был достаточно широким в не одну сотню метров и больше, а местами всего-то метров двадцать, а-то и меньше, но все величали его каньоном и не иначе. Сбежать, оно, конечно, можно, НО! Высокие горы, подходы к которым охраняют гоблины, да к тому же без снаряжения, нет — это не вариант.
Степь? Но больше трёх суток в том «адском» степном пекле в одиночку без воды не выжить, да и драконы вместе с рвачами не дадут, сожрут просто-напросто. А дальше? А дальше сумеречные болота, населённые нежитью. Так что о побеге фактически никто и не помышлял, да и семьи у всех имелись. По центру поселения находился некий каменный куб, он же магический страж, удерживавший всех жителей от соблазна бежать. Стелило кому-либо нарушить безопасную дистанцию, на которую было дозволено удаляться и вначале беглец получал мощный разряд тока, а затем незримы поводок просто телепортировал неудачника обратно в лагерь. Само собой об этом туте становилось известно проклятым гоблинам, устроившим подобный «концлагерь» для бедолаг. Нет, к подобному тоже никто из них готов не был.
Мезонит - являлся сырьём для чего-то там, из чего маги делали для своих нужд всякие поделки. Дорок ни разу не видел настоящих магов - рахонов, тех, которые живут за горной грядой. Слышал лишь что они не похожи на всех остальных. Знал из рассказов лишь что они высокие, ну по крайней мере выше обычных людей, а ещё очень сильные и цветом своей кожи красные как варёные раки. А ещё Дорок знал, что в мире существуют и обычные люди, или как все их называют - хумансы.
Именно хумансом и была Глория, девушка, которая очень - очень нравилась парню. Жаль только, что она почти никогда не обращала на него своего внимания. Девушка лишь изредка осчастливливала Дорока своим взглядом, от чего тот густо краснел, смущаясь. Вечно слегка бледноватое лицо эльфа - Дорока в тот момент становилось пунцово-красным, от чего все начинали смеяться, тыча в его сторону пальцем. - Эй! Бездарь! Найди себе кого-нибудь кто окажется таким же тупицей, а Глория не для тебя, - кричали в след убегающему парню.
Свой негатив парень выплёскивал на еженедельных турнирах, чаще остальных выходя победителем. Турниры проводились с целью овладеть навыками боя холодным оружием и быть готовыми в случае чего суметь защитить себя и близких. Хотя почти все в поселении и владели магией (исключая разве что старожилов), но её запас у каждого индивидуален, и будет очень неприятно, когда она вдруг неожиданно иссякнет. Именно для подобных случаев и обучали молодёжь, причём всех поголовно. Маг с самого рождения имел определённый навык владения тем или иным заклинанием. Ему было незачем создавать определённую руну, она с рождения была доступна ему на уровне подсознания. Все дети посёлка имели всего-навсего по одной такой врождённой руне, хотя, как поговаривали, бывали случаи, когда у ребёнка появлялись две а-то и три руны, но это случалось крайне редко. Это как с талантливыми детьми. Кто — то великолепно рисовал, кто — то отлично музицировал, кто — то сочинял стихи. Чтобы один и тот же ребёнок был хорош во всем — почти не встречалось. Да, имелись вундеркинды, что и сонет сложат и заковыристое уравнение решат на раз — два. Но это скорее исключение из правил. Обычно способности оказывались узконаправленными, то есть ребёнок имел какую-то одну конкретную руну, к примеру: - огонь, вода, ветер, земля ну или мороз. Дороку же подобное было недоступно поскольку с рождения тот считался бездарью и не имел в своём сознании никаких рун.
А ещё, Дороку было очень обидно и горько. Обидно, что он ущербный, не такой как все остальные. Горько, что единственная, та которая хоть и иногда, но улыбалась ему, и-то не может стать его девушкой. Он - бездарь и этим всё сказано. Дорок очень переживал и попросту был сам не свой, когда Глорию забрали гоблины. Что поделаешь, она одарённая и, к несчастью, Дорока, наконец-таки достигла совершеннолетия.
Странных на вид, а порой и непонятных вещей, которые производят те самые маги из мезонитовой руды (почему-то имеющих не менее странное название - артефакты) в посёлке хватало. Назначение их было различное, начиная от обычных магических фонарей и нагревателей, и заканчивая сорокалитровыми ёмкостями под воду. Очень - очень странных на вид ёмкостей-баллонов, которых сразу по две баклажки почти ежедневно Дорок таскал, спускаясь на дно ущелья, где и протекал живительный ручей. Кстати, эти ёмкости имели удивительные свойства в разы уменьшать вес налитых в них жидкостей, делая ношу почти не ощутимой. Но было одно «НО», вес они теряли лишь тогда, когда «хозяин» находился рядом. И то несказанное благо, иначе молодой парень просто-напросто не смог бы поднять одну из них их, не говоря уже о том, чтобы дотащить эти баклажки с самого днища каньона к себе домой.
Тётушка Ванесса однажды как-то вернулась к давнишнему разговору и рассказала то, что эльфы (к расе которых теперь, и относился Тимофей) исключительно редко полноценно владеют магией, которую в отличие от них почти поголовно используют краснокожие рахоны, но зато эльфам подвластна магия стихий. Тётушка сказала, что по приданиям когда-то очень давно в этом мире вначале появились настоящие чудовища, прямоходящие ящеры – сауряне. Это были очень жестокие незнающие сострадания существа, но именно с их появлением в этом мире и зародилась магия. Откуда они взялись в этом мире, доподлинно никто не знал. Сауряне очень долго владели этим миром, а потом как появились, почему-то так же загадочно и исчезли.
С тех самых пор мир изменился. Появилась магия, как, собственно, и те, кто овладел ей. Шло время. Магов стало достаточно много, но в наказание за это в мире появились драконы. Похоже на то, что эти драконы и контролировали численность магов, не давая им заполонить весь мир. Драконы уничтожали возомнивших себя богами магов. Но драконы — это ещё полбеды, ужасно было то, что мерзкие гоблины стали похищать людей на свои рудники, которые находились в их горных владениях. И что самое главное, и важное — это то, что виной всему был мезонит. Это магическая руда, которую когда-то очень ценили сауряне, а теперь и краснокожие рахоны. Этот пресловутый¬ мезонит чем-то очень напоминал Дороку Земной кварц, хотя и отличался от него по своим свойствам.
А ещё говорили, что гоблины продают или попросту меняют этот самый мезонит в соседней империи Кондор на магические артефакты. Вот там-то и обитали краснокожие маги расы рахонов.
Конечно, информации о магии как таковой у Дорока было крайне мало, да и не вся она была правдива, но он был очень упрямым и любопытным, так что парень как мог по крупицам собирал информацию о ней. В чём-то ему помогли, подсказали, рассказали родители и соседи, что-то он выяснил сам. Впрочем, похоже парень до конца и сам не понимал для чего всё это ему нужно, но он чувствовал, что это ему жизненно важно. Наверное, всё потому, что юноша был просто очень настырным, любопытным и главное - упрямым, а ещё его интересовала магия та, что находится в тех странных вещицах, которые взрослые именовали не иначе как - артефактами...
Спустя какое-то время в поселении Дорок остался один из всей молодёжи. Дело в том, что всех, достигших четырнадцатилетнего возраста, гоблины в обязательном порядке проверяли непонятным артефактом на задатки к магии, и если обнаруживали таковую, то отмечали тех в своих книгах, а достигших совершеннолетия (семнадцати лет) насильственно забирали от семьи. Говорят, их увозили к магам в империю рахонов - Кондор.
Зачем и для чего Дорок не знал, ходили лишь слухи, что из них там делают великих боевых магов. Именно об этом и мечтал каждый в поселении, будь то юноша или девушка. Но все просто горели желанием стать великими магами. Все кроме Дорока... Он ведь - Бездарь.
Обрести задатки к магии было совсем не сложно, ведь взрослые постоянно соприкасались с мезонитом, а вот он как раз-таки и способствовал этому. Рождённые в поселении горняков дети всегда имели ярко выраженные способности к магии. Гоблины знали об этом, а потому содержать на мезонитовых рудниках людей было вдвойне выгодно. Это и руда, а со временем, когда горняки рожали детей, то и весьма дорогой «живой товар».
Дороку (тому, что погиб) повезло, в своё время гоблины не обнаружили у него даже маломальских задатков к магии, а потому он остался в посёлке со своими родителями, чему, собственно, те были просто безумно рады.
- Бездарь! Пускай остаётся здесь и работает. Кому он нужен, да к тому же ещё и одноглазый! - наведя на Дорока странный предмет, сказал гоблин, проверявший подростков на предрасположенность к магии, вынося тем самым неутешительный для Дорока вердикт, и отодвинул парнишку в сторону от уже набранной группы.
Родители же Дорока были просто счастливы, хоть и старались не показать этого. О чём ещё мечтать? Сын с ними, его как других не отняли! Время бежало, рождались новые дети, молодёжь подрастала, но ещё раз, когда гоблины пожаловали с проверкой (повторно), проверять уже нынешнего Дорока, было совершенно незачем, поскольку достоверно считалось и было известно, что магия поселяется в тело ребёнка только в момент его зачатия. Все родившиеся здесь имели подобный дар. Наверное, и родившийся в этом мире Дорок тоже имел подобный, но он погиб. Вместо его души теперь душа Тимофея. Казалось, для него всё кончено и теперь для всех он просто бездарь. Но, похоже, его второе перерождение и зажгло и в нём искру магии. Нет, ему не стать полноценным магом, но ему этого и не надо – он ИЗБРАННЫЙ.

Часть первая.
Глава первая.

- И вот я один... Совсем один... – парень с тоской глянул на огромную осыпавшуюся груду камней. Похоже, что это всё что осталось от его посёлка. Он уже несколько раз тщательным образом исследовал обвал, надеясь найти хоть кого-нибудь в живых. Но увы, теперь — это всего лишь огромная могила, это гигантская груда камней, песка и пыли похоронившая под собой останки. Даже если кто под завалом и выжил (хотя... после падения с такой высоты!), то откопать его одному, и без инструментов невозможно. Да и не успеть попросту. Человек задохнётся.
Вначале Дорок подумал, что горняков гоблины будут спасать, и решил подождать их здесь прямо около обвала. Мало ли магия там какая, да и прочее, вдруг спасут и оживят вдобавок. На следующий день, когда никто и не появился, Дорок понял, что никого уже и не будет. Он решил пойти куда глаза глядят, но там далеко в мыслях билась смутная надежда, была мысль, что искать всё же станут и, чего доброго, решат, что он беглец. Вот только находиться около братской могилы, у парня никакого желания больше не было. Будь, что будет, и Дорок направился прочь от этого страшного места.
Запах трупных разложений неизбежно привлечёт сюда всякую мерзость, а это означало, что нужно скорее, как можно дальше убираться отсюда. Парень не был наивным дурачком возомнившим себя героем, которому всё нипочём. Нет. Юноша был молод, но отнюдь не глуп и понимал, чем ему может обернуться этот опасный поход. Но, у Дорока просто не было выбора. Надо выжить…
Из оружия у него были разве что складная глефа (двусторонний меч), да нож с обсидиановым лезвием в кожаных ножнах, одним словом, парень при себе имел то, что в обязательном порядке должен носить каждый житель посёлка. Пройдя сотню метров, парень остановился и проверил снаряжение. «М-да, не густо» - повертев глефу в руках подумал юноша.
Да, Дорока учили с самого раннего детства, как и всю молодёжь поселения владеть холодным оружием, то есть всевозможными мечами, а гномов соответственно короткими лабрисами, но это как говорится, всё было понарошку. Это были учебные бои. Хоть не серьёзные травмы были отнюдь не редкостью во время учебного боя, он о смертельной опасности не было и речи.
- Мм-да, похоже, это поможет в случае чего отбиться от пары камнегызов, да возможно обезножить одного «рвача». – Подумал юноша, глядя на своё оружие.
Тут же вспомнился тренер. Первый раз, когда он предложил Дороку провести с ним учебный спарринг, как говорится – без поддавков, то Дорок не смог продержаться и минуты.
Молниеносный выпад, захват меча, подсечка и Дорок на камнях.
— Что ты почувствовал, когда взял меч в свои руки? — Тренер поднял юношу на ноги.
— Да… Ничего особенного. А что должен был? – обескураженный стремительной атакой и нелепым, не к месту заданным вопросом, ответил Дорок.
— Ну… Во-первых, взяв меч в руку ты должен почувствовать центр тяжести оружия, во-вторых: определить точки опоры своих ног, правильные точки опоры. – Поправился тренер. Ты должен почувствовать узлы вибрации клинка. Запомни - Меч — величайшее оружие, которое когда-либо было создано. Ты должен ощущать его как продолжение своей руки, а если бьёшься на двух – то обеих. Стань со своим оружием единым целым. Слейся с ним. Вот тогда ты не победим. Запомнил? Ну что, продолжим? – парень на всю жизнь запомнил тот урок…

Как-бы оно ни было, но прежний Дорок погиб. «Похоже, теперь настала и моя очередь» - гнусным червячком точила мысль. - Но уж нет! Я буду жить! Я выживу! У меня есть оружие и знания. Знание и умение пользоваться этим очень острым, и изумительно удобным в обращении клинком! Да! оно осталось!
Что теперь делать? Куда идти? Выбраться наверх, на плато, что ведёт к горе с шахтой, а дальше тропинка к владениям гоблинов, невозможно. Оторвавшийся фрагмент скалы вместе с внутренними тоннелями, ведущими наверх, лишал Дорока такой возможности. Да и гоблины навряд-ли бы помогли. Скорее всего, убили бы, не задумываясь. Для чего-то ж они насильственно поселили шахтёров именно на краю каньона... Зачем оно им надо? Тем более что шахта уже неделю как перестала приносить прибыль в виде руды. Долбаные пауки наконец-таки окончательно захватили её, оплетя всё пространство липкой паутиной. А ведь об этом же не раз и не два говорили! Просили стражников, тех, которые всякий раз приходили за рудой помочь, очистить штольни магией от этих тварей... Чёрт их знает! Вполне может статься, что эти мерзкие зелёные твари - гоблины нарочно и подстроили обвал! Вот только для чего? Зачем?
- Эх, мама Норма, как ты тысячу раз была права, напоминая мне, что на всякий случай обязательно необходимо брать с собой в дорогу двойной запас еды и питья. Чтобы я сейчас делал?.. – С болью в сердце вспоминая мать думал парень.
Нет, воды-то теперь у него полно. Литров сорок, наверное. Конечно, сорок литров для юноши — это что там не говори, а всё-таки тяжело, и если бы не руны на мифриловых ёмкостях, то само собой далеко бы он их не унёс. Нанесённые на баклажки неизвестными магами руны (было достоверно известно, то, что местные гоблины не владели подобным), делали ношу как минимум в несколько раз легче. А ещё, ёмкости были так устроены, что позволяли в случае необходимости сложить одну в другую, как матрёшку. Собственно, что парень и сделал, поместив ёмкость с водой в ту, что теперь уже была пуста. Стало удобней и значительно легче, но вот с едой беда. На завтра её ещё хватит, а вот что дальше?
Куда идти? – Отойдя от обвала на приличное расстояние думал Дорок. - Вниз по течению ручья? Вроде, как говорят, там дальше будет долина. Ну, если логически рассудить, то каньон всё равно когда-нибудь обязательно закончится. Но что там дальше? Как мне кажется, текущий по дну ущелья живительный ручеёк воды когда-нибудь закончится. Испарится просто-напросто. А без воды, дойду ли я до той долины?! Нет! Это смерть! Попытаться залезть по отвесной стене? Без верёвки и снаряжения, без страховки? Сомневаюсь... На какую сторону? К гоблинам или в сторону степи? М-да, даже если и сумею, смогу, всё равно и там, и там, скорее всего - смерть... Пойду-ка я вначале к источнику этого-самого ручья, а там видно будет, - решил юноша, и тяжело вздохнув, бросив прощальный взгляд на огромный обвал, с горечью на сердце медленно потопал по дну каньона.
На душе парня было тяжело. Сознание просто не хотело мириться с произошедшим. - Но почему так случилось! Чем я прогневал богов? ВТОМ мире, я потерял всё... Теперь ещё и здесь, в этом?! За что?! – грызли душу парня навязчивые мысли.
Где точно берёт начало не широкий ручей, протекавший по дну ущелья, достоверно никто не знал. Насколько Дорок понял, все завезённые сюда рабы были не здешними. Эльфы, то бишь и сам он (поскольку его новое тело принадлежало именно к этой расе), жили где-то там далеко за горами в огромной долине, которую сплошняком покрывали вековые леса. Дрофы, или же, как он для себя их называл - гномы, жили на севере внутри высоких гор. Да-да этом мире, оказывается, были и люди - хумансы, как называли их расу остальные. Хумансы, со слов тётушки были очень хорошими магами. Но с ними, как это нестранно мало кто контактировал. Почему именно так обстояли дела с представителями когда-то расы былого Тимофея, для него было пока полной загадкой. Оставался большой загадкой, и тот факт каким таким образом все жители посёлка очутились в этих краях, поскольку они мало чего помнили с момента своего похищения. Были предположения и догадки что гоблины не использовали магию и телепорты, поскольку просто-напросто не обладали ей, обходясь готовыми артефактами магов, но подтвердить это было некому. Впрочем, как не было никого кто бы мог опровергнуть эту теорию.
Как таковое принудительное рабство в империи краснокожих магов, как и в империи хумансов было запрещено, и за это у них вроде как даже каралось смертью. Но! Но гоблинам, подобное было, как говорится до одного места. Их земли не полностью входили в состав империй магов, дробясь на мелкие племена. А это означало, что поди-ка докажи, то, что раб был пойман на территории чьей-то империи. Тем более, что в бывшем поселении Дорока их реально никто насильно и не удерживал. Нет, рабство у самих магов тоже присутствовало, но раб должен как минимум быть на него согласен, то бишь, сам пойти на это. Вот причины для подобного у всех рабов были разными. Долги, обязательства, даже банальный спор, проигравшего, если, конечно, тому нечем было рассчитаться, мог привести последнего к рабству. Условия окончания, или же не окончания рабства, обговаривались в соответствующем договоре и заверялись печатью самого Повелителя, причём буквально по каждому случаю. Сурово? Да не суровей чем порой обычная жизнь у нас на Земле.
Если судить по стенам каньона, имевшим следы глубоких промоин, то когда-то по его дну текла довольно-таки шустрая и мощная река. Множество естественных промоин-пещер в её стенках позволяли парню с лёгкостью укрыться в них в случае опасности. Но как таковой её слава богам пока не было. Никто Дорока не преследовал ни по днищу каньона, ни уж тем более, поверху. Хотя, он очень сомневался, что сверху его вообще было хоть как-то возможно разглядеть, поскольку теперь отвесные стены вздымались почти на полукилометровую высоту. Опасность могла возникнуть разве что со стороны драконов. Успокаивало лишь то, что каньон местами слишком тесен для их полётов.
На открытом плато клином, уходившим в сумеречные болота, поту сторону каньона водились полу разумные «рвачи». Полупаук-полумуравей, именно так прозвали вертикально ходивших громадин. «Рвачами» прозвали их за то, что те при встрече очень быстро своими острыми конечностями убивали, а затем практически разрывали свои жертвы при помощи передних конечностей и чудовищно крепких, да острых жвал. Очень мерзкие твари, и опасные, особенно когда они в стае. Спастись от одного упавшего в каньон ещё можно, но, вот если их пара, а не дай бог трое (такое случалось, но редко), то практически невозможно. Однако не стоило забывать и про нежить сумеречных болот, правда, как поговаривали их почти не видели вблизи поселения. Редко, когда тем удалось, не рассыпавшись от падения на дно каньона добраться до посёлка. По поводу драконов, тут всё предельно ясно и понятно. Они есть, и они любят поедать людей. Всё именно так, как Дорок когда-то и читал, наивно полагая, что это всего лишь сказки. Драконы здесь есть, и где-то поблизости как раз-таки их высокогорные владения, а это означает - следует быть начеку.
Нет, лично Дорок ни разу вживую не видел дракона, но жители его посёлка рассказывали, что однажды этот самый дракон наведался в поселение и унёс красного мага. Он утащил его, когда тот, будучи с проверкой на гоблинских шахтах возвращался обратно. А ещё говорили, что драконы почему-то не любят именно магов, поскольку на простых людей они не нападают, если те, конечно, не беспокоят их. Подобные случаи были редкостью. В этом мире Дорок провёл всего лишь несколько лет, и слава богам до сих пор ему такого видеть не приходилось. Тем не менее, он как говорится - был начеку и постоянно вышаривал взглядом подходящее убежище на случай чего. Само собой, была вероятность по пути напороться и на других хищников, типа тех же «рвачей», но пока боги оберегали парня, да и всё-таки была надежда отбиться от одного. Слава богам его отец, вернее сказать отец прежнего Дорока, среди эльфов считался мастером клинков и потому, парень владел ими можно сказать искусно. Складной меч был крайне удобен и занимал очень мало места, как и весил по Земным меркам всего-то около килограмма. Неизвестно, из чего, из какого металла он ковался, но если приложить им по камню, то зазубрин на лезвиях, как это ни странно, не появлялось.
Ноша юноши (несмотря на магические руны на ёмкостях, неимоверно снижавших реальный вес) была не особо и тяжела, килограмм восемь по Земным меркам. Но он ещё в самом начале решил, раз уж придётся идти вдоль воды, ему совершенно незачем тащить на себе такое большое её количество, и он попросту слил лишнее. Стало легче, но вскоре и даже пустые ёмкости начали давить ему на плечи непомерным грузом. Было страшное желание избавиться хотя бы от одной баклажки, но Дорок с самого рождения был упрямым. Невзирая на застилавший глаза пот, он упрямо шёл вперёд, рассудительно решив, мало ли что в дальнейшем может случиться. Выкинуть ёмкость всегда можно, но вот что будет потом? Что будет, когда она вдруг станет просто жизненно необходима? Нет! Выбрасывать такую вещь нельзя, да к тому же магическую! Это будет очень глупый и опрометчивый поступок.
Всю дорогу Дорок думал над дальнейшим пропитанием, а также где ему брать топливо для костра. Нет, занесённые на дно каньона ветки можно было найти, немного, но всё же можно, а вот пищу. Была мысль заприметить змею или жнобца (нечто очень похожее на хомяка переростка), но, к его сожалению, подобного случая пока не представлялось.
Время давно перевалило за полдень, погрузив каньон в лёгкий полумрак. Дышать стало легче, но появилась проклятая мошкара, да и думать о ночлеге тоже надо. Располагаться прямо на камнях у ручья, конечно, можно, но! Первое: - комары сожрут – это точно. Второе: - парень слышал, в каньоне водятся очень крупные (размером с небольшую собаку) зубастые крысы, а они в случае чего его тушкой ну уж точно не побрезгуют. Не стоило забывать и о «рвачах», которые хоть и достаточно редко, но всё же падали вниз.
Заметив на высоте метрах в трёх от днища каньона пещеру, ловко цепляясь за камни, Дорок решил проверить её и полез по стене. Уж что-что, а лазить, в отличие от печальных опытов предшественника, парень умел очень даже хорошо. Помогла ещё Земная подготовка благодаря отцу Тимофея, который в том мире был страстным фанатом горного отдыха.
Пещерка была не особо широкой, но, во всяком случае, парень без особого труда забрался внутрь, где находилась уже гораздо более просторная внутренняя полость. - Примерно три на пять и в высоту около того же. Самое ТО, для ночлега, - решил он, и, сгрузив вещи, выглянул наружу в поисках древесины для будущего костра.
Где-то метрах в ста от его убежища, внизу, в последних лучах заката как ему показалось, что-то блеснуло среди камней у самого ручья, да к тому же там он заметил несколько приличных веток для будущего костра. — Это уже интересно! – решил Дорок, спешно спускаясь.
Подойдя поближе, он обнаружил человеческие останки (по крайней мере, очень походившие на человека), а в паре метров от костей туловища валялся и вытянутый назад как груша череп, что достоверно говорило о том, что это скелет гоблина. Осмотрев череп, юноша обнаружил слегка продольную дырку в его затылочной части ближе к темечку.
Поднял его и слегка потряс. – Похоже, внутри что-то есть. Так оно и вышло, внутри оказался наконечник от стрелы.
- Да ну его! – решил он, отбросив череп подальше. Упав, тот лопнул. Между тем Дорок не поленился и всё же вынул наконечник из уже треснувшего черепа. Каково же было его удивление, когда, внимательно осмотрев этот самый странный наконечник, парень обнаружил, что он слегка мерцает не ясным голубоватым светом как пресловутый мезонит, да к тому же ещё сплошь покрыт какими-то странными иероглифами что ли.
- Та-а-к, а здесь что у нас? – Дорок вплотную подошёл к скелету.
Костяные останки на удивление оказались целыми, не разорванными и не растасканными зверьём. Кости присыпало мелким камнем и песком. Скелет лежал в не глубокой выемке, коих имелось предостаточно на днище каньона. Признаков какой-либо одежды на нём и даже близко не было, впрочем, как и чего-нибудь интересного. Вероятно, истлела со временем, - решил Дорок.
Складывалось такое впечатление, что этот скелет во время ливня (что бывают в этих местах очень и очень редко) когда-то вымыло из песка и камня бурным потоком. Юноша совершенно не боялся мёртвых. Он вообще считал, что рассказы про восставших из мёртвых, как, впрочем, и сама магия — это сказки не более. По крайней мере, эти небылицы где-то там глубоко засели в его разум ещё с той жизни.
Приглядевшись к почти засыпанным песком останкам, парень заметил рядом торчавшую из-под скелета лямку заплечного ранца и потянул за неё.
Это был совсем даже не обычный рюкзак, ну, по крайней мере, он очень отдалённо походил на Земной ранец, напоминавший тот который носят школьники, ну разве что более объёмистей. - Странно... Такое впечатление, что время не коснулось его. Абсолютно цел. Не порван, да и вообще ни царапинки, если не считать оттиски рун на боках, переплетённых между собой вязью странных узоров, и одну обособленную на самой крышке.
Таких рун Дорок ещё никогда не видел. Собственно, он вообще мало что успел повидать из магических вещей, имевших на себе руны. Светильники, пирамидка, отгонявшая мошку и комаров, каменный блин позволявший подогреть пищу в кастрюле, ну, ещё разве что вот эти самые баклажки под воду, в которых парень почти каждый день её носил с самого днища каньона.
Волнение и трепет охватили Дорока. Что если внутри окажутся всякие там артефакты, а лучше всего книга по рунам и магии. - О Боги! Ну, пожалуйста! Я прошу вас! Пусть там будут эти книги. Я так хочу научиться магии, – сомкнув веки, шёпотом молил юноша, не решаясь открыть крышку-клапан.
Наконец-таки решившись, он, открыв крышку ранца и заглянул внутрь. Ничего! Проклятье!!! Пусто! Песок... Горечь неудачи и отчаянья кольнула самое сердце парнишки. Для верности перевернув ранец вверх дном, он высыпал песок, тут же обшарив его, просевая сквозь пальцы. Пусто! Ну что же, и это пригодится. Две ёмкости с водой имеются, а этот ранец хоть и пуст, но лишним точно не станет. - Думаю, если постараться, то и ёмкости для воды туда запихнуть можно, надо бы проверить, - подумал Дорок и нацепил ранец за плечи.
- Стоп! Но что же тогда там блеснуло? Вроде именно как в том месте, где и лежал череп. Нет, он точно видел блеск! Ну-ка, ну-ка! О! Что это?! – удивлённо вскрикнул Дорок, поднимая интересную стекляшку, торчавшую из песка неподалёку от останков скелета.
То, что это не простая округлая стекляшка было понятно сразу, поскольку на ней странным образом не было даже малейшей царапины. Это был стеклянный глаз…
Странно, совершенно не пострадал. Хотя если судить по тому, что скелет вот-вот развалится от своей старости, этот стеклянный глаз пролежал здесь достаточно долго и вполне себе мог изрядно поцарапаться о камни и песок. Но на удивление вещица, ну точнее глаз, был идеально гладким и абсолютно прозрачен, в чём Дорок непременно убедился, взглянув сквозь него на ближайшие камни. Покопавшись в том месте, где нашёл эту вещицу в песке, ничего найти уже так и не удалось.
Повертев глаз в руках, у парня мелькнула мысль, что хорошо бы было вставить его себе, возможно, он подойдёт как раз в пору, но на эксперименты и раздумья времени уже не было, где-то поблизости парнишка услыхал подозрительную возню. Глянув в том направлении, он заметил с дюжину здоровенных крыс, копавшихся среди камней. Не думая и не мешкая, Дорок пихнул в ранец свою находку. Быстренько закинув несколько сухих веток в обнаруженную пещерку, он полез туда следом. Встреча с огромными крысами - камнегрызами, ну уж точно не сулила юноше ничего хорошего. Зубы крепкие и острые как лезвия, да к тому же шкура у них чрезвычайно крепкая. Недаром ведь их прозвали камнегрызами за способность выгрызать тоннели даже в твёрдой скальной породе. Если бы их было парочка, ну или скажем три, то справился и даже бы мясцом разжился, а так...
Ночь в горах наступает практически мгновенно. Стоит солнцу скрыться за горой, как потеряв источник света, в каньоне уже становится темно. К тому же, парень чертовски устал, топая по дну ущелья практически весь день. И как это часто бывает, усталость навалилась внезапно. Не было сил даже поесть. Вынув из-за пазухи небольшой фонарь и проведя пальцем по определённым рунам, Дорок тем самым активировал его, не забыв между делом активировать и защиту от всякой там мошки, и мерзости типа всё тех же крыс. Установил фонарь как можно повыше. Удача, как раз подвернулся выступ.
Такие фонарики в поселении Дорока имели практически все. Для пользования подобными вещицами не требовалось даже владеть магией. Провёл рукой по руне, раз и готово. Вещица работает. Ничего не скажешь, очень удобные артефакты, которыми кстати в обмен на мезонит, как и прочим вещами снабжали всё те же гоблины. К примеру, тот же фонарь, он мошкару и камнерезов напугает на раз. Вернее, не сам фонарь, а его едва слышимый человеком звук. Топлива тоже никакого не надо, просто при удобном случае достаточно подержать его какое-то время рядом с мезонитом, и он потом несколько дней относительно неплохо работает. Удобно, одним словом. Что тут говорить, если, почти каждый день таская со дна каньона воду домой Дорок практически никогда не расставался с ним. Можно смело сказать – фонарь самая нужная вещь поскольку подниматься с водой по серпантину тоннелей в полной темноте, думаю то ещё занятие.
Сам факт, что мезонит как-то влияет на артефакты, наводил на мысль о том, что руны, нанесённые на них каким-то образом, поглощают крошки манны, содержавшиеся в мезонитовых камнях. Нет, об этом никто парню не говорил и не рассказывал. Дорок весьма неглупый парень. Он и сам догадался, попросту парень мог видеть этот процесс.
Кроме тётушки Ванессы, имеющей задатки к магии и способность видеть саму манну, других таких одарённых включая самого Дорока, в посёлке, выходит, что и не было. Гоблины жёстко контролировали подобное. Не знаю, уж каким это образом ей удалось сохранить свою тайну, но она разделяла мнение юноши о воздействии мезонита на людей и артефакты. Однажды он её об этом прямо спросил: - почему куски мезонита так странно светятся? Это - магия? – Нет, что ты, это не магия – это её эфир, иным словом – это манна. А вот эта самая манна как раз-таки и нужна магам, без неё они ничего сотворить не могут, как и артефакты без неё не работают. – Ответила Ванесса.
- А-а, я понял, я видел это, – от этих слов Ванесса застыла на месте, а Дорок продолжил. – Скажи мне тётушка почему я вижу эту манну, а остальные нет, и почему я вижу странные рисунки, ну эти самые руны на баклажках с водой, а моя мама, к примеру, нет? И ещё, тётушка, а зачем шахтёры долбят все в подряд камни, они разве не видят, что в некоторых кусках породы совершенно нет мезонита? Зачем они это делают? – продолжал допытываться Дорок.
- О боги! «Ты спрашивал об этом у других кроме твоей мамы?» — встревоженно спросила Ванесса.
- Нет, вы же сами велели мне ни с кем не говорить на эту тему – искренне удивился парень.
– Молодец! Не надо никому и никогда рассказывать, что ты видишь эту самую манну и уж тем более о чём-то там догадываешься. Да, шахтёры не видят наличие мезонита в камнях, потому они долбят всё в подряд, а потом приходят маги отделяют пустую породу от мезонита. Я тоже вижу насыщенный мезонит, но мы должны скрывать эти свои умения. Как только об этом узнают гоблины, тебя продадут магам, а там… Там, я думаю, долго ты не проживёшь, да и мне будет несладко. Так что молчи!
– Но вы так и не ответили мне, почему я вижу, а остальные нет.
– Мальчик мой давай не сейчас. Обещаю! Я как-нибудь потом тебе всё подробно расскажу. Хорошо?! Договорились?!
Эх, жаль, что больше поговорить Дороку с тётушкой так и не довелось…
Нахлынувшие воспоминания об утерянных «новых родителях», тётушки Ванессы, да и прочих вызвали непомерную тоску. Да чего там говорить, парень некоторое время просто беззвучно рыдал, уткнувшись лицом в колени. Но что случилось – того уже не воротишь…
Хлебнув воды из ёмкости, и накинув капюшон куртки на голову, положив найденный ранец в качестве подушки, парень свернулся калачиком и тут же мгновенно уснул прямо на голых камнях пещеры. Изнурительный, полный неожиданностей и скорби день закончился, а впереди новый, и дайте боги чтобы он не был последним в жизни юноши.
Ему снились кошмары. Найденный им скелет, тот, что он обнаружил совсем рядом с убежищем, царапая костяшками одной руки, пытался подняться в пещеру. Второй рукой он держал свой лопнувший череп, который, лязгая челюстью, хриплым голосом угрожал и заставлял Дорока вернуть ему глаз какого-то там дракона. Это был настоящий кошмар…
Иногда скелету почти удавалось добраться до входа в пещеру, но юноша, в отчаянье и от страха, пинаясь ногами, всякий раз сбрасывал того обратно вниз. И тогда снизу доносился хруст ломающихся костей и жуткий вой, а затем всё повторялось вновь и вновь.
Проснулся Дорок в липком поту. Сон ещё не окончательно покинул парня, рисуя кошмарные картины. Выглянул наружу. Было ещё достаточно темно. Снаружи стояла звенящая тишина. Но это длилось не долго. Яркий всполох молнии на мгновенье осветил стенки каньона, а затем раздался жуткий грохот. Началась гроза.
За всё время, что Дорок находился в этом мире, он всего лишь третий раз видел нечто подобное. Похоже это не просто гроза. В каньоне творилось что-то невообразимо жуткое. Неистовые порывы ветра с чудовищной силой гнали по дну каньона всё, что туда успело попасть. Ветки, кустарник, очень похожий на перекати-поле, который Тимофей часто видел у себя на Земле вовремя семейных походов, кости животных, мелкие и не очень камни, тучу песка и пыли. Вся эта масса с огромной скоростью проносилась мимо входа в убежище. Дороку даже показалось, что внутри пещеры образовывается некий вакуум, казалось, что вот-вот и ему просто физически нечем будет дышать. Затем хлынула вода. Очень много воды. Чудовищно много воды. Грязный поток с сильным гулом проносился уже у самого входа в пещеру.
- Если вода поднимется ещё на полметра, то она хлынет внутрь, - мелькнула мысль.
В неярком свете магического фонаря, парень стал лихорадочно осматривать убежище в надежде найти выход из возможной нехорошей ситуации.
Снаружи было ещё темно. Хотя, видимо утро всё-таки наступило, но оно и понятно испортившаяся погода свела на НЕТ, все потуги света проникнуть в это царство вечных теней. Выхода Дорок так и не нашёл. Забравшись на самый высокий выступ в стене, поджавши колени юноша смиренно стал ждать своей участи. А что оставалось делать?
Выбраться наружу, и думать даже было нечего. Такая скорость водного потока просто размажет, искромсает тело о каменные стены каньона, так что парень молил всех богов и просто ждал. Была надежда, что воздух пещеры своим давлением в замкнутом пространстве не даст воде проникнуть внутрь, не даст заполнить её доверху как это бывает в подводных пещерах. Но это всего лишь жалкая надежда не более.
Человек уж такое существо, что привыкает абсолютно ко всему, между прочим и даже к боли. Вот и Дорок, как бы не боялся, и не трясся от страха, но умудрился-таки заснуть. Проснулся от того, что чертовски замёрз, и всё потому, что вода таки добралась до него.
Жалкий клочок импровизированного балкончика в стене остался не затопленным до конца, но ноги по щиколотку всё-таки были в воде. Дорок как мог, забрался повыше на чудом сухой участок и стал быстро раздеваться. Нужно срочно отжать одежду иначе запросто можно простыть… а вот тогда… Тогда будет уже совсем плохо. Дорок ведь совсем один…
Сколько он так просидел было не известно, но снаружи стало относительно тихо, если не считать шум воды, которая стремительно убывала, поскольку пещера полностью освободилась от неё, оставив лишь небольшую лужицу в выемке пола.
Выглянув наружу, Дорок вначале не понял, куда подевалась вода, точнее тот самый ручей, который являлся для парня путеводной нитью. Если не принимать во внимание тот небольшой мутный ручеёк, оставшийся от некогда бурного потока, то от прежнего ручья, являвшегося единственным источником питьевой воды, не осталось и следа. Исчез и скелет гоблина. Дно каньона было покрыто вязкой грязью.
Становилось душно, видимо солнце уже было близко к зениту. Мутный ручей совсем исчез. Хотелось пить и просто чудовищно есть. Вада имелась, но хотелось чего-нибудь горячего. Зажечь костёр у парня не получилось. Как он не старался, пролежавшие всю ночь в воде некогда сухие ветки, теперь стали совершенно мокрыми, а духота и влага испарений, ну никак не способствовала их высыханию. Собственно, и запасов-то пищи у Дорока особых-то не было. Так, пара пригоршней крупы, две луковицы, краюха хлеба, да кусок каменного сыра, который он сейчас с превеликим удовольствием принялся грызть. Если бы не бесконечные напоминания его матери о том, что на всякий случай необходимо брать с собой двойной паёк, то и кушать-то ему сей час было совершенно нечего.
Кое-как утолив голод, нещадно терзающий юный желудок, обвешав себя баклажками (хорошо хоть в одной, он догадался оставить воды почти половину ёмкости), и недавно найденным у скелета ранцем, Дорок двинулся в путь.
Он так и не решил для себя, почему, а главное зачем ему нужно идти именно в том направлении откуда когда-то тёк живительный родник. Кстати, ручей, похоже, совсем испарился… Днище каньона, теперь выглядело так, будто бы его нарочно кто-то отдраил щёткой, выметя порывами гуляющего по ущелью ветра всю пыль песок и мелкий камень, оставив лишь жидкую грязь в глубоких выемках. Было очень жарко и душно несмотря на то, что парень старался постоянно находиться в тени от одной из стен каньона.
Идти было достаточно тяжело, ноги юноши постоянно скользили о размазанную грязь. Ближе к вечеру Дорок нашёл очередную пещеру, в которой, к великому счастью, ему удалось прибить одного жнобца. Зверёк с перепуга застрял своей жирной задницей в расщелине, сквозь которую и пытался скрыться.
На этот раз костёрчик разжечь удалось, правда, пришлось пожертвовать куском исподнего белья, поскольку трута для этого случая просто не было. Парень в который раз пожалел, что он не владеет магией. Тогда бы он не мчался, разжигая костер. После долгих попыток добыть огонь, это ему всё же удалось.
Сварив в металлической крышке одной из ёмкостей подобие жиденькой кашицы из крупы и пары луковиц, добавив туда кусочки мяса жнобца, Дорок получил довольно-таки наваристую и вкусную похлёбку. На остатках дров и углях он как мог, как умел, подкоптил остатки мяса поскольку знал, что оно таким образом дольше не испортится.
Опять этот дурацкий и страшный сон. Несколько раз Дорок просыпался, хватался за меч, брал тлеющую головёшку и светил ей, думая, что скелет снова пытается забраться. Потому не выспался. Настроение было подавленное. Не определённость и одиночество угнетало душу. Позавтракав остатками пищи, юноша тронулся в путь.
Дорога предстояла дальней, вернее Дорок так и не представлял куда нужно идти, где искать людей, но каньон не давал выбора. Точнее выбор был. Можно идти вперёд или же повернуть назад, но зачем? Само собой, желания вылезать наверх к рвачам у него не возникало, так что только вперёд.
Было очевидно, что гоблины не забавы ради воруют людей, а с определённой целью и селят их на верху ущелья, - рассуждал парень, продвигаясь по дну каньона всё дальше и дальше. А, что — это ведь идеальное место для относительно безопасной добычи мезонита. Мертвяки далеко. Агрессивная степная живность, как и прочие хищники горнякам не угрожают, разлом надёжно защищает от всего этого. Конкурентов в виде, постоянно враждующих между собой гоблинских племён поблизости нет. Гоблинская монополия мать их. Тем более весьма богатая мезонитом жила как раз-таки и находится в их владениях. Им зачем-то очень необходим этот самый мезонит. Но для чего? Просто, нужна манна, которая находится в нём? Источник, или скорее накопитель манны типа батарейки? НО! Как, каким образом они извлекают из мезонита эту самую манну для своей магии? Артефакты подпитываются манной. Это понятно. Эх, знать бы ещё как эти самые артефакты создавать. Тот же светильник, он ведь изготовлен из куска обычного мезонита. Это понятно, но простой кусок мезонита, как и Земной кварц тоже почти не светиться, да и тех же мошек он совсем не пугает. Выходит, всё дело в нанесённых на предмет рунах? Руны... Вот в чём дело. Ясное дело, что ёмкости для воды, значительно снижающие вес, светильники которыми освещают жилище и штольни, опять же этот странный найденный мной ранец, и наконечник стрелы в черепе гоблина – это дело рук не иначе как магов. Но причём тут мезонит? Как из него извлекают манну, ту о которой как-то обмолвилась тётушка?
Нет, с нашим посёлком не всё так просто. Это однозначно кем-то продумано! Магия играет важнейшую роль в этом мире, и маги не собираются своими секретами ни с кем делиться. Это понятно, как божий день…. Маги и гоблины, почему-то боятся драконов, и, наверное, ничего с ними поделать не могут, а потому, думаю, решили уж лучше пусть драконы сожрут простолюдинов, чем будут питаться «высшими». – Размышлял про себя Дорок, удаляясь всё дальше и дальше от былого поселения.
Солнце уже давно перевалило через зенит, и каньон спешно начали поглощать лёгкие сумерки. Дышать стало легче и на удивление, парень обнаружил мокрый песок и мелкие похожие на речную гальку камушки под своими ногами. Спустя час он подошёл к тому месту, где небольшой ручей, стекавший сюда терялся среди песка и камней, а, следовательно, где-то совсем уже близко впереди имеется и его исток.
То, что Дорок увидал впереди себя спустя пару часов быстрой ходьбы, повергло его в шок. Мало того, что каньон в том месте сужался настолько, что, уронить вверху его с одного края на другой приличный ствол дерева, то этого, вполне бы хватило для того, чтобы с лёгкостью перебраться с одного края пропасти на другой. Но! Но вдобавок ко всему, это узкое место ещё и перегораживала импровизированная стена-плотина из камней, песка и прочего хлама.
«Дамба» была высотой метров десять - пятнадцать никак не меньше, и с её верхнего края небольшим водопадом падала вода. Невероятная радость охватила юношу, и наскоро сбросив с себя вещи и практически всю одежду, он опрометью бросился под струи такого желанного водопада. Полученное удовольствие от того, что его грязное и изнурённое долгой дорогой тело омывает живительная влага, просто и описать невозможно. Но по мере того, как холодная вода смывала с тела грязь и пот, разум его становился яснее, и вот где-то на его задворках появилась тревога. Та тревога, которую он с детства мог странным образом чувствовать, которая всю жизнь и в том, и тем более в этом мире не сулила мальчишке ничего хорошего. Поначалу, он всё не мог понять, что же так его напрягает, и, беспокоит? Каньон, та часть, что была Дороку видна, совершенно пуст и никакой там опасности нет. По крайней мере ничего опасного он там не видит… Но вот стена позади… Откуда она здесь? Тот ураган построил? Это мутный поток намыл её! Но. Но тогда же получается... выходит, что она когда-нибудь наверняка рухнет от напирающей на её воды!
Эта мысль словно разряд тока прошёлся по его мозгам. Вода уже падает через край дамбы! А, следовательно, она уже разрушается! Пятнадцатиметровая стена воды! Да она к чертям собачим, сметёт абсолютно всё на своём пути!
Так быстро, наверное, Дорок никогда в жизни не одевался. Невзирая на мокрое от воды тело, одежду парень натянул на себя махом. Взвалил ёмкость с водой за плечи, спереди повесил пустой ранец и быстро начал взбираться по дамбе. Взобравшись метра на три, Дорок почувствовав под руками шаткость и странную вибрацию камней, в тот же миг, невзирая на уже приличную высоту, он спрыгнул и опрометью кинулся к стене каньона.
Подниматься по скале было не просто. Мешала ёмкость за спиной, которая тянула парня назад и рюкзак спереди, постоянно так и норовивший зацепиться за любой маломальский выступ. Было тяжело, но острое ощущения нарастающей опасности как шило в одно интересное место буквально подгоняло мальчишку. «Если я не успею подняться достаточно высоко, то меня чудовищный напор от лопнувшей дамбы сметёт со своего пути. А тогда точно переломы, а то и смерть, да и вода не заставит себя ждать, и никто и ни ничто мне не поможет. Я один…Помочь мне некому» - назойливо билась мысль.
То, что дамба вот-вот должна рухнуть, стало заметно по усилившимся струям воды, обильно сочившейся сквозь расширяющееся в преграде трещины. Первые камни уже начало смывать с верхушки, а Дорок ещё только едва достиг середины. Мысли что — это конец, заставила его потерять контроль над опасностью сорваться, и он начал энергично взбираться как можно выше.
Дорок успел! Успел-таки поравняться с верхней кромкой этой импровизированной дамбы. И тут, изогнувшись, плотина вначале слегка подалась вперёд для того, чтобы в следующее мгновение стремительно обрушится вниз, и всей своей массой увлечь следом за собой чудовищно ревущий поток, высвободившейся от каменных оков воды. Стены каньона дрожали под натиском бушующей воды, а Дорок, для того чтобы не упасть что было сил, мёртвой хваткой вцепился в скалистый выступ.
Вода сошла быстро. Несмотря на то, что полукилометровая часть каньона та, что вереди дамбы была наполнена ей, она сошла на НЕТ очень даже скоро. А вот теперь вопрос: - как ему спуститься вниз и при этом ещё умудриться, не разбиться насмерть? Ведь взбирался он, совсем не думая о последствиях, да и не до того ему на тот момент было…
Видимо боги продолжали следить за парнем… Нет, он не особо верил в богов. Ещё там, на Земле, Тимофей ходил в храм только с родителями. Да и то если честно с великой неохотой. Да, вера в Бога впитывается в душу, вбивается в мозг практически в каждого человека там на Земле, но только не в его случае. Хотя, попав в этот мир, он тут только и слышал о Богах. Боги – то, Боги – сё! Потихоньку Дорок и сам начал в это верить. Впрочем, неоднократно получая косвенные подтверждения об их существовании ввиду того, что порой не иначе как без их вмешательства ему было просто-напросто не выжить. Как следствие - он и сам, по случаю бывало частенько упоминал о них, и без малого банально начал в это верить.
Парень спустился и даже остался цел, и невредим. Днище каньона ещё было очень сырым и очень даже скользким. Все углубления в нём наполнены мутной водой. Но вот чистая и холодная вода по днищу откуда-то там всё же вытекала, а это значит где-то явно бил родник.
Так оно и есть. Хороший такой, довольно мощный родник. Видимо именно он и протекал по дну этого ущелья сотню лет (это если судить по промытому им руслу). А вот впереди над ним была сплошная скала. Тупик…
На высоте метрах в двухстах, малость левее от основного направления каньона, как раз от той стены, что находилась над родником, имелось его ответвление. Можно было смело предположить, что когда-то оттуда тоже стекала вода, и уж потом продолжала свой путь по каньону. Само собой, и недавний бурный её поток устроивший тут своего рода локальный «Армагеддон» появился именно оттуда. Но поскольку это ответвление находилось довольно-таки высоко, что там твориться наверху, видеть парень не мог, но зато мог смело предположить, что именно та часть каньона и пересекает горную гряду, а затем куда-то там уходит дальше. Скорее всего, в империю Кондор к рахонам, если судить по рассказам его почивших соседей и родителей.
Время клонилось к закату, а потому юноше пришлось срочно искать укрытие. Думать и предполагать, что какая-нибудь неведомая сила каким-то образом вдруг ни с того ни с сего вновь наполнит каньон и смоет его, не было уже сил. Забравшись в первую попавшуюся расщелину, невзирая на сырость, парень, очистив и выбрав место по суше, тут же забылся во сне, даже голодным.

Глава вторая.
Снова этот проклятый сон… Дорок в очередной раз не выспался… Голова гудела, да к тому же ему просто чудовищно хотелось есть. Оно и не удивительно ведь он умудрился проспать почти до обеда. Солнце вот-вот должно войти в свой зенит. Но духоты, и уж тем более зноя на дне каньона ещё не было. Причина – вертикальная стена, дающая огромную тень и родник у её подножья. Выбравшись из расщелины, к нему-то он и направился…
- Вначале еда, а уж потом всё остальное, - решил для себя парень, собирая после размытой плотины в обилии разбросанные повсюду палки и ветки. Обет получился, честно говоря, отвратительным, поскольку кроме как слегка уже подванивающего мяса у парня ничего другого и не было. Но он был настолько голоден, что едва мясо как следует, проварилось, невзирая на слабый неприятный запашок, умял всё это дело без остатка. Наелся так, что вскоре его от системного недосыпа сморил сон.
Слава богам ему ничего не снилось, и он хорошо выспался. Голова теперь у юноши была ясной, да и желудок уже так назойливо не требовал пищи. Хотя… хотя если быть до конца откровенным Дорок бы поел чего-нибудь…
Вчера ему удалось всего лишь ополоснуться, но одежда на нём изрядно грязная, да и к тому же давно нестираная. В связи с недавними событиями на подобные процедуры времени не было. «Не порядок, сейчас исправим. Что ж, значит, буду стираться. Ситуация вроде как вокруг спокойная, опасности нет», – осматриваясь и размышлял он, мечтал наконец-таки постирать одежду.
Набрав золы от костра, нашёл поблизости и небольшую ямку. Высыпал туда золу и залив всё это дело водой, Дорок на часик оставил её как есть слегка настояться. Маловато, конечно, но до заката надо бы успеть постираться, да ещё высушится. Определять время по солнцу, он, как и все в поселении научился по тени. Не точно, конечно, но хоть так.
Этот способ приготовления слабого щелочного раствора Тимофей помнил ещё со школьной литературы, хотя подобный применялся он и тут. Различие было лишь в том, что в этом мире для стирки вместе с золой смешивая определённые пропорции, добавляли сок дерева лямос. Но таких деревьев поблизости не было, впрочем, как и в селении, так как такой сок приносили гоблины, впрочем, как и всё необходимое, меняя его на всё туже руду.
Пока раствор настаивался, Дорок вспомнил о своих недавних находках и наконец-таки решил изучить их, поскольку как не остро было желание, к великому его сожалению, времени для подобных целей ранее, так и не нашлось.
Усевшись, пододвинув к себе поближе ранец, открыл крышку-клапан. – «Странно, а почему это ранец имеет руны, но не активен? – Определять активны руны или нет он умел уже давно, собственно, как и видеть потоки манны. Парень был не глуп и о подобных вещах не говорил кому попадя. - Может надо потереть руны, как у того же светильника или ёмкости?» - смущённо уставившись на ранец подумал парень. Он решил вначале поочерёдно тереть каждую, а потом одновременно попарно, как это проделывал с баклажками под воду, тем самым активируя её нагрев. Результата – ноль.
«Собственно, а чего я ожидал? Ну, что ж, посмотрим, что там за находка, которую я вчера нашёл», - он извлёк стеклянный шарик. Стекло, как было в начале совершенно не поцарапанным, так и осталось, вот только разве что слегка запылилось.
- Так, вначале это стёклышко. Уж очень любопытная, а возможно окажется и полезная вещица. - Мелькнула мысль использовать его как увеличительное стекло и в дальнейшем применять хотя бы для того же банального розжига костра. Тут же вспомнилось Земное детство, где он с друзьями увеличительным стеклом выжигал на деревяшках всякое. На удивление, несмотря на то что стекло имело форму шара, у его из этой затеи ничего не вышло. Было такое ощущение, что стекло совершенно не способно сконцентрировать лучи солнца в определённую точку. Сколько бы не пытался Дорок рассмотреть сквозь него камушки или там песок и прочее, поднеся шарик к единственному здоровому глазу, увиденное оставалось как есть, ни на йоту в своём размере, не увеличиваясь и не уменьшаясь.
«Хм, может вместо глаза его себе пристроить, всё не так в глаза остальным будет бросаться?» – мелькнула мысль.
Стекло - глаз, было достаточно пыльным, и парень решил малость помыть его в роднике.
То, что стекло идеально гладкое он даже не и сомневался, поскольку вертел его в руках уже достаточно долго. Как следует вымыв его, он тут же попытался, вставит эту стекляшку себе в глазницу.
И это получилось! Шарик буквально, будто родной глаз мгновенно врос в глазницу. «Но что за хрень! Что происходит?!» – Дорок был просто-напросто изумлён. Он видит! Причём будто обеими глазами! На месте недавно пустой глазницы словно бы появился новый глаз. Но не успел юноша всё как следует понять и осознать. Как темечко Дорока обожгло, будто туда прислонили раскалённый металл. Буквально теряя от боли сознание, он краем уже обоих глаз отметил, что руны на ранце на миг вдруг полыхнули яркой вспышкой, и последнее, что он успел сделать, так это на остатках своей воли буквально выцарапать, вырвать из пылающей непомерной болью глазницы этот проклятый стеклянный глаз.
Сколько он так пролежал без сознания определить было трудно, но солнце похоже ещё не собиралось покидать свой зенит.
«Вот же чёрт! Как же я так не аккуратно»? - наконец заметив кровь на руке и оглядывая ранку, возмутился юноша. «Стоп! Странно… Хм. Края проклятой стекляшки вроде как идеальны, ни малейших зазубрин нет! Вероятно, под водой обо что-то там поранился. Хотя… Чёрт, но как же больно там в глазнице!» - Он стал аккуратно массировать болевшее место. Кровь обильно сочилась из глазницы, и даже умудрилась, накапав испачкать лежавший на коленях у парня ранец. – Ах вот оно откуда! – Только и успел заметить парень, однако промыть глазницу и вымыть руки он уже не успел, безвольно свалившись от очередной потери сознания.
***********************************Интерлюдия********************************
- Повелитель, только что был активирован древний артефакт «Глаз Дракона». – Войдя в просторную залу, и склонив в учтивом поклоне голову, сходу невзирая на определённый этикет сообщил верховный маг.
- Что?! – Подскочив с трона воскликнул довольно-таки высокий краснокожий монстр, поскольку тело человека он уже напоминал лишь отдалённо. - Ты говоришь, что наконец-таки нашёлся пропавший полсотни лет тому «Глаз Дракона»? Я верно тебя понял?
- Совершенно верно мой Повелитель. Вернее, пока не нашелся… - Слегка стушевавшись, ответил слуга. – Но артефакт уже активирован. Это позволяет надеяться, что он цел и в рабочем состоянии.
- Где он? Он разве до сих пор не у нас?! - но видя, как сообщивший эту новость, отрицательно мотнул головой, Повелитель произнёс: - Понятно... но раз его обнаружили, то, где это место? Вы направили туда группу?!
- Нет, Повелитель, к великому сожалению, пока «Глаз Дракона» не будет применён его не отследить. Простите Повелитель, но уж так он устроен. Для того чтобы отследить его, необходим на какое-то время непосредственный контакт артефакта с телом мага, ну или по крайней мере с телом владеющего силой. - Пояснил маг.
- Хм, и даже так?! – Явно негодуя и с трудом пряча раздражение, удивился краснокожий. - Что ж, подождём. Ничего… Полсотни лет ждали. Подождём… - Повелитель, обратно усевшись на трон, слегка задумался.
- Но вы будьте постоянно готовы в случае чего, срочно отправится на поиски! – Немного подумав, властно добавил Повелитель Саамат II.
- Да Повелитель, группа лучших поисковиков магов уже готова. «Небесное Око» заметит если артефакт снова активируется.
- Хорошо, можете быть свободны верховный маг Залем. И спасибо за хорошую новость, – добавил Повелитель в след удаляющемуся магу. Маг, на миг задержался, обернувшись, он сделал лёгкий поклон и продолжил свой путь.
- «Глаз Дракона» найден. Это великая новость. А ведь я был ещё юн, когда он пропал. Мм - да… Если быть искренним самому себе, то исчез он исключительно по моей вине. Ну что тут поделать. Это всё молодость. В тот раз моё любопытство чуть не стоило мне жизни. Я же в тот раз оступился с крепостной стены, разглядывая удивительные плетения на ней. Да, это всю моё мальчишество... Стражник вовремя подхватил меня, но вот артефакт упал в крепостной ров. Потом целую десятину его до самого дна тщательным образом обшаривали. Само собой, воду спустили и даже всю грязь просеяли сквозь сито… Но увы… «Глаз Дракона» так и не нашли. И вот теперь, спустя полсотни лет он нашёлся. Нет, я уже не упущу эту вещицу. Что по большому счёту толку с магов? Да, они сильны и могут многое. Но артефакт! Да и вообще любой хороший артефактор стоит сотни магов. Ведь он умеет создавать уникальные вещи недоступные и неподвластные никому в этом мире. Нет, теперь я точно не потеряю тебя. Ты будешь мой, только мой и ни чей больше! Ради этого я даже самолично вырву себе глаз для того, чтобы ТЕБЯ вставить не его место! Но ты будешь мой! – Мечтательно подумал Повелитель и покинул залу.
*****************************************************************************

Очнулся Дорок, когда уже было достаточно темно. Юноша порядком замёрз, поскольку как оказалось телом он почти на половину лежал в ручье. Парня колотила дрожь, и он думал уже только о том, как бы поскорее согреться. В этот раз как это не странно, но Дорок даже нисколечко не придал значения той-самой непонятной и назойливой тревоге, которая так настойчиво буравила его сознание, как и всегда предвещая беду или другую опасность. Недоумённо глянув на стеклянный шарик, лежавший поодаль, он почему-то боязно даже не рискнул трогать его голой рукой, и кое-как уняв дрожь, изловчившись и аккуратно обернув его тряпицей, быстренько пихнул эту «проклятую» стекляшку в раскрытый ранец.
У самого родника было настолько холодно, что изо рта шёл даже лёгкий парок. Оказалось, что, критическое положение Дорока, неожиданно спас тот факт, что, собираясь стираться он всего лишь снял с себя всю одежду, оставшись практически только в исподнем белье, но, к счастью, так и не успел замочить саму одежду в приготовленном для этого растворе. Мокрыми оказались лишь трусы и майка, потому как, потеряв сознание, Дорок упал в ручей. Но, к сожалению, сил для того, чтобы толком отжать промокшее нижнее бельё у него уже не было. Парня колотил озноб, а сухая верхняя одежда, надетая поверх мокрого нижнего белья, в этом случае мало чем помогала.
Отбивая зубами чечётку, негнущимися пальцами цепляясь за выступы в скале, он кое-как всё же забрался в пещеру, втянув следом и ранец.
Казалось бы, чего там проще, возьми, да разожги костёр и согрейся. Но это лишь только кажется. Парень замёрз настолько, что и мыслей даже не было о подобном. Всё на что он был сейчас способен, так это свернувшись калачиком поджать подбородок к коленям, и стиснув зубы (пытаясь унять их цоканье) постараться сконцентрировать своё внимание, и убедить сознание, что ему становится теплее.
Помогло, и спустя какое-то время, он действительно согрелся, и кое-как всё же уснул.
Ничего ему не снилось, зато проснувшись, он ощутил жжение в горле и ломоту в суставах.
— Вот же чёрт! Простудился-таки. Ну, и что мне теперь делать? А что, если это не просто простуда, а возможное воспаление лёгких? Где искать помощь? Мм-да, тётушка в раз бы помогла, но… - Юношу скрипнул зубами от внезапно нахлынувших чувств.
Понимание того, что на этот раз ему похоже не выкрутиться угнетало, и лишало возможности рационально мыслить. С ненавистью глянул на злосчастный ранец. Хотя в чём, собственно, он виноват? Это «проклятый» стеклянный глаз меня вырубил. Постой-ка, а где он кстати? Ну-ка рассмотрю поближе, что эта за вещица такая, которая меня так здорово током ударила.
Пододвинув рюкзак поближе, он, открыв крышку, заглянул внутрь и обомлел… У Дорока было такое ощущение будто приоткрыл люк чего-то там почти бездонного, а сам сверху смотрит внутрь просто чудовищно огромного по своему объему сундука. Настолько огромного, что там внутри него мог бы уместиться и он сам прихватив с собой всё своё имущество. Внутренне пространство явно не соответствовало размеру, как, собственно, и форме самого ранца.
Первая мысль у парня была, что с ним творится что-то не того… Галлюцинации? Он, пытаясь прогнать наваждение даже потряс головой, бил себя ладонями по щекам, но огромное вместилище внутри рюкзака никуда не пропадало. И это точно никакие-то там галлюцинации.
Наконец взяв себя в руки, он попытался осмыслить, как такое вообще может быть?
– Ё-моё!!! Так это же под пространственный карман! Блин как это я раньше не догадался?!! Я же читал нечто подобное там, в фантастике, ещё будучи у себя на Земле! Вот это да! Постой-ка, а где мой «глаз»?
Ранец был полон различных непонятных и чужих вещей, которых там точно не было, и быть не могло, поскольку совсем недавно, найдя его, Дорок вытряхивал содержимое, вернее высыпал оттуда песок. Но вот прямо сейчас, там лежало достаточно много всяких вещей, и определённо ранее не принадлежащих ему.
«Выходит, моя кровь каким-то образом способствовала этим переменам. Постой-ка! Да! Точно! Я же читал! Точно! Я читал, что кровь делает привязку вещи к владельцу и тем самым как бы активирует её! Точно! Выходит, получается всё это - правда!» – до сих пор не веря в произошедшее, он с изумлением смотрел на это бесценный ранец около своих ног.
«М-да… Дела… И как мне найти внутри его то, что нужно? Где мой стеклянный глаз? Я не могу даже дотянуться до вещей… они ведь так далеко где-то там внизу!» - Дорок напряженно всматривался, выискивая стекляшку.
Но стоило ему сосредоточить своё внимание и мысли, как перед взором, будто бы приблизившись поочерёдно стали возникать вещи, лежавшие где-то далеко внизу. Парень настолько увлёкся изучением доставшегося «наследства», что позабыл про всё на свете и чего, собственно-то он вообще ищет.
Вернул его в действительность урчавший и требующий пищи желудок. Оставив на потом изучение «вкусняшек», Дорок, покинув пещерку спустился на дно каньона.
Первым делом костёр, затем если получится, если повезёт, прибью какого-нибудь гада. Даже змея, и та будет только мне в радость.
Знобило… Ощущалась слабость, но костерок он всё же развёл и набрав воды в кружку от баклажки, поставил её кипятиться. Спустя час поисков живности (сование длинной ветки во все трещины стен каньона), он добился-таки результата. Дорок нашёл гнездо довольно большой змеи. Какой тут страх? Голод – не тётка! Не церемонясь, извлёк её наружу просто-напросто забил гадину палкой. Мясо оказалось на удивление нежным и вкусным, и напоминало чем-то курицу.
Насытив свой желудок, он не без удовольствия вернулся изучать «наследство».
Чего там только не было. Причём удивительным был тот факт, что физически достать (дотянуться) до интересующей вещицы он не мог, зато она сама, стоило лишь об этом подумать (если была не особо крупной) появлялась прямо в руке. Если предмет был большим (не помещался в руке), то он материализовался прямо рядышком с самим ранцем. Помещался предмет обратно очень даже просто. Стоило Дороку об этом подумать, ну, чтобы он вернулся обратно, как желанный предмет мгновенно появлялся на дне ранца.
Самым интересным в этой ситуации было то, что парень странным образом имел перед взором нечто подобия виртуального списка всех находящихся внутри ранца вещей, и усилием лишь одной мысли мог ими манипулировать, и даже мог как оказалось сортировать их по своему усмотрению.
Всё бы оно ничего, но юношу начал бить уже не шуточный озноб. Потрогав свой лоб, определил жар. Дорок понимал и знал, что необходимо пить что-то горячее. «Эх, сюда бы Земной чаёк с малиной… Но где же её взять?» - мелькнула мысль.
Положение было действительно отчаянным, но зато появились и странные весьма полезные результаты после «общения» со стеклянным глазом. Дорок стал видеть новые руны, ранее почему-то не видимые им на всё том же ранце или водяных баклажках. Он, конечно, удивился подобному, но отнюдь не самим рунам. Руны эти были хорошо известны ему хотя бы уже по тем вещицам, которыми он пользовался в поселении.
Парень активировал «новые» руны на баклажках с водой, и тем самым сумел нагреть её почти до кипения. Затем нагретую воду, перелил половину в порожнюю ёмкость, другую половину оставил для парки ног. Вторую баклажку (естественно пустую), проведя по «новой» руне, таким образом, превратил ёмкость в подобие некого термоса. Кстати, очень удобная и полезная функция. «Вот что значит, не выкинул такую нужную вещь.» - Мысленно хваля себя, подумал парень.
В ранце, конечно, ещё имелось много различных вещей. Были там и баночки с какими-то непонятными порошками, и склянки с какими-то там жидкостями (вполне возможно и полезными именно сейчас для Дорока), пучки разных трав, множество книг, и прочих непонятных для него артефактных предметов. Но, на его взгляд, самыми нужными в этой ситуации были два плотных шерстяных одеяла. Постелив одно на каменное дно пещеры, выпив перед сном горячей воды, как следует попарив ноги, он, наглухо завернувшись с головой вторым одеялом, почти мгновенно уснул.
Глава третья.
На удивление в эту ночь Дорок спал совершенно спокойно. Ему снились Земные родители… «Боги, как же давно это было…. А было ли это вообще? Что-то не припомню чтобы подобное мне снилось. Казалось, прошлое я забыл окончательно. Но выходит, что нет… не забыл.» - Окончательно проснувшись, с грустью подумал он.
Проснувшись, Дорок почувствовал себя слегка разбитым, но всё-таки лучше, чем вчера. «Значит надо бы сегодня повторить с ногами и кипятком на ночь, да что там за травы такие в ранце лежат тоже стоит проверить, может на что и сгодятся.» - Твёрдо решил он.
Где-то на задворках сознания мучительно билась мысль, что он что-то такое очень важное для себя упускает, и то, что он уже совершил то, что в корне изменит всю его дальнейшую жизнь. Как не старался Дорок понять, что же он такого совершил, как не напрягал свои извилины, но получил взамен лишь отголосок головной боли, да слабое жжение в области темечка. Как это не странно, но возникало непонятное желание вновь вставить треклятую стекляшку себе в пустую глазницу, он гнал эту мысль…
Нательное бельё было мокрым, а это означает, что парень хорошо пропотел под шерстяным одеялом. Желудок дал о себе знать. «И это тоже хорошо, значить жить - буду.» - мелькнула мысль. Нет, не то, чтобы юноша просто умирал от голода, нет. Он уже привык быть полуголодным. Так даже легче, да и на полный желудок много не набегаешься. А он ведь по большей части постоянно таскал воду в поселение из ручья, что на дне каньона. Так что Дорок совсем даже не был полным и тучным. Напротив, он был очень жилистым, хотя признаться несколько и худощавым. Зато парень легко переносил голод и жажду.
Дорока так и «подмывало» изучить неожиданное наследство. «Ранец активирован моей кровью, как я читал в фантастике на Земле, наверное, он теперь будет доступен только мне, ну по крайней мере я так читал. То есть насколько я помню из ранее прочитанного, отменить привязку и доступ к содержимому ранца может только моя смерть. - Хм, бывший владелец мёртв, а значит, всё теперь вполне законно принадлежит мне до самой моей смерти. - Круто! НО! Я же хотел изучить стеклянный глаз,» - вспомнил парень.
Уже который раз этот момент всё откладывается. То неожиданно возникшие крысы, то потоп, будь он неладен. То… хм, в общем, инцидент с привязкой, после которой он, пролежав в ручье, малость заболел. «Но сейчас-то силы на это есть, а значит - надо обязательно посмотреть.» – Он решительно полез вниз, прихватив с собой ранец.
Разместившись у ручья, как и в прошлый раз, Дорок с трепетом открыл ранец, и поскольку вчера ему уже пришлось касаться стеклянного глаза, то он без опаски пожелал, чтобы тот возник у него в ладошке.
Шарик приятно холодил руку. Вставив его в глазницу, парень вначале испугался, почувствовал лёгкое головокружение и миллиарды вспыхнувших вокруг звезд, а затем просто замер как заворожённый.
Мир буквально перевернулся. Нет, не в прямом смысле всё стало с ног наголову, нет. Просто всё окружение стало восприниматься совсем по-другому, будто бы у него реально появился пропавший когда-то глаз. Он вмиг стал будто бы живой и давно позабытой родной частью тела Дорока.
Во-первых, - всё стало куда ярче и красочней. Даже серый песок и тот смотрелся теперь насыщенно ярким, а не таким однородным и мрачным. Казалось, каждая его песчинка индивидуальна и совершенно не похожа на другую, можно сказал, что она уникальна, и по-своему красива. Глянув на рюкзак, Дорок вообще обомлел. Каждая нарисованная руна на его поверхности выглядела обособленно подчёркнуто и ярко. Парень заметил, что они даже слегка мерцают, а удивительная вязь магических плетений, что соединяет их, находится в каком-то постоянном движении, совершенно не видимом, это если глаз вынуть.
И тут его взгляд случайно скользнул по тому месту, откуда, собственно, и бил родник.
- Боги! А… Что это?! – В маленьких водных буранах, которые выносили живительную влагу из каменной трещины в стене наружу, медленно вращаясь и переливаясь удивительно бирюзовым светом, прямо в воздухе висела полупрозрачная руна. Да - да, именно руна. Причём Дорок как это не странно почему-то достоверно знал, что — это именно руна воды, поскольку начертание подобной имелась на ёмкостях, в которых он и носил эту самую родниковую воду.
И тут совершенно не осознанно, его рука как бы сама собой потянулась в сторону призрачной руны. Вдруг, стремительно метнувшись, эта руна исчезла в его ладони. Взрыв мыслей в мозгу и тут же в голове быстро затараторил не понятный и будто механический чей-то голос, как бы дублируя всё полупрозрачным текстом прямо пред взором. Но спустя мгновение смысл произнесённого, как и написанного на абсолютно незнакомом языке, вдруг стал парню понятен и ясен. Это действительно была руна воды, и главное теперь она стала ему постоянно доступной, а ещё, как понял Дорок, теперь имеется возможность применять её по своему усмотрению. Но как? Как это осуществить? И куда теперь исчезла сама руна? - Ответов пока не было.
Неожиданно Дорок явственно и остро почувствовал ту саму странную тревогу, преследовавшую его с того момента, когда он, собственно, и нашёл этот стеклянный глаз.
Осмотревшись, он так и не обнаружил какой-либо видимой опасности, но заметил, что время уже почти полдень. «Странно. Вроде, я только на миг вставил стёклышко и надо же, как пролетело время, и тревожно что-то уж очень. Хм… Жутко захотелось есть» - Удивился парень.
«Вот же гадость! Ну почему так всегда? Только займусь чем-то серьёзным как сразу, то есть хочу просто умираю или ещё что?» – Плюнув с досады, он уже было хотел вернуть стеклянный глаз обратно в ранец, но не тут-то было, глаз будто бы врос в глазницу юноши. «Что за … Гадство, как же это так?» – Дорок тщетно пытался вынуть стекляшку. Было очень больно словно пытаюсь вырвать живой глаз, а не кусок стекла пускай практически и неотличимый от настоящего. «Вот же, ну как это я так оплошал? Чёрт, уже темнеет, а ведь надо ещё найти пищу!» - Выдернув в конце концов «проклятую стекляшку», Дорок увидал кровь на руках. «Вот же гадство! Как больно! будто родной глаз вырвал с корнями!» - подумал он.
**************************************************************************
- Мой Повелитель! Мы засекли место нахождения «Глаза Дракона»! Он где-то в районе каньона, того, что у горного хребта.
- Ну, слава Богам! А какой именно каньон? Тот, что у нас на границе?
- Да, Повелитель, тот, что граничит с «Большой степью».
- Жаль… Далековато. Но вы уже надеюсь, выслали группу поисковиков?!
- Да мой Повелитель, как только артефакт дал о себе знать, группа Лоренса через телепорт прыгнула к самому ближайшему якорю.
- Далеко это от места?
- Признаться да, Повелитель, но они будут спешить. Они понимают всю важность находки.
- Хорошо. Но, надеюсь, вы помните, что помимо того, что там территория гоблинов, рядом ещё и царство драконов. Нужно быть предельно аккуратным и внимательным. Мне не нужны жертвы.
- Не беспокойтесь Повелитель, в группе только лучшие. К тому же, Лоренс почти легенда.
- Спасибо Залем за хорошую новость. Я очень рад и надеюсь на успех операции.
- Мы не подведём, Повелитель!
- Хорошо. Что-то ещё Залем?
- Нет, мой Повелитель, это всё.
- Ну что ж, ещё раз благодарю и да прибудут с вами Боги. Всего хорошего, можете быть свободны. – Коротко поклонившись, верховный маг покинул покои Повелителя.
- Но неужели, неужели удача уже так близко… «Глаз Дракона», хм. Я так и думал, что скоро ты вернёшься ко мне, на этот раз ради тебя я пожертвую собственным глазом - счастливо улыбнувшись, Повелитель покинул зал.
************************************************************************
Стеклянный глаз вынуть удалось, но какой ценой!? Крови набежало будто порез глубокий. «Возможно где-то рядом с внутренней поверхностью глазницы лопается мелкий сосуд… Возможно... Придётся привыкать. А может просто вставить его в глазницу, да не обращать внимания на всякие там предчувствия? Что ж я даже очень не против такого подарка.» – Мелькнули мысли.
Несколько дней Дорок провёл около источника. Во-первых, - здесь достаточно комфортно. Вода рядом, да и напряга с пропитанием почти нет. Во-вторых, - юноша просто-напросто реально не знал, куда ему дальше направится. Спустя пару дней его простуда прошла. «Всё-таки чудесная штука – это паренье ног, помогает - здорово.» – Проснувшись, решил юноша. Хотя он даже и не представлял в чем тут дело, и имеет ли ко всему этому тот самый стеклянный глаз.
Так вот, на счёт пищи… Помимо всякого мелкого зверья в виде змей крыс, а чаще всего жнобцев, Дорок обнаружил, что в самых глубоких промоинах водится рыба. Этот факт он заметил совершенно случайно. Как-то вечером сидя у костра, юноша обратил внимания на странные всплески в большой и глубокой промоине. Взяв горящую палку из костра, он подошёл к ней поближе. Плотное облако различной мошкары кружилось по-над самой поверхностью воды в приличной по размеру промоине. И вроде бы ничего особенного, мошкара как мошкара, когда вдруг из-под воды как будто-бы выстрелила струя, сбив самую крупную особь. Едва та коснулась поверхности, как продолговатая морда на мгновение показавшись, схватила добычу и скрылась под водой.
Наутро, Дорок проверил свою догадку. В промоине действительно водилась рыба, и если судить по её пищевым качествам, а он успел это проверить, то совсем даже не плохая. В общем - вкусная.
Однако сидеть на одном месте и ждать чего-то там, да к тому же совсем даже не в безопасном каньоне — это не лучшая затея, да и непонятная тревога в голове парня просто вопила о том, что желательно отсюда убраться, и как можно поскорее.
Дорок всё же решил подняться на ответвление каньона и по нему, если получится пересечь горный хребет. Он всё-таки понял, чего же больше всего хочет. «Я хочу научиться магии, а овладеть этим можно только там, где и живут маги. Значить моя дорога к ним.» - так для себя решил он, по сути, даже и не подозревая о том, чем ему всё это может обернуться.
По дну каньона следовать безопасней. Дорок не раз слышал рассказы о том, что драконы почти никогда не залетают в само ущелье. Уж очень тесно оно для них. Но то, что драконы реально здесь всё-таки появляются, он уже успел убедиться, причем несколько раз, слыша сильное хлопанье огромных крыльев и чей-то истошный рёв, словно кто-то решил выпустить сюда динозавра из Парка Юрского периода. Как подтверждение, вчера перед самым закатом парень увидал огромную тень по-над ущельем, скользнувшую в направлении гор.
«Нет, гулять по открытой местности, я покамест, пожалуй, не стану, Каньон пока для меня самое безопасное место. А это значит, что мне предстоит подняться на ответвление и постараться максимально аккуратно пересечь горный хребет, а там дальше видно будет.» – Дорок принял окончательное решение.
Подниматься по отвесной скале ещё то занятие. Но он справился. Это ответвление в принципе ничем не отличалось от того по которому юноша до этого и шёл несколько дней в подряд, вот разве что никакого ручья здесь и близко не было, да и глубина ущелья здесь поменьше, но зато само ущелье стало значительно шире. – «Да уж, вверх теперь поглядывать стоит почаще, дракону тут места хватит. Вот с родником похоже облом. Хорошо хоть воды набрал обе баклажки и сразу же убрал в свой ранец, понизив на них температуру.» – Успокаивая себя подумал парень.
Кстати, неожиданно он для себя открыл очень важное обстоятельство. Загрузив впрок свой ранец копчёной провизией и водой (на счет последней оказалось, что её недостаточно для такого путешествия), Дорок никак не мог придумать, куда бы ему положить эту самую рыбу. Вялить её - время хоть и было, но тратить его, ему было откровенно жаль его, да и всё нарастающая тревога подгоняла, а потому в ранец эту рыбу он отправил прямо как есть - сырой.
Протопав весь день по жаре, вспомнил про рыбу, и уже было подумал, что за это время она наверняка протухла, но каково было его удивление, когда он извлёк одну, и очень удивился тому факту, что она оставалась в том виде, в котором её уложил в ранец. Потому выходило, что продукты в ранце странным образом не портиться, чему Дорок, собственно, и был несказанно рад.
Эксперименты со стеклянным глазом юноша решил пока отложить «на потом». Уж больно тревожно было на душе парня. Давно позабытое чувство опасности просто рвало его душу, стоило приоткрыть тряпицу, скрывающую стеклянный глаз.
Подыскав себе уютную пещеру для ночлега, поужинав, Дорок и забрался в неё, хотел было уснуть, но решил почитать. В ранце обнаружилось несколько интересных и необычных книг, да к тому же там было превеликое множество различных свитков. Необходимо хотя бы полистать их, а-то как и всегда времени для этого никак не находилось. Поставив светильник повыше, его, кстати, парень нашел в своём необъемном ранце, достав первую попавшуюся книжку Дорок принялся читать её.
Написана книга была на гоблинском языке. И ничего здесь странного, то, что как выяснилось, юноша умел на нём читать. Как ещё заметила его нынешняя мать, Дорок почти с самого рождения был любознателен. Парень очень часто тайком слушал, о чем говорят меж собой гоблины, стараясь по жестам и мимике понять их. Как это не странно, но результат имелся положительный. Особенно помогало уловить суть сказанных слов и враз моменты общения гоблинов с гномами, а они между прочем частенько учили паренька как своему языку, так и гоблинскому. С какого-то момента, Дорок осознано стал воспринимать произнесённую гоблинами речь. Позже эта способность и странность к обучению языкам помогал освоить и другие языки поселенцев. Тётушка Ванесса такую особенность парня объяснить не смогла, но мать вместе с тётушкой всячески убеждали его не болтать о своём умении, дабы не накликать беду. Думается это была особая способность бывшего владельца тела. Поскольку все знания и умения, включая этот неординарный талант бывшего владельца то бишь - Дорока, теперь уже перешли Тимофею, то он всецело и не безуспешно мог пользоваться этим. Странным было то, что парень никогда раньше и не пытался что-либо прочесть на гоблинском, а тут читал бегло…
Быстро полистав книжки и свитки, первая книга оказалась справочником по травам и всего что этим связано. Вторая - больше походила на атлас и содержала подробную карту мест произрастания этих самых растений, а вот третья книга, юношу порадовала, в тоже время удивила, озадачив, и даже очень напугала. Как показалось Дороку, эта странная книга приоткрыла перед ним тайну его предчувствий и страхов. Получалось, что за ним следят, точнее могут отследить его перемещения. Вот знать бы ещё кто.
Книга оказалась нечем иным как полным атласом дерева рун, и собранием рунических вязий. Писалось она явно для кого-то очень близкого погибшему гоблину. Да, кстати, имя бывшего хозяина «богатств» Дорока было Харам-Шат. Возможно, книга предназначалась его родственнику или же ученику. Но ни этот факт юношу так взволновал и напугал.
Харам-Шат, то есть бывший владелец всего, что парню досталось, ещё в самом начале этой книги писал, о том, что необходимо быть крайне аккуратным и очень осторожным при работе с «Глазом Дракона». Как понял юноша, именно так и называется, тот самый стеклянный глаз. Хм... Знать бы ещё, почему его именно именуют не иначе как «Глазом Дракона»? – Слегка поморщив лоб подумал юноша.
Читая книгу, в ней это самый гоблин предупреждал, что, прежде чем использовать этот артефакт необходимо активировать какое-то там плетение, называемое не иначе как - «Сокрытие сущности». Поскольку артефакт «Глаз Дракона» пятьсот лет уже как завязан на какое-то «Небесное Око», то последнее способно отследить первое практически в любой точке мира, это конечно если владелиц так называемого «Глаза Дракона» не применил на себе «Сокрытие сущности». Что это всё такое и что это вообще для него может значить, юноша естественно не знал, но прочитав подробности, стало ясно, что это самое «Небесное Око» позволяет каким-то образом магам отследить местоположение артефакта, то есть «Глаз Дракона».
«Вот и ответ. Вот она причина моих не понятных страхов, я ведь по глупости, совершенно ничего не подозревая вставил себе этот самый стеклянный глаз. Чёрт! Вот же дурак! Да меня же сразу банально вычислили. … Хм… А Харам-Шат выходит, что тоже, как и я был одноглазым… так что ли? И сколько же лет «Глаз Дракона» находился в руках гоблина?» – задумался Дорок.
Далее, гоблин просто-напросто хвастался. В его записях, говорилось, как Харам-Шат обманул магов и остальных. Он исхитрился. Гоблин стащил-таки у магов прямо из-под носа эту вещицу. Харам-Шат умудрился навеянным заклинанием заставить тогда ещё совсем юного императора выронить «Глаз Дракона» прямиком в ров в аккурат у самой крепостной стены, где и прятался гоблин.
«Хм… у стены? У какой именно стены? А это важно?» - мелькнула у Дорока мысль.
Долго листая эту книгу, юноша так и не нашёл ничего, где бы говорилось про то, как ему активировать это так называемое «Скрытие сущности», да и вообще, что оно за плетение такое. Непонятно… а понятие плетение это что вообще?» - В очередной раз вопрос ожидаемо остался без ответа. За книгой просидел очень долго, парень и не заметил, как уснул.
Проснулся он странного просто рвущего душу чувства тревоги, а ещё от того, что услыхал совсем рядом с входом в пещеру подозрительный хруст камней, - «Рвачи»? а может, может это уже меня ищут?! – мелькнула страшная мысль. И тут, он услышал чьи-то приглушенные голоса.
Тихонечко выглянув, Дорок заметил приближающуюся группу людей. Шли они открыто, не таясь и было похоже, что они сосредоточено и целенаправленно кого-то ищут. Дорок впервые видел таких странных существ, в не менее странных одеяниях, но сумел догадаться, что это маги - рахоны. Мать о них рассказывала.
Высокие, в чёрно-алых мантиях с капюшонами. Именно так описывала краснокожих верзил тётушка Ванесса и мама.
Тот, кто шёл впереди всех, нёс на вытянутых руках странный предмет, и время от времени поглядывая на него, что-то там пояснял остальным.
- Да нет тут никого Лоренс, мы только зря теряем время. - Возмутился шедший рядом с краснокожим магом такой же рогатый монстр.
Приглядевшись, Дорок заметил, что все они имеют небольшие рога на своих головах. - Черти что ли? - мелькнула мысль.
- Да Лоренс, тут действительно пусто, Норманн прав, да и подкрепится уже давно пора. Желудок вон как урчит.
- И что вы предлагаете? Вернуться назад с пустыми руками? Да вы хоть понимаете…нет, вы хоть представляете, что с нами сделает Залем? Продолжаем поиски! - Возмутившись, скомандовал тот, который нёс странный предмет.
- Ну а мы что? Мы что «родить должны» ему этот проклятый «Глаз Дракона», так что ли? - Возразил кто-то из магов.
- Да хоть бы и так! Но мне почему-то пожить ещё хочется, так что если придётся, то и «родим»! Потерпите, ничего с вами не станет. Вон, видите трещину в скале? Доберёмся туда там и пообедаем. Там думаю безопасно. А то нарываться на голодного дракона как-то не хочется, а они нашего брата на больших расстояниях чуют. Дьявол! «Поисковик» не чувствует магии. - Произнёс тот, кого назвали Лоренсом, зачем-то встряхнув непонятный предмет в руках.
- Ну, а я что говорю, нет тут никого. Зря ты ругаешься Лоренс. Но ты прав, в пещере будет удобней, – пытаясь снять возникшее напряжение, добавил кто-то.
От услышанного, Дорок оцепенел. Они направляются к его пещерке, и ищут они не иначе как именно его.
- Ох не зря же моя чуйка который день зудит…- носились мысли в голове Дорока. - Но надо что-то делать! Вопрос что! Может выйти к ним и добровольно отдать этот самый «Глаз Дракона»? Зачем он мне? Думаю, они настроены решительно... Этот артефакт им зачем-то очень сильно нужен... Возможно из-за него и убили того самого гоблина, чьи останки в виде полуистлевшего скелета и нашёл я в той промоине. Верну, и дело с концом! Хотя... Хотя что-то мне подсказывает, что именно я им совсем и не нужен, а это означает, что и церемонится со мной, они точно не станут. Прибьют и дело с концом. Ну уж нет! Идите-ка вы к чертям! Хотя и идти-то никуда не надо, похоже они и есть те самые черти. – Дорок попятился от входа вглубь пещеры.
Выбраться из пещерки незамеченным он не успеет. Забраться поглубже? А что? Это, пожалуй, его единственный вариант. Быстренько собрав вещи, пихнув их в ранец, лёг ничком рукой вытянув его впереди себя Дорок стал протискиваться в едва приметную щель-трещину в углу у самого днища пещеры в дальнем углу.
Дорок благодарил всех Богов за то, что они позволили тому таскать воду в посёлок и от этого он был весьма худощавым, иначе точно не мог бы поместиться в этом чрезвычайно узком лазе. От страха быть застигнутым здесь, а потом наверняка и убитым, его даже мало беспокоил тот факт, что возможно он, застряв попросту не сумет выбраться обратно. Хотя… вроде бы как дальше лаз становится по шире. «Посмотрим…» - решил он пробираясь дальше.
- Лоренс, как ты думаешь «Глаз Дракона» активировал маг или кто? Сам ведь говоришь «Поисковик», не чувствует тут магии. А поисковые артефакты не ошибаются. Или… это не маг вовсе, а чего хуже - артефактор, ну наподобие того, кто когда-то и спёр этот «проклятый глаз». - Дорок уже видеть не мог говоривших, поскольку слишком далеко забрался в узкий лаз.
- Да откуда я могу знать? Это клятый «Поисковик» вообще-то с самого начала молчит! Это наш Залем почему-то втемяшил себе, что искать что-то или кого-то необходимо именно здесь. Откуда я знаю. Наше дело высматривать всё подозрительное. А маг «Глаз Дракона» использовал или артефактор мне как-то всё равно. Да хоть гоблин или дроф. Вот найдём, а там и посмотрим кто это или что. Лишь бы, как и в прошлый раз, он не исчез практически из-под самого нашего носа, причём, похоже, что именно и в этом же каньоне.
- Исчез?! Это как понимать? Исчез. Хм. Но ты ведь сам говорил, что абсолютно уверен в том, что подстрелил его, ну того гоблина «проклятой стрелой». Нее-т! Он определённо сдох! Выжить даже после лёгкого ранения от такой стрелы невозможно. Да что я объясняю, ты сам ведь всё знаешь.
- Но тела ведь так и не нашли! – Возразил кто-то.
- Да нет, говорю вам — это был определённо дроф, ну на худой конец эльф. Известно ведь всем, что их магия практически не берёт, ну в смысле «Поисковик» не чувствует.
- Ну, ты и загнул Норманн. Зачем этим дрофам или эльфам артефакт? Они ведь даже и активировать его не смогут! Дрофы, так и вообще к магии не имеют никакого отношения. Они годятся разве что в качестве рабов, поскольку долбить камни — это их стихия. - Кто-то там хохотнул.
Эхо разговора как в каком-то резонаторе было очень хорошо слышно в пещере. Маги практически проникли в неё, но забраться внутрь всё ж таки не успели. К счастью, не успели…
И тут Дорок отчётливо услышал: - Дракон! Это дракон! Спасаемся! Не лезьте в пещеру! Он сожжёт там нас всех огнём! Жорес! Ставь щит! Быстрее мать вашу! Марон активируй портал! Живее твою мать! Уходим к якорю! Уходим! – Снаружи раздавались истошные крики.
- Смотрите! Он схватил Ратмира! – Орал кто-то.
Где-то там снаружи, судя по всему, началась настоящая паника. Кто-то орал во всё горло, будто его пытаются заживо сожрать. Хотя именно так и было.
Спустя пару минут вроде бы всё затихло, но вот выбираться наружу и посмотреть, что там да как, у Дорока почему-то теперь совершенно не было никакого желания.

Глава четвёртая.
Уже почти месяц с момента катастрофы как юноша бредёт по «проклятому каньону» как он его в сердцах ругает. Уже минул без малого месяц его отчаянного похода. И он в серьёз уже начал думать наверняка, что это последние дни в его жизни... Если бы не обувь с рунической вязью, что даровала ей малый износ, то пришлось бы Дороку топать босиком. Он уже сотню раз пожалел, что решил продолжить свой путь именно поэтому «трижды клятому каньону». Какая разница от чего сдохнуть, от обезвоживания или в пасти дракона? Второй вариант, наверное, даже гуманней, не так мучителен. Вода уже два дня как закончилась, ну почти закончилось, не считать же какой-то жалкий литр за её наличие. Родника найти так и не удалось. С продуктами тоже не очень. Живности здесь почему-то очень мало, да и осточертело ему питаться змеями да всякими там крысами-переростками. Как же хочется воды и обычного хлеба…
У Дорока имелась руна воды, но создать, или правильно сказать - построить конструкцию из руны и силовых плетений у Дорока не получалось. И не удивительно, как он недавно вычитал в одной из книг гоблина, всё это дело надо ещё и запустить, то есть активировать руну, напитав её магией. - А где эту самую магию мне взять? Я же не маг ни разу. – Раздосадовав размышлял Дорок.
Дорок уже и думать забыл про «стеклянный глаз». Он даже и помыслить боялся, о том, чтобы вновь снять тряпицу и вставить туда «проклятую стекляшку». Самым полезным на данный момент оказалась книга по травам и способом приготовления различных ингредиентов и снадобий. Там-то Дорок и обнаружил описание, как приготовить чернила для создания рунического пленения «Сокрытие сущности», которое, кстати, нанеслось как своего рода тату на самую макушку артефактора. В ранце гоблина нашлись различные колбы, реторты, перегонные кубы и даже ступка с пестиком для получения порошков из сушёных трав. В принципе, для приготовления чернил, среди пучков трав, которые имелись в наличии, были почти все ингредиенты. Кроме одного - «огненного цветка». Который, кстати, рос где-то очень высоко на скалах и, между прочим, совсем недалеко от места, где и находился Дорок. Вот только сил взобраться на подобную высоту у него явно не хватит. Пройдённый путь по дну ущелья очень сильно вымотал и истощил юношу.
- Да и что, собственно, изменит этот цветок? Допустим найду его… Ну, хорошо! Даже если учитывать, что не хватает именно этого последнего ингредиента для чернил так необходимых для нанесения тату этого-самого «огненного цветка». Допустим, все остальные вроде как даже имеется у меня в наличии. Предположим, я с первого раза, не допустив ошибки, сумею-таки изготовить чернила. НО! Но кто мне нанесёт это самое тату? И ведь нанести надо не абы куда, а именно на самое темечко, именно туда, где у меня имеются странные шрамы вроде той-самой руны «Сокрытие сущности». Кто мне поможет это сделать? Кто? – Парень присев на камень был в отчаянье ломая голову и не находя решения кроме как выбросить к чертям собачьим эту стекляшку. Но что-то подсказывало ему что делать это категорически нельзя. От этого зависит его жизнь и сама судьба.
Да, Дорок самостоятельно не смог толком разглядеть сами шрамы, хотя отшлифованная до почти зеркального блеска медная тарелка кое-как, но всё же позволяла рассмотреть контуры рубцов.
Стоит отметить, что Руну «Сокрытие сущности», точнее её изображение, как это не странно он нашёл-таки на полях в описании самих чернил для её нанесения. Что ни говори, а книга, однако, писалась совсем-таки не системно. Кстати, там было отмечено, что всё ЭТО будет совершенно бесполезно, если «Избранный», не имеет подобного шрама на темечке. Во как! А ведь он как раз-таки имеется у Дорока. Выходит, выходит его перерождение в этом мире, было отнюдь неспроста…
Спустя примерно полтора часа, ему повстречался, судя по всему, раненый и припадающий на передние лапы «рвач». Противник явно был не в лучшей для него форме. Скорее всего, он совсем недавно свалился на дно каньона, иначе с его-то регенерацией он успел бы давно восстановиться. Рвач был ослаблен, но недооценивать трёхсоткилограммового полу-паука – полу-муравья не стоило. Всего «рвач» имел четыре пары конечностей, сейчас две переднее повреждены. Но даже и в таком состоянии он опасен. Такому монстру достаточно и оставшихся двух боевых конечностей, к тому же плюс его жвала. Скинув ношу, Дорок мгновенно выхватил глефу. Палец привычно нажал на еле приметный выступ на рукояти, и тотчас с её торцов выскочило по острейшему лезвию.
Увидав свою жертву «Рвачи» никогда не мешкали, а потому всегда стремглав бросались на добычу. Тактику борьбы с ними отец заставил выучить парня, как говорится «от и до». Едва рвач оказался практически рядом, и уже нависнув над юношей, вот-вот собирался схватить того своими жвалами, как молниеносным перекатом Дорок оказался под его брюхом. Изящно крутанув на месте с выставленным вперёд мечом, юноша ловко отсёк пару конечностей твари. Рвач, не осознавая пока ситуации, мощно клацнул пустоту своим жвалами. Тем временем Дорок не мешкая вонзил верхнее лезвие глефы глубоко в брюхо «рвача» и резко провернул его. Тут же дабы не попасть под кровь монстра, которая стоит заметить, по свойствам не уступала мощной кислоте, и была способна сильно поражать органику, практически растворяя её, Дорок изловчился и перекатом ушёл прочь. Глефа сделала своё дело и те конечности, к которым юноша успел дотянуться своим острым клинком, лишь жалкими обрубками дёргались поодаль, отдалённо чем то, напоминая лапки безобидного Земного паука-сенокосца.
Зелёная мутная жижа, вытекая из глубокой раны под брюхом, попав на камни, пенилась, и казалось, растворяла даже и их, выделяя при этом тошнотворная вонь. «Рвач», осев на оставшиеся куски конечностей, в смертельной агонии малость подёргав ими, затих.
Это был, наверное, десятый по счёту «рвач» в «здешней жизни» Дорока с которым ему повезло справиться самостоятельно. Отец не напрасно учил своего сына, пускай порой и жёстко, но он вложил в парня своё умение, и казалось саму душу великого бойца на мечах. Дорок победил, вот только сил осталось теперь совсем мало. Дорок устало опустился на камень. - Как же хочется пить... – он с горечью вспомнил так беспечно выпитые её остатки. - Боги подарите мне воду!
- Погибнуть или попытаться подняться в горы? Но если всё это по воле Богов, то у меня должна быть определённая цель. Какая? Кто мне подскажет? Ну, хоть намёк бы, какой.
И это случилось… На юношу откуда-то сверху упала капля воды. Парень устроился по-над самой стеной каньона в тени, едва уцелевшей он отвесных лучей жгучего светила. Солнце, а именно так для себя считал Дорок местное светило, хотя каждый народ величал его по-своему, так вот это светило как раз почти и стояло в самом зените, а потому спасительной тени практически уже не было.
Ещё раз капнуло и ещё… Если бы Дорок не сел именно на это место, то, пожалуй, ему нив жизнь не найти бы живительный источник. Вода просто испарялась, как только касалась раскалённого каменного дна проклятого ущелья. Он бы и не заметил мимолётного влажного пятнышка, едва различимого на камне.
Задравши голову, Дорок старался разглядеть этот самый спасительный для него источник. Где-то там! Но вот как туда забраться? Сил почти ведь нет.
Высоты парень, можно сказать - не боялся, поскольку там, на Земле, всякий раз навещая горы, с великим удовольствием лазил по ним вместе с отцом. Отец вообще-то часто посещал клуб дельтапланеристов и всей душой отдавался полётам, чему Дорок завидовал, грустно наблюдая отцовские полёты, в душе надеясь вскоре присоединиться к нему. – Подросту и небо тоже покорится мне. – Тешил себя он надеждой.
Невероятным усилием воли, Дорока на пределе возможности организма, сумел-таки забраться наверх. Жить захочешь - и не туда вскарабкаешься. Воду пил жадно и долго, а потом просто смаковал, дивясь её вкусу. Это просто невероятное везенье, что скромная капля воды сумела найти его измученного жаждой на дне ущелья и подарила надежду на спасение.
А ведь столь желанный живительный источник находился на самом верху у самой кромки не широкого скального карниза, нависшего над ущельем. Ручеёк вытекал где-то там, у подножия высоченной скалы и тут же терялся в трещинах, совсем чуть-чуть недотягивая до того, чтобы величественно сорваться на дно пересохшего от жажды ущелья.
Лишь после того, как смог утолить жажду, он как следует, осмотрелся вокруг. Небольшое высокогорное плато шириной не больше полу километра, сплошняком покрывала буйная растительность, чего не скажешь о его бывшем поселении. Таких щедрот там не было. Многие деревья для юноши были совершенно незнакомы. Да и вообще он мог лишь с небольшой долей вероятности предположить, что именно перед ним. «Это вероятно секвойя.» – Решил он, глядя на высоченное дерево раскидистой кроной, уходившее далеко ввысь. Даже такой крохотный кусочек чужого мира был настолько насыщен разнообразием флоры и фауны, что парню оставалось лишь догадываться каково же там будет на равнинах. Всё потому, что Дорок ещё ни разу не был за пределами поселения, в которое его душу и забросила судьба. Его предшественник (бывший так сказать владелец тела) своими воспоминаниями, тоже ничем не мог помочь, поскольку он и сам родился в лагере горняков, и, к сожалению, обрывками своих воспоминаний ну ничем не мог помочь Дороку. Так что ориентировался Дорок лишь исходя из Земных воспоминаний, то есть из знаний, полученных в том Земном мире, или же из прочитанных ранее книг о всевозможных путешествиях.
Такого обилия различных и совершенно незнакомых трав и цветов само собой ему ещё видеть не приходилось. Казалось, он попал в какой-то нетронутый мир, оазис. И вот посреди всего этого великолепия красовались три огромных секвойи, ну, или уж очень похожих на них дерева.
От обильного питья, следом проснулся и голод. После того, как юноша всласть напился, казалось вкуснейшей воды, и малость насытился небольшими остатками своего скарба, его сморил сладкий сон.
Во сне он видел себя спящим безмятежным сном. Спал он как раз-таки на этом же самом месте, причем его сон, как это не странно, охраняли драконы, призрачными тенями снующие неподалёку. Драконы нисколечко не вызывали беспокойства, наоборот, они вселяли надежду и уверенность, что всё у него будет хорошо. С этим пониманием и решением разбить свой лагерь именно здесь, он и проснулся.
То место, где произрастал этот самый «огненный цветок» было на удивление совсем рядом. Всего-то необходимо подняться по почти отвесной скале на сотни три метров. Мм-да, всего-то ничего. Но Дорок и не собирался сломя голову штурмовать скалу, а вместо этого он стал собирать те самые цветы да травы, рисунки и описания которых в изобилии нашлись в гоблинском атласе трав. Между прочим, что касается «огненного цветка», то, прежде чем его срывать, оказывается, необходимо произвести достаточно сложный рунный ритуал. Не всё так просто и безмятежно. Не выполнив ритуал, цветок сгорает, едва его коснётся рука. «Опять ритуалы, опять эта магия… Но где ж её взять эту магию?» – Ломал голову парень.
Расположившись у основания одной из огромных секвой, Дорок решил соорудить здесь временное пристанище, поскольку пока не поставил себе конечной цели. Вернее, цель в мыслях была. Дорок хотел, во что бы то ни стало выйти к людям. Собирая травы даже без определённой цели и руководствуясь лишь тем, что в дальнейшем они могут пригодиться он сушил их внутри шалаша, оберегая от прямых лучей светила. Так, днями собирал травы, собственно, читал книги о них, охотился, да и вообще впервые за долгое время он просто отдыхал, набираясь сил.
Как-то роясь в ранце, Дорок вдруг наткнулся на какие-то несистемные, разобщённые (написанные обрывками фраз) изрядно потрёпанные свитки. Написано было на гоблинском, но весьма старательно. Отметки в записях, больше походили на рекомендации, чем на прямые указания к действию. Так, к примеру, в одном свитке упоминалась какая-то «сила». В нём говорилось буквально следующее: - «…прежде чем решиться и активировать руну нужно быть уверенным в том, что у тебя хватит силы для того, чтобы напитать эту руну. Если силы будет недостаточно или прервать процесс, то руна безвозвратно исчезнет, пропадёт». В другом свитке, говорилось, точнее, рекомендовалось постоянно оттачивать мастерство перегонкой силы из внешних источников в накопитель и обратно. Это, как было сказано, влияло на объём магии, и её резерв в самом теле ученика. Но дальше было не совсем понятное на счёт самого источника магии, да и собственно какого-то её там накопителя. Ага! Вот оно! Всё-таки гоблин писал это для своего ученика! Вот с чего и следует мне начать! – Дорок аж подпрыгнул от радости.
Что за внешние источники, и что за накопители, таких пояснений Дорок пока не нашёл. Оставалось проверить лишь его смутные догадки. Юноше почему-то казалось, что упоминаемая сила — это и есть сама магия, точнее способность манипулировать манной, а её этой самой манны должно быть с запасом для подобных ритуалов. Получалось, что необходимо иметь в достаточном количестве этой манны в своем теле. Но как? Но с чего начать? Где взять накопитель или же, как мне его создать? На счёт внешних источников силы, или точнее сказать манны, я вообще молчу. Делать нечего, Дорок принялся изучать все в подряд свитки, надеясь найти хоть крохи пояснений, по которым можно собрать общую картину.
Он уже совсем отчаялся, думал, что ещё чуть-чуть, и мозг просто не выдержит таких нагрузок, свихнется просто. Абсолютно никакой систематики, в записях бардак и хаос. НО, кое-что парень всё же нашёл, он понял - ему нужна руда, то есть тот самый мезонит что добывали в его поселении. А ещё гоблин в своих записях несколько раз упомянул, что те крохи магии, которыми владеет каждый избранный, то есть - артефактор, и позволяют ему запускать магические процессы, связанные с рунами. Гоблины ведь не были магами, они всегда обращались к рахонам, расплачиваясь всё тем же мезонитом за оказанные услуги. Получалось, что Избранный может полноценно и не владеть магией. Так что ли?
Вспомнились слова тётушки Ванессы. Она, в тот раз и предупреждала Дорока о каком-то даре, спавшем в нём, и просила остерегаться его, требовала даже поклясться, что Дорок никому и никогда не обмолвится о нём. Так может, стоит разбудить этот самый дар? Надо как она сказала постараться, очень постараться. «Ну что ж - я готов! Кажется, время настало…» - Окончательно решил для себя парень.
Большие куски мезонита, а порой и просто огромные, буквально не подъемные, Дорок, как это ни странно, обнаружил среди большой груды камней, лежащих по-над самой отвесной скалой. Задравши голову, Дорок пытался понять, откуда же это они могли свалиться. Отходя подальше, обзору всё равно его мешали высокие кусты и деревья. Лишь взобравшись на дерево, он сумел-таки разглядеть где-то там далеко вверху на практически вертикальной скальной стене огромную дыру. До неё было высоко, метров четыреста не меньше, а потому разглядеть там что-либо, он попросту не мог.
Прихватив с собой пару увесистых кусков мезонита, юноша пошёл в свой временный лагерь. Ему почему-то вспомнилась та последняя его пещера внизу каньона, та, где он чуть не угодил в руки рахонов. Жуть. Вспомнил, что в тот раз выбираться из той пещерки наружу ему категорически не хотелось. Вспомнилась большая лужа крови у самого лаза в пещеру, да и разорванные части человеческого тела, давали ясно понять, насколько реально там было опасно. Наверно и здесь тоже не спокойно, но, по крайней мере, среди густых зарослей, магам, ему почему-то казалось сюда просто так не забраться, если, конечно, они не умеют летать. И про драконов, якобы охранявших его во сне он тоже вспомнил, а ведь сны порой сбываются…
Подходящей пещеры под убежище он тут уже не нашел. Так что особого выбора не было, либо из последних сил идти куда-то неизвестно куда, или временно остановится здесь. «Отдохнуть, набраться сил, а там и видно будет. Что касается драконов? Так чему быть того не миновать.» – реши наконец Дорок.
Лагерь Дорока теперь состоял из шалаша, устроенного из различных веток, да кострища, обложенного по кругу камнями, на котором, собственно, юноша и готовил себе пищу. Зверья здесь было немного, но он приловчился ловить больших ящериц, чьё мясо было совсем не плохое на вкус, да и птичьих гнёзд здесь хватало.
Дорок внимательно читал книги и различные свитки, которых было просто не меряно в рюкзаке гоблина. Раздражала лишь не системность записей, бардак в общем, но он уже попривык малость. Информации находил много, но по тому, как научится магии, к великому сожалению, пока так и не нашлось.
Так миновала неделя, другая… Дорок всё бродил по округе, изучал местность, а вечерами читал и читал под не особо яркий свет большего куска мезонита. И вот наконец, ему повезло среди огромного количества книг найти именно то, что надо.
Первую главу он читал долго, здесь нельзя было просто проглотить текст, надо было обязательно осмыслить его, и как бы не специализировался автор, а начальные понятия рунического письма, да и самой магии он всё же пояснял. Дорок не ошибся в своём предположении, что всё это предназначалось именно какому-то ученику гоблина.
Так вот, сначала давалось описание самой магической силы, это вроде как некая природная энергия, разлитая в пространстве, причем разлита она неравномерно, где-то ее больше, где-то меньше, но присутствует она везде и во всем окружении. Вернее, не везде, порой встречаются аномалии, где её очень мало, можно считать, что нет вообще, но таких мест как говорилось в мире пока известно только три.
Сама по себе эта энергия, будем называть её магия, не статична, она как бы перетекает в пространстве с места на место как вода в реках, образуя гигантские энергетические потоки. Но как известно от больших потоков множество ответвлений, маленьких и потом совсем крошечных. Всё это и можно назвать магией. По возмущению этих крохотных потоков некоторое время пока они не угасли можно судить о том, как они использовались. Посему выходило, что любое магическое воздействие на объекты некоторое время сохраняло свой след. Получалось, что магическая энергия взаимодействует с живыми организмами и этим обуславливается возможность ей управлять. Дальше получалось ещё интересней, выходило что с магической энергией взаимодействуют практически все живые и не вполне живые организмы без исключения, но величина этого взаимодействия у всех разная, причем она непостоянна. Так в определенные моменты связь с магической энергией может достичь очень больших значений и даже убить того, того кто ей пытается управлять. У Дорока в чем-то даже сложилась ассоциация с Земным электричеством, ведь с ним тоже нужно быть весьма и весьма аккуратным.
Теперь еще одно важное понимание, для того чтобы овладеть магией нужно сначала научиться взаимодействовать с магической силой (иметь хоть крошечный дар), то есть это взаимодействие должно достигать некоего порога, что позволит создавать собственные энергетические рунические конструкции, которые, собственно говоря, и есть магия. Но этим все не ограничивается, есть природные вещества, которые поглощают и отдают эту магическую энергию и при этом как-то изменяют свою внутреннюю структуру, при определенном воздействии они могут вернуться к прежней структуре, отдавая запасенную энергию. То есть на нашем Земном языке это означает, что существуют аккумуляторы магической энергии, то есть, магической силы.
У Дорока даже родилась мысль: - «Интересно, а существуют ли магические батарейки, то есть ли некие устройства, вырабатывающие эту самую манну окромя уже известного мезанита? Ведь получается, что в Земном мире аккумуляторы по емкости запасаемой электроэнергии сильно проигрывают тому же мезониту. Да и вообще нужно ли проводить аналогию с электричеством.» Было бы здорово, ведь Дорок неплохо соображал в электронике, посещая в Земной жизни специальные занятия и кружки.
Ну и завершающий аккорд, в книге прямо говорилось о том, что руническое письмо дает возможность управлять весьма мощной магической силой даже людям обладающим весьма слабым её задатком. То есть получалось можно стать на уровень мага, не будучи им. Вот это новость! Каждая руна — это некая проекция элемента магической конструкции, разместив их определенным образом на чём-либо и напитав толикой силы, иными словами магией, мы создаем магический конструкт-плетение, который по силе воздействия на поток энергии может даже и превосходить силу воздействия весьма искусного и могучего мага.
Однако есть и ведро дегтя в крошечной ложке меда. Создать сколь угодно большой магический конструкт с помощью рунического письма невозможно, при достижении определенного объема количество энергии на поддержание структуры конструкта возрастает скачком, и удержать структуру становится банально невозможно. Удается подобное далеко не каждому артефактору.
В голове Дорока мелькнула мысль о подобии Земных микрочипов, в которые, по сути, заложены целые электронные схемы. «А что ели попробовать большой магический конструкт как бы записать в специально созданную для этих целей руну, ведь я читал что создавать свои руны у артефакторов возможность имеется. Надо будет потом попробовать». – решил он, отложив подобную мысль на потом.
У магов же этой проблемы нет, они вообще не создают никаких магических конструктов. У них взаимодействие с силой происходит на интуитивном уровне, они сразу получают необходимое, ледяное копьё, фаербол, удар ветра ну и так далее. Им необходимо иметь в достатке лишь саму силу, да суметь на какое-то время обуздать её не растеряв магию в эфире непосредственно пред применением.
Но у них есть другая проблема, хоть мозг человека можно тренировать как утверждают до бесконечности, но всё равно имеются ограничения. Например, уделять внимание одновременно большому количеству заклинаний за раз очень и очень трудно. Этим и определяется квалификация мага, то есть мало иметь силу, надо еще и уметь ей воспользоваться, как бы вовремя суметь распараллелить потоки своего сознания, поделив их под то или иное заклинание. Вот в этом-то и скрыта вся заковырка, настоящий маг должен каждый день на протяжении всей жизни помногу часов тренировать, ломать свой мозг, приспосабливать его под задачи оперирования магическими конструктами, чаще всего одновременно несколькими. Хм. Вот почему многие маги кажутся со стороны не от мира всего. «И всё-таки некая аналогия с электричеством определённо имеется!» – Решил Дорок.
Ещё очень интересным было узнать то, что рунические знаки или по-другому - конструкты, пишутся специальными чернилами, которые содержат в себе лак, сваренный из каких-то пока непонятных Дороку животных и растительных компонентов. Этот лак являйся так называемой основой, которая и задает магические свойства чернил и направление движение силы в конструктах. Все компоненты этого лака секретны (ну, по крайней мере, так утверждалось в записях гоблина), но поскольку записи изначально предназначались ученику гоблина, то … как бы там ни было, но Дорок теперь об этом знает, в общем говорилось, что вроде как основной и самый главный компонент лака добывается из желёз онкула — болотного крокодила, или, к примеру, того же рвача, впрочем, список различных тварей был достаточно большой, о существовании многих Дорок даже и не подозревал. Далее говорилось о другом компоненте чернил, это – о специальным образом обработанной саже, получаемой в результате сожжения определённых ингредиентов. Эта самая сажа как раз-таки тоже была одним из важным компонентом чернил, она одновременно отвечает за направление потоков силы и одновременно исполняет роль самого изолятора-красителя. «Опять аналогия с электричеством точнее с электронными платами и проводниками.» – Решил для себя Дорок.
Подтверждение своих мыслей парень нашел чуть позже, прочитав очередную страницу столь бесценной книги. Получалось, что чернила действительно являлись неким проводником магической энергии при написании рунического знака. Движение пером задает направление, в котором эта магическая энергия должна перетекать. «Хм, от минуса к плюсу.» – Мелькнула мысль. Говорилось, есть предположение, что мол ошибки исключались в зависимости от структуры рун, в этом случае частички сажи вытягиваются в нужном направлении сами, что не позволяет магической силе просто так растекаться в пространстве.
Типов магических чернил много: есть «легкие», это которыми нужно писать руны для оперирования слабыми магическими потоками которое в свою очередь могут уже управлять более мощными. Почему не напрямую? Потому как в малых конструкта рассеивание силы минимально. Есть и «силовые», они уже предназначены для взаимодействия с ещё большими потоками силы. Есть и просто чернила, так сказать для красоты. Да, банально для того лишь чтобы все видели красивое начертанные руны на тех или иных амулетах. «М-да… все знают зельевары, для меня сия премудрость пока недоступна. Может, найду кое-какие рецепты зельеваров? Надо потом обязательно заняться этим.» – Решил Дорок.

Парню не давала покоя сама мысль о том, что он так и не сможет овладеть хоть крохой магии, или, иными словами, силы, как чаще всего она упоминалось в книге и свитках. Осознание этого угнетало и у Дорока невольно «опускались руки» … «Зачем что-то читать, запоминать… Зачем пытаться вообще постичь это?! Ведь у меня нет и мизерной крохи магической силы!!!» - билась в голове парня болезненная мысль.
Тимофею вспомнился случай из Земного детства. Как-то сидя с отцом в гараже, он помогал ему, ну, точнее пытался помочь починить очень старый ещё ламповый радиоприёмник. Зачем отец хотел его восстановить, парень так до конца и не понял. Наверное — это его ностальгия, хотя, как сказал отец у такого приёмник очень мощный усилитель, и он хорошо ловит волну. У приёмника была не исправна плата питания и отец, не имея с собой тестера, пытался её починить. На вопрос: - как ты собираешься это делать без прибора? Тот ответил, что методом «Тыка». Тимофей хорошо запомнил тот день. Отец, не имея тестера при помощи простой лампочки находил рабочие, не сгоревшие дорожки на плате, и всё-таки починил приёмник. Вот и Дорок, в конце концов, решил проверить у себя наличие магии, так сказать методом «Тыка».
Усевшись поудобней, и поставив пред собой самый большой кусок мезонита который удалось найти, Дорок, обхватив его ладонями, стал мысленно пытаться, как бы забрать энергию камня себе.
Между тем кусок мезонита самопроизвольно слегка светился в вечерних сумерках, а пламя от костра даже слегка подсвечивало его красными всполохами. Поначалу совершенно ничего не происходило ни с Дороком, ни с куском мезонита. Парень усердно морщил лоб, пытаясь сосредоточить своё внимание на процессе, который если честно, и сам до конца не осознавал, путаясь в своих спонтанных и мимолётных желаниях. Юноша просто не понимал, что в подобном случае надо делать.
Стоит отметить, что Дороку попался свиток, в котором гоблин, делая какие-то пометки на полях, писал о том, что энергию мезонита, необходимо поглотить. Гоблин упоминал, что поглощать силу мезонита (другими словами, манну) необходимо именно ладонями рук.
«Поглотить, хм-м. Легко сказать поглотить. Чем поглотить и куда поглотить? Почему именно ладонями, а не пальцами, к примеру? Видя, что если следовать по написанному, то совершенно ничего и не происходит, не получается в общем ровным счетом ничего. Тогда Дорок растопырил пятерню ладони, сосредоточился желая получить манну из камня, и слегка касаясь куска мезонита лишь кончиками пальцев, попытался принять его силу.
Мучился с этим долго, даже голова слегка начала болеть. Как назло, ровным счетом ничего не происходило. Но он упорно не желал сдаваться. И тут неожиданно пальцы начало слегка покалывать, словно небольшие разряды не сильного тока как от электрофорной машины, какую ему ещё на Земле, в школе показывали на учебном занятии по физике. Это случилось так неожиданно, что Дорок просто-напросто испугавшись, отдёрнул руки, но, тем не менее пальцы по-прежнему продолжали будто наэлектризованные статичным электричеством слегка мерцать.
«Боги! Неужели получилось?!» - Смутная догадка, что он на правильном пути подхлестнула парня к продолжению.
Спустя примерно час, было уже ощутимо заметно, то, что кусок мезонита стал мерцать слабее, а вот руки юноши напротив, их уже по самый локоть обволакивала не ясная призрачная мерцающая дымка. И эта едва различимая дымка, постепенно расползаясь всё дальше и дальше по всему телу, правильным контуром обволакивая его.
Никаких неприятных ощущений не было, зато Дорок буквально ощущал прилив каких-то пока непонятных ему сил, чего нельзя сказать о его физических. Усталость настолько одолела парня, что он спустя какое-то время просто-напросто мешком рухнул на мягкое шерстяное одеяло.
=====================================================================
Снилось Дороку, что он от кого-то убегает. Дорок задыхался, но бежал из последних сил. Обернуться и посмотреть, кто же его преследует, не было ни сил не времени. Его гнал леденящий саму душу страх, парень буквально затылком ощущал смертельную опасность. Затем Дорок странным образом вроде-как очутился в непонятном ему помещении. Там он был не один. Какой-то рогатый здоровяк с кроваво красной рожей, вначале уговаривал юношу добровольно вернуть ему какой-то там «Глаз Дракона», но, когда Дорок отказался, тогда рогатый накинул ему на руки магические оковы и таким образом приковал юношу к чему-то. Дальше пошли пытки. Нет, физически рогатый не прикасался к Дороку, нет. Он просто-напросто своей магией буквально выворачивал душу парня, а затем за Дороком явился дракон...
Проснулся парень в холодном и липком поту. Поначалу Дорок не мог даже понять, где он. Было темно. Выглянув из шалаша, юноша с немалым облегчением понял, что он у себя в шалаше, а снаружи по-прежнему ночь. «Сколько же я поспал?» - Дорок выбрался из шалаша и с немалым удовольствием потянулся. «Уф…Слава Богам — это всего лишь сон.»
Звёзд на небе не было видно, похоже, что утро уже наступило. Стояла такая тишь, что можно было услышать биение своего сердца. Небо заволокло облаками. Воздух был просто наэлектризован до предела. Лежавшие поодаль куски мезонита слабо мерцали, пульсируя, словно впитывая в себя энергетику мира.
«Значит – будет гроза. Но это странно. Второй раз за сезон! Это редкость. Хотя, что, собственно, я знаю об этом мире. Прошло всего каких-то три года как я попал сюда. Хм… Если бы попал. Видимо кому-то было так угодно, раз мою душу вселили в тело погибшего в этом мире юноши.» - юноша с изумлением и легким трахом смотрел то на облачное небо, то на мезонит, который самопроизвольно стал активно мерцать.
И только теперь Дорок обратил внимание на свои руки. Они тоже довольно сильно мерцали…
«Боги что это? Мои руки… Хотя. Погоди-ка!» – он проворно стянул с себя рубаху. Тело будто бы окутывал не ясный туман, и оно теперь тоже слегка светилось. «Ну-ка, ну-ка», - внезапно Дорока озарила шальная мысль. «А что будет, если я посмотрю на это дело через стеклянный глаз? Да и чёрт сними с этими рогатыми магами. Боги хранят меня. Ведь неспроста же я всякий раз избегаю неприятностей. Рискну!» – решил он, доставая из ранца стеклянный глаз.
Посмотрев на своё тело сквозь стеклянный глаз, Дорок буквально ошалел от увиденного. Теперь он явственно видел, как по его венам пульсируя, перетекают потоки чего-то там, что слегка искрится золотистым светом. «Это магия или манна! Нет! Это определённо магия! Манна породила во мне магию. Получилось! У меня есть магия! Слышите! Во мне Е-есть ма-ги-я! Она е-есть! Слышите?!» – во всё горло закричал он, прыгая от радости как ребёнок.
Неожиданно всё вокруг притихло, но это лишь на мгновение, после которого ярчайшая вспышка буквально впилась в ближайшее к нему дерево. Дерево было достаточно высоким, хотя и несравнимо с теми же секвойями, да и стояло оно от остальных малость поодаль. И тут, время будто бы замерло. Стеклянный глаз уже находился в глазнице парня. Яркий росчерк молнии, казалось очень медленно, но неумолимо раскалывал здоровенный ствол мощного дерева вдоль, деля его на две половины. В этот миг оглушительно рявкнул разряд запоздалого грома, заставив парня мгновенно отскочить прочь от поверженного великана.
Едва ствол поверженного дерева окончательно лопнул, как у его основания, в аккурат между расколом, засияла золотая руна. Это была руна молнии. Не иначе как воля Богов подсказала юноше что надо делать.
Страха не было. Его тело сейчас было не подвластно эмоциям, им будто кто-то управлял с выше. Этот неведомый и невидимый «кто-то», направлял его к сверкающей руне.
Стоило Дороку её поглотить, как дерево вспыхнуло, порадовав парня ещё одним сюрпризом. В охватившем ствол пламени виднелась алая руна огня. Как это не странно Дорока не поразил ни удар молнии, ни мощный жар от горящего дерева, парень спокойненько выдернул из пламени руну и неспешно чему-то там радуясь, пошел к себе в шалаш.
Гроза, бушевала неистово и долго. Разверзнувшееся небо, как из дырявого ведра щедро поливало всё в округе своими мощными и тугими струями. Небесные старания не прошли даром, мигом образовав от горного основания поток воды, стремительно уносившийся в сторону каньона.
Счастье Дорока, то, что расщелина, по которой с мощным рёвом уносилась уже настоящая река, находилась от его стоянки достаточно далеко. Дорок даже не обратил на рёв воды, проносившейся рядом никакого внимания. Парню было не страшно - он ликовал. У его теперь целых три руны: - Вода, молния и огонь. Аж целых три, причём как он теперь понимал, они с ним уже навсегда. То есть, даже неудачно сотворённая на предмете конструкция из руны и плетений в случае неудачи не лишит его этих руны. Просто придётся повторить всё заново, вот и всё.
Дорок, наконец понял, до его всё-таки дошёл смысл когда-то сказанных тётушкой Ванессой слов про то, что эльфам подвластна магия стихий. Это могло означать, что руны стихий ему теперь тоже подвластны и доступны. Вода, огонь, молния… Этого совсем не мало для такого «бездаря» как Дорок.
Парень был мокрый, как говорится, «до ниточки». Он заметно продрог, но зато был довольный как нажравшийся сметаны кот.
Намаявшись за ночь, под утро Дорок уже и не знал куда и деться от этого дождя, его убежище в виде наспех устроенного шалаша нещадно протекало. Нашел в рюкзаке какую-то не промокающую ткань, плотно завернувшись в неё, парень всё-таки уснул. Проснулся он уже ближе к обеду. Было душно, да к тому же парню просто жутко хотелось есть. Обед не занял много времени, Дорок уже давно пользовался тем, что при возможности готовил, так сказать, впрок. Ранец – отличное средство для хранения чего-либо из продуктов. Словом, почти как земной холодильник. Нет, гораздо лучше, ведь он не требует электричества хоть и потребляет манну, но её тут в округе предостаточно, да и Дороку кстати она уже доступна. Рюкзак хорош. Всё что туда положишь, не пропадает (в смысле не портится), не остывает, да и вообще остаётся совершенно свежим, но класть туда живое существо, как он недавно убедился не следует.
Случайно поймав очень красивую птицу, для банального обеда убивать подобную было просто безумно жалко. Но парень, не знал куда её поместить. «Позже смастерю ей клетку из веточек, а пока пихну-ка её в ранец. Оттуда уж точно не улетит.» – Решил он. Когда же клетка наконец-таки была готова, извлечённая из ранца птичка оказалась мёртвой. По всему выходит, что время там останавливается, впрочем, наверняка, как и сердца всех помещённых туда живых существ. Ещё раз проверять свою теорию Дорок, конечно, не стал. Жалко ведь птичку.
На ближайшее время Дорок поставил для себя задачу: - во чтобы-то ни стало забраться на тот карниз. На именно тот, на котором в гоблинском атласе и было указано место произрастания уж очень необходимого Дороку «огненного цветка», да к тому же надо очень постараться аккуратно сорвать его.
Пока вчера лил дождь, укрывшись не промокающей тканью, при свете всё того же куска мезонита, парень сумел-таки разобраться, как можно безопасно, что для себя, что руны огня сотворить необходимый ритуал и суметь сорвать этот цветок. Ритуал, кстати, так и назывался – «огненный». Дорок и не создавал необходимый огненный ритуал, делая точь-в-точь, как было описано в книге. Зачем? Руна огня, итак, была ему доступна, и Дорок даже не боялся её потерять в случае неудачи. Она всегда будет с ним. Поэкспериментировав, Дорок наконец-таки мог в случае надобности спокойно вызывать и активировать её.
Признаться, получилось всё это далеко не сразу. Поначалу Дорок рисовал на заранее подходившем по размерам куске мезонита сам рунный конструкт, образно говоря сложный узор рунических плетений, основой которых и была сама руна огня. Руну, как оказалось, необходимо было лишь представить в своих мыслях и затем как бы спроецировать её на предмет.
Потом Дорок вычерчивал, строго придерживаясь схемы-рисунка саму цепочку замысловатых узоров, кольцом обивавших ножку предполагаемого цветка которые в свою очередь подпитывались энергией активных руны огня, ну и наконец, сам активатор всего этого чуда. Не получалось долго. Наверное, лишь с пятого раза Дорок сумел-таки напитать всю конструкцию манной, при этом умудрившись ни на миг, не прервать сам процесс и тем самым, в очередной раз не разрушить своё творение.
А вот активировать всё это дело получилось лишь с седьмой попытки. Причина была в неточности нарисованных линий, вернее, в их специфике и толщине. Он всякий раз стирал рисунок, чертил заново, снова и снова напитывал манной, и раз за разом пытался всё это дело запустить. Но получилось ведь! Получилось! А ещё, всё это было отнюдь не напрасной тратой времени и столь малых магически сил парня, Дорок тем-самым понемногу приобретал бесценный опыт.
Руна, вспыхнув, сразу обдала Дорока жаром при этом даже слегка опалив его слишком давно нестриженные волосы. Но зато стало тепло, а главное на душе очень приятно.
«Ну вот! Я наконец-то самостоятельно хоть что-то смог сделать. Значит я на правильном пути.» - Дорок понял, что мезонит со временем способен заново возрождать внутри человеческого, а может и не только человеческого тела, до этого «крепко спавшую» магию, хотя и не был уверен в том, что с другими особями этого мира подобный «фокус» тоже прокатит.
«Маги наверняка используют эти камни как некий источник своих сил, и ко всему ещё как её хранилище. Не знаю, не проверял. Надо бы попробовать вновь напитать тот ели светящийся большой кусок мезонита, «опустошенный» после того, как я впервые учился черпать эту самую манну из него. Может, таким образом, получится создать для себя накопитель? А? Думаю, подобное лишним не будет, а уж ранец от этого никак не потяжелеет.» – Оптимистично для себя настроившись, решил парень.
Как он уже понимал, в одночасье магом, или артефактором ни с того не с сего - не стать. Нужно учиться, и учится. Но вопрос: - у кого? Что поделаешь. Придётся пробовать и делать первые шаги самостоятельно. А это значит необходимо хоть с чего-то начинать.
Начитать? Но…, во-первых, - любой ритуал требовал ресурсов, то есть определённых чернил, которыми необходимо рисовать сложные плетения вокруг руны, и уже потом соединять всё это дело специальной вязью активаторов с не менее сложной основной конструкцией. А чернила? Они, между прочим, тоже стоят определённых ресурсов, да к тому же чтобы сотворить их, оказывается необходим какой-то там алхимический стол. У Дорока же в наличии имелся лишь небольшой пузырёчек с такими-то там чернилами. Дорок не знал благодарить покойного гоблина за подобный подарок или ругать за то, что тот не удосужился хоть как-то обозвать эти самые чернила. Выливать их, или таскать с собой бесполезным без описания грузом? Хотя основным инструментом всё равно будет ступка да пестик необходимый для того, чтобы толочь сухие ингредиенты.
Во-вторых, - для Дорока в данный момент было вполне достаточно и самой руны огня, ярко горящей посреди сотворённого им эскиза, поскольку на дворе по-прежнему шёл проливной дождь, а любой огонь, кроме разве что магического, естественно, потух бы сразу. Укрытый найденным в рюкзаке тряпьём поверх ветвей шалаш всё равно должным образом не обеспечивал водонепроницаемость строения. Что ни говори, а огонь лучшее, что даёт возможность согреться в кромешной сырости.
Сидя в шалаше, Дорок не терял времени даром. Хоть и было очень уж некомфортно, холодно да сыро, но его страдания наверняка в будущем окупятся. Вчера он нашёл две очень полезных записи. Первая: - говорила о том, что «огненный цветок» применяется не только для ритуала и тату «Сокрытие сущности», а ещё как минимум в нескольких. Конкретно в том же «Сокрытие сущности», а ещё в так называемом «Прощальном подарке», «Иллюзия», «Стена огня» и напоследок «Огненный круг». Жаль, но гоблин больше ничего нигде не описывал. Хотя допускалось, что он попросту и сам не знал о других.
Вторая запись, точнее очередной свиток, был целиком и полностью посвящён именно подробному описанию и предназначению этих ритуалов. Особо внимание Дорока привлекло описание этого-самого «Прощального подарка». Гоблин даже как-то особо подчеркнуто выделил пометку на полях без пафоса гласившую: - Очень нужен! Так я исключу возможность хищения «Глаза Дракона», даже в случае моей смерти. Нужно срочно найти «огненный цветок». Руну на ранце осталось всего лишь обвести нужными чернилами по контуру. За ним и направлюсь именно сейчас. Опасно! Чувствую слежку. Если меня убьют, то артефакт... Нет, уж лучше он не достанется никому! Я должен успеть активировать руну. Пускай он сгорит вместе с ранцем. Осталось найти один единственный цветок. Боги помогите мне!
— Вот это поворот событий! Выходит, мне несказанно повезло найти останки этого самого гоблина. Получается, он и был тем самым артефактором, укравшим у самого императора «Глаз Дракона» ... Ну и дела! Значит, гоблина всё-таки выследили, убили, но почему-то странным образом не сумели найти его останки. Хм. А мне повезло, я нашёл, да к тому же этот гоблин почему-то так и не успел активировать этот «Прощальный подарок», иначе полыхнул бы я вместе с этим ранцем жарким пламенем. - Повертев ранец, Дорок обнаружил странный оттиск на дне ранца. - Так-так, значит это и есть руна «Прощальный подарок» и она, судя по всему, по-прежнему не активна?!
М-да! Повезло… Хотя, хотя это как ещё посмотреть. Теперь ведь и за мной будут гоняться, пока не убьют или не отберут этот артефакт. Думаю, недавний сон - тому подтверждение. – Грустно вздохнув, парень устремился к горе.
Глава пятая.
Задуманный Дороком план был прост, но опасен. По всему выходило, что иного пути нет. Утрешний подъём на скальное плато, оказался не прост и растянулся до самого позднего вечера. Триста метров, отделявшие его от недавнего пристанища, чуть было не закончились для парня фатально. Довольно шустро одолев первую сотню метров подъёма, он сорвался, и лишь чудо спасло ему жизнь. Казалось, монолитная и крепкая стена скалы, на самом деле состояла из довольно-таки хрупкой породы что-то вроде ракушечника. Ухватившись рукой за удобный выступ, тот неожиданно лопнул под весом юноши, и Дорок стремительно полетел вниз. Его счастье, что эта самая мягкая скальная порода и даровала возможность большим кустарникам пустить свои корни сквозь пористый, будто пемза камень. Падая, Дорок рефлексивно, схватился рукой за один из них. Податливый, но крепкий куст кустарника выдержал, и лишь сильно прогнулся под весом парня.
Страх сковал сознание юноши, заставив мышцы рук, мёртвой хваткой держаться за «спасителя». Понемногу отойдя от шока и накатившей паники, он аккуратненько взобрался на небольшой уступ. Успокоившись, мысль о том, чтобы спуститься и забросить подальше затею с дальнейшим подъёмом, сама собой отошла на задний план, оставшись там как наиболее не перспективная, поскольку это было ещё гораздо опасней, чем продолжить подъем.
Спускаться всегда куда страшнее и опасней чем подниматься, а эти уроки Дорок хорошо помнил ещё с Земли. Его отец, идя в горы, всегда с собой имел страховку, он обязательно брал с собой достаточное количество прочной динамической верёвки, а также оттяжек и крючьев, которые по ходу подъёма он вбивал через какие-то промежутки. Да, его отец имел, конечно, и соответствующую одежду, особенно обувь, чего, собственно, у парня не было. Не имея подготовки и необходимого снаряжения в горах делать нечего, если ты, конечно, не самоубийца или не умеешь летать как птица. Но что делать Дороку? Там, внизу он основательно «засветился» не однократно используя глаз. Сорвав так нужный да к тому же, как выяснилось из книги о травах чрезвычайно редкий цветок, у парня была надежда приготовить необходимые чернила, а потом сотворить и ритуал «Сокрытие сущности».
Дороку почему-то, казалось, что маги, искавшие его, не заставят себя ждать, а второй раз избежать поимки ему уж точно не удастся. А так, взобравшись наверх за «Огненным цветком» появится шанс либо создать «Прощальный подарок», а потом, в случае если Дорока всё же поймают шантажировать ловцов, уверяя, что, даже убив у них нет никакого шанса завладеть «Глазом Дракона». Он был просто уверен, что те, кто ищет артефакт, наверняка понимают это. Либо второй вариант, создать чернила и нанести себе тату «Сокрытие сущности», в чём он очень сомневался, поскольку совершить это в одиночку без посторонней помощи ему казалось нереально. В любом случае Дороку крайне необходим этот цветок. Да, и ещё один момент. Юноша вычитал что ритуал «Иллюзия» может очень многое, точнее при помощи него, возможно многое, к примеру, можно на какое-то время стать практически невидимым для обычного обывателя, как и мага. Вот именно для любого из вариантов в качестве основного компонента магических чернил, и нужен был этот самый «Огненный цветок». Так что хочешь-не хочешь, а лезть наверх придётся, поскольку подобных цветков на многие километры поблизости просто нет.
Отдохнув на выступе и погасив непомерный страх, Дорок стал даже более собранным и уверенным в своих силах. Теперь каждый шаг, каждый метр своего подъёма, держась как можно ближе к кустарнику, он тщательно изучал, прежде чем хвататься за ближайший выступ в скале.
Преодолев ещё какую-то часть пути, парень решил сделать очередной привал, поскольку сил на подъём потратил просто немеряно. Достав из ранца не хитрый перекус, он принялся обедать, ну или ужинать. Время как ему показалось уже давно за полдень. Дорок был как раз на солнечной стороне, так что определить время при помощи тени не получалось. Как он не пытался разглядеть, что там творится внизу на его пристанище, но так и не сумел. Растительность надёжно скрывала всё это дело сверху.
Перед подъёмом к цветку, само собой Дорок на всякий случай как следует, как мог, постарался скрыть свои следы присутствия, но если среди магов найдётся следопыт, то ему, конечно, не составит труда отыскать их. Впрочем, для юноши это было принципиально уже не важно, главное, чтобы он получил некую фору по времени, а непонятное предчувствие просто вопило о том, что за ним уже идут.
Последний отрезок подъёма был самым сложным. Скала была отвесной и почти гладкой, да к тому же кустарник здесь практически не рос, но, на счастье, Дорока скальная порода стала более прочной, и уже совершенно не крошилась под руками. Вымотанный до предела, но довольный собой он наконец-таки выбрался наверх.
Очередное горное плато перед очередной высокой пико образной скалой. Это горное плато было лишено каких-либо деревьев и даже кустарника. Здесь вообще кроме редких травинок, росших незначительными островками, не росло совершенно ни чего. Открыл ранец и сверился с картой. «Огненный цветок» должен расти где-то как раз по-над самой скалой. Кушать как это нестранно не хотелось, хотя сил было затрачено порядком. Хлебнув воды, не откладывая поиски, парень направился прямиком к огромному осколку скалы, который словно некий монумент, походивший на вонзённый в землю гигантский наконечник копья, торчал около горы уходившей высоко в облака.
Подойдя поближе ухо юноши, уловило очень странный и похожий на удивительную мелодию звук. Прислушавшись, Дорок определил направление. Это «пел» ветер в отполированном ветрами осколке этого самого гигантского наконечник, видимо небольшой его фрагмент когда-то острой пластиной откололся от общей массы.
Потоки воздуха, проходя сквозь этот пласт как через импровизированную свирель, издавали удивительно красивые звуки.
Внезапная спонтанная мысль о том, что это каким-то боком может быть полезно для юноши заставила того достать из ранца стеклянный глаз. Странным образом тут же вспомнились и слова тётушки Ванессы о том, что Дороку как представителю эльфов подвластны силы природы. - Ветер! Там может быть руна ветра, - решил он, спешно вставляя в глазницу «Глаз Дракона».
Так оно и было, в расщелине висела призрачная едва различимая руна ветра. Она, слабо мерцая как невесомый призрак трепыхалась в трещине.
Сейчас у меня три руны: - вода, огонь, молния, а вот теперь и четвёртая - ветер.
Дорок отчётливо понимал, что этим поступком он выдал своё местонахождения, но руна… где он ещё может встретить руну ветра как ни в горах?
Цветок отыскался довольно-таки легко. Едва Дорок достал карту, как на ней моргая, вспыхнула точка, которая по мере приближения к цели моргала всё чаще. А вот и цветок.
Сказать о том, что цветок был очень - очень красив – это не сказать ровным счетом ничего. «Огненный цветок» был просто потрясающе красив. Изящный высокий стебель, имевший у основания листья чем-то напоминавшие Земной папоротник, расходились веером в стороны. Если приглядеться, то было видно, как в тоненьких прожилках каждого листочка от основания, до самого кончика пульсируя золотистыми всполохами, течёт некая энергия. Пурпурную чашечку цветка украшал изумительный по красоте огненно-алый венчик, полыхавший призрачным огнем. На самом деле никакого огня не было, но глаза отказывались верить в то, что настоящего огня нет, как, собственно, и никакого цветочного запаха.
Дорок с опаской протянул руку и едва коснулся листочка. Тут же от кончика пальца пробежала волна невероятных чувств. Выразить их было невозможно. Словно сбросив неподъемную ношу с плеч облегчённо вздохнув, Дорок уселся рядом. Вначале пальцы от самых кончиков, а затем сама рука следом и тело наполнилось волной блаженства и облегчения. Усталости в теле будто и не было. Все негативные мысли страхи и переживания покинули разум парня. Стала на удивление легко и спокойно. Дорок, словно околдованный, не имея возможности отвезти своего взгляда и пошевелиться, всё смотрел и смотрел на изумительной по своей красоте цветок. Сколько по времени это продлилось было не ясно, но, когда он очнулся, была уже ночь.
Жаль только, что рос «Огненный цветок» здесь всего лишь один, а ближайший его родич, находился где-то далеко на севере. Нет, это понятно, что рассчитывать на целую поляну цветов было бы глупо, но хотелось хотя бы несколько. Стоящих, и ценных ритуалов у парня имеется как минимум три, а «Огненный цветок» всего лишь один.
Предстоит не лёгкий выбор, либо ритуал «Прощальный подарок», либо тату «Сокрытие сущности», хотя и от «Иллюзии» он тоже не отказался бы. Но цветок всего лишь один…
С ритуалом, позволявшим безопасно сорвать цветок, провозился долго. Руну огня Дорок смог сотворить достаточно быстро, но вот нарисовать необходимые плетения на каменном крошеве - ещё то занятия. Чернила не бесконечны, и каждый раз исправляя неточность рисунка, он клял себя последним словами за их растрату. Тем не менее, всё получилось. Цветок у Дорока, и он надёжно «заперт» в ранце. Стоит заметить, что после проведения ритуала цветок сорвал без всяких проблем. В этот раз никакого обворожительно и не иначе как колдовского воздействия от цветка парень на себе не почувствовал. Просто протянув руку, сорвал его под самый корень и убрал в ранец. – Вот и всё… Цветок у меня. – Дорок облегчённо вздохнул. Поскольку парень уже и тут «засветился», то ему следовало бы как можно скорее и понадёжнее где-нибудь спрятаться. Вопрос только – ГДЕ?
Ни пещерок, ни деревьев, ни тех же кустов. - Стоп! А та дыра в скале! Она должна находиться где-то выше. – Мелькнула у парня мысль. Отойдя к самому краю плато, задравши голову, Дорок стал выискать уведённую им ещё из нижнего лагеря дыру в скале, ну или пещеру. Очень хотелось, чтобы дыра оказалась именно пещерой и позволила парню спрятаться, а там надежда что его, как и в тот раз не найдут. Наивно? Наверное, но иного выхода у Дорока похоже, что и нет.
Опять изнурительный и тяжёлый подъём. Дорок даже думать не хотел о том, как он будет спускаться обратно. До заветной цели было всего-то метров двести, но их ещё надо преодолеть. Хоть скала и не была отвесной, но зато достаточно крутой, а потому он часто уставал и делал привалы. Во время вынужденных привалов и для того, чтобы хоть как-то отвлечься от гнетущего ощущения нависшей опасности Дорок пытался решить, что же дальше делать, что важнее? Ритуал «Сокрытие сущности» или «Прощальный подарок».
«Прощальный подарок» гарантировал, что в случае чего, то есть если ранец нагло пытаются открыть, то все вещи вместе с самим ранцем сгорят, не повезёт и злодеям. Собственное именно это и произойдёт, если Дорока даже убьют. Но от этого как говорится: - не легче. Что это даст? Понимание того, что богатства не достанутся никому, успокоит? Возможно…
Поскольку те, кто пытается его поймать от такого «сюрприза» будут далеко не в восторге, а это значит, что и церемониться с Дороком точно не станут. Значит — это пытки, а потом смерть. Наложить самостоятельно на себе на темечко руну «Сокрытие сущности» вряд ли у Дорока получится. Отдыхая на очередном привале, парень задумался.
- Хм, ритуал «Иллюзия» требовал саму руну «Иллюзия» без неё оказывается никак. Хочешь ни хочешь, а придётся крепко задуматься. Оставалась лишь надеяться, что всё будет хорошо, и Дорок, укрывшись в высотной пещере, благополучно пережду опасность. Вода, провизия в достаточном объеме, как и весь скарб за плечами. Пространственный карман гоблинского рюкзака поглотил всё, практически не увеличив вес. Вот только добраться бы до этой-самой пещеры…
Подъем занял весь день. Своей цели Дорок достиг уже практически в сумерках. Вход в пещеру оказался ничем иным как следствием какого-то мощного взрыва изнутри огромного грота. Все его внутренние стены состояли из плотно подогнанных друг к другу огромных пластов мезонита. То, что всё это ну никак не природного происхождения подтверждал факт явно человеческого или ещё чьего-то вмешательство в само обустройство грота. Ну не может природа — вот так идеально ровно и геометрически правильно уложить, по форме как пчелиные соты, тяжеленые пласты магической руды. Но для чего, а главное кому понадобилось подобное обустроить, так высоко, да ещё в горе? Чья-то секретная лаборатория? А может это просто чудовищно огромный накопитель манны, созданный неизвестными магами? Уж не в ловушку ли Дорока сам себя загнал?
Мизонит довольно-таки ярко мерцал, освещая внутренне убранство. Выйдя к центру грота, Дорок обнаружил на полу остатки какого-то строения, точнее сказать основания чего-то монументального. Поскольку некогда изящный резной парапет, кольцом окружавший нечто, что когда-то стояло по центру имел значительные повреждения, то можно смело предположить, что именно здесь и находился эпицентр взрыва. Как это не странно, но следов пожара или температурного воздействия, что на пол, что на останки парапета не было. Не понятная сила разметала монументальное строение. Точно такая же картина наблюдалась вокруг пролома в стене, но было ясно что взрыв произошел изнутри.
- Хм, однако вопрос! Кто это сделал и зачем? Дорок ещё раз внимательно осмотрелся вокруг и прошёл дальше. С одной стороны грота, зияла огромная дыра, через которую Дорок, собственно, и попал сюда. По другую сторону куда-то далеко вёл огромный тоннель. В тоннеле, как и в гроте, было достаточно светло, поскольку мезонит обладал свойствами свечения. Да, но светился он достаточно ярко что говорила о том, что мезонит просто чудовищно насыщен энергией.
У Дорока было страшное желание упасть, где-нибудь в уголке и наконец, как следует выспаться, но непонятное чувство острой тревоги, заставляло его проследовать дальше.
– Похоже, что меня преследуют и враги где-то совсем рядом. Уж не там ли внизу, в моём пристанище? – Подумал парень.
То, что он увидел, выйдя по поту сторону тоннеля, озадачило и немало удивило парня. Это был огромный и очень высокий своим сводом зал внутри скалы, этот зал, как и предыдущий слабо светился. Глаз быстро привыкли к полумраку. По центру, в неглубокой воронке, лежал огромный дракон… …Даже беглого взгляда было достаточно для того, чтобы понять, что он умирал…
Инстинктивно отпрянув, Дорок попытался тихонько скрыться, но вдруг один глаз дракона открылся. Дракон медленно повернул голову в мою сторону.
- Человек?! Враг мой! Хм… Не ожидал… Но, ты не маг! Эльф?! Да, точно эльф! Но как ты здесь очутился? Постой! Я не чувствую магию! Эльф, ты имеешь силу?! Странно. Хотя постой…. Ты не иначе как - ИЗБРАННЫЙ! Да! Теперь я отчётливо чувствую это! Что ж, видимо это судьба…. Может так даже и лучше. Видимо так - правильно! - Прозвучало в голове, по крайней мере, Дорок не заметил, чтобы дракон открывал свою пасть для беседы.
Дракон тяжело вздохнул. - Не бойся.… Подойди ко мне. Я умираю, - снова прозвучал в голове голос дракона.
- Не бойся. Я знаю, что ты чувствуешь мою смерть. Да. Мне действительно осталось совсем чуть-чуть. Но я так долго ждал тебя. Да, именно тебя, теперь я это точно знаю. Ты – Избранный! - Услышанное Дороком просто обескуражило его. – Между тем дракон продолжил.
- Я заклинаю тебя… - потому как дракону давались эти слова, Дорок понял, что ему и правда, жить осталось самую малость. – Заклинаю тебя! Нет! Эльф, я прошу тебя, прошу, позаботься о нём, он до конца твоей жизни будет самым верным и надёжным другом тебе, верь мне! Драконы не способны лгать, – дракон, превозмогая боль, чуть приподнял крыло и слегка отвёл его в сторону (на его боку, под крылом оказалась чудовищная рана).
На Дорока из-под «маминого крыла» смотрела пара жёлтых глаз с вертикальными зрачками.
- Подойди же ко мне человек! – Юноша повиновался.
- Протяни свою руку детёнышу. Не бойся! Ну же! – колени Дорока начали предательски дрожать, но он выполнил приказ. И тут дракончик стремительно подпрыгнул и впился своими зубами ему в палец.
Дорок ойкнул, не успев толком даже испугаться, и затряс укушенным пальцем.
- Успокойся, это ведь не больно. Правда ведь? – увидав, как юноша утвердительно закачал головой, соглашаясь, дракон продолжил, - малыш теперь ты должен позволить твоему хозяину испить своей крови. – Маленький дракончик озадачено уставился на свою мать. - Так надо малыш! – Всё также не разевая пасть, сказала она.
Маленький дракон недоверчиво глянул на мать, но всё же прокусил себе лапу и протянул её Дороку.
- Испей его крови эльф! Ты обязан это сделать! Это священный ритуал клятвы на крови.
А что парнишке оставалось делать? Дорок припав ртом к ранке на лапке малыша испил глоток его крови…
В голове парня всё завертелось, закружилась, и он упал на пол, потеряв сознание…
- Ну, очнулся? Хм. Как же вы слабы люди. Ну да ладно. Слушай меня внимательно, эльф! Теперь вы оба связаны кровью! На всю вашу жизнь связаны. Погибнет один, умрёт и другой. Ты понимаешь, о чём я человек? – видя его непонимание, дракон пояснил, - повторяю — это был священный обряд крови. Теперь вы едины по духу. – Повернув голову к замершему дракону, он приказал тому.
- Иди малыш, подойди к эльфу. Отныне — это твой хозяин, твой брат по крови и духу. Служи ему верой и правдой, оберегай его. А он, в свою очередь, позаботиться о тебе…
- Поклянись мне человек, что ты вырастишь его и не оставишь в трудную минуту… Я понимаю, что не вправе от тебя что-либо требовать, ты и так дал клятву крови, но я заклинаю тебя! Помоги! Не дай ему погибнуть. Он пока ещё слишком мал. Помни, у вас клятва на крови, а её нельзя нарушить иначе – смерть!
Парень на мгновение задумался… Малыш-дракон, хоть и не человек, но он вскоре останется совсем один. Его мать вот-вот умрёт. Похоже, у нас и правда, теперь одна судьба – выжить в этом мире. К тому же вдвоём всяко-разно веселей. - Мелькнула мысль.
- Я клянусь, что не брошу его… - Превозмогая страх, и оскомину в горле, твердо сказал Дорок.
- Иди малыш.… Иди… Служи ему верно до конца... – дракон слегка подтолкнул вылезшего из-под крыла маленького дракончика. – Идите уже… Мне пора…
Дорок неуверенным шагом подошёл к малышу и взяв того на руки быстрым шагом направился прочь из пещеры.
- Эльф, постой! - Неожиданно вдогонку мелькнуло в мозгу. Дорок остановился и обернулся. - Обязательно вернись сюда спустя какое-то время. Здесь был храм человеческий. Думаю, тут ты найдёшь для себя много чего интересного. А теперь... прощайте…
Дорок всё никак не мог толком оправиться от недавних событий.
- Дракон! Настоящий живой дракон, ну, по крайней мере, совсем недавно ещё очень даже был жив. Не знаю, может уже и умер, наверное. У меня на руках совсем даже не лёгонький дракончик. Килограмм пятнадцать, точно. И что мне с ним делать? Парень заботливо накрыл того своей курткой.
- Хм, а я вдобавок ещё и поклялся, на крови. Выходит, я теперь в ответе за него. Чёрт, вот как мне теперь вместе с ним спуститься с этой трижды клятой скалы? А он хоть умеет летать?
Дорок шёл, удаляясь от умирающего дракона, и совсем не заметил, что его уже поджидали. Стоило парню выйти из тоннеля, как его встретили пятеро магов, одетых в уже знакомые чёрно-алые мантии, и тут же обошли Дорока по кругу.
- Долго же ты заставил нас искать тебя. Хм. Да ты оказывается - эльф, как я посмотрю?! Надо же, интересно, интересно... а это ещё что там у тебя в руках? Ну-ка показывай!
Юноша остановился, растерянно озираясь по сторонам. Он никогда прежде не видел подобных краснолицых существ, отдалённо чем-то напоминавших чертей из Земных сказок. Встреча была неожиданной, хотя и предсказуемой. Парень растерялся. Он уже давно (с момента гибели своего посёлка) не встречал никого из разумных существ. На какое-то время все замерли, рассматривая друг друга. И только тут до Дорока дошло, что он в конце концов всё-таки попался. Угодил-таки в ловушку. Резко скинув куртку, он выкрикнул: - лети дракон! спасайся! Ты должен уцелеть! И мысленно добавил в след: - может, потом найдёшь меня и поможешь. Вызволишь.
Дракончик стремительно выскочил из рук и тут же исчез. Дорок даже не успел понять, как это произошло, но дракончика не стало, и, похоже, этого даже не заметили маги.
- Дракон?! Какой дракон? Кому ты велел лететь?! А? Ну-ка иди сюда! Подойди, я сказал!
Чувство удовлетворённости охватило юношу. Они, похоже, и правда так ничего и не поняли, не заметив, как дракон исчез.
- Ну, так что же ты молчишь? А, эльф? Что ты здесь делаешь? Где «Глаз Дракона»? Отвечай! - Вертикальные зрачки глаз краснокожего мага, буквально впились в Дорока.
Дорок стоял молча, насупившись. Сжимая эфес меча, он был готов броситься в драку. Само собой, ничего говорить он этим «варёным ракам» и не собирался, и уж тем более и не думал отдавать бесценный артефакт.
Что же с Дороком произошло дальше, когда он очнулся, он так и не вспомнил, хотя впоследствии и не однократно пытался это сделать, всякий раз, ворочаясь на деревянных нарах. Очнулся парень в полной темноте. Пошевелил руками, ногами. Вроде всё в порядке и даже как это не странно он не связан, по рукам и ногам. Дорок ладонями ощупал лежанку. – Проклятье, твёрдо-то как. Где это я? – Парень помассировал спину, озираясь.
Под ним какая-то похоже дерюга, брошенная на крепкие доски. Очень темно. Слезать на пол не решился, разумно подумав, что в кромешной темноте и голову разбить не долго. Лучше полежать и послушать, в конце концов решил он.
Вспомнился умирающий дракон. - Отчего он умер? Кто его так ранил? Маги? Но когда? Уж не те ли - «касномордые» с рогами, которые преследовали его прошлый раз в ущелье? Может это они так ранили дракона? Стоп! Его детёныш. Он спасся? Хм, если я жив – то и дракончик тоже. Ну, по крайней мере так говорила мать дракона. – Вопросы… Вопросы. Дорок отчётливо помнил, как успел его выпустить, приказав лететь прочь, а тот странным образом тут же исчез, но вот, что было потом, юноша так и не вспомнил. Куча вопросов и мыслей (на которые парень так и не смог пока найти ответы) в конечном итоге утомили его. Мозг просто-напросто отказался работать, и Дорок наконец-таки безмятежно и впервые за долгое время уснул.
То, что наступило утро Дорок догадался по пробившемуся сквозь кованую решётку окна лучику света. Тот, ласково лизнув ресницы парня, прогнал остатки такого сладкого сна и безжалостно выбросил юношу в суровую реальность. Находился Дорок в заточении, точнее сказать в очень маленькой камере, имевшей разве что прикованную цепями к стене деревянную лежанку, да мощную тумбу под небольшим узким окошком. Хотя нет, ещё имелось вонючее ведро за лежанкой, расположенное ближе к деревянным дверям. – Да уж попал так попал. Юноша, в надежде хоть что-то услышать, прислонился ухом к обитым коваными полосками дверям. Было очень тихо. Ни шорохов, ни каких-либо звуков.
Прошёл час, а может и гораздо больше. Точно Дорок определить не мог, хотя и пытался. Достаточно яркий свет небесного светила падал на грязный пол тюремной камеры. Его пока никто не беспокоил. Одежду на юноше оставили, а вот ранца с мечом поблизости нет, впрочем, оно и понятно. На душе Дорока было тоскливо и до безумия досадно за то, что он так глупо попался. Хотя, что он мог сделать в той ситуации?
Парню так и не удалось определить полдень уже или нет. Дороку, конечно, по большому счёту всё равно, но привычка есть привычка, желудок напоминал о себе. Он уже было обрадовался, что его наконец-таки покормят, когда услышал гулкий топот ног, но увы. Двое вошедших здоровяков с красной кожей и небольшими рогами молча и легко как пушинку подхватили юношу, и, не давая ногам даже коснуться пола, поволокли куда-то.
Чего он только по не навыдумывал себе, и что его сейчас, наверное, будут бить, пытать, жечь калёным железом, но всё оказалось иначе.
Дорока втащили в довольно-таки приличное, и можно даже сказать - изящно обставленное помещение, и не швырнули, а вполне аккуратно усадили в добротное кресло за огромным столом.
- Оставьте нас! – велел вошедший из соседней комнаты маг. Дорогая, украшенная золотой вязью мантия, то и дело менявшая свой цвет от ярко-алого до из иссиня-чёрный, говорила о том, что её владелец принадлежит к высокому роду.
- Приветствую тебя эльф! Позволь узнать каким таким случаем ты оказался в наших краях. Ведь ваше государство находится очень далеко отсюда. Что же привело тебя в наши края, а главное - зачем? Ах да, забыл представиться. Меня зовут Залем. Верховный маг Залем. – Поправившись и слегка склонив голову, сказал краснокожий маг. - А тебя юноша, как зовут?
- Д-доро-ок. - Едва смог выдавить юноша (как некстати осипшим голосом), обескураженный таким поворотом событий.
- Хм, Дорок значит. – Залем встал со стула и начел прохаживаться вдоль довольно-таки большого стола. - Ну что ж, Дорок. Будем знакомы. Не простыл часом? Я слышал, у нас в казематах бывает сыро и холодно. Извинятся за не радушный приём, не стану. Скажу прямо - ты не прошеный гость здесь. Но учти, пока и не пленник. Всё будет завесить от тебя самого. - Залем взял какой-то непонятный Дороку предмет со стола, и держа его на вытянутой руке, подошёл к нему.
- М-да. Так я и думал. – Маг слегка нахмурился. - Никаких признаков магии, хотя прибор может и не чувствовать совсем малое её количество. Ну да ладно. Что же, нет магии — значит, нет. Ты «бездарь» Дорок! «Ты знаешь об этом?» —пафосно произнёс маг.
- Да, мне ещё в детстве сказали об этом. – Нисколечко не удивившись такому высказыванию, слегка поникшим голосом, ответил парень.
- Ну тогда я вообще не понимаю, для чего тебе нужен «Глаз Дракона». Ты даже использовать его не сможешь! То, что ты нашёл его и даже примерял, одев пару раз, ещё ничего не говорит. Для полноценной работы с ним нужен определённый дар. Ты хоть понимаешь это? Нет, ты, кажется, не понимаешь. Ты – БЕЗДАРЬ! БЕЗ-ДА-РЬ! Верни нам «Глаз Дракона». Ну же! – Приказным тоном велел Залем.
Не сказать, что Дорок был слишком напуган и подавлен. Нет. Не комфортно, и не видя путей отступления, слегка боязно – это да. Но это всего лишь пока. У юноши главный козырь — это его ранец, и пока Дорок жив - его не открыть. - Буду блефовать. Кстати, руну «Последний подарок» я обнаружил ещё в самом начале, когда, найдя ранец, осматривал его. Насколько я понял, если судить из весьма краткой информации почившего гоблина, то увидеть, активна руна или нет, можно лишь артефактор надев на себя «Глаз Дракона». Хм, а вот его-то, само собой я отдавать и не собираюсь. Пока «Глаз Дракона» у меня – я жив.
- Что вам от меня нужно? Зачем вы притащили меня сюда и что вы вообще позволяете себе? Что за скотское обращение со мной? – Помня рассказы матери Дорок решил слегка открыться. – Я – Эрран (что среди его народа означает принадлежность к высшей касте). - Я в чём-то виновен? Я нарушил законы вашей империи? В чём меня обвиняют? Где моё оружие и мои вещи? – Поскольку лучшая защита как известно – это нападение, а потому Дорок и решил так поступить.
- Тихо, тихо! Успокойся! – Слегка смутился маг. - Никто тебя ни в чём не обвиняет. По крайней мере, пока! Вернёшь нашу вещицу, и будем считать - инцидент исчерпан. Как тебе такое предложение? А?
- О какой такой вещице идёт речь? Я не брал у вас ничего. – Решил идти до конца Дорок, надеясь, что это прокатит.
- Ну-ну, понимаю, вещица и правда - хороша. Но ты должен вернуть её нам назад. Она принадлежит нам. Это наша реликвия, можно и, так сказать.
- Простите, но я правда не понимаю, о чём идёт речь. У меня нет ничего, что могло бы принадлежать вам.
- Умный, да? Ну что ж…. – По алому лицу мага пробежала тень сомнений. - А может нам стоит пообедать? А то вижу, наша беседа как-то не клеится. – Маг, подойдя к столу, провёл ладонью по какой-то руне на нем на которую Дорок поначалу и не обратил внимания. Руна не ярко вспыхнула розовым светом, и, как это было в одноимённой Земной сказке про «скатерть самобранку», тут же на столе, буквально из неоткуда возникли разные кушанья.
- Голоден? Ехидно глянув на парня, спросил Залем. – Желудок Дорка, заурчав, тут же предательски выдал его. – Хм, слышу-слышу, присаживайся и угощайся.
Как это не покажется странным, но всё время пока они ели, Залем ни разу ни о чем не спросил юношу. Ел Дорок с огромным аппетитом, причем нисколечко не стесняясь, поскольку если быть до конца откровенным, то он уже и не помнил про то какой на вкус бывает обычный хлеб. Да и не надеялся парень, что когда-нибудь сумет ещё так вкусно поесть. Понятно, Залем спустит с него шкуру, но от своего не отступится. Ему очень нужен «Глаз Дракона». – Но мне тоже он нужен. Жизненно нужен. Я чувствую это…. – Для себя решил юноша.
- Признаться молодой человек вы меня несколько даже удивили. Такая стойкость, такая воля! Хм, храбрость… Но вы, наверное, не понимаете кто я и куда вы, собственно, попали… Нет, шанс выбраться живым у вас, безусловно, имеется, но я повторяю, всё зависит от ваших действий. Мне необходим артефакт «Глаз Дракона». По тому, как вы ведёте себя, вижу, вы и правда не простой крови и мне бы не хотелось создавать напряжения между знатными родами союзных государств. Давайте я выкуплю у вас вещицу! А?! Сколько… Во сколько вы оцениваете её? – Думаю, он хотел сказать мою жизнь. – Подумал Дорок.
- Простите, но у меня действительно нет того, что принадлежало бы вам. – Парень решил идти до конца и между прочим, он нисколько не лукавил заявив, что не имеет того, что некогда было собственностью Залема. «Глаз Дракона» Дорок нашёл в ранце почившего гоблина, а это означает, что косвенно он какое-то время принадлежал тому. - Я ведь не крал вещицу у магов. – Подозревая то, что маг каким-то хитрым образом сумеет «влезть в мысли», тешил себя юноша.
- Могу поклясться на чём угодно, что я не крал у вас артефакт! Могу поклясться даже на крови! - смело заявил Дорок, ведь он действительно ни у кого не крал артефакт.
- Хм. Похвально. Какой ум! Какая изворотливость! Да, возможно, именно ты и не крал у нас этот артефакт, но ОН у тебя определённо имеется. Наши поисковики засекли его присутствие ещё там в каньоне. Поисковый артефакт не может ошибаться. Затем «Глаз Дракона» был замечен на скале. Но там никого и ничего не было, просто камни и всё. Но ты вышел из пещеры. Это - так? Надеюсь, этот факт ты оспаривать не станешь! Что ты там делал? Как ты туда вообще сумел забраться?! А главное - зачем?! Маг выжидающие уставился на Дорока.
Внезапно парня посетила «страшная» мысль. – «Хоть бы это «краснорожий» не стал меня выпытывать на счет дракона. Что если те маги, ну, нашедшие меня в пещере, попросту не ходили вглубь её? Что если он и не видели дракона и, то как я брал малыша на руки? Они ведь схватили меня, этого им достаточно, что им там было делать?» - Дорок решил аккуратно прояснить всё до конца.
- Простите, а ваши так называемые поисковики хорошенько обследовали ту самую пещеру? Может кроме меня там ещё кто-то находился?! Я ведь не сказал вам, что был там один. Возможно «Глаз Дракона» у кого-то ещё. А я, между прочим, определённо слышал присутствие ещё кого-то там.
Моё смелое утверждение несколько смутило Залема, заставив того призадуматься.
- Одну минуточку Дорок, я скоро. – Поднявшись, Залем спешно покинул залу.
**********************************************************************
- Поисковиков ко мне! Живо! Где этот Лоренс? В приёмную всех! – Будет исполнено Верховный маг, поклонившись, ответил слуга и тут же быстро удалился.
Залем был обескуражен наглостью юного парня, но в то же время обеспокоен. Возможно, это не тот, кого они ищут. «Поисковик» не реагирует на него… Вполне возможно его люди могли и упустить настоящего владельца артефакта. - Если парень не врёт, а ему нужно отдать должное хотя бы по тому, как он держится, то… то придётся начинать поиски заново. – Залем был в ярости.
- Вызывали Ваше Сиятельство? – Учтиво поклонившись, спросил вошедший в помещение Лоренс.
- А ответь-ка мне дорогой Лоренс… Вы хорошенько проверили ту пещеру где обнаружили мальчишку? А? Вы всё там обшарили? Там точно кроме его никого не было?
Весь вид взбешённого Верховного мага говорил о том, что он готов буквально взглядом испепелить ответчика.
- Ваше Сиятельство, там…. Там кроме умирающего дракона, - Лоренс уже и сам сомневаясь, слегка запнулся на полуслове. - Думаю, никого больше не было. Я готов в этом, поклясться. – Склонив голову вполне уже уверенно ответил Лоренс.
- Так ты думаешь, или там точно никого не было?! – Скалясь спросил верховный маг.
- Ваше Сиятельство, дракон всё ещё был жив и мог запросто убить всех нас. Сами понимаете, против драконов мы бессильны. Мы не хотели рисковать, да к тому же мальчишка мог сбежать вступи мы в схватку с драконом. Кажется, именно он напал на нас в том в ущелье. Я же докладывал Вам Ваше Сиятельство. Но мы его ранили, почти убили, Ваше Сиятельство. Нет, там точно никого больше не было.
- А его рюкзак вы осматривали?
- Да, но там кроме пары вяленых кусков мяса ничего не было.
- Идиоты, я же предупредил вас ничего без меня не трогать! – Злобно прошипел Залем.
- Но это, Маркус. Я не успел остановить его. А что случилось? – Оправдался Лоренс.
- Что-что! Я же сказал, что на рюкзаке может стоять защита! Идиоты! Где вы нашли мальчишку?
Мальчишка вышел именно из логова раненого дракона. – Лоренс учтиво склонил свою голову.
Эти слова, заставили Верховного мага на мгновение задуматься.
- Хорошо Лоренс, можете идти. – Раздражённо велел Залем.
*****************************************************************
В тот раз, пожалуй, был последний и относительно нормальный разговор с Залемом. Дальше Дорока ожидали пытки. Настоящие средневековые пытки. Помня художественные книги о Земной истории, о не человеческих зверствах, творимых с заключёнными в казематах, он вдоволь смог убедиться, как говориться на «собственной шкуре».
Парня пытали по-всякому. И вздымали на дыбу, и кололи иглами, вгоняя их под ногти, жгли калёным железом. Он никогда бы не выдержал подобного, но в этом «виновато» было тело былого Дорока. Хотя, тело тут не причём, просто обменявшись с душами, парень (бывший Тимофей) стал менее восприимчивым к боли. В тот раз (сразу же после падения со скалы прежнего Дорока), душа покинула изувеченное тело. Душа Тимофея вселяясь в «подарок» теперь почему-то совершенно не ощущала никакой боли. Новому владельцу, даже ощущения самого тела и то пришло не сразу. Когда Тимофей спустя какое-то время наконец пришел в себя, и осознал факт обмена, тётушка Ванесса на его вопрос почему он не чествует боли (хотя всё время только и слышит причитания о том, что он сильно разбился), ответила, что нужно время и чувствительность вернётся. Вернётся и что, в этом виноваты обширные травмы, которые Дорок получил от падения. Может, оно именно так оно и было, но парень теперь был просо безумно рад тому, что имеет силы терпеть подобное. Он просто-напросто мог управлять болью, отключая её.
Изуверские пытки продолжались очень долго, настолько долго, что Дорок давно уже потерял счёт не только суткам, но, наверное, уже и месяцам, находясь в застенках проклятых краснокожих магов. Не, ему не давали умереть. Нет. Если наносимые травмы оказывались настолько серьёзными и грозили прикончить тело эльфа, то его лечили всё те же трижды клятые маги.
Залем прекрасно понимал, что для того, чтобы заполучить артефакт просто убить юношу не получится. Вполне возможно, тот и блефовал, утверждая, что руна «Последний подарок» активна. Проверить этот факт Залем никак не мог. Не помог даже приглашенный по такому случаю так называемый – «Видящий», а потому игнорировать утверждение мальчишки было не в его власти. Он не смел. За возможную оплошность, Повелитель просто испепелит его и уничтожит всё его семейство, вплоть до седьмого колена, и Залем хорошо понимал это.
Дорока нещадно мучали, пытаясь всячески заставить вернуть артефакт. Вот только это совершенно не устраивало его. Парня по любому убьют. Даже если он вернет им эту вещицу, один чёрт его убьют. Дорок, магам не нужен. Нет. А подобные обещания и клятвы, как и в бывшем его мире ни стоят и гроша ломанного. Потому он упрямо терпел и отвечал, что артефакта у него нет.
Дороку, даже однажды поочерёдно отрубили все пальцы на руках, а спустя день и на ногах. Юноша искренне удивился тому факту, что всё ЭТО, маги сумели вернуть ему, отрастив потерянные конечности вновь, и всего-то за какие-то пару суток. Вопрос – зачем тогда нужно было рубить? Для чего? При пытках, всякий раз присутствовал сам Залем. Он, к примеру, с безумством смотрел на страдания юноши. Хищно оскалившись, наблюдая за тем, как тому вгоняли раскалённые стержни в тело. Но результатов не было…
- Ну, зачем ты так страдаешь? Для чего ты терпишь? Почему ты не кричишь? А? Кричи! Кричи! – Залем заставлял магов больнее ковырять раны. - Ты ведь понимаешь, что тебе не жить. А?! Понимаешь?! – Залем подошёл к дыбе и рукой приподнял безвольно висевшую голову Дорока.
- Ну же, Дорок! Верни артефакт и всё это закончится! Обещаю, ты умрёшь мгновенно и даже ничего не почувствуешь!
Подняв на него глаза, Дорок, смачно харкнув кровью, сплюнул в лицо мага.
- Тварь! Ах ты ж тварь! Тварь - ушастая! Пытать его! Пытать! - Исказив гримасой непомерной злобы лицо, прорычал Верховный маг.
После подобного истязания Дорока качественно перешли на совершенно иной уровень. Это было нечто. Кажется, даже в Земной литературе про пытки нацистов, он не читал подобного.
Хоть и умел Дорок отключаться от боли, но всё-таки не до конца. Чтобы не сойти с ума, юноша постоянно отвлекал себя, вспоминая картины из прошлого. Вспоминал свою Земную семью. Кстати, он заметил, что после того, как познакомился с артефактом и неоднократно попользовался им, вставляя себе в глазницу этот самый «Глаз Дракона», память о былой Земной жизни стала фрагментами возвращаться. Вспоминал и здешних, «новых» для него родителей. Как это не странно, но воспоминания былого Дорока тоже никуда не исчезли, а потому здешних родителей тоже было безумно жаль. Все эти воспоминания отвлекали от бесконечных пыток. Это помогало, но отчасти. Полностью абстрагироваться от того, что с его телом творили было просто невозможно. Дорок страдал, но терпел.
В огромном зале, обставленном с особым изыском и богатым убранством, на троне сидел сам Повелитель. В момент, когда вошел Залем, вертикальные чёрные зрачки его золотистых глаз на миг полыхнули ярким свечением. Повелитель словно мгновенно просканировал вошедшего.
- Ну, что скажешь Залем? Есть какие-нибудь успехи? Что-нибудь удалось выяснить?
- К великому сожалению, пока нет, мой Повелитель, но мы усердно стараемся. – Учтиво склонив голову, ответил тот.
Что сказал Шааш? Ведь вы приглашали его, так ведь?
- Да мой повелитель. Мы исполнили Ваш приказ. – Залем опустил свой взгляд.
- Хм. Почему ты не смотришь мне в глаза? Не хочешь ли ты сказать то, что Шааш не смог заглянуть в мысли этого щенка? Его услуги очень дорого обходятся. Напоминаю, я уже давно просил тебя найти для наших нужд хорошего «Видящего». И что, нашли?
- Увы, пока нет. Мой повелитель. Почти все, кого мы находили, либо просто шарлатаны, либо слишком слабы для подобных целей.
- Понятно… Ну так что же сказал Шааш?
- Мой Повелитель, Шааш уверен в том, что мальчишка не лжёт. Но он не смог глубоко проникнуть в его разум. Так же Шааш не смог достоверно определить активна руна «Прощальный подарок» или нет, что обнаружена на ранце, который был у Дорока. Мальчишка утверждает, что она активна…
– Хм, это ещё почему? Почему не смог выяснить? Как так, ведь Шааш лучший в своём деле! – искренне удивился Повелитель.
- Шааш всего лишь «Видящий», но не артефактов. Лишь только сильный артефактор способен различать начертания руны и наносить их на вещи. Хочу заметить, мой Повелитель, что последний наш артефактор был Вами изгнан за прямое неповиновение, мой Повелитель. – Залем исподлобья аккуратно глянул за реакцией своего хозяина и продолжил: - Шааш говорит, что с мальчишкой что-то не так. Он либо глуп как пустая бочка, либо… Я не знаю, как выразиться…
-А ты попробуй, попробуй, я пойму. – С плохо скрываемым на лице раздражением, напомнившим инцидент с непокорным артефактором, прорычал Повелитель.
- Мой Повелитель, Шааш…Кхе-кхе – Залем закашлялся, не зная, как и сказать.
– Ну-у! Я жду, говори, как есть! – прорычал Повелитель.
- Мой Повелитель Шааш сказал, что это ему не под силу. Он не смог заглянуть в его мысли… - Облегчённо выпалил Залем.
На какое-то время в тронном зале повисла полная тишина. Со стороны могло даже показаться, что воздух в помещении невероятным образом сгустился настолько, что наступил мрак как в склепе. Залема начал бить мелкий озноб. Он прекрасно понимал, что это означает, ведь Повелитель был не просто Великий маг, он ещё и владел магией мёртвых.
- Что это значит не смог с ним справиться? Ты же сам говорил, что мальчишка полностью пустой! Он – «Бездарь»! Так? Кстати, как там его зовут, кажется, ты говорил - Дорок. Так?
- Да мой Повелитель, это так. И он действительно не имеет и крохи магии. Такое несмотря на то, что детей, точнее их родителей держат на мезонитовых рудниках, к сожалению, бывает. Очень редко, но бывает. Парнишка пуст.
- Тогда почему Шааш не смог заглянуть в него? Почему?! Как такое возможно?! – Выходя из себя прорычал Повелитель?
Залем понимал, что вот-вот и решится вопрос: - жить ему дальше или нет… Оставит Залема вместе с этим проклятым мальчишкой Повелитель сегодня живым или нет. Нужно было что-то предпринять…
- Мой Повелитель. – Низко склонив голову, наконец-таки решился Залем. – Повелитель, есть шанс договориться с мальчишкой и выменять у него «Глаз Дракона на что-нибудь. Он ещё юн и просто не представляет себе цену того артефакта.
- Хм, и на что же ты хочешь выменять у нег, чем ты хочешь заинтересовать его? Ты же сказал, что никакие пытки не смогли заставить того сознаться. Так может ты просто обманулся сам?! Может ты не того поймал? А! И теперь боишься сознаться в этом?
- Повелитель, группа моих сильнейших следопытов с самого начала вела мальчишку. Ошибка просто исключена. Это именно он. Тем более не понятно, как он смог выйти из логова дракона – «Хранителя» живым. Такого никогда не было. Даже мои бойцы не сумели убить дракона, они его только ранили.
- Ранили?! Ты сказал дракон ранен? – Искренне удивился Повелитель.
- Да мой Повелитель. Дракон ранен. Насколько серьезно не известно. Будем надеяться, что он скоро сдохнет. Во всяком случае на это намекает огромны кровавый след, тянущийся от пролома стены в его логово.
- Ну ладно, хорошо. Сдохнет так будет только нам лучше. Продолжай, так чем ты хочешь заинтересовать этого Дорока?
- Мой Повелитель, я хочу сотворить иллюзию кого-нибудь из его близких. До разрушения посёлка мне удалось у местных гоблинов узнать всё о пленниках. У Дорока были отец и мать, но больше всего он почему-то контактировал со своей так называемой «тётей Ванессой».
Наш человек в своё время скрытно перепроверил всё население посёлка на предмет магии. И да, забыл. Простите мой Повелитель. В связи с этим случаем… В связи с обнаружением артефакта. – Тут же поправился Залем. – В общем, ваш приказ выполнен. Поселение полностью уничтожено. Теперь гоблины не только лишились мезонитового рудника, но они также больше не смогут «водить нас за нос», они больше не будут поставлять одарённых нашим конкурентам из государства хумансов.
- Так-так, хорошо. Молодец. Продолжай. Что там на счёт твоей затеи по Дороку?
- Повелитель…. – Залем продолжил рассказ своих планов.

Но всё — это, даже безумно жестокое и плохое, всё равно когда-нибудь кончается. Очнулся парень, когда его изорванное тело волокли в лазарет. Видимо изверги костоломы, хорошо потрудились над ним, поскольку на восстановление тела юноши ушла целая неделя.
Пришел в себя Дорок как обычно в своей камере. Но на этот раз, на удивление, он был вымыт и свеж. Свое тело Дорок ощущал буквально как новенькое. Ничего даже и близко не напоминало о том, что его не так давно, буквально рвали на части и нещадно жгли огнем. Ни шрамов, ни даже царапинок на теле уже не было.
Парню вспомнился маленький дракон…. «Где он? Что с ним?» То, что он жив это очевидно, поскольку жив и Дорок. - Наверно дракончик тоже страдает в одиночестве, а может он и голоден? Хотя нет, он всё же дракон. Думаю, он всё-таки уже способен себя прокормить, хотя и мал.
От подобных мыслей юношу неожиданно оторвал скрип открывающейся двери.
– Подымайся и живо пошёл за мной! Тебя ожидает Залем. – Снизошёл до пояснения краснокожий верзила. Тот самый здоровяк, который обычно толком не оправившегося он предыдущих травм волоком за волосы и таскал юношу к экзекуторам на допросы. Хотя, на этот раз, он почему-то был даже без фартука. Этот самый кожаный фартук, обычно в следах крови Дорока, стал уже неотъемлемым атрибутом одежды красномордого. – К чему бы всё это? – Закралась мысль у Дорока.
- Что плохо доходит? Соскучился по «ласкам»? Быстро вскочил и бегом за мной! – Рявкнул верзила. Дорок не стал испытывать судьбу и молча поднявшись, поспешил за палачом.
Лестница вела куда-то наверх, хотя последнее время Дорока таскали только вниз. За проведённое в казематах время юноша понятное дело - ослаб, а потому едва поспевал за краснокожим. По поводу того, что на парне чистая одежда, и он, как это не странно - свеж, да к тому же цел как огурчик, мысли имелись разные. Во-первых: – Возможно, меня банально ведут на казнь… Надоело им всё, вот и решили они, так сказать, поставить на мне «жирную точку». А может Залем в очередной раз что-то там придумал и решил меня чем-то удивить? Во-вторых: - Может, решил попробовать всё-таки договорится? Возможно…- Думая над своей судьбой, Дорок и не заметил, как они зашли в просторный зал. Зал был просто огромен. Странно, но в мыслях не укладывалось как подобное можно сделать, казалось бы, в не особо широкой башне. Огромные окна-витражи по всей окружности украшали зал. От созерцания этого великолепия парня оторвал окрик:
- Дорок! Как ты себя чувствуешь? Вижу, мои лекари хорошо постарались. Ты хорошо выглядишь! Присаживайся, у нас есть о чём поговорить… - Оскалившись, Залем даже пытался изобразить подобие улыбки.
Дорок присел на удобное кресло. Весь вид мага говорил о том, что он действительно задумал нечто, чего раньше не было. То, что его пытать и уж тем более убивать и не собираются, было понятно по тому, как место для смерти явно выбрано не самое подходящее. Уж слишком дорого обойдётся чистка всего, что тут имеется от его крови. Один только ковёр под ногами, чего стоит.
- Где я? Что это за помещение? Куда меня привели? Что тебе от меня надо? – Юноша был очень взволнован. Напуган? Нет! Нет ему было очень любопытно. Дорок никогда еще не видел ничего подобного.
- Ты… Мм… В общем, можно так сказать, ты находишься в моей личной лаборатории. Но это не важно. Есть куда более интересная тема чем обсуждать моё пристрастие и эту замечательную лабораторию. – Глаза Залема злобно полыхнули.
- Дорок, я тут подумал, зачем мне тебя мучить? Для чего? Как я понял, ты совершенно не ценишь свою жизнь и тело. Хм, что ты скажешь на то, что, если я стану пытать твоих близких, а? Как тебе такое? А? Жалко тебе будет, к примеру, скажем: - твою тётушку? А? Ванесса её кажется, зовут?! Так ведь? - Залем скорчил довольную рожицу.
Дорок обомлел…. Откуда он может знать, что тётушку и правда зовут… Постой! Так ведь она погибла! Погибла под завалом, как и вся моя семья. Красномордый не может этого знать! – Мелькнула мысль.
- Хм, что задумался? Удивлён? – Залем дважды хлопнул в ладоши и в зал ввели тётушку Ванессу.
Первое что юноша ощутил — это искренне удивление. Он, конечно, был очень рад видеть свою тётушку живой и невредимой, как и свою мать. Странно всё это… Тётушка была одета в ту одежду, которую ввиду не большого выбора, она почти постоянно и носила. А ещё, как показалось Дороку, она странным образом будто бы помолодела малость.
Первым и страстным желанием было бросится к ней и крепко на крепко прижаться к ней, как некогда наиболее близкому ему человеку. Дорок уставился на неё и всё никак не мог понять в чём тут подвох…
Тётушка стояла молча, ни слова, не произнося и похоже, что не особо даже была рада видеть своего племянника. «Она словно не живая… Хотя нет…Она же шевелится». «Закралась мысль, что это не она… Не его тётушка это. Это – иллюзия…. Ну не может же родная тётя просто так равнодушно стоять и не кинуться обнимать своего любимого племянника. Тем более этому ей никто и не препятствовал…
- Уведите её! – Видимо догадавшись о подозрениях юноши, скомандовал Залем, и тётушка так же безропотно, будто кукла, покинула зал, даже не глянув сторону Дорока.
- Ну, так ты что скажешь на то, что мы малость помучаем твою тётю? Или ты желаешь увидеть мать? А может, отца больше ценишь? А Дорок? Могу устроить и это… Хочешь присутствовать при пытках? Что, даже сердце не дрогнет?! Ну, ты и чёрствый. Да ты Дорок, ведь просто какая-то - тварь бессердечная!
- Хватит ломать комедию! Это иллюзии! Думаете, я дурак? Надеешься, что твой наивный фокус «прокатит»? Говори, чего хотел или продолжай своё грязное дело… Сучара ты еб…ная! – Грязно по Земному выругался Дорок.
- А вот это конструктивный разговор! – Сотворив хищную улыбку, Залем указав рукой на ранец, сказал: - открой его Дорок. Ну! Просто покажи, что там лежит. Если там действительно как ты говоришь, нет артефакта, то пойдёшь на все четыре стороны, а я ещё возмещу, так сказать, убытки за материальный и моральный ущерб. – Он опять попытался сделать улыбку.
Мысли вихрем проносились в голове Дорока. Он искал выход из ситуации понимая, что развязка уже близко и пора что-то делать. Дальше терпеть издевательства у него сил просто не было.
- Ну так что, покажешь, что там лежит? Если там нет ничего противозаконного или того, что принадлежит империи, я поклянусь на алтаре кровью и отпущу тебя богатым. Всё по-честному Дорок. Клятва на алтаре серьёзное дело, надеюсь, это ты понимаешь?
- Можно? – юноша указал рукой, по направлению лежащего на столе ранца. В мыслях пока не до конца, но уже конкретно сформировалась мысль как ему быть дальше. Вариант – первый и самый решительный и смертельно опасный. А это - схватить свою глефу (она вместе с ножом лежала как раз-таки рядышком с ранцем), затем стремительным броском (как его этому учил отец), перекатом оказаться у самого брюха мага, и пронзить его насквозь. Вариант второй… и тут его взгляд случайно скользнул по большому зеркалу, стоявшему чуть левее стола. Дорок обомлел. На его смотрело измождённое лицо седого юноши, своим видом больше напоминавшего раннего старца, но вне сомнений — это было его отражение.
– Твари! Что же они со мной сделали! Суки! Падлы! – Дорок уже был готов воплотить свою мысль с первым вариантом, как вдруг красивый витраж огромного окна, с невероятным грохотом и звоном разлетелся осколками.
Что-то неуловимое, молний скользнув, ворвалось в зал и мгновенно оказалось у самого Залема. Тот даже и вякнуть не успел, как мощные челюсти дракона сомкнулись на его шее…
Дороку ни в жизнь не забыть тех глаз, которые с таким трепетом и страхом смотрели на юношу в момент, когда мама - дракон, отстранив от себя своего детёныша, велела тому верой и правдой служить мне. И вот, это «зубастое чудо», виляя совсем уже не хвостиком, а хвостом пытаясь изобразить весьма зубастую улыбку, преданно смотрело на парня.
- Хозяин! Я вернулся! Я спас тебя. Ты свободен хозяин!

Yugri
Сообщения: 387
Зарегистрирован: 21 янв 2018, 04:25
Благодарил (а): 732 раза
Поблагодарили: 149 раз

Бездарь.

Сообщение Yugri »

+1

Аватара пользователя
valerman
Сообщения: 267
Зарегистрирован: 07 дек 2019, 18:17
Откуда: Электросталь Московской
Благодарил (а): 837 раз
Поблагодарили: 431 раз

Бездарь.

Сообщение valerman »

:clap: Трудись... Вполне читаемо!
На исходе века... Взял и ниспроверг
Злого человека Добрый человек
Из гранатомёта ШЛЁП ЕГО КОЗЛА
стало быть добро-то посильнее зла

myunhenyuri
Сообщения: 33
Зарегистрирован: 25 дек 2017, 14:55
Благодарил (а): 556 раз
Поблагодарили: 669 раз

Бездарь.

Сообщение myunhenyuri »

Продолжайте творить

Аватара пользователя
rothmans
Сообщения: 1206
Зарегистрирован: 14 май 2015, 11:17
Откуда: Новомосковск
Благодарил (а): 262 раза
Поблагодарили: 2601 раз

Бездарь.

Сообщение rothmans »

Мне зашло

Helgi
Сообщения: 294
Зарегистрирован: 04 ноя 2013, 05:07
Благодарил (а): 19 раз
Поблагодарили: 80 раз

Бездарь.

Сообщение Helgi »

Тётушка Дорока – Ванесса, была «Великая целительница»...............................

Соседка тётушка Ванесса владела всего лишь задатками магии «Жизни», но даже тех её крох хватило Дороку, чтобы спустя, казалось бы, бесконечное количество лечебных сеансов потихоньку восстановиться и уверенно встать на ноги.

очень сырой текст

Vaiper77
Сообщения: 174
Зарегистрирован: 22 сен 2018, 16:08
Благодарил (а): 1929 раз
Поблагодарили: 415 раз

Бездарь.

Сообщение Vaiper77 »

Ждемс продолжения :clap:

ingvar
Сообщения: 32
Зарегистрирован: 07 фев 2020, 11:05
Благодарил (а): 125 раз
Поблагодарили: 81 раз

Бездарь.

Сообщение ingvar »

Где прода??

Yugri
Сообщения: 387
Зарегистрирован: 21 янв 2018, 04:25
Благодарил (а): 732 раза
Поблагодарили: 149 раз

Бездарь.

Сообщение Yugri »

ingvar писал(а):
29 май 2023, 12:17
Где прода??
+1

Аватара пользователя
brecers
Сообщения: 432
Зарегистрирован: 09 авг 2018, 08:56
Откуда: Калининград
Благодарил (а): 297 раз
Поблагодарили: 169 раз

Бездарь.

Сообщение brecers »

Подождите немного ))), я ведь написал о том что всего лишь пробую писать в новом для меня жанре. Вторая часть пишется, не очень быстро.

Yugri
Сообщения: 387
Зарегистрирован: 21 янв 2018, 04:25
Благодарил (а): 732 раза
Поблагодарили: 149 раз

Бездарь.

Сообщение Yugri »

мы еще ждем-с

Аватара пользователя
brecers
Сообщения: 432
Зарегистрирован: 09 авг 2018, 08:56
Откуда: Калининград
Благодарил (а): 297 раз
Поблагодарили: 169 раз

Бездарь.

Сообщение brecers »

Ребята вы меня простите но все не так быстро.... Но продолжение точно будет. Заминка в том что сгорел жёсткий диск а там все наработки.

Yugri
Сообщения: 387
Зарегистрирован: 21 янв 2018, 04:25
Благодарил (а): 732 раза
Поблагодарили: 149 раз

Бездарь.

Сообщение Yugri »

пичалька :mad:

Аватара пользователя
brecers
Сообщения: 432
Зарегистрирован: 09 авг 2018, 08:56
Откуда: Калининград
Благодарил (а): 297 раз
Поблагодарили: 169 раз

Бездарь.

Сообщение brecers »

Буду стараться всё вспомнить и написать, но к сожалению как говорят беда не приходит одна. Срочно ищу жильё (дом) нужно перебираться поближе к цивилизации, необходим уход за больным (заболел близкий мне человек). Вот теперь забот прибавилось Но я справлюсь.

Ответить

Вернуться в «brecers»